Страх при этом вовсе не означает какого-то угнетения ребенка, но означает подлинное понимание ребенком того, что наказание за проступок неотвратимо. 3 страница



Примерно так же происходит изменение обучаемости по тракту речи, но кривая изменения обучаемости по тракту речи будет всегда лежать выше, чем кривая обучаемости по тракту слуха.

Снижение обучаемости по тракту моторных (двигательных) реакций будет происходить позже, чем по тракту слуха. Но зато само снижение происходит быстрее и после освоения всей основной гаммы движений степень обучаемости становится достаточно малой, если, например, ребенка не приучают к спорту (физкультуре), т.е. к расширению диапазона использования тонких движений, о чем говорилось выше. Напротив систематические занятия физической культурой стимулирует освоение новых движений и поддерживает обучаемость по моторному тракту на высоком уровне, что важно для предотвращения формирования фрустрационных комплексов вследствие несовершенства владения собственным телом.

Основной спад обучаемости происходит, как представляется, к 5-7 годам, когда в основном завершается формирование “полей символов” информации по всем трактам, и ребенок в основном овладевает свободно речью, управлением своего тела и так далее. К этому моменту формируется, в основном, набор потребностей, что определяет и сферы интересов.

Поскольку набор и “диапазон” потребностей определяет во многом дальнейшую судьбу ребенка, то отсюда еще раз следует сделать вывод, насколько важно в процессе воспитания сформировать у ребенка в раннем детстве максимально широкий диапазон социально важных потребностей. Насколько важно исключить (т.е. “воспитать” соответствующие фрустрационные зоны или комплексы) формирование асоциальных потребностей. Но все-таки самым важным при этом является формирование и поддержание на высоком уровне актуализации потребности в информации.

В дальнейшем снижение обучаемости происходит значительно медленнее, поскольку появляются принципиально новые источники информации (чтение книг, занятия спортом и т.п.). Тем не менее, если не предпринимается каких-либо специальных мер по информационному наполнению памяти ребенка, уровень обучаемости продолжает, пусть медленно, снижаться. Все это является, в целом, обычным процессом и отражено на графике.

Безусловно, это только характер качественного изменения степени обучаемости каждого человека, отражающий только общие тенденции таких изменений. Тем не менее, уровень, на котором существенно замедлится снижение обучаемости индивида по какому-либо тракту, будет отражать “последствия” воспитания.

Чем больше (меньше) будет уделено внимания ребенку на соответствующем этапе его жизни с учетом того или иного воздействия на соответствующий тракт, тем выше (ниже) будет степень обучаемости по этому тракту в зрелом возрасте. Иначе говоря, чем сильнее (слабее) оказывают свое влияние разнообразные условия психической депривации, тем слабее (сильнее) снижается стремление получать новые порции информации.

Если родители активно поддерживают и стимулируют развитие потребности в информации у ребенка (а усвоение всего нового - действий, передвижений, знакомство с предметами и с самим собой и так далее с расширением диапазона познаваемого - это и есть удовлетворение потребности в информации), то снижение обучаемости будет меньше, чем в иных случаях. Стабилизация обучаемости произойдет на более высоком уровне.

Во всех случаях при естественном ходе этого процесса обучаемость снижается до какого-то минимального значения и в течение практически всей остальной жизни убывает относительно мало, что говорит о возможности и практической необходимости для человека учиться всю жизнь. Тот уровень, на котором “остановится” спад степени обучаемости, и будет характеризовать уровень способностей человека в течение всей жизни.

Таким образом, обучаемость характеризует некоторый итог процесса воспитания ребенка. Именно это и имел в виду академик Таболин, когда говорил о потенциальных возможностях только что родившегося ребенка.

Однако следует обратить внимание и на то обстоятельство, что снижение степени обучаемости в разных трактах восприятия внешней информации может происходить непропорционально, если иметь в виду разные области его деятельности, к которым приучают ребенка его воспитатели, обращая внимание только на некоторые стороны процесса воспитания. Причин, по которым по-разному происходит снижение обучаемости человека в разных областях деятельности, много, и они, вообще говоря, понятны. Человек в самом общем случае не может быть универсалом во всех областях. Но есть и иные причины - психологического характера, заключающиеся в наличии определенных фрустрационных зон, о существовании которых выше неоднократно упоминалось.

С точки зрения обучаемости следует сказать, что человек учится всему - добру и злу, хорошему и плохому, позитивному и негативному. Поэтому есть смысл подробнее рассмотреть, что такое фрустрация и, как ее производное, - фрустрационные зоны (комплексы).

“Фрустрация - психическое состояние, возникающее вследствие реальной или воображаемой помехи, препятствующей достижению цели. Проявляется в ощущениях гнетущего напряжения, тревожности, отчаяния, гнева и др. Сила фрустрации зависит от степени значимости блокируемого поведения и субъективной “близости” достижения цели” (“Краткий психологический словарь”, М., ИПЛ, 1985 г., стр. 381).

Далее в статье словаря много говорится о различных негативных последствиях действия фрустрации. Мне представляется такое определение неполным. Дело все в том, что фрустрацию следует рассматривать только как некоторое психологическое действие разума, которое удерживает индивида от самых различных действий. В определенном смысле это значительно шире, чем определено в словаре.

Например, одна из причин, почему многие люди не воруют, заключается в том, что в них в определенной степени действует фрустрационный комплекс (как предупреждение) боязни последующего неизбежного наказания за правонарушение. Только те люди, у которых нет потребности (она не сформирована) легкой наживы, истинно честные в этом отношении.

Иной пример: альпинисты, у которых будет наличествовать фрустрационный комплекс боязни высоты хотя бы в минимальной степени, выше Эльбруса никогда не поднимутся, хотя и на Эльбрус подняться непросто.

Вот почему в Библии очень многие заповеди излагаются так, чтобы у человека сформировались хотя бы фрустрационные комплексы: не укради, не прелюбодействуй и т.д. Правда, мы уже видели, направлены эти заповеди, в первую очередь, на создание условий исключения формирования “черных” мыслеформ (как своих, так и чужих).

Вообще говоря, определенные фрустрационные комплексы, специально формируемые у воспитуемых, получили и специальные названия: совесть, этикет, моральные законы и так далее. Таким образом, фрустрационные комплексы - это такое же универсальное “оружие” воспитателя, как и формирование комплекса потребностей.

Однобокое рассмотрение функции фрустрации не позволяло увидеть многие ошибки воспитания. Эти ошибки возникают тогда, когда воспитатель неверными действиями формирует фрустрационные комплексы “боязни высоты” (решения трудных задач, так как он всегда их решает за воспитуемого).

Эти комплексы возникают и тогда, когда педагог создает условия “простоты решения”, в результате чего объект воспитания будет стремиться все решать наиболее простым и доступным путем. Все это может оказаться в отдельных случаях просто трагическим.

Следовательно, фрустрационный комплекс имеет не только отрицательное значение для личности, но и может нести мощное положительное значение. Теперь рассмотрим понятие “образование”.

“Образование - процесс и результат усвоения систематических знаний, умений и навыков; необходимое условие подготовки человека к жизни и труду. Основной путь получения образования - обучение в учебных заведениях, где оно тесно связано с воспитанием. Большое значение в образовании имеют саморазвитие, культурно-просветительские учреждения, участие в общественно-трудовой деятельности” (“Советский энциклопедический словарь”, М., изд. “Советская энциклопедия”, 1983 г., стр. 907).

Чтобы понять догматичность этого определения, вдумайтесь в глубокую семантическую разницу двух процессов: “получил образование” и “прошел учебу”.

Видно, что второе - это итог процесса запоминания, а первое - итог определенной работы индивида, связанной не столько с самим запоминанием, сколько с усвоением знаний.

Следовательно, образование не может быть получено в ходе запоминания, усвоения, т.е. в процессе учебы, но только в ходе работы по исследованию определенных связей в изучаемой области знаний, постижения определенных законов. Иначе говоря, образование без участия действия потребности в информации порядка выше первого (согласно онтогенетическому дереву потребностей) не может быть получено, так как превращается в процесс обучения, основанному на механизме запоминания. В этом случае полученные знания не помогают, как правило, в жизни, а иногда и вовсе мешают.

В этой связи хочется остановиться на принципиальной разнице этих двух подходов, чтобы ярче высветить данную мысль. Знания, получаемые в итоге обучения, т.е. запоминания, всегда создают определенный фрустрационный комплекс, связанный с боязнью как-то иначе применить полученные знания, навыки и умения. Человеку действительно в самом прямом смысле очень трудно и очень страшно выйти за рамки известного, в чем-то привычного.

Образование, полученное как результат “погашения” потребности в информации (это возможно лишь при самостоятельной работе индивида), дает в “руки” индивида не только знания в конкретной области. Это не главное. Знания, полученные в процессе образования, создают условия для дальнейшего расширения области знаний, причем не только и не столько в основной области знаний.

“Погашение” потребности в информации усиливает действие “психического сенсора”, “включающего” эту потребность снова и снова, и приводит к более сильной актуализации этой потребности в дальнейшем. Это и есть самое важное в организации процесса образования. Необходимо не просто самообразование, но сформированная актуальная потребность в информации высшего порядка.

Поэтому подлинное образование заключается не в том, сколько человек усвоил (запомнил), а в том, насколько он стал способнее разбираться в тех или иных явлениях, насколько шире он стал понимать и представлять. Подлинное образование, наконец, состоит в том, насколько сильно актуализирована у индивида потребность в информации.

Системы образования могут быть организованы по тому или иному принципу (обучение или образование). Например, наша отечественная система (по крайней мере, институтского уровня) была ранее организована именно по принципу образовательному, т.е. профессорско-преподавательский состав стремился научить студентов мыслить, что возможно только при самостоятельной работе студентов.

Как итоговый вывод по данному вопросу следует сказать, что правильно организованное образование, построенное на “погашении” потребности в информации высшего порядка, развивает способности человека. Образование, построенное на принципах обучения, губит способности человека.

В этой связи следует особо подчеркнуть, что распространившиеся за последние десятилетия методики обучения на основе тестирования с использованием персональных вычислительных машин ничего, кроме особо сильного вреда развитию способностей у учащегося, не могут дать. Методики тестирования резко сокращают диапазон дифференциальной составляющей. Знания в этом случае сугубо детерминированы, запрограммированы, т.е. однозначны, без содержания дифференциальных компонентов, необходимых для развития. Такие формы “образования” не просто ограничивают возможность развития интеллектуального мышления, но и перекрывают возможность формирования потребности творческого подхода к решению задачи.

Однако сделаю оговорку, что все-таки существуют определенные формы человеческой деятельности, где творческий подход противопоказан (подготовка пилота, обучение профессиям, скажем, станочника и т.п.), но и в этих случаях всегда требуется наличие интеллектуального решения. Следовательно, и в этих случаях обучение на основе тестов нецелесообразно. Это допустимо только и исключительно в тех случаях, когда никакие отступления от принятых правил недопустимы. Примером этому являются правила дорожного движения или таблица умножения.

Теперь более или менее прояснились задачи воспитания.

Они заключаются в формировании определенной структуры потребностей. Главнейшей из всех потребностей является потребность в информации. Другой компонент целей воспитания состоит в создании определенной структуры фрустрационных комплексов, наличие которых не позволит актуализироваться таким потребностям, которые противоречат морали общества, законам государства, библейским заповедям.

Более того, в случае наличия таких “охранных” фрустрационных комплексов сами потребности, даже возникнув, не смогут актуализироваться, и это сначала войдет в привычку, а затем станут подлинной нормой жизни.

6. ТАЛАНТЫ И ГЕНИИ

Завершая анализ свойств обучаемости человека, необходимо сказать еще об одной особенности изменения этих свойств от времени жизни субъекта.

В данном случае речь пойдет о талантливости и гениальности. Отличие людей этого типа от остальных состоит в том, что эти люди сами создают новую информацию в процессе своей деятельности, благодаря чему они осуществляют реализацию процесса самообразования, наиболее действенному механизму получения новых знаний. В этом случае выявляются наиболее сильно дифференциальные компоненты функции отражения.

Кроме того, у них не может сильно снижаться степень обучаемости как раз в силу того, что, удовлетворяя свою особо развитую потребность в информации, такие люди повышают в большинстве случаев степень своей обучаемости. Это означает, что у таких людей обучаемость, достигнув определенного минимума в раннем возрасте, в зрелом возрасте начинает вновь расти. Разница в степени роста обучаемости позволяет условно различать талантливых и гениальных людей. У талантливых людей рост обучаемости (после семи-восьми лет от рождения), как можно полагать, происходит в несколько меньшей степени, чем у гениальных.

На рисунке 2 приведены кривые обучаемости, иллюстрирующие сказанное. Рост степени обучаемости у таких людей заключается в сильной актуализации потребности в информации высшего уровня (иногда в одной области знаний), приводящей порой к тому, что по остальным параметрам способностей они могут уступать обычным людям со средними способностями.

И опять же нельзя не согласиться со словами академика Таболина: талантливость и гениальность можно и нужно “выращивать”, воспитывать. На начальном этапе развития ребенка для этого не требуется создание каких-то особых условий. Необходимо только уважать ребенка, любить его и быть к нему внимательным и справедливым, уравновешивая доброту и наказание в раннем детстве. Без этого можно погубить любой талант, любые способности.

Во всяком случае, к ребенку с самого первого мгновения его жизни необходимо относиться как к личности. Это следует из того, что весь набор основных параметров личности он уже имеет. У него имеется какой-то набор потребностей, свои зоны фрустрации, свое представление о мире, в который он явился, свое представление о себе, хотя мы не можем спросить у него, ни как он себя чувствует, ни узнать в точности, что ему надо и так далее.

При всех условиях воспитания необходимо помнить, что из всех потребностей человека (с момента его рождения) главнейшей является потребность в информации. Причем следует всегда помнить: чем выше уровень ее актуализации (по онтогенетическому дереву потребностей), тем больше шансов сохранить гениальность или талантливость этого человека.

Нельзя приступать к воспитанию, не уважая того, кого ты собираешься воспитывать: воспитание - это всегда ответственность не столько за итог воспитания, как суммы знаний и умений, сколько ответственность за итог развития души. Уважение должно быть взаимным и не должно умалять достоинства ребенка или взрослого: мы ведь также учимся у младенцев, у маленьких детей, у подростков, у молодых людей, как и они у нас. Это, пожалуй, самый важный вывод, который следует сделать из анализа свойств личности на основе информационно-отражательной теории.

Но у талантливости и гениальности имеется и другая сторона, связанная с некоторыми особенностями устройства и работы души. Особенности эти заключаются в том, что душа конкретного (талантливого, гениального) человека в большей степени, чем у других, имеет связь с тем, что ранее обозначено как “внешний разум”, или коллективная функция отражения. Далее мы будем отдельно анализировать это явление. Сейчас же рассмотрим лишь пример, может быть, не самый характерный, но иллюстрирующий вполне конкретное влияние этого “внешнего разума” на способности человека.

“Иногда человек не обнаруживает способности к СЧВ (СЧВ - сверхчувственное восприятие. О. Ю.), пока не оказывается в положении, когда они автоматически становятся ему полезны. Интересный пример этому. Поль в течение ряда лет управлял маленьким рестораном, но ему очень хотелось заняться более интересным и приносящим удовлетворение делом. Поль был ограничен в выборе, так как не имел подготовки высшей школы.

Он стал искать руководства и совета в выборе профессии. Показал исключительно неплохой коэффициент умственных качеств и заметную способность к письму и изложению информации. Ему посоветовали пройти подготовку для овладения технической записью. Поль последовал совету, получил необходимую подготовку, хорошо выполнил первую работу. Через год он получил повышение по службе и стал членом группы, работающей в насыщенном техникой предприятии. Новая работа Поля включала и запись весьма специальных статей по технике в области физики и электроники.

К этому времени он изучил краткий курс элементарной электроники и овладел ее словарем. Несмотря на то, что Поль практически не имел научной подготовки, он в скором времени стал записывать сложные научные статьи наравне с высококвалифицированными инженерами и научными работниками. Ученые, с которыми Поль работал, считали само собой разумеющимся наличие у него хорошего научного образования. Сначала Поль не осознавал, что было нечто необычное в его быстром схватывании научных идей в статьях, которые он готовил. Он считал естественным, что постоянное общение с учеными повысило уровень его знаний.

Фирма Поля имела дело с серьезными деловыми контрактами. Однажды было намечено важное совещание с представителями правительства для обсуждения нового проекта. Это совещание должно было состояться немедленно, а двое сотрудников, чье присутствие было необходимо, находились вне города. В отчаянии вице-президент фирмы попросил присутствовать на совещании Поля.

Сначала за столом шла серьезная дискуссия, и, наконец, возникли вопросы, которые могли обсуждать только начальники Поля. Дискуссия замедлилась, и, как бы делая последнее усилие, вице-президент спросил Поля, не имеет ли он какой-либо информации по этим пунктам. Рассказ Поля о том, что случилось затем, является самым интересным. Он лично не был знаком с обсуждавшимися установками. Но почти немедленно вслед за вопросом ему показалось, что он “в своем уме” находился около установки, хотя знал, что физически сидит за столом совещания.

Поль мог ясно видеть установку. Правильные научные термины как бы текли в его голову для описания функционирования установки и ее возможностей. Поль почувствовал, что дает нужную информацию четко и бегло. Его доклад произвел прекрасное впечатление и оказался совершенно понятным. Поль нисколько не был смущен этим. Вице-президент понял, что проглядел очень талантливого молодого инженера. После совещания он выразил Полю благодарность за то, что тот выручил его из затруднительного положения и спросил, где он получил инженерное образование. Поль ответил, что у него нет ни научной степени, ни инженерного образования…


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 143; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!