Страх при этом вовсе не означает какого-то угнетения ребенка, но означает подлинное понимание ребенком того, что наказание за проступок неотвратимо. 1 страница



Хочу подчеркнуть, что наказание не должно быть унижением. Оно не должно по своей силе превосходить меры проступка. Наказание должно строго соответствовать мере проступка. Именно при выполнении этих ограничительных условий наказания тем самым воспитатель сформирует конкретный фрустрационный комплекс у ребенка.

Этот фрустрационный комплекс, формируемый как анти-потребность, будет удерживать ребенка от каких-то действий и который при этом не даст сформироваться той или иной потребности, которая могла бы подтолкнуть его к противоправным действиям, оговариваемых законами человеческого общежития.

Это, как становится очевидным, совершенно иное понимание функций и значения фрустрации. Следовательно, как итог всему сказанному об онтогенезе психики, у человека в процессе развития его души должны сформироваться все необходимые свойства, которые могут ему потребоваться в жизни, и не должны быть сформированы свойства, не принятые в данном обществе.

Корнями подобное воспитание уходит, безусловно, в основания любой религии и является механизмом, препятствующем тому или иному формированию “черных” мыслеформ.

9. “ДЕТСКИЕ СТРАХИ”

Необходимо, хотя бы коротко, сказать несколько слов о так называемых “детских страхах”, наблюдаемых в период раннего онтогенеза (в возрасте до 1,0-2,5 лет). Я уже говорил, что биопольный канал у ребенка - это принципиально необходимый ему канал обмена информацией в ранний период после рождения. Более того, этот канал во многом определяет реализацию функции импринтинга.

Именно поэтому дети видят не так и не то, что видит большинство взрослых людей. Дети видят так называемый “тонкий мир”. Они могут наблюдать структуры не только “белых”, но и “черных” мыслеформ. Видят “нечистую силу”, осколки верхних душ убиенных людей, а также их совокупности и так далее. Эти негативные образования в большом числе случаев несут не только негативную по отношению к ребенку информацию, но и негативную энергию. При этом, как уже неоднократно говорилось, негативные “представители” “тонкого мира” всегда видны как черные образования, извивающиеся, снующие вокруг нас.

Именно их “негативность” и пугает детей. Взрослые люди, давно утратившие способность видеть что-нибудь еще, кроме того, что им хочется, обычно не обращают внимания на неоправданный, по мнению взрослых, плач детей. Это очень плохо для психики детей, опасно и для их соматического и психического здоровья, поскольку “черные” мыслеформы, “сцепившись” с телом ребенка, способны “притянуть” к нему какую-нибудь “нечистую силу”.

Следовательно, взрослые должны быть внимательными к эмоциональным проявлениям своих детей. Должны уметь “снимать” с детей такие факторы, как “черные” мыслеформы. Взрослые должны научиться депривировать своих детей от подобных воздействий. В книге “Природа болезней” я рассмотрел необходимые и достаточные меры психической защиты в том числе и наших детей. Это, на мой взгляд, очень важно знать.

Первые же признаки полтергейста в семье, где есть ребенок, говорят о том, что где-то рядом “бродит” неупокоенная душа убиенного и недоброго при жизни человека. Такая душа появляется практически всегда в такой семье, в которой не все ладится, в которой общий психологический климат отсутствует или достаточно слаб. Полтергейст всегда направлен на то, чтобы разрушить ауру семьи, подавить психику членов семьи, создать благоприятный момент для вселения (реинкарнирования) этой недоброй, ущербной и ущемленной души в тело ребенка.

Поэтому к плачу и страхам детей следует относиться серьезно, не оставлять их без внимания. Лучшим средством от “нечистой силы” является молитва, например, “Отче наш”.

Хорошим средством служит и зажженная свеча вместе с молитвой, т.е. все те способы, при которых формируются “защитные” и “блокирующие” мыслеформы, которые, кстати, помогают сохранять защитную функцию обряда крещения. Кстати, именно в пламени свечи (но лучше в пламени спиртовки с высотой пламени не менее 35 мм) сгорает то, что не имеет ничего – ни цвета, ни массы, ни запаха – “нечистая сила”. В этом, в частности, заключается скрытый смысл горения свечей и лампад как в церкви, так и в жилище около икон. Так производится очищение любого помещения.

Этим самым я хочу подчеркнуть особый функциональный смысл любой религии, ее охранную для души человека функцию...

Но все-таки я прошу читателя изучить материалы книги “Природа болезней”.

Я оставляю за рамками данной работы очень многие стороны онтогенеза психики человека, поскольку не вижу возможности и целесообразности рассматривать их сейчас. Моя цель была - показать принципиально новые подходы в анализе этого процесса.


ГЛАВА 2. ЛИЧНОСТЬ КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС

1. МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ СВОЙСТВ ЛИЧНОСТИ

Возникновение и развитие понятия “личность” привело, как ни странно, к ограничению свойств человека, поскольку этим человек стал отрываться от мира живой природы. Смысл сказанного может быть изложен и несколько иначе: человек, осознав себя как высшее по уровню организации психики существо, стал присваивать себе то, что ему никак не принадлежало - уникальность, единственность, “царственность”, “божественность” в мире живой природы. Истоки этого показаны в книге “Человек и человечество. Психологические законы происхождения”. Однако если живой мир Земли и создавался Всевышним ради развития и совершенствования разума человека, это вовсе не повод считать человека царем природы.

Живая природа стала для человека некоторым инструментом, средством, объектом эксплуатации. Безусловно, животный и растительный мир воспринимает человека как высшее существо, но это, конечно, не должно означать, что человек стоит вне природы. Возникло определенное противостояние человека и природы, которое человек создал самостоятельно, по своей инициативе. Это привело в конечном итоге к тому, что человек перестал понимать и воспринимать язык живой природы, перестал воспринимать и понимать, в конечном итоге, свою зависимость от Бога.

В человеке многое возникает от воздействия внешних условий. На сегодня можно говорить, что человек является продуктом внешней среды, т.е. природы и общества. И внешняя среда во многом приобрела свойства, заложенные в нее усилиями человека.

Это означает, что живая и неживая природа во многом стала социальным фактором, существенно влияющим на психическое развитие человека с самых малых лет. В конечном итоге возникла ситуация, когда человек, созданный как элемент природы, совершенно не представляет ее – природу - в первозданном виде. Сегодня социум (общество) активно воздействует на человека и через природу.

Другим, более заметным и очевидным социальным фактором, является человеческое окружение индивида, также активно влияющее на психическое развитие человека. Мы только что рассмотрели вопросы онтогенеза психики с позиции влияния психической депривации. Метод анализа, представленный выше, показал, что психологический портрет человека – это результат действия или отсутствия действия психической депривации. В результате этого у индивида развивается вполне определенный набор (структура) потребностей различных уровней.

Формирование некоторой потребности означает, что данный человек, реализующий тем или иным образом “погашение” этой потребности, формирует необходимую функцию отражения. Это соответствует расширению (или сужению) последующих возможностей индивида. Следовательно, метод анализа на принципах исследования влияния разных форм психической депривации является единственно возможным инструментом для изучения того, что мы называем “личность”.

Воздействие социума, т.е. окружения младенца, практически полностью определяет то, каким будет потом взрослый человек. Следовательно, вроде бы получается, что в этом смысле человеку само наличие Бога для человека вроде и не требуется. Человек изначально как будто живет по принципу “реализуйся сам”. Но это только кажется. Социум, подменивший Бога для конкретного человека, сам занял место Бога. Таким образом, человеку не удалось (даже если он законченный атеист) уйти от Бога, но место Бога у такого человека занял кто-то. Это и будет предметом нашего исследования. Особое внимание этому мы уделим в последней книге (“Психологические законы религии”).

Поэтому и само определение понятия “личность” психологами дается без учета божественного предназначения человека, что, на мой взгляд, резко ограничивает психические, интеллектуальные и творческие возможности человека. Для анализа первоначально мы рассмотрим сначала то, что может и дает человеку его окружение. Затем проанализируем особые свойства личности в иных условиях.

Однако для начала рассмотрим вопрос с исторической точки зрения, т.е. попытаемся понять, почему вообще возникло понятие о личности.

“Первый известный трактат, с которого принято начинать историю психологии (иногда говорят - предысторию), “О душе”, был написан Аристотелем (384-322 гг. до н. э.). Трудно сказать, о чем в нем более говорилось, - о том, что потом стали называть “жизненной силой”, или о психологии, или о личности. Учитель Аристотеля Платон (428/427-348/347 гг. до н. э.), родоначальник идеализма, приписывал богу мысль: ничто неразумное никогда не может быть прекраснее того, что имеет ум, а ума не может быть ни в чем без души, потому бог вселил ум в душу, а душу в тело. Он же развивал учение о переселении души, причем разумную душу помещал в голову, чувственную в грудь, а низшей считал чревную душу, помещая ее в живот.

Но и Вселенную он наделял душой... но идеалистическое понимание как души того феномена, который мы теперь называем термином “личность”, существовало задолго до Платона... С идеей души связаны два понятия, влияние которых отмечается и поныне на современную психологию: понятие анимизма и гилозоизма. Хотя термин “анимизм”... введен в XYII в. немецким физиологом Г. Шаллем (1660-1734), обозначаемое им явление - одушевление либо всей природы в целом, либо отдельных ее частей - существовало со времени самых первобытных религий.

Термин “гилозоизм”... вошел в науку также в XYII в. как обозначение вещества природы, давно существовавшего ощущением и мышлением. Этого мнения придерживались крупные философы-ученые: Аристотель, Джордано Бруно (1548-1600), Спиноза (1632-1677), Геккель (1834-1919), К. Э. Циолковский (1857-1935).

На этих мировоззренческих теориях надо было остановиться потому, что при всем их философском различии они имеют и общность, весьма существенную для правильного понимания личности. Этой общностью является их психологический корень - антропоморфизм... - перенос на любое явление мира человеческих свойств. Одним из примеров антропоморфизма, имеющих непосредственное значение для теории личности, является так называемая фитопсихология - наделение психикой растений, - владевшая умами некоторых ученых в начале нашего века...” (К. К. Платонов “Структура и развитие личности”, М., “Наука”, 1986 г.,       стр. 7-8).

Итак, во-первых, я не новичок в отстаивании взглядов некоторого информационно-психологического единства живого мира - эта идея стара, как мир, - хотя, как надеюсь, упрекнуть меня в атропоморфизме или, еще хуже, в “плагиате” самой идеи все-таки нельзя. Идеи, которые здесь отрабатываются, все-таки чрезвычайно далеки от рассмотренных в приведенной цитате.

Во-вторых, как видим, само возникновение психологии как раз и связано с попытками понять личность человека. Таким образом, если и существует некоторый обобщенный портрет современной психологии, то этот “портрет” - несомненно - понятие “личность” (человека).

Правда, как следует из данной работы, это совсем неправильно. Своими, персональными особенностями обладают, скажем, и животные. Это отмечают и дрессировщики, и простые люди на житейском уровне, поскольку и психика животных “состоит из комплекса устойчивых признаков, таких, как темперамент, чувствительность, мотивации, способности, установки”. И неправильно это как раз потому, что без понимания свойств психики остального живого мира невозможно понять свойства психики человека, выделить то, что отличает человека от других живых организмов, невозможно вообще понять сам феномен пробуждения разума в только что родившемся младенце.

Иначе говоря, этим самым “антропоморфируется” как раз сам человек. Последнее следует из того, что в этом случае младенец, ребенок и так далее не может еще быть личностью, а старик - уже не является личностью. Это, как я понимаю, нонсенс. Причиной возникновения такого парадокса следует считать описательный характер исследования структуры и содержания того, чем и является личность, как представитель социума.

Теперь приступим к анализу сложившегося понимания понятия “личность”, отраженного в приведенной далее формулировке.

“Личность человека состоит из комплекса устойчивых признаков, таких, как темперамент, чувствительность, мотивации, способности, установки, нравственность, определяющих свойственный этому человеку ход мыслей и поведения, когда он приспосабливается к разнообразным жизненным ситуациям. Таким образом, личность в целом определяется как генетическими, так и социально-культурными влияниями” (Ж. Годфруа “Что такое психология”, пер. с фран., М., “Мир”, 1996 г., т. 2, стр. 29).

Не будем пока обсуждать точность или полноту формулировки определения введенного понятия. Во всяком случае, из нее непосредственно вытекает многое из того, что я и планирую подвергнуть в дальнейшем анализу с позиции информационно-отражательной теории.

Далее мы будем рассматривать составляющие понятия “личность” в той последовательности, что дана в приведенном определении.

2. ТЕМПЕРАМЕНТ

Сначала проанализируем семантическое содержание понятия “темперамент”.

“Темперамент – характеристика индивида со стороны его динамических особенностей: интенсивности, скорости, темпа, ритма психических процессов и состояний. Два компонента темперамента – активность и эмоциональность присутствуют в большинстве классификаций и теорий темперамента. Активность поведения характеризует степень энергичности, стремительности, быстроты и, наоборот, медлительности, инертности, а эмоциональность – особенности протекания эмоций, чувств, настроений и их качество; знак (положительный, отрицательный) и модальность (радость, горе, страх, печаль, гнев и т.д.). Различают собственно темперамент как определенное устойчивое сочетание психодинамических свойств, проявляющихся в деятельности и поведении, и его органическую основу” (“Краткий психологический словарь”, М., ИПЛ, 1985 г., стр. 352).

Со времен Гиппократа стали выделять четыре типа темпераментов – сангвинический, холерический, меланхолический и флегматический. К. Юнг пошел дальше и определил всего два типа личностей – интроверты и экстраверты. Правда, при этом стало совершенно непонятным, а что же делать с другими характеристиками, определявшими именно динамические характеристики личности. Можно привести также характеристику И. Павлова, фактически заменившую сангвинический, холерический, меланхолический и флегматический типы на другие определения, которые, тем не менее, полностью соответствуют гиппократовским. Следовательно, в этом вопросе Павлов не продвинулся вперед нисколько, хотя и пытался дать свои определения с позиций влияния центральной нервной системы.

Приведенное выше определение темперамента не более понятно, чем просто перечисление каких-либо типов поведения, так как связь внешнего (информации о ситуации) с характером реакции индивида полностью отсутствует.

В первых главах книги “Психология живого мира” было показано, что с точки зрения информационно-отражательной теории то, что принято называть, или обозначать как темперамент, является действием сформированной полной функции отражения, которая не может оставаться неизменной при изменении внешних обстоятельств.

Следовательно, темперамент, в его историческом смысле, попросту не существует. Существуют, как представляется, всего лишь степень совершенства формируемой функции отражения, формируемые при этом эмоции и так далее. Боле того, в классическое определение темперамента никак не вписывается экстравертность и интровертность. Но эти параметры психики существуют и накладывают свой отпечаток на формируемую функцию отражения. Но никто не попытался увязать то, что описал К. Юнг – экстравертность и интровертность, - с существовавшими классификациями Гиппократа или И. Павлова.

Поэтому сказанное выше следует понимать как полное отсутствие всего того, что было описано Гиппократом и всеми последующими. Каждый из нас может быть в разные промежутки времени и меланхоликом, и флегматиком, и сангвиником, и холериком, оставаясь при этом в зависимости от ситуации еще и экстравертом или интровертом.

Как показал анализ устройстваструктуры узла управления психикой (см. “Психология живого мира”), на выходе узла управления всегда имеются шесть сигналов управления, соответствующие холеричности, сангвиничности, флегматичности, меланхоличности, экстравертности и интровертности. Эти сигналы управления организуют поиск необходимой информации в памяти для формирования функции отражения. Поэтому какие-то сигналы управления преобладают для данного момента времени или для данной конкретной ситуации. Для другого момента времени сила управляющих сигналов может существенно измениться. Именно поэтому в историческом смысле и не существует самого темперамента как какого-то преобладающего поведения (реакции на ситуацию).

Тем не менее, что-то константное в формировании функции отражения все-таки существует, что и заставляет говорить о наличии определенного темперамента. Попробуем разобраться в этом вопросе.

Если еще раз рассмотреть механизм формирования функции отражения, то мы обнаружим, что на уровень психической реакции (значение модулей векторов функции отражения) оказывают влияние как информация о ситуации, так и действующие (актуализированные) потребности организма.

Внешняя и внутренняя информация на входах узла управления психикой присутствует в виде сигналов от функции компенсации, воздействующей на блоки ВаО и ВтО, в виде сигналов с узла формирования указанных потребностей, воздействующих на блоки анализа потребностей (ДП и СП) узла управления психикой, и сигнала функции отражения (см. главу 2 “Психология живого мира”). В самом общем случае в функции отражения содержится в определенной степени интеллектуальный компонент, т. е. такая информация, которая порождена деятельностью разума данного индивида применительно к конкретному случаю и дополняет недостаток внешней информации о ситуации.

Наличие такой информации повышает степень адекватности реакции субъекта на внешнюю ситуацию с точки зрения (этого организма) для обеспечения “погашения” выявленной потребности.

Внешняя информация никогда не повторяется в силу наличия условия “неповторимости” внешнего. Это мы уже неоднократно рассматривали. Напротив, некоторые потребности могут быть актуализированы относительно часто или почти постоянно. При этом я имею в виду потребности не только первого уровня, которые как раз актуализируются именно тогда, когда происходят отклонения процессов жизнеобеспечения. Повторяться (постоянно возобновляться) могут как раз потребности уровней выше первого, что будет вызывать повторяемость психических проявлений.

Кроме всего прочего, на повторяемость параметров психики может оказывать достаточная или, напротив, недостаточная ресурсная обеспеченность индивида, а также наличие или отсутствие сильной (развитой) потребностей преодоления, определяющих волевые характеристики индивида. Как уже говорилось, это фактор (итог) воспитания и влияет на все поведение человека, в том числе, как становится понятно, и на темперамент индивида.


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 135; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!