Бунт Корея, Дафана и Авирона (Чис. 16–17)



В восстании под руководством Корея, Дафана и Авирона выступили две непокорные группы, соединившие свои усилия. Духовному руководству семьи Аарона, которой принадлежало священство, был брошен вызов со стороны Корея и поддерживавших его левитов. А политическую власть Моисея оспаривали Дафан и Авирон, которые претендовали на роль вождей Израиля на основании своего происхождения от Рувима, старшего сына Иакова. В защиту Моисея и Аарона выступил Сам Бог. Зем­ля разверзлась и поглотила Дафана и Авирона с их семья­ми, а также Корея. Прежде чем это восста­ние полностью утихло, более 14 000 человек погибло в ста­не Израиля. Стоит отметить, что члены семьи Корея не погибли вместе с ним; более того, из потомков Корея Бог воздвиг Самуила (1 Пар. 6:33-38), который считается одним из величайших пророков Ветхого Завета. Еман, внук Самуила, был певцом во время царствования Давида, также несколько псалмов приписывается «сынам Кореевым».

После смерти восставших Израиль получил знамение свыше, не оставлявшее сомнения в авторитете его вож­дей (17:1-11). Из двенадцати жезлов, представлявших все двенадцать колен, жезл Левия дал почки, цветы и миндаль. Кроме того, в подтверждение Божественного назначения Моисея и Аарона начертание имени Аарона на этом жезле особо закрепляло за ним звание первосвященника Израиля. Со­хранение этого жезла в скинии служило постоянным свиде­тельством Божьей воли.

Чтобы развеять опасения народа в отношении доступа к скинии, обязанности священников и левитов были вновь подтверждены и ясно определены (17:12–18:32). Священст­во ограничивалось Аароном и его семьей. Левиты были вновь утверждены как помощники и слуги священников. Их пропитание доставлялось народом посредством десятин, а левиты, в свою очередь, давали десятину священникам. По­этому левиты не участвовали в разделе земли, когда изра­ильтяне поселились в Ханаане.

 

Ропот в Кадесе. Наказание Моисея. (Чис. 20:1-13).

Прежде чем приступить к толкованию данного отрывка, необходимо заметить, что чудесное изведение воды из скалы случилось дважды во время странствования евреев. Первый случай произошел сразу после исхода из Египта, у горы Хорив, в Рефидиме (Исх. 17:1-7). Второй случай, описанный в 20-й главе книги Числа, произошел уже в конце странствования Израиля, в Кадесе, где умерла и была погребена Мариам, сестра Моисея и Аарона.

Начало данной истории довольно простое и сходное с описанием подобного чуда в книге Исход: в очередной раз народ, страдаю­щий от жажды, возроптал на Яхве. Сам недостаток воды объясняется или засухой, или ее недостаточным количеством для всего народа с их стадами. Моисей и Аарон обратились к Богу с молитвой. Однако рассказ о последующих событиях расходится с описанием чуда в Рефидиме. Здесь в Кадесе в ответ Господь повелел им: «Возьми жезл и собери общество, ты и Аарон, брат твой, и скажите в глазах их скале, и она даст из себя воду».

То, что происходит далее, является трудным для понимания из-за краткости библейского текста, который содержит кое-что недосказанное. Очевидно только то, что Моисей и Аарон в чем-то согрешили пред Господом, причем грех их был настолько велик, что Господь объявляет страшный приговор, который содержится в стихе 12: Моисей и Аарон не войдут вместе с народом в Обетованную землю. С другой стороны, в стихе 9 говорится о том, что сначала Моисей поступал согласно воле Божией. Следовательно, суть греха Моисея и Аарона заключается в тех действиях, которые описаны в стихах 10-11. Необходимо подробно проанализировать текст этих двух стихов.

 «И собрали Моисей и Аарон народ к скале, и сказал он им: Послушайте, непокорные, разве нам из этой скалы извести для вас воду?» (ст. 10). Во-первых, сами слова Моисея свидетельствуют о гневе и раздражении, которыми он был охвачен в этот момент. Конечно, израильтяне были бунтующими и непокорными, и они вполне заслужили этот укор. Однако «гнев человека не творит правды Божией» (Иак. 1:20) и потому само пребывание Моисея в таком душевном состоянии является недопустимым для пророка, который должен явить пред народом славу Господню. Во-вторых, слова Моисея можно перевести так: «Должны мы из этой скалыизвести для вас воду»? Здесь Моисей не говорит о том, что чудо будет совершено Господом, а выставляет на передний план свое участие в данном событии, в чем неявно обнаруживается гордость Моисея. Возможно, именно это подразумевает псалмопевец, когда говорит, что Моисей «погрешил устами своими» (Пс. 105:33). В-третьих, можно подметить еще такую деталь: Господь повелел Моисею говорить скале и не говорил о необходимости обращаться к народу. Если бы Моисей всецело послушался Господа, то он избежал бы гнева и гордыни.

«И поднял Моисей руку свою и ударил в скалу жезлом своим дважды» (ст. 11а). Принимая во внима­ние его предыдущие слова, мы видим, как явно гнев и досада Моисея отражаются в его действиях. Он должен был только сказать слово скале, но ему не следовало ни поднимать руки своей, ни тем более ударять по скале жезлом. Если в Рефидиме Моисею Господь повелел ударить в скалу, то здесь, в Кадесе, ему и Аарону было сказано: «скажите скале». И хотя Бог сказал и здесь: «возьми жезл» (ст. 8), однако Он не сказал, чтобы Моисей ударил им в скалу. Господь требует точного исполнения Его слов и послушания во всем, даже в мелочах. Бог хотел, чтобы в этот раз не от удара жезла, а лишь с помощью слова скала дала воду, что она и сделала бы. Возможно, участие жезла было нежелательным во избежание появления у людей мысли, будто в жезле находится некая сила. Она содержалась в словах Божьих, а это именно и следовало показать здесь и через это «явить святость» Бога перед народом.

 «И потекло много воды...» (ст. 11б). Чудо все же произошло, но это случилось не потому, что в жезле или в человеке, употребившем его, была какая-либо сила, и не как знак одобрения поступка Моисея, но лишь потому, что Бог не захотел отнять от народа Свое благословение, хотя Его раб оступился и согрешил.

Почему же все-таки Моисей не обратился к скале со словом, а уда­рил по ней, причем ударил два раза? Ответ на этот вопрос содержится в следующем стихе, где Господь говорит нам ясно и определенно, в чем состоял грех Моисея: «И сказал Господь Моисею и Аарону: за то, что вы не пове­рили Мне, чтоб явить святость Мою пред очами сынов Из­раилевых, не введете вы народа сего в землю, которую Я даю ему» (ст. 12). Очевидно, что здесь «вы» относится к Моисею и Аарону. Вина их указана в словах «вы не поверили Мне». В чем же состояло их неверие? Вероятно, они сомневались в том, что достаточно будет только слова для изведения воды из скалы, и подумали, что здесь необходим жезл, тем более что в своей жизни уже Моисей пользовался жезлом в подобном случае. Как же так вышло, что праведник, бывший свидетелем стольких явлений Бога и чудес, вдруг оказался виновным в неверии? Скорее всего, Моисей оказался заражен упорным неве­рием народа.

Таким образом, основным и самым тяжким грехом Моисея и Аарона было неверие, о чем говорит Сам Господь: «за то, что вы не поверили Мне». При этом неверие прямо или косвенно связано с другими грехами, которые проявились в этом событии: гневом, гордостью и непослушанием. Гнев Моисея выразился и в обращении к народу: «послушайте, непокорные...», и в двукратном ударе по скале, гордость – в словах: «Разве нам из этой скалы извести для вас воду?», анепослушание в том, что Моисей, ударив в скалу, поступил иначе, чем велел Бог.

За эти грехи Господь наказывает Своего величайшего пророка и говорит, что Моисей и Аарон не удостоятся чести войти с народом в землю Обетованную. (Чис. 20:12, 24). И хотя в Библии неоднократно высказывается мысль о виновности самого народа в таком наказании Моисея (Втор. 4:21; Пс. 105:32), все же влияние народа лишь отчасти оправдывает грехи Моисея.

Таким образом, Моисей умирает в возрасте ста двадцати лет, но, как мы читаем, он по-прежнему крепок и обладает острым зрением (Втор. 34:7). Полный сил, он умрет прежде достижения обещанного покорения Обетованной земли. Из уст его вырывается жалоба на собственную судь­бу: «Молился я Господу: [...] Дай мне перейти и увидеть ту добрую землю». На что Бог отвечает: «Полно тебе, впредь не говори Мне более об этом» (Втор. 3:24-26). Взгля­нуть издали, с горы Нево, – это всё, что ему будет позволено (Втор. 32:49-50).

Почему же за грех при Кадесе следует такое страшное наказание Моисея и Аарона? Во-первых, вследствие неверия и непослушания Господу Моисей не явил пред народом святость Бога. Во-вторых, события при Кадесе показали, что в старости прежде несокрушимый дух Моисея все более подпадал под влияние плотского начала, так что ему становилось все труднее управлять молодым народом, полным сил и энергии. В-третьих, завоевание Обетованной земли требовало веры от народа, так как должно было произойти не путем победы в сражениях из-за превосходства в силе или вооружении, а чудесным образом. Потому от вождя Израиля требовалась сильная, непоколебимая вера. Но раз Моисей однажды проявил неверие, то он не смог бы вынести на себе этот подвиг веры, который требовался от вождя народа Божия в будущем. Потому народу нужен был новый вождь, непоколебимый в вере в Бога, полный сил и крепкий духом; именно таким вождем стал после смерти Моисея Иисус Навин.

 


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 324;