Заключение Завета на Синае (Исх. 19 и 24 глл.)



В первый день третьего месяца после исхода караван Сынов Израиля достигает горы Божией, той самой горы, где Моисей прежде получил пророческое призвание. В книге Исход данная гора называется Синай, тогда как в книге Второзаконие используется синонимичное название Хорив (евр. Хореб). Различие терминологии объясняется тем, что гора могла иметь два названия, или же предлагается такое толкование: наименование Хорив относилось ко всему горному массиву, тогда как сама гора Божия называлась Синай. Возможно, название горы связано с именем лунного бога Сина, причем эту гору окрестные племена издавна почитали священной. Точное ее местоположение неизвестно, в настоящее время существует большое количество гипотез, связанных с попыткой идентификации горы Синай. Одна из гипотез основана на древнем предании, которое отождествляет Синай с горой Джебел-Муса («гора Моисея»), у подножья которой находится сейчас монастырь св. великомученицы Екатерины. В пользу этой версии говорит то обстоятельство, что к северу от этой горы расположена обширная долина эр-Раха, на которой вполне мог разместиться стан израильтян.

Завет Божий. Прежде всего необходимо еще раз выяснить смысл термина «завет». Еврейское слово «берит» первоначально было юридическим термином и означало союз или договор, который регулировал отношения между племенами и государствами. Но Моисеев Завет заключает в себе новый смысл: он говорит о тайне избрания Богом определенной группы людей, о создании нового народа, образованного из нестройной толпы рабов. Народ этот творится по воле Божией, а не естественным путем, а в основу его жизни полагается Завет с Богом. Понимание сущности Синайского Завета очень точно отражает следующая фраза: «И буду ходить среди вас и буду вашим Богом, а вы будете Моим народом» (Лев. 26:12). Исследователи акцентируют внимание на том, что эта формула подобна брачному договору и потому завет между Яхве и Израилем подобен брачному союзу; эта аналогия неоднократно используется в Библии. Следовательно, цель Завета – истинное познание Бога и теснейшее общение с Ним, подлинное единство между Богом и человеком. И подобно тому как брачный союз предполагает обязательства мужа и жены друг перед другом, причем самым главным из них является абсолютная верность, так и завет Бога с Израилем включает в себя требования верности Богу и исполнения Его заповедей, которые излагаются в последующих главах (Исх. 2023). В то же время Господь обещает помогать Своему народу, защищать его, привести его в землю обетованную и даровать все необходимые блага, а также мирную жизнь и покой.

Теперь обратимся к анализу важнейших стихов 19 и 24 глав книги Исход.

19:3-6. Моисей, который выступает посредником между Яхве и Израилем, первый раз восходит на гору (всего в 19-й главе описано три восхождения Моисея на гору Божию). Здесь Господь, чтобы побудить евреев дать добровольное согласие на вступление с Ним в завет, указывает на тот религиозный опыт, который уже имел израильский народ. В частности, Господь  напоминает о Своих великих деяниях, когда Он при исходе из Египта врагов Израиля поразил Своим праведным гневом, а по отношению к евреям явил милость (ст. 4). Далее Господь выдвигает условие: Израиль должен «слушаться гласа Моего и соблюдать завет Мой» (ст. 5а). Награда за эту верность и послушание будет чрезвычайно велика: Израиль станет уделом Бога, царством священников и народом святым (стт. 5б-6). Отметим, что в Новом Завете эти три обетования повторяются, причем апостол Петр их относит к христианам (1 Петр. 2:9). Необходимо проанализировать каждое из этих выражений.

Удел Бога – драгоценная собственность Божия, так как в еврейской Библии термин «сегулла» («удел») нередко означает «сокровище» (1 Пар. 29:3). Следовательно, Господь будет относиться к Израилю с особой любовью, оказывать ему предпочтение перед другими народами.

Царство священников. Священник, во-первых, должен всю свою жизнь посвятить служению Богу, во-вторых, быть посредником между Богом и людьми. Называя Израиль царством священников, Господь говорит о том, что, во-первых, сама жизнь еврейского народа должна быть служением Богу, израильтяне должны испытывать постоянное чувство благоговения к Богу и радость от общения с Ним. Во-вторых, израильтяне призваны быть священниками для других народов, т.е. быть проповедниками истинного богопочитания и способствовать обращению к Богу язычников (Ис. 61:6). Понятие «царственное свя­щенство» по отношению ко всем верующим употребляется и в Новом Завете (Откр. 1:6; 5:10; 20:6).

Народ святой. В данном случае «святость» означает отделенность, т.е. Израиль должен будет отвергнуть все суеверия и ложные религиозные представления, которые присущи другим народам.

19:7-8. Моисей возвращается к народу и передает слова Господни. Старейшины, которые выступают от имени всего народа, отвечают согласием на Божий призыв и выражают готовность в точности исполнить все, что им скажет Бог. Это свободное согласие народа является необходимым условием для заключения завета.

19:9-15. Моисей второй раз восходит на гору, где Господь в первую очередь обещает говорить с ним так, чтобы весь народ слышал глас Божий (9 ст.). Это было необходимо для укрепления авторитета Моисея как пророка и посредника между Богом и народом, чтобы в народе не осталось сомнений относительно достоинства Моисея. Также Господь говорит о том, что люди должны пребывать в состоянии ритуальной чистоты (вымыть одежды и воздержаться от общения с женами), чтобы приготовить себя к заключению завета. Гора Синай объявлена святой, т.е. она выделяется в особую сакральную область и к ней запрещено приближаться до окончания богоявления; всякий, кто нарушит данный запрет, будет поражен смертью (стт. 12-13). Это повеление, с одной стороны, напоминало человеку о неприступном величии Творца, с другой стороны, имело воспитательную цель – народу Божию нужно было проникнуться благоговейным трепетом, «страхом» перед лицом Господа. Моисей возвращается к народу и пересказывает слова Божии.

19:16-19. Господь является на горе Синай, причем в данном отрывке указано 6 образов богоявления: громы, молнии, густое облако, трубный звук, огонь и землетрясение. Эти образы проходят через весь Ветхий и Новый Завет до самого Апокалипсиса. При явлении Бога страх охватил народ: еще до того, как Бог обратился к израильтянам, они вострепетали (19:16), а когда Бог гово­рил, их страх усиливался (20:18-19).

19:20. Происходит встреча Бога с Моисеем: Господь нисходит на гору с высоты Своего величия, а Моисей третий раз поднимается на гору, чтобы воспринять Божественное откровение.

19:21-25. Господь повторяет Моисею запрет для людей подниматься на гору, повелевает провести черту вокруг горы и разрешает в следующий раз взойти на гору вместе с Аароном (присутствие Аарона было необходимо, во-первых, потому, что он был «пророком» Моисея и передавал людям его слова, во-вторых, Господь готовил Аарона к будущему первосвященническому служению).

После этого в тексте книги Исход дается 10 заповедей, а затем следует еще одна небольшая повествовательная часть – Исх. 20:18-21. Здесь сообщается, что люди, сильно напуганные видимыми образами богоявления и гласом Бога, попросили Моисея, чтобы он сам воспринял откровение Божие и после передал им. В ответ Моисей сказал, что Бог подверг их испы­танию, «чтобы страх Его был пред лицем вашим, дабы вы не грешили»(ст. 20); затем для получения новых повелений «Моисей вступил во мрак, где Бог» (ст. 21). На последнюю фразу необходимо обратить особое внимание в связи со значимостью ее для догматического богословия. Эта фраза часто цитируется в творениях отцов Церкви, которые на ее основании сформулировали принципы апофатического познания Бога[25]. Текст русского Синодального перевода воспроизводит вариант Септуагинты («Mwu=sh_v de\ ei'sh_lyen ei'v to\n gno/fon, ou{ h}n o; yeo/v»), однако буквальный смысл масоретского текста несколько иной: «Моисей приблизился ко мгле, где Бог». В данном случае «мрак» или «мгла» – символическое обозначение непознаваемой сущности Бога; Моисей – единственный из смертных, кто смог приблизиться к тайне непостижимого Бога. Поэтому свят. Григорий Нисский назвал Моисея «первым мистиком».

То, что Бог, Который есть свет, пребывает во мраке, не должно казаться противоречием, ибо, как объясняет святой Дионисий Псевдоареопагит: «Божественный Мрак – это тот неприступный Свет, в котором, как сказано в Писании, пребывает Бог. А поскольку невидим и неприступен он по причине своего необыкновенно яркого сверхъестественного сияния, достичь его может только тот, кто, удостоившись боговедения и боговидения, погружается во Мрак, воистину превосходящий ведение и видение…». Таким образом, для человека невозможно видеть или постичь сущность Бога точно так же, как невозможно что-либо увидеть во мраке; именно поэтому мрак в Ветхом Завете считается местом пребывания Бога. Впоследствии эта идея нашла свое выражение в том, что Святое святых скинии и храма не имело ни окон, ни светильников, но здесь всегда господствовал мрак, так как «Господь сказал, что Он благоволит обитать во мгле» (3 Цар. 8:12; 2 Пар. 6:1).

Далее в Исх. 20:23 – 23:33 (этот отдел современные библеисты называют «кодекс завета») перечисляются другие постановления и только в главе 24 продолжается описание церемонии заключения завета.

24:1-2. После того, как Господь дал Моисею заповеди и постановления, Он повелевает во время утверждения Завета взойти Моисею на гору вместе с Аароном, его сыновьями и 70 старейшинами, которые должны поклониться Богу «издали». Последнее замечание толкуют в том смысле, что представителям Израиля разрешалось подняться на склон горы, но запрещалось восходить на ее вершину, куда был разрешен доступ лишь одному Моисею.

24:3-4. Моисей сошел с горы и пересказал людям все слова Божии. Народ выразил желание исполнять заповеди, затем Моисей соорудил жертвенник из 12-ти камней как символ единства Израиля.

24:5-8. Здесь описаны три действия, которые являются заключительными актами церемонии завета.

1) «Юноши из сынов Израилевых» (видимо, это первенцы, которые до поклонения золотому тельцу были священниками) приносят две жертвы: всесожжение и мирную, причем мирная жертва всегда в Ветхом Завете связана с трапезой, означающей мир человека с Богом.

2) Читается книга Завета (по мнению экзегетов, это Исх. 20:23 – 23:33). С этого мо­мента дарованный Богом закон становится обязательным для всего народа Израиля.

3) Моисей совершает обряд окропления кровью: половину крови Моисей прежде вылил на жертвенник, а другой половиной окропил людей (высказывается предположение, что он окропил только 70 старейшин, представлявших весь народ). С помощью этого символического акта утверждается особая связь народа Израиля с Богом. Кровь как символ жизни служила знаком единства и родства при заключении союзов, так что окропленные ею становились единокровными, независимо от своего происхождения. Исполь­зование жертвенной крови для окропления людей является уникальным священнодействием, так как кроме утверждения завета такой обряд используется только в церемонии посвящения Аарона и его сыновей (Лев. 8). Следовательно, это окропление кровью означало, что отныне весь Израиль является «царством священников».

24:9-11. Моисей, Аарон с сыновьями и 70 старейшин, будучи представителями всего Израиля, выделяются из среды народа и на склоне горы вкушают торжественную трапезу в присутствии Бога. Замечания о том, что израильтяне видели Бога и остались живы после этого видения ясно свидетельствует, что люди видели славу Божию телесными очами. Эта возможность созерцания Бога указывала на Его благоволение к народу еврейскому.

Подножие Бога описано как «нечто подобное работе из чистого сапфира»; этот же образ используется в книге пророка Иезекииля (1:26; 10:1).

24:12-14. Моисей восходит на гору для получения «каменных скрижалей»; так как в этот раз его отсутствие будет долгим, то он для разрешения спорных вопросов оставляет Аарона и Ора в качестве своих заместителей. Вместе с Моисеем уходит его слуга и ученик Иисус Навин, который, однако, не восходит с ним на гору, но остается ждать Моисея у той границы, которую ему было запрещено переступать.

24:15-17. Слава Божия покрывает гору Синай. Слава Господня (евр. «кавод Яхве») – не только видимое выражение совершенных свойств Божиих (могущества, величия и др.) в тварном мире, но и присутствие Бога в мире, Его явление людям (теофании). Ветхозаветное учение о славе Божией предвосхищает православное учение о нетварных энергиях, которые отличаются от сущности Божией, посредством которых Бог присутствует в мире и дает возможность человеку вступить с Собой в общение. Различие невидимой и непостижимой сущности Бога и славы Божией как видимого проявления Его присутствия в мире позволяет разрешить кажущееся противоречие: в Исх. 24:10 говорится, что Моисей и его 73 спутника «видели Бога Израилева», тогда как в Исх. 33:20 Господь, отвечая на просьбу Моисея явиться ему, возвещает прямо противоположное: «Человек не может увидеть Меня и остаться в живых». Ясно, что в первом случае речь идет о славе Божией, а во втором – о Его непостижимой сущности.

В анализируемом нами фрагменте используется два образа видимого проявления славы Божией: облако и «огонь поядающий».

Облако в Ветхом Завете часто имеет связь с богоявлением. С одной стороны, облако – один из видов проявления славы Божией (Исх. 16:10: «Слава Господня явилась в облаке»), и в то же время облако является завесой, которая прикрывает славу Божию от нечистых взоров, подчеркивая дистанцию между Богом и человеком. Доступное и вместе с тем непроницаемое облако позволяет достигнуть Бога, не видя Его лицом к лицу, ибо «человек не может увидеть Меня и остаться в живых» (Исх. 33:20).

Словосочетание «огонь поядающий» символически указывает на непримиримость Бога ко греху: огонь означает святость Божию, которая разоблачает и уничтожает всю скверну и тленность твари, но при этом не сжигает самого человека, а очищает и возрождает его.

24:18. Моисей пробыл на горе 40 дней; это число является символическим и означает завершенность. Следовательно, Моисей за указанный срок воспринял полноту откровения Божия.

 


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 423; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!