Египетские казни (Исх. 5–11)



Вместе с братом Моисей идет к фараону и, желая усыпить его бдительность, говорит ему только о возможности для сынов Израиля совершить весенний скотоводческий праздник в честь «Бога евреев». Им надо уйти в пустыню «на три дня пути» (т.е. на расстояние ок. 100 км от Дельты), где будет принесена жертва Яхве. Но власти не согласны и на это, в ответ на проповедь Моисея и его требования египтяне начинают еще более жестоко обращаться с израильтянами. Ропот измученных непосильным трудом израильтян обращается против инициаторов исхода: «Вы сделали нас ненавистными в глазах фараона и рабов его и дали им меч в руки, чтобы убить нас» (5:21). В дальнейшем люди, охваченные страхом, будут не раз противиться своему освободителю Моисею, предпочитая рабское, но надежное положение уходу в неизвестность. Так начинается скорбный путь Моисея, его одиночество и горечь, вызванная непониманием толпы. Библия не скрывает суровой правды. Пророк вынужден противостоять народу, который страшится любых перемен. Такова судьба всех пророков, и даже Самого Христа, и множества святых новозаветной Церкви.

В описании египетских казней особенно четко выявляется богослужебный характер текста, на что указывает его композиция. Каждый эпизод «казней» начинается и заканчивается сходными словами, почти все время выдерживается одинаковая последовательность событий: фараон отказывается отпустить народ, Моисей возвещает об очередной казни, в тяжелый момент фараон просит прекратить бедствие, но после этого вновь ожесточается.

В повествовании господствуют две основные темы – величие Бога и человеческое противление Ему:

1) «Казни египетские» описаны как знамение власти Яхве над природой. Египтяне поклонялись небу, Нилу, животным, земле и воде – вообще силам природы. Но силы эти, как явствует из сказания о «казнях», сами повинуются Богу Моисея. Для израильтян это было свидетельством, что Господь сильнее египетских богов: «Кто, как Ты, Господи, между богами?» (Исх. 15:11). Люди, жившие в рабстве несколько поколений, нуждались в проявлениях Божией силы для того, чтобы поверить Богу и отозваться на Его призыв.

В этом контексте основное внимание уделяется «состязанию» Господа Бога с фараоном. Фараон согласно египетской религии был не просто наместником верховного божества (как во многих цар­ствах Древнего Востока), а самим богом – воплощением верховного бога Амона-Ра, которому должны служить все народы, в том числе и евреи, жив­шие на территории Египта. И вот приходит Моисей и говорит: «Так говорит Яхве Бог Израилев: отпусти народ Мой, чтоб он совершил Мне праздник в пустыне» (Исх. 5:1).

Фараон воспринимает Яхве как какое-то диковинное имя нового, незнакомого божества. Особое беспокойство фараона вызвало то обстоятельство, что этот Бог требует отпустить народ Из­раиля, который должен служить богу-фараону. Для фарао­на это – вызов. Поэтому он отказывает: «Кто такой Яхве, чтоб я послушался голоса Его и отпу­стил [сынов] Израиля? я не знаю Яхве и Израиля не от­пущу» (Исх. 5:2).

И далее начинается состязание, борьба между фарао­ном и Господом, борьба, в которой Моисей и Аарон – лишь орудия. Единственным воином является Господь, борю­щийся за свой народ. В хвалебной песни Моисей назовет Господа «мужем брани» (Исх. 15:3), то есть воином. Однако эта борьба – мнимая борьба, ведь фараон – ложный бог. Господь снисходит к этой борьбе, чтобы посрамить фараона.

2) Фараон также является типологическим образом противления человека воле Божией. Он олицетворяет собой всю бого­борческую сущность мира вне познания истинного бога. Именно поэтому фараон не назван по имени – мы можем только догадываться, что это был, скорее все­го, Мернептах. Фараон – некое олицетворение зла в его противостоянии Богу. В минуту опасности фараон уступает, но потом вновь продолжает борьбу с Богом, ожесточаясь еще более. Иными словами, очевидные чудеса не могут изменить внутренней направленности воли человека и не порождают подлинной веры.

Рассматривая казни египетские, B. С. Соловьев пишет, что здесь важен толь­ко тот факт, что Яхве через Моисея и Аарона вывел сынов Израилевых из Египта с чудесами и знамениям. Но когда мы читаем, что вся трава и все деревья во всей земле Египетской были истреблены, или, что вся вода во всех реках и источниках превратилась в кровь, то вполне можно думать, что местоимения «все», «вся» относятся только к столице фараона и ее окрестностям.

Некоторые толкователи объясняют казни египетские как проявление силы Божией через явления природы. И хотя действительно, почти все казни (кроме десятой) могут быть объяснимы с естественной точки зрения, все же преобладает элемент чуда, так как, во-первых, Господь через Моисея возвещает о точном времени начала и конца каждой казни, и, во-вторых, казни обходят стороной израильтян, обрушиваясь со страшной силой на египтян.

 


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 272; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!