Таргумы (арамейские переводы)



Таргумами называются переводы-перифразы священных книг Ветхого Завета с еврейскогона арамейский язык. Необходимость их появления вызвана тем, что по возвращении из вавилонского плена евреи с трудом понимали священные книги, написанныена еврейском языке. Для современников Ездры и Неемии потребовались особые переводчики и толкователи, которые изъясняли читаемый Ездрой Закон (Неем. 8:8). Это изъяс­нение состояло преимущественно в переводе еврейских слов священ­ного текста на арамейский язык, ставший к этому времени у евреев разговорным языком. Это был первый устный таргум.

Существуют таргумы на все канонические книги Ветхого Завета, кроме кн. Даниила, Ездры и Неемии, но ценность их раз­лична. Наиболее авторитетными считаются таргум Онкелоса на Пятикнижие и таргум Ионафана на пророков. Современные библеисты считают, что данные таргумы анонимны, а Талмуд в тех местах, где говорит о переводах Онкелоса и Ионафана, скорее всего, имеет в виду не арамейские переводы, а греческие переводы Акилы и Феодотиона. (Акила – Онкелос, а имя Ионафан есть еврейская форма греческого имени Феодотион (и то, и другое имя переводится как «Бог даровал»)).

Указанные таргумы дошли до нас в двух версиях: вавилонской и палестинской. Из этих двух версий наиболее известна вавилонская, текст которой полностью дошел до настоящего времени. В своей основе оба таргума – палестинские произведения, причем довольно древние, так как в них нет следов антихристианской полемической направленности. В толковании мессианских мест в таргумах Онкелоса и Ионафана изображаются чистые мессианские представления иудеев сравнительно ранней эпохи (не позже I в. по Р. Х). Затем в I – IV  вв., в период расцвета агады[13], в текст таргума были внесены многочисленные добавления агадического характера. Особенно эти изменения затронули собственно пророческие книги, которые содержат более других темных и непонятных мест, вследствие чего таргум в этой части и представляет свободный и местами довольно пространный перифраз.

После этого в III – IV вв. таргум вместе с агадическими вставками попадает в Вавилонию, где в III – V вв. происходит его окончательная редакция. Невозможно точно определить, в какой степени вавилонская редакция затронула оригинал; ученые предполагают, что вавилонские иудеи удалили часть перифразов, для того чтобы привести текст в согласие с еврейским оригиналом.

Вместе с вавилонской версией таргума также существовали Палестинские таргумы на Пятикнижие и Пророков. Полный текст этих таргумов не сохранился; до нас дошли лишь редкие цитаты из них в трудах средневековых еврейских комментаторов Раши и Давида Кимхи, а также многочисленные добавления в двух рукописных еврейских Библиях X – XI вв.

Наиболее убедительна гипотеза, согласно которой Палестинские таргумы представляют собой нередактированную версию таргумов Онкелоса и Ионафана. Есть все основания предполагать, что в то время как вавилонские книжники редактировали текст таргума и создавали, таким образом, таргумы Онкелоса и Ионафана, в Палестине за синагогальными богослужениями для перевода и толкования продолжали использовать прежнюю, нередактированную версию таргума, которую впоследствии стали именовать Палестинским таргумом. Так как этот таргум избежал вавилонской редакции, то в нем сохранились даже те многочисленные добавления агадического характера, которые были удалены книжниками из вавилонских списков этого таргума. В частности, при описании заключения Завета на горе Синай (Исх. 19:1-3) Палестинский таргум говорит, что гора носилась над головами иудеев.

Для христианских богословов большое значение имеет нахо­дящийся в таргумах Онкелоса и Ионафана перевод мессианских пророчеств, с яс­ным указанием на их мессианское понимание. Так, Быт. 3:15 пере­водится: «вражду положу между тобою и женою, сыном твоим и Сыном ее. Он припомнит тебе (т. е. отомстит) то, что ты сделал в начале, а ты будешь служить Ему до конца». Быт. 49:10: «Не отнимется имеющий власть от Иуды и соферим от сыновей сынов его во веки, пока не придет Мессия, Которому принадлежит царство, и ему покорятся народы». Чис. 24:17 переведен: «Вижу Его, но не ясно, созерцаю Его, но не близко, потому что восста­нет Царь из дома Израиля и помажется Мессия из дома Иакова». Перевод этих мессианских мест в таргуме Онкелоса свидетель­ствует о том, что сами древние евреи понимали их в мессианском смысле.

В таргуме Ионафана на пророков многие пророчества приведены в ясно мессианском смысле (Ис. 4:2; 9:6; Ос. 3:5; Мих. 4:8; 5:2 и др.). Христианские богословы, прилагая эти пророчества к Иисусу Христу, имеют основание утверждать, что и древнеиудейское толкование видело в них пророчества о Мессии. Но пророчества о страдании и униженном состоянии Мессии в данном таргуме не признаются мессианскими. Например, пророчество о страданиях «Отрока Яхве» (Ис. 53) таргумист относит к еврейскому народу как избранному страдальцу, посвящен­ному и помазанному Богом. Но такая позиция вполне объяснима, ибо согласуется с иудейскими представлениями о Мессии как земном царе и завоевателе.

Таргумы на Писания. Из всех таргумов на Писания у иудеев наибольший авто­ритет имеют таргумы на «Пять свитков»: Руфь, Есфирь, Екклесиаст, Песнь Песней и Плач Иеремии, потому что только их чтение имело место в синагогах; следовательно, они имели церковный авторитет, в то время как таргумы на все прочие книги отдела Писания не употреблялись в синагогах.


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 595; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!