Важнейшие рукописи и издания Септуагинты



Рукописных списков текста LXX теперь известно до 400, и делятся они на две группы. Все рукописи от IV до IX века (чуть более 50) выполнены унциальным письмом, т. е. большими, уставными буквами, написанными каждая отдельно. Позднейшие рукописи, от IX в. до изобретения книгопечатания (около 350), написаны минускуль­ным письмом, т. е. малыми буквами, курсивным шрифтом.

Наиболее древними, ценными и авторитетными из рукописных списков перевода LXX считаются следующие кодексы:

Синайский кодекс (IV в.) обозначается евр. буквой '. Открыт в середине XIX в. К. Тишендорфом в монастыре св. Екатерины на горе Синай. Содержит Ветхий и Новый Завет, но часть ветхозаветных книг утрачена. Близок к александрийскому кодексу и Исихиевой рецензии. До 1933 года кодекс находился в Публичной библиотеке Санкт-Петербурга, в указанном году был продан советским правительством за 100000 фунтов стерлингов и с 1933 года хранится в Британском музее.

Ватиканский кодекс (IV в. по Р. Х.) обозначается буквой В. Содержит всю Библию, за исключением утра­ченных глав: Быт. 46:29–50, 2 Цар. 2:5-7, 10-13; Пс. 105:27–137:6. Совсем не имеется в нем молитвы Манассии и Маккавейских книг. О судьбе кодекса до того, как он был в XV веке обнаружен в Ватиканской библиотеке, ничего неизвестно. Ватиканский кодекс является наиболее полной рукописью Септуагинты и потому на нем основан ряд современных критических изданий.

Александрийский кодекс (V в., Египет) обозначается буквой А. Содер­жит Ветхий и Новый Завет с посланиями Климента Римского. В Ветхом Завете недостает некоторых листов в Бытии (14–16 гл.), 1 Цар. (12–14 гл.) и Псалтири (49–79). Кодекс этот в 1628 году был по­дарен Кириллом Лукарисом, патриархом Константинопольским, англий­скому королю Карлу I. Хранится в Британском музее.

 Кодекс преп. Ефрема Сирина (V в.) содержит отрывки учительских книг. Обозначается буквой С, хра­нится в Национальной библиотеке в Париже. Этот кодекс замечателен как представитель палимпсестов, т. е. таких рукописей, первоначальный текст которых был смыт или соскоблен и вместо его написан другой текст, в данном случае отрывки из аскетических тво­рений св. Ефрема Сирина. Древний библейский текст данного ко­декса прочитан К. Тишендорфом и им же издан в 1845 г. Он зани­мает в своих чтениях середину между Александрийским и Ватикан­ским кодексами.

В конце XIX и в XX вв. вышли в свет критические издания текста перевода LXX, в которых приводятся варианты из древних кодексов: Ватиканского, Александрийского, Синайского и некоторых других. Среди них отметим Штутгартское 8-е издание 1965 г., которое лежит в основе современных изданий.

 

Греческие переводы Акилы, Феодотиона и Симмаха.

Во II – III вв. появляются иудейские ревизии Септуагинты, которые в русской библеистике традиционно называются переводами из-за их существенного отличия от текста LXX. Поводом для составле­ния этих ревизий служили отчасти несходство перевода LXX с еврейским текстом, отчасти употребление его христианами и основан­ная на нем полемика их с евреями. В результате евреи стали негативно отзываться о самом переводе LXX, в частности стали говорить, что день, в который была составлена Септуагинта, «был столь же зловещим для Израиля, как тот, в который был сделан золотой телец, поскольку Тору нельзя перевести в точности».

Перевод Акилы.

Акила жил в 1-й половине II века и сначала принял христианство, но впоследствии за увлечение астрологией был отлучен от Церкви. Тогда он обратился в иудей­ство, стал учеником раввина Акибы и составил свой греческий перевод Ветхого Завета (современные ученые считают, что труд Акилы является не самостоятельным переводом, а переработкой версии Кайге-Феодотиона, о которой будет сказано далее).

В своем переводе, составленном около 125 г., Акила стремился дать греческий текст Ветхого Завета, максимально точно воспроизводящий каждое слово еврейско­го текста II века. Отцы Церкви за это обычно называли Акилу иудействующим, имеющим иудейский разум и т. п. Действительно, перевод Акилы пользовался большим успехом у иудеев и до VI века употреблялся в синагогах. Ориген и блаж. Иероним считали перевод Акилы лучшим, наиболее буквальным из новых греческих переводов иудейского происхождения, сделанным очень прилежно и точно выражающим смысл Священного Писания.

Перевод Акилы отличается буквализмом вплоть до различных мелочей. Переводы такого типа называют «кальками», и в них часто буквальная передача текста оригинала, его оборотов и грамматических конструкций затрудняет понимание. От перевода Акилы сохранились только фрагменты, из которых наиболее важные были обнаружены в XX веке в генизе синагоги Ездры в Каире.

Некоторые мессианские пророчества Акила намеренно пере­водил двусмысленно, чтобы отнять у христиан прямые доказательства своей веры. Например, евр. слово «алма» в Ис. 7:14, переведенное у LXX словом παρθένος, он перевел νεάνις.Правда, слово νεάνις употребляется в переводе LXX в значении «дева» (Втор. 22:28-29), но чаще оно используется в значении «отроковица, молодая женщина». В Пс. 2:2 и Дан. 9:26 термин «машиах» (помазанник) он вместо χριστός переводит словом ηλείμμενος.

Перевод Феодотиона.

По свидетельствам святых отцов, Феодотион был либо греком, который принял иудейство, либо эвионитом. Епифаний считал его современником императора Коммода (180–192 гг.). По свидетельству Епифания, целью Феодотион было исправление перевода LXX. Его труд, следовательно, носил характер не столь­ко собственного перевода, сколько был переработкой древ­него текста Септуагинты с приближением его к еврейскому тексту. При этом Феодотион, как принято считать в настоящее время, опирался на составленную в середине I века ревизию Септуагинты, которая называется «Прото-Феодотион» или «Кайге-Феодотион»[12]. Эта гипотеза позволяет объяснить наличие цитат из перевода Феодотиона в источниках, которые предшествуют времени жизни исторического Феодотиона.

Перевод Феодотиона пользовался уважением у христиан и в некоторых книгах заменил древний гре­ческий перевод LXX. Согласно свидетельству блаж. Иеронима, уже в древности книга пророка Даниила читалась не по LXX, а в переводе Феодотиона. Впоследствии этот перевод совершенно вы­теснил из употребления перевод LXX в книге Даниила. Ориген в своих Гекзаплах места, отсутствовавшие у LXX, но имевшиеся в еврейском тексте, добавлял чаще всего из перевода Феодотиона, аналогично поступал и Лукиан Антиохийский.

Перевод Феодотиона занимает середину между Акилой и Симмахом. Он не так буквален, как перевод Акилы, но и не так свободно уклоняется от еврейского текста, как перевод Симмаха. Многие еврейские слова оставлены у Феодотиона без перевода.

Перевод Симмаха.

По сведениям Евсевия и блаж. Иеронима, Симмах был евионитом, а по свидетельству Епифания он был самарянином, жил при императорах Коммоде и Севере (180–211 гг.) и принял иудейство. Св. Ириней (+202), упоминая о переводах Акилы и Феодотио­на, ничего не говорит о переводе Симмаха, поэтому его следует считать более поздним по времени происхождения, он появился в начале III века.

 Симмах поставил целью сочетать в своем переводе дословную передачу еврейского подлинника с ясностью, чистотой и изяществом языка. Его перевод – самый свободный из трех переводов. Сжатую еврейскую речь Симмах иногда передавал распространенным и изящным перифразом; также отличительной чертой Симмаха является перевод еврейских собственных имен равнозначными греческими словами (Ева – Ζωογόνος, Едем – Ανθηρόν).

Иногда Симмах даже очень свободно передает смысл еврейского оригинала. Например, в Быт. 1:27: выражение «по образу Божию сотворил его» Симмах переводит: εν εικόνι διαφορά όρθιον ο Θεός έκτισεν αυτόν – «в отличном (от животных) образе, прямым сотворил его Бог».

 


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 448;