История еврейского алфавита и пунктуации



История алфавита. Все канонические книги допленного периода, а также некоторые послепленные книги были первоначально написаны древнееврей­ским алфавитом, который был подобен финикийскому алфавиту. О том, каков был этот алфавит, можно судить по нескольким дошедшим до нашего времени надписям на камнях и глиняных черепках, а также по некоторым кумранским рукописям (фрагменты Пятикнижия и кн. Иова, датируемые примерно III – II вв. до Р. Х.). Однако в послепленный период, начиная со времени священника Ездры, все более входил в употребление квадратный алфавит, вытесняя древнееврейский. Такое название алфавит получил в связи с характерной формой его букв, большинство из которых могут быть вписаны в квадрат. Иудеи называли этот шрифт ассирийским, так как он был создан на основе арамейского алфавита, который использовали в Ассирии. Высказывается предположение, что поздние книги Ветхого Завета были написаны квадратным алфавитом; также этот шрифт используется в подавляющем большинстве манускриптов, обнаруженных в окрестностях Мертвого моря и датируемых III в. до P. X. – II в. по P. X.

Невозможно определить точное время, когда иудеи полностью отказались от древнееврейского алфавита и перешли на квадратный, так как сам процесс замены одного алфавита другим был постепенным[1]. Можно только с большой долей уверенности говорить, что в I веке по Р. Х. у евреев в священных книгах употреблялся исключительно квадратный алфавит. В пользу такой версии свидетельствует изречение Иисуса Христа: «ни одна йота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все» (Мф. 5:18), так как именно в квадратном алфавите, но не в древнем, йота – малейшая буква по величине.

В талмудический период в иудействе появляется негативное отношение к древнееврейскому алфавиту, который получает эпитет «роэц» («ломаный» или «грубый»). Более того, в трактате Санхедрин даже говорится о том, что первоначально Израилю была дана Тора, написанная квадратным алфавитом, и лишь после того, как Израиль согрешил, появился «ломаный» древнееврейский алфавит. Возможно, такие представления связаны с тем, что одну из поздних разновидностей древнееврейского алфавита использовали самаряне[2].

Вокализация еврейского текста. В обоих еврейских алфавитах, как в древнем, так и в квадратном, не было гласных букв в том значении, в каком они существуют в современных европейских языках. Священные писатели Ветхого Завета писали консонантным алфавитом. Они и современные им читатели легко могли обходиться без знаков вокализации, так как язык их книг в то время был живым, разговорным и общепонятным языком. Кроме того, чтение и понимание священных книг в значительной мере облегчалось еще тем, что в древнем еврейском алфавите существовали так называемые полугласные буквы: алеф, хе, вав и йод. Эти буквы, существовавшие и в древнем, и в квадратном алфавите, были согласными, но нередко применялись для обозначения гласных звуков. Средневековые еврейские ученые назвали эти полугласные буквы «иммот хаккериа», что означает «матери чтения». В научной терминологии употребляется дословный перевод этого выражения на латинский язык – matres lectionis.             

Допленные священные писатели полугласными буквами поль­зовались в основном для обозначения согласных звуков. У послепленных ветхозаветных писателей уже больше, чем у допленных, заметно употребление полугласных букв в значении гласных. Так, имя Давид в книгах Царств пишется dÇwßd, тогда как в книге Паралипоменон добавляется полуглас­ная буква йoд: dyÇwßÐd.

В межзаветный период употребление полугласных букв становится более широким, причем некоторые писцы по своей инициативе добавляли полугласные буквы в текст для облегчения прочтения соответствующих слов. В связи с этим мы можем довольно часто наблюдать интересное явление, когда на одной странице еврейской Библии можно встретить одно и то же слово, написанное как с использованием полугласной, так и без нее. Характерным свидетелем данной эпохи являются рукописи из окрестностей Мертвого моря, в которых matres lectionis используются особенно часто, причем в тех словах, которые в масоретском тексте вовсе не имеют полугласных букв. В частности, буква «вав» почти всегда употребляется для обозначения звуков «о» и «у»[3].

 В Самарянском Пятикнижии, кроме того, употребляются и особые го­ризонтальные черты над некоторыми словами, которые, по мнению ученых, имели целью отличать слова, писавшиеся в согласных буквах одинаково, но имевшие разную вокализацию и значение. Например, с горизонтальной чертой пишется предлог le' в отличие от lE' – Бог.

Несмотря на употребление полугласных, с течением времени стали возникать проблемы с чтением некоторых слов и их переводом. Блаж. Иероним Стридонский в своих сочинениях весьма часто указывал примеры различного чтения одного и того же еврейского слова. Например, в Ис. 9:7 слово rbd одни читали deber («язва»), другие – dabar («слово»), возможен и третий вариант – dabber («говорить»).

В Талмуде упоминается о споре между школами Гиллеля и Шаммаи о том, как следует читать те или иные библейские слова, имевшие одинаковую консонантную основу, но различающиеся по гласным звукам; например, как читать в Исх. 23:19 слово blxb:bachalab (в жиру) или bacheleb (молоке)? Эти споры относительно произношения библейских слов свидетельствуют о том, что даже среди раввинов возникали разногласия в произношении отдельных библей­ских слов вследствие того, что еврейский язык после двух антиримских восстаний (66-73 гг. и 132-135 гг. по Р. Х.) и рас­сеяния евреев постепенно становился достоянием узкого круга книжников и мудрецов.

Начиная с VI века, сначала вавилонские, а за ними и палестинские иудеи, начали снабжать консонантный библейский текст знаками вокализации и ударениями, причем работа в этом нап­равлении происходила одновременно в Вавилоне и в Палестине. В итоге были разработаны три системы вокализации: вавилонская, палестинская (в южной Палестине) и тивериадская (в городе Тиверия в северной Палестине). Вавилонская и палестинская пунктуации были надстрочными, тогда как тивериадская – подстрочная. Со временем тивериадская система (по причине ее продуманности и точности) утвердилась и совершенно вытеснила остальные, так что вплоть до открытия в XIX веке документов из Каирской генизы и Йемена первые две системы были ученым неизвестны.

Особый толчок к развитию и завершению системы пунктуации, по мнению ученых, дало появление караимства (караим — «читающие»). Основа­тель караимства Анан бен Давид (VIII в. по Р. Х.) и его последователи отвергли талмудическое иудейство и свое учение основывали исключительно на Священном Писании, вследствие чего они тщательно изучали библейский текст и нередко читали его по-своему. Ортодоксальные иудеи в противовес караимам в апологетических и полемических целях старались закрепить прочтение текста Библии во всех деталях. Возможно, именно поэтому несовершенные вавилонская и палестинская пунктуации были признаны неудовлетворительными и начали заменяться более точной тивериадской пунктуацией.

Таким образом, посредством изобретенной системы пунктуации, в которой с помощью черточек и точек обозначались гласные звуки, было зафиксировано на письме произношение еврейского библейского текс­та, которое до этого времени передавалось устно.

В заключение обзора истории еврейской пунктуации следует от­метить, во-первых, введение пунктуации повлекло за собой не из­менение, а сохранение еврейского библейского текста; во-вторых, система вокализации консонантного биб­лейского текста не является искусственным изобретением или нововведением, но в своей сущности она представляет собой запись предания. Однако в то же время библеисты выявили немало отличий масоретской огласовки от того прочтения, которое предлагают другие свидетели библейского текста: самарянская традиция, второй столбец Гекзапл Оригена, Септуагинта и Вульгата. При этом доказано, что варианты альтернативной огласовки, основанной на указанных источниках, нередко являются более древними и предпочтительными. Вследствие этого высказывается мнение, что в некоторых случаях тивериадская вокализация или отражает более позднее произношение того или иного слова, или его звучание в одном из диалектов еврейского языка.

Итак, современный библеист и экзегет должен уважать древность и авторитет масоретской пунктуации и придерживаться ее в первую очередь. Однако в то же время следует помнить, что авторитет тивериадской огласовки не является безусловным и потому необходимо принимать во внимание те различия между масоретским текстом и другими свидетелями, которые обусловлены различной огласовкой единого консонантного оригинала. Если в таком случае при анализе текста будет доказан приоритет альтернативной огласовки, то допустимо отступление от масоретского прочтения.

 


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 460; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!