Понятие о каноне и боговдохновенности



Слово «канон» происходит, по мнению одних, от греческого κανών, по мнению других, от еврейского «каннé» и в своем первоначальном и собственном смысле обозначает трость, палку, отвес или шнур, т. е. вообще прямую меру измерения.

С течением времени слово «канон» стало употребляться в переносном значении в смысле «образец, правило»: у грамматиков – правила склонений и других грамматических форм; у юристов – нравственное или законное правило, предпи­сание. У священных новозаветных писателей слово κανών употребляется в смысле нравственного правила жизни: «тем, которые поступают по сему правилу (κανόνι), мир им и милость» (Гал. 6:16; ср. Флп. 3:16; 2 Кор. 10:13-16). В этом значении слово «канон» употреблялось и в святоотеческих творениях, потому и постановления вселенских и поместных соборов обычно назывались «канонами», как правила веры и жизни.

Для нас особенно важно то, что критики древней литературы слово «канон» стали использовать в значении списка классических произведений. Это значение слова «канон» у отцов Церкви стало употребляться в отношении к сборнику священных и боговдохновенных книг, являющихся источником веро- и нравоучения. «Как обыкновенную меру (веса, объема или длины) нельзя произвольно увеличивать или убавлять, чтобы она не потеряла своего измерительного значения, так и собрание канонических боговдохновенных пи­саний нельзя произвольно изменять прибавлением или отнятием из ниx чего-либо», – пишет свят. Иоанн Златоуст. (Толк. на Посл. к Филипп. III, 16).

Таким образом, в библейской науке под «каноном» священных книг понимают собрание (список) всех книг, признанных боговдохновенными; следовательно, с понятием «канон» связано понятие o боговдохновенности, т.е. особом участии Духа Божия в происхождении книг Ветхого Завета.

О боговдохновенности ветхозаветных канонических книг говорится в самом Священном Писании. Священные ветхозаветные писатели нередко свидетельствуют, что они «записывали в книгу» выдающиеся исторические события, или пророчества по повелению Божию. Так, Моисей получил повеление от Господа записать в книгу историю войны евреев с амаликитянами (Исх. 17:14) и маршрут странствования евреев по пустыне (Чис. 33:2). Пророки (Авв. 2:2; Иер. 36:2 и др.) получали от Господа повеление записать в книгу пророчества о бу­дущих событиях; иногда это происходило в присутствии свидетелей (Ис. 8:1-2). Кроме того, многие отделы пророческих книг начинаются словами: «так говорит Господь». Соответственно этому, ветхозаветные книги имеют особые наименования: «книга завета» (Исх. 24:7) или «книга Господня» (Ис. 34:16). Эти и многие другие подобные свидетельства позволяют говорить, что сами священные ветхозаветные авторы считали свои книги боговдохновенными писания­ми.

Такое понимание подтверждается множеством новозаветных свидетельств. Так, Иисус Христос говорит о Давиде: «Ибо сам Давид сказал Духом Святым: сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих» (Мк. 12:36 = Пс. 109:1). Согласно с учением Иисуса Христа, апостолы признавали священных ветхозаветных писа­телей лицами боговдохновенными. Апостол Петр говорит, что ветхозаветные писате­ли произносили и писали свои пророчества, находясь под действием Святого Духа: «Ибо никогда пророчество не было произносимо по воле человеческой, но изрекали его святые Божии человеки, будучи движимы Духом Святым» (2 Петр. 1:20). Апостол Павел говорит о всех пророках: «Бог, многократно и многообразно говоривший издревле отцам в про­роках...» (Евр. 1:1). Наконец, самое явное свидетельство о боговдохновенности ветхозаветных священных книг содержится в послании к Тимофею: «Все писание боговдохновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности» (2 Тим. 3:16). Под боговдохновенным писанием, апостол, без сомнения, разумеет все ветхозаветные канонические книги, на которых с детства воспитывался св. Тимофей.

Относительно природы самого вдохновения взгляд Церкви установился не сразу. В древней Церкви под влиянием иудейской традиции более распространенной была вербальная теория (от лат. verbum – слово), согласно которой содержание священных книг рассматривается как текст, как бы продиктованный Богом и записанный священным автором слово в слово (Тертуллиан и др.). При таком понимании действительным и исключительным автором Библии считается только Дух Божий, а роль человека ограничивается механической передачей Его речений. Частично в пользу этого понимания говорит фраза: «язык мой – трость скорописца» (Пс. 44:2).

Но уже с IV века формируется теория синергизма (термин «синергизм» означает «совместное действие»), согласно которой Библия есть одновременно и Слово Божие и слово человеческое. Следовательно, теория синергизма отличается от вербальной теории признанием активного участия самих священных авторов в написании книг. В частности, различия в стиле и другие особенности каждой книги, выделяющие ее среди других, указывают на то, священные писатели были авторами своих книг в полном смысле слова. Также вербальному пониманию боговдохновенности противоречит присутствие разного рода неточностей – исторических, хронологических и топографических.

Принятие теории синергизма позволяет провести аналогию между понятием о боговдохновенности Библии и оросом IV Вселенского Собора о соединении во Христе Божественной и человеческой природ. Иисус Христос есть совершенный Бог и совершенный человек. Также и процесс происхождения священных книг органично сочетает в себе действие Духа Божия, вдохновившего написание этого текста, и творческие усилия конкретных людей. Иными словами, Библия богочеловечна по своей природе.

Наконец, современные богословы все чаще говорят о том, что боговдохновенность священных книг не ограничивается только самим процессом их написания, но также охватывает и всю историю их канонизации. Это значит, что в том, что та или иная книга вошла в канон и сохранилась до нашего времени, также проявляется действие Духа Божия, направлявшего и вдохновлявшего усилия благочестивых людей.

Состав еврейской Библии.

Все священные книги разделяются у евреев на три части: Закон, Пророки и Писания. «Закон» или «Тора» содержит первые пять книг Библии, т.е. Пятикнижие Моисея. Отдел «Пророки» («Невиим») содержит 8 книг и делится на две части: «Ранние пророки» («Невиим ришоним») и «Поздние пророки» («Невиим ахароним»). В «Ранние пророки» вошли книги Иисуса Навина, Судей, Самуила (1-2 Царств) и Царей (3-4 Царств); отдел «Поздние пророки» заключает в себе книги Исаии, Иеремии, Иезекииля и 12 малых пророков (которые считаются одной книгой). В третий отдел – «Писания» или «Кетувим» – входят 11 книг, а именно: Псалтирь, Иов, Притчи, Екклесиаст, Песнь Песней, Руфь, Плач Иеремии, Есфирь, Даниил, Эзры (1 Езд. и Неем. за одну книгу) и Хроники (1 и 2 Паралипоменон).

В отделе «Писания» выделяются в особый сборник «мегиллот» («свитки») следующие 5 книг: Песнь Песней, Руфь, Плач, Екклесиаст и Есфирь, так как эти книги употреблялись в синагогах в праздничные дни (Пасху, Пятидесятницу, в день воспоминания разрушения храма, праздник Кущей, Пурим).

Книги Руфь и Плач, которые входят в отдел «Писания», в древности находились в пророческом отделе. Более того, книга Руфь присоединялась к книге Судей, а Плач – к книге Иеремии; именно так считал Иосиф Флавий и некоторые отцы восточной Церкви, вследствие чего они говорили о 22-х книгах иудейского канона. Последующее выделение их и перенесение в отдел Писания, может быть, произошло вследствие их употребления в праздничные дни и вхождения в число «пяти свитков».


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 440;