Раймунд Луллнй н тайное знание



 

Вернемся к портрету Христиана Розенкрсйца: не правда ли, тойный его прототип? Но для полноты следовало бы привести и одну интереснейшую, на мой взгляд, интерпретацию легенды «обессмерченного» Раймунда Луллия. Ее пересказал A.B. Кудрявцев в материале «Блистательный мастер Раймунд Луллий». Цитата коротка:

«Надо сказать, что сам ал немало поспособствовал тому, чтобы выражение "вечная жизнь" стало не просто рядовым преувеличением, простительным для увлеченного своим делом автора, но элементом легенды. Луллий стал причиной возникновения целого ряда легенд. Одна из них — о том. что он открыл эликсир вечной жизни, мог бы жить вечно, но искал смерти, желая испытать силу эликсира (курсив мой. — A.B.). Действительно, Раймунд Луллий погиб во время очередного путстествия в Тунис, забросанный камнями религиозными фанатиками».

Здесь очень важный новый ракурс: Луллий желал испытать, подействовал ли эликсир! И столкнулся с тем, что земному человеку из плоти и крови невозможно сделаться равным Богу. Да, эликсир подействовал, но... Эликсир — это не средство для бессмертия в том виде, в каком он приводится в легенде от Э. Леви. Эликсир — только средство для получения скольугодно долгой жизни, не больше. Разница между бессмертием и сколь угодно долгой жизнью состоит в том. что жизнь адепта все-таки может оборвать, и очень легко, просто свалившийся на голову кирпич или что-то в таком же роде. Как и произошло в Тунисе с Раймундом Луллием.

То есть эликсир вечной жизни — не что иное, как действительно универсальное средство от всех болезней, в том числе от старости.

Он обновляет организм и делает все процессы в нем как бы замкнутыми сами на себя. Забегая вперед, скажу, что знаменитый вечный Сен-Жермен никогда ничего не ел — видимо, он черпал энергию жизни «прямо из воздуха», и еда не только не была нужна его организму, а, возможно, повредила бы. поскольку организм был каким-то образом сбалансирован с помощью эликсира. У Э- Леви Луллий проговаривается, что испытывает сильное чувство голода, но сдерживает себя усилием воли.

Такая интерпретация истории с эликсиром гораздо гуманнее, чем история с наказанием Вечного жида Агасфера: тот и впрямь не может умереть, но это наказание, — а для чего же эликсиру становиться наказанием для полугившего его столь тяжкими трудами? «Во всяком случае за те двести лет, что я ему служу, он нисколько не изменился»: вот конечная цель поиска панацеи от всех болезней, или же эликсира вечной жизни. Настоящее бессмертие — только в вечности, то есть у Бога.

Эликсир вечной жизни, придуманный или добытый Луллием, — это, видимо, выдумка, хоть и гениальная. А вот тот факт, что Раймунд Луллий — один из первых, кому удалось возродить утерянное тайное знание, весьма важен.

До сих пор в разговоре о тайной доктрине, ведомой древним египтянам или древним индийцам, но неведомой европейцам, мы говорили скорее с позитивистских, механистических позиций: вот не было у нас этих знаний, а достаточно было раскопать древнее хранилище. натк1гуп>ся на египетский пергамент, где записано тайное знание, —и теперь оно у нас ссть.Тому, кто так думает, придется очень разочароваться, ибо это совершенно не так. Всем известны магические символы - например, тот же треугольник или «шестиконечная звезда», состоящая из двух переплетенных треугольников, или древнееврейский алфавит (если не известен, то достаточно поинтересоваться, и знающие люди вам его представят). Однако только единицы из людей умеют извлечь из этих символов ту скрытую в них пользу, которая лежит вне экзотерического смысла. У тайного зпаштя есть свой алфавит, который, будучи примененным, вполне может воспроизвести экзотерический смысл, но скрытый за символами эзотерический, оккультный смысл останется читателю данного текста недоступным. Раймунд Луллий знаменит тем. что возвратил символике ^зотеризма утраченный ею смысл. Каждую свою работу он предваряет своим алфавитным списком, договаривается о терминологии, а затем придерживается принятых договоренностей. Он возвратил смысл понятиям: предметам дом, стул, дорога и т.д.; первоначально заложенным в человеке чувствам и состояниям — вожделение, гнев, гордость и т.д.; мирозданию — земля, небо. Бог... Все. чего касалась рука Раймунда Луллия. получало свой прежний, забытый, но вновь открытый смысл.

Чтобы продемонстрировать, что мы забыли первоначальные понятия и их истинный смысл, вслушайтесь в то. как мы иногда говорим:

— Тут кошка, собака такая, насвинничала!

Тайные знания хранили высшие иерофанты. Это наверняка могло вызвать беспокойство большинства: почему они? Это была не зависть, это говорил инстинкт: ведь тот, кто обладает, имеет власть над всем и над всеми, в том числе и надо мной. Впрочем, большинство в силу того же инстинкта ситуация как раз устраивала: если они знают все. значит, они и отвечают за то. чтобы в мире все шло правильно. Так мы когда-то верили в царя-батюшку, а первобытные люди —I в шамана.

Еше одно заблуждение — то. что знания были скрыты от всех. Ничего подобного: так же, как при случае можно обнаружить, особенно в Интернете, самую редкую книгу, любой человек в любое время — и в прошлом, и сейчас — может получить «полное собрание» тайных знаний. Они как раз менее всего скрыты: Книга Мертвых, Тексты пирамид. Веды и т.д. — ищите, и найдете. Но вы не станете обладателем тайных знаний: прочесть эти источники вы сможете только па уровне экзотерического содержания. Можно поучиться и эзотерике, однако освоить се сможет далеко не каждый. И только единицы в силах добраться до сути.

В 1950-е г. Р. Шваллер де Любич опубликовал небольшую работу, которая называется «О символе и символическом», где очень хорошо показал как раз то, о чем я только что сказал. Я процитирую лишь небольшую часть этой удивительной работы неординарного, с нашей точки зрения, ума. каким, на мой взгляд, обладали розенкрейцеры и Раймунд Луллий, который к ним, возможно, ног и не относиться. Чтобы попять, до какой глубины добирается Шваллер дс Любич, достаточно сказать, что процитированный текст взят из не совсем обязательной части этой работы — Предисловия. Но нам важен как раз принцип, а потому.

«Традиционные инициирующие тексты можно читать и изучать, исходя из двух подходов. Одни — имеет дело с экзотерическим (исторически обусловленным) смыслом, который главным образом служит основанием, то есть символом того эзотерического смысла (выражаемого в символическом), который без соответствующего перевода делает эти тексты, легенды и изображения в наших глазах скорее бессмыслицей, чем рассказом, создающим образы, доступные нашему пониманию и, в конечном итоге, общезначимые.

Экзотеризм, следовательно, есть необходимое звено, поскольку мысль нуждается в такого рода опоре.

Но когда речь идет о сосгоннии умов той или иной эпохи или же тайном смысле тчкхггоа (образующем фундамент, скажем, древнеегипетского знания), только символическое способно проникнуть в эти глубины.

Основания символического следует искать в художественных средствах выражения, сюжетах изображений, архитектурных принципах, притчах, легендах, в письменности. В последнем случае речь идет о каббалистической форме, один из аспектов которой обращен к непосвященным и, по большей части, предполагает транскрибирование.

Коль скоро мы заговорили о тайм, естественно возникает вопрос: "В чем же здесь тайна?"

Всего лишь два десятилетия назад (работа Р. Шваллера де Люби-ча была опубликована в 1951 г. — A.B.) нам было бы весьма сложно дать ответ, поскольку тогда еще было неясно, что развитие науки возможно и без того, чтобы каждое открытие немедленно становилось достоянием публики. Действительно, долгое время именно "любители" вносили изрядный вклад в общий прогресс, правда, пе соб ственпо науки я строгом смысле, а ее приложений. По если "механистическая" наука (вплоть до молекулярной биологии) не выходит за рамки доступного пониманию каждого, то чистая наука, единственно достойная недвусмысленно считаться наукой, однажды решившись покинуть царство детерминизма и рационализма, теперь уже Доступна отнюдь не каждому. За последние 30, самое большее 40, лет ориентация научной мысли полностью изменилась по сравнению с гем, что было характерно еще для прошлого столетия.

 

Так вчем же секрет? Никто ничего не скрывает, все на вилл*. Однако кто сегодня способен понять смысл принципов относительности и следствий ИЗ них? Даже среди выдающихся математиков немногим под силу проникнуть в фундаментальные глубины этого учения. Вспомним хотя бы знаменательное откровение Луи де Ьрол ьи, когда он после 25лет изучения константы Планка признался, что до сих пор не постиг "исчерпывающим образом" всего смысла к*ан-тл энергии и действия. Ьоглтгтво содержания иных "озарений" современной мысли столь велико, что его отнюдь не легко исчерпать. Эта происходящая без нашего вмешательства эволюция, ведущая к тому, что однажды наука окажется в руках очень ограниченного круга избранных, способна создать новую аристократию, наделен властью, вопреки всем усилиям пролетариата и "технократии" в честве очередного правящего класса, которые вравной мере об чены на провал.

Мы наблюдаем, как политическая власть все вбольших масштабах переходит вруки крайне узкого круга доктринеров. Россия явила миру замечательный пример логического итога торжества принципов социализма, что оберігулось диктатурой пролетариата. О нако это вопрос сугубо политической власти, в протнво которой должна с необходимостью заявить о себе, как это н странно звучит, власті, науки. Если первая способна влиять на умы людей посредством силы, вторая, что куда более трагично, буд-влиять на судьбы духа, не прибегая к силе, по через убеждение. Си-довательно. массам не остается иного выбора, кроме как верить в то, доступно пониманию немногих Верить и уповать: это происходит сейчас, но. вне всяких сомнений, со временем будет лишь ляться.

Это ли не "ложный храм", ложная "религия", основанная не Духе, но на тленной материи и науке се разрушения?

Сегодня никому не нужна такая "религия", которая, однако, существует и получает асе большее распространение: в конеч итоге, единственным решением, казалось бы. может стать пне мирового правительства45. Однако уже сейчас ученые не ют подчиняться коїггролю со стороны политиков: они сегодня деют "секретом"**. Этот секрет отнюдь не скрыт от наших глаз, не большей мере, чем эзотерические учения Древнего Египта: необдимо лишь развить в себе определенные способности, чтобы постичь его. Так. урок, который преподносит нам современная наука, становится образом, проясняющим саму сущность Храма эзотерической

науки-.

Далее мне хотелось бы выбрать из работы III вал л ера де Любича еще одну цитату, но не из основного текста, а одно из его пространных примечаний (сноску), которое говорит, по-моему, гораздо красноречивее о том. что не совсем внятно подано в основном тексте. Я даю это примечание как основной текст, ибо смысл его как раз ложится на пат разговор о Раймунде Луллнн - об одном из главных достижений, удавшихся ему: научить правильно прочесть то. что написано. Итак:

-Предпринималось немало попыток разгадать загадку фараонов посредством символической интерпретации образов и знаков. Однако здесь мы не застрахованы от всевозможных ошибок, в силу субъективности наших суждений, поскольку в этой области трудно что-либо утверждать с полной уверенностью. Ьсзусловно, всякий раз предпринимались попытки опереться при этом на соответствующую теорию, которая иногда принимала характер более или менее согласованной философской системы. Позднее рационализм отверг все эти попытки в целом, в уповании на то. что благодаря открытию Шампольона. предложившего логический способ прочтения иероглифов, можно будет без особого труда проникнуть в образ мысли египтянина. Таким образом осуществлялся перевод на наши современные языки, и совершенно в современном духе, более того, предполагалось, что возможно перевести, основываясь исключительно на грамматике, сокровенные храмовые тексты. И все так и осталось сокрытым: и образ мыслей древних, и их подлинные знания о силах Природы. То же самое можно сказать и о переводах индийских Вед И Упаиишад и т.п., или же китайского текста Дао дз цзин Лао-цзы. 11аписанное. по самому замыслу, оставляло предполагаемому читателю возможность выбора нравственно и духовно обоснованной интерпретации, необходимой для понимания истинного смысла. Нередко подобные тексты написаны в так называемом "телеграфном стиле", обнаруживая отсутствие каких бы то ни было грамматических согласований между глагольными формами — то есть опуская грамматическую связь мысли. Далее, по сравнению с индийскими текстами (которые, к тому же. претерпевали изменения, будучи неоднократ

m

по переписаны) преимущество древнеегипетских состоит в символическом методе, содержащемся в самой форме записи. Даже не обращаясь к алфавиту, исследователь может руководствоваться символом как таковым, будучи уверен, что он имеет дело с сущностными принципами, сформулированными в данном тексте. Не стоит заблуждаться, что можно отказаться от символов, уповая исключительно на знание формы письма, якобы выражающей смысл, как в наших современных языках с алфавитной записью, не предполагающей эзотерического истолкования образного символизма».

Как видите, с пониманием магических текстов вовсе не все так просто, как может показаться, и не каждому дано воспользоваться этими текстами для их правильного, адресного применения. Однако, намой взгляд, Р. Шваллерде Любич. все же находящийся в плену материалистического взгляда, оценивая достижения современной науки, допустил важнейшую ошибку. Он не заметил, что наука, перейдя грань механистичности, когда добралась до атомарных исследований (то есть, выросши из ньютоновских штанишек, нацепила па себя академический костюм Эйнштейна), все же не перестала быть позитивистской, а соответственно, никакой «религии», как опасается автор, собою представлять не может. Наоборот: именно теперь, изучая элементарные частицы, паука попала поначалу в некий ступор, когда перестала уметь объяснять открывшиеся ей явления с чисто материалистических позиций. В качестве примера сам Р. Швал-лср дс Любич приводит принцип неопределенности Гейзенберга, который является «вынужденным», а не мировоззренческим, сирсчь естественным. Однако уже одно то, что ученые наконец, минуя несколько столетий крайнего позитивизма, приходят к такому выводу, совпавшему с тем, о чем предупреждали еше древнеегипетские жрецы (тайное нельзя записать, ибо сама запись лишит мага его магической силы17), говорит нам о том, что наука, вероятно, все-таки выберет единственно правилмплй, неразрутаительный ггуть. Недаром вот уже по меньшей мере лет пятьдесят все паши высшие физики-академики втихаря от «партии и правительства» приходили к Богу... То же происходит и с материалистами на Западе. И современный интерес к тайным знаниям и, в частности, к примеру розенкрейцеров — никакая не случайность, а следствие повзрослепия человечества. Потому объяснять происхождение религии мистическим страхом дикаря не совсем корректно: веря, что ветер возникает изза того, что качаются дерева, такой дикарь станет поклоняться дереву, а не ветру (так оно, кстати, и было). К Богу же, единому и пронизывающему Собой все мирозданье, должен был прийти очень цивилизованный, очень ученый человек.

А для того, чтобы стать адептом, посвященным, необходимо, чтобы будущий посвященный прошел путь Ученика, над которым непременно должен стоять Учитель. Вне такого кураторства правильного посвящения быть не может, а если нет правильного, то не может быть никакого. Избранного может посвятить сам Бог, и такое посвящение происходило также не единожды. Именно потому Раймупд Луллий гак твердо держался веры в Откровение.

На этом, пожалуй, стоит и закончить историю великого Раймун-да Луллия, ибо впереди пас ждет краткое жизнеописание не менее великого Джона Ди.

 

ГЛАВА10. ДРУГИЕ ВЕЛИКИЕ НАГИ

 

Джон Ди

 

Джон Ди — человек, оказавший на историю Англии не меньшее влияние и принявший в ней никак не меньшее участие, чем легендарный Мерлин. Однако от Мерлина на островах Королевства осталось меньше сведений, и уже в эпоху Возрождения Мерлин считался чистым мифом.

Однако, как сказал упомя1гутый мною в прошлой главе А.В. Кудрявцев, рассказывая о Раймундс Луллий, да как и происходит в действительности, тайные знания, добытые с превеликим трудом, имеют свойство забываться последующими поколениями, то есть их практически всякий раз приходится от крывать заново. Так произошло не только с тайными знаниями волшебника Мерлина, но и с ним самим. Га же участь постигла и Джона Ди, которого знают лишь немногие, чей интерес составляет история розенкрейцерства, магия и алхимия. Ьлце меньше людей знают напарника Джона Ди — Эдварда Келли...

Джон Ди (1527—1608) — выдающийся английский мыслитель и политик, маги розенкрейцер, основатель (или восстановитель) Ено-

 

229

 

Рис. 13. Джо» Ди, асфолог и советник королевы Елизаветы

 

хианской церемониальной магии, теоретик, создавший концепцию Британской империи, которой затем следовали все колониальные империи мира, астролог, геометр, алхимик и т.д., и т.д. Джону Ди принадлежат многие практические идеи британской политики конца XVI в,, в том числе авантюрные, часть из которых он осуществил лично. Например, Джон Ди сумел бы остаться в истории благодаря всего лишь одной блестяще исполненной магической операции — внедрению ведьмы в Ие1тбедимую армаду испанцев, которая в нужный момент призвала силу стихий, разметавшую весь испанский флот, поисками сокровищ которою до сей поры балуются подводные археологи.

Джон Ди был незаменимым советником королевы Елизаветы (ее сейчас именуют Елизаветой I), составлявшим для нее астрологические гороскопы. О влиянии его на Елизавету говорит хотя бы тот факт, что свою коронацию она проводила в соответствии с рекомендациями гороскопа, составленного для нее Джоном Ди.

На примере деятельности Джона Ди мы можем впервые обнаружить политические, а не оккультные корни происхождения розенкрейцерства. Если прежде можно было лить догадываться о скрытых политических целях в деятельности розенкрейцеровских

230 братств Европы, то с английскими розенкрейцерами обстоит дело иначе: имеется документальное подтверждение тому, что Орден розенкрейцеров в Англии образован лично Джоном Ди и что целью его образования было успешное противостояние Иезуитскому ордену. Имеется и еще одно дополнительное обстоятельство, подтверждающее антикатолицизм розенкрейцерства (если нам недостаточно утверждения Элифаса Леви о Данте): как в Германии -классические» розенкрейцеры были, во-первых, лютеранами, так и Джон Ди являлся протестантом, что отразилось и на созданном им Ордене розенкрейцеров.

Джон Ди был силен не только в «теории-, но и в практике: переводчик евклидовой геометрии, он сам применял ее законы — в том числе им впервые была применена евклидова геометрия для создания инструментов и навигационных морских карт. Это не все: первые навигаторы Британского флота — это ученики Джона Ди. Джон Ди — не только гениальный картограф и географ, но и автор идеи Северных морских путей из Европы в Америку. Насколько мы сейчас знаем, таких пути два — это Северо-Западный, через Атлантику и северные воды до Берингова пролива, а также Северо-Восточный, который ныне зовется Северным морским путем, через Северный Ледовитый океан. Эти поиски путей были, как вам должно быть понятно, не ради кратчайших путей в Америку, а в первую очередь ради спасения от морских бандитов, которым в северных водах появляться довольно затруднительно. Цель же Северных путей — торговля с Китаем и Индией, минуя страшный для сухопутной торговли мусульманский Восток. Впрочем, несмотря на практические шаги в открытии того и другого путей, при жизни Джона Ди ни один из этих путей не был пройден. Экспедиция Мартина Фробишера в 1570-е годы потерпела неудачу на Северо-Западе, а на Северо-Востоке ничего так и не за планировал ось. поскольку англичанам сопротивлялась Россия.

Математик и пророк, Джон Ди написал к английскому изданию Евклида «Математическое предисловие», где выступил еще в одной своей ипостаси — как автор одного из первых произведений по истории пауки, причем он стал единствотым в своем роде, кто на основе математических экстраполяции предрек возникновение новых математических наук в будущем. Вернее, то была «система наук-, многие из которых действительно потом возникли. Столь сильные примеры ясновидения, которым обладал Джон Ди (правда, в таких

231


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 307;