ВЕЛИКИЕ МАГИ И АЛХИНИКИ, ЯВЛЯЮЩИЕ ПОРТРЕТ С.Н.С.



 

прототипыс.я.с.

 

Христиан Розепкрейц (СЛс.С.) ... Как мы помним, Г. Шустер сообщает нам. что никакого Христиана Розенкрейца в природе не существовало {тем более что голландцы, например, называют другого

человека — Христиана Розе), а мистификаторы XVII в. при публикации документов розенкрейцеров взяли для своего знаменательного персонажа собирательный образ, составив его из Раймунда Луллия и Фомы Кемпийского. Посмотрим, что за личности они были.

Обратившись к биографиям указанных Г. Шустером людей, мы увидим, что один из них (Фома Кемпийский) — голландский немец, а второй, которому более пристало имя мага, каталонец Раймупд Луллнй. живший на Мальорке и умерший предположительно в Тунисе. Таким образом, мы получаем некоторую порцию предвзятости. Если Луллий практически не вызывает вопросов, то Фома Кемпийский. несмотря на его громадные заслуги — написал (или не написал) книгу «О подражании Христу», которой «зачитывалось» не одпо поколение священников и просто верующих (книгу приписывают также Жану Жерсону или еще 1есрту Грооту), — проигрывает многим своим современникам, среди которых есть достаточно кандидатов на вторую часть -собирательного образа» Христиана Розенкрейца. Кстати сказать, если «Подражание Христу» написано именно Жаном Жерсопом, то он. как автор этой книги, вовсе не подходит на роль «второго я» Розенкрейца — хотя бы потому, что. как мы помним, был активным противником -Романа о Розе», одного из самых «розенкрейцеровских» произведений.

На роль прототипа брата Христиана можно было бы выбрать гораздо более подходящего деятеля, тем более что с позиций начала XX в. он был почти современником Фомы и Розенкрейца, — например, легендарного британца Джона Ди. жившего ста годами позднее и умершего до легализации розенкрейцеров (1608). о котором мы веснепременпейше поговорим. Отчего же Георг Шустер не заметил этого мощнейшего из видных розенкрейцеров (кстати, подлинного основателя Ордена розенкрейцеров в Англии еще до немецкой публикации известных нам трех документов Андреа)?.. Да все просто. Англии и 1срманин начала XX в., когда выходила книга Шустсра. были столь ярыми противниками, что немцу Шустсру никак не пристало даже упоминать Джона Ди. чем он и поставил свою двухтомную работу -История тайных союзов* по достоверности в невыгодное положение в сравнении с серьезным -противником- — французом Злифасом Леви. бывшим в своей -Истории магии- более объективным к немцам (правда, в годы Э. Леви Первая мировая война еще не назрела, и Альфонсу-Луи Констану было гораздо легче остаться объективным).

Рис. 12. Раймунд ЛуллиЙ. Издано тем же Н.И. Новиковым (ХУЛ! в.)

 

земле воинственных тевтонцев. А есть и такое отличие Фомы от Хри­стиана, что. приняв его во внимание. Фому достаточно трудно будет называть прототипом Розснкрейца: книга Фомы -О подражании Христу» пробуждала положительные эмоции у самых разных хрис­тианских течений, в то время как розенкрейцеры своими докумен­тами XVII в. навели большой переполох, а лично Христиан Роэен-крейц, как вы помните, возвращаясь из Феса, вызвал у испанских бра­тьев во Христе нечто схожее с лихорадкой, когда стал толковать им об оккультизме.

Обратившись же к портрету Раймунда Луллия. мы вдруг обнару­жим раздвоение и даже растроение сего историческою персонажа. И сразу поймем, что эта личность, конечно же, подходит на роль прототипа первого розенкрейцера. Обратим внимание на годы жиз­ни подлинного Раймунда Луллия: 1235-1315. Это нас. во-первых, отправляет в тот самый XIII век, столь привычный теперь, по про­шлой главе. А во-вторых, пусть и не совсем правильно, однако в ка­кой-то степени все же небезосновательно - географически перено­сит нас в зону влияния тамплиеров, что еще раз косвенно подтверж­дает, что истинные маги возникли поначалу- именно в среде Ордена

Однако скажем несколько слов о Фоме Кемпийском. отдавая дань той же объективности, раз это имя упомянуто Г. Щустсром. Как уже говорилось, годы жизни Фомы Ксмпийского (1379 или 1380-1471), настоящее имя которого Томас Хамсркен или Хеммерлянн, почти со-В1 гадают с годами жизни мифического Розсмкрейца (якобы 1378-1484). И тот и другой были монахами, а кроме того... Да вот. пожалуй, н все. В остальном каждый сам по себе. Врат Томас учился в Голландии (в Девентере) в школе Братьев общинной жизни (кажется, нечто вроде секты, в то время как розенкрейцерство хоть и секта, по очень претендует на то. чтобы именоваться течением), возглавляемых Геертом (1ергардом) Гроотом. Общество это было чисто религиозным, никакой ереси вроде розенкрейцерства не допускало... А Христиан Розенкрейц, как мы помним, прошел выучку на Востоке, причем образование там получил отнюдь не христианское. Правда, есть и еще одна черта, по которой можно соотнести Христиана Розснкрейца и Фому Ксмпийского. Вернее, даже две: оба были немцы и оба почти всю взрослую жизнь до глубокой старости провели практически неотлучно в монастыре (Томас) или Доме Святого Духа (Христиан). Томас жил в монастыре п .Чвелле, что неподалеку от той самой школы Братства, которую он закончил в 20 лет. Трудно сказать, какие силы или причины переместили его из Кемнена. что иод Дюссельдорфом, где он был рожден, в 1олландик1, но можно предположить, что уже тогда вовсю шла усиленная -подготовка к Грюнвальд-ской битве-, а следовательно, набожному Томасу было неуютно на

 

Храма. Правда, не совсем: в тридцать лет Раймунд вступает в Орден францисканцев, но мы осведомлены, насколько близкими были воззрения францисканцев и храмовников. Также узнаем, что Луллий сделался миссионером и проповедовал в Северной Африке, где и нашла его мученическая смерть. Впрочем, конкретно про его кончину ничего не известно, а мученический венок надела на пего легенда. Любопытно следующее: Раймунд был в Европе самым большим знатоком иудейской и мусульманской теологии, что предполагает прекрасное знание им как еврейской, так и арабской каббалы. Энциклопедия повесгвуст нам о том, что Раймунд Луллий добился преподавания восточных языков в европейских университетах, а также был одним из основателей западной (европейской) арабистики. Полемика с аверроизмом показала нам Луллия — приверженца поиска Истины, или Познания, в Откровении. Каждую вещь Луллий наделяет признаками, в которых нетрудно узнать божественные совершенства, а значит, их глубокое изучение откроет и принципы проявления в мире Самого Господа.

В сочинении -Великое искусство, (один шаг* до Великого делания!) ради полноты познания Луллий разработал методику изучения предельных состояний предмета, а соответственно, выработал методы моделирования логических операций. Используя символы обозначения предельных понятии, он породил одтгу из первых так называемых логических машин, в связи с чем сделался предшественником тех. кто потом изобрел в логике комбинаторные методы. Честно говоря, я не силен в этой области и не моту назвать тех. кто шел в логике по стопам Раймунда Луллия, но догадываюсь, что это очень не просто, а главное, важно. Отвлечемся па минутку и взглянем на гимназический аттестат Володи Ульянова: мы увидим в нем па фоне всех пятерок четверку - не по Закону Божьему, как многие почему-то думают, а именно по предмету, именуемому Логикой. Как-то я уже распространялся на эту тему, но это было много лет назад, а потому, думаю, не грех повториться: если сын инспектора народных училищ получает в аттестате зрелости на фойе сплошных пятерок четверку по логике, то сколько у него на самом деле по логике?.. А мы ищем логику в большевизме XX века!..

Далее энциклопедия сообщает нам, что. будучи каталонским писателем. Раймунд Луллий не просто писатель, а основоположник и классик каталонской литературы, да к тому же выдающийся лирик своего времени. Тут же на ум приходят почти современники Луллия — Омар Хайям и Авиценна. Кстати, до сей поры многие исследователи склонны объединять эти два имени в одтгу личность, несмотря на то что их разделяет значительное историческое время. Было два человека или был один человек, достаточно хорошо мы сказать не можем, но то, что оба были большими охальниками, это факт. Обоим приписывается активная антирелигиозность, склонность к пьянству и другим человеческим порокам. По словам многих авторов, оба были еще те ходоки по женскому полу. Поэт Авиценна значительно хуже поэта Хайяма, а ученый Хайям, соответственно, хуже ученого Авиценны, и это лучшее доказательство того, что было два разных человека.

Это все, что мы можем сказать о Раймуиде Луллий. если пользоваться энциклопедическими данными о нем. По мы знаем наверняка, что позитивистский XX век настолько сместил все понятия, что верить одним только энциклопедиям ни в коем случае нельзя. Посмотрим, что говорят о нем другие маги и просто исследователи, сумевшие докопаться до сути. И одним из таких повествователей о Раймуиде Луллий оказывается... все тот же Элифас Леви.

 


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 349;