Годы. Обзор войн навахо через краткие биографии их вождей. 8 страница



1 июля - пришло сообщение о том, что навахо убили Висенте Гарсия, жителя Санта-Крус в окрестности Абикьюи, и забрали 400 овец, двух осликов и другой домашний скот из Рио-де-Лас-Салинас, Арройо-дель-Калупин.  

6 июля - в Кочити, католический священник отпел в погребальном обряде Антонио Ганна, взрослого мужчину, которого убили навахо. В июле еще четыре взрослых мужчины были убиты навахо и отпеты священниками в Альбукерке, Сандия и Сан-Хуан.  

8 июля - алькальд пуэбло Хемес сообщил губернатору, что когда передчик Антонио Гарсия с 18 другими людьми встречались с навахо возле гор Тунича, вождь Хоакин предупредил их о возможном всеобщем восстании навахо из-за посягательств испанцев на их земли, и что оно должно произойти в ближайшее время. Эту информацию подтверждали новости из пуэбло Зуни, в которых сообщалось, что навахо расположились для атак вдоль маршрутов.

20 июля - навахо с гор Карризон, в сопровождении некоторых индейцев юта, совершили налет на поселение Абикьюи, Новая Мексика. Пять из 17 похищенных лошадей позже были возвращены вождем Хоакином алькальду пуэбло Хемес. Этот старейшина вместе со своим братом и двумя племянниками прибыли 20 июля в Хемес и выразили их лояльность по отношению к испанцам, а также сообщили, что навахо готовятся к войне. Еще он сказал, что когда ему не удалось отговорить навахо от мятежа, он отделился с его группой и решил помогать испанским войскам против его соплеменников. В дальнейшем группа Хоакина стала ядром части племени, получившей название Ана’аии - «Вражеские Навахо».

1 сентября - Отец Мариано Пенон из Лагуна провел церковный похоронный обряд и отпел Хосе Антонио Вальверде из Томе, Пабло Урривали из Сабинал, Хуана Чавеса из Белена, Хуана Трухильо из Л-Хойя, Мигеля Антонио Чавеса из Атриско, и Педро Арагона из Себольета - все умершие в руках навахо во время их нападения в окрестностях поселения Себольета. В начале 1819 года Пенон подал жалобу на то, что ему до сих пор не заплачено за проведение обряда.

5 сентября - Мануэль Руби де Селис, алькальд Альбукерка, сообщил губернатору Интерино Факундо Мелгаресу, что навахо недавно украли овец и коз из Ла Себолья. Была выслана разведывательная партия, которая обнаружила тайник навахо с 302 головами скота, все принадлежащие пуэбло Акома.

6 сентября - в письме к генерал-команданте Алексу Гарсия Конде в Дуранго, губернатор Мергалес просил о присылке 200 кавалеристов и пехотинцев из Соноры и 100 из Новой Бискайи, чтобы укрепить оборону Новой Мексики ввиду возникших  слухов возможных атак с востока объединенных сил англо, команчей и кайова, а также для охраны западной границы от набегов навахо. Команданте ответил, что по 100 солдат из Чиуауа и Соноры уже находятся на пути в Новую  Мексику, и Мелгарес должен приступить к кампании против «порочных навахо - как это и было запланировано - пока они не наводнили провинцию».

9 сентября - католический вященник в Томе провел похоронный обряд и отпел двух взрослых мужчин, жителей Белен, убитых совместной партией апачей и навахо.

15 сентября - Алекс Гарсия Конде из Дуранго, прокомментировал сообщение Мергалеса о том, что «нападения навахо на жителей Новой Мексики уменьшились и почти прекратились, и навахо послали эмиссаров к юта, чтобы заключить совместно договор с нами». Конде ответил, что навахо должны заплатить за нанесенные в течение последней войны убытки.

17 сентября - Хуан Ловато, алькальд пуэбло Таос, Новая Мексика, сообщил губернатору Мелгаресу, что из его поселения было украдено 30 лошадей, и что следы похитителей ведут на запад к Латир (гора Юта), а значит, грабителями были юта и навахо.

26 сентября - два испанских жителя из Атриско были убиты навахо и отпеты священником в миссии

 Лагуна.

4 октября - Педро Антонио Падилья, житель Эль-Боске-Гранде, был убит в Мора, Новая Мексика, навахо и апачами. Он был отпет священником из пуэбло Пикурис. Спустя два дня, Антонио Олгуин из Мора сообщил, что навахо вместе с несколькими апачами хикарийя украли лошадей и убили пастуха возле этого поселения. Поисковая партия не смогла их догнать из-за сильного  ливня.

25 октября - Сальвадор Гарсия из пуэбло Зуни написал губернатору, что он не смог установить причастность вождя Хоакина к недавнему конфликту навахо с этим пуэбло.

4 ноября - Отец Мариано Пенон из Лагуна, провел похоронный обряд и отпел Диего Антонио Санчеса, солдата из Санта-Фе, умершего в результате ранений, полученных от рук навахо.

18 ноября - Хуан де Дьос Пена, алькальд Альбукерка, объявил всем владельцам скота в его юрисдикции, что, поскольку его предшествующие указания по удалению скота с западной границы ими проигнорированы, любой, кто не переправил животных в безопасные места в горах, будет оштрафован на 50 песо и приговорен к месяцу тюремного  заключения.

18 декабря - губернатор Мергалес возвратился из сорокадевятидневной кампании против навахо. Он сообщал в своем отчете: «Было очень тяжело из-за яростного шторма, всегда сурового здесь, и тем более в нынешнем сезоне.  Тем не менее, войска убили семь навахо и захватили еще двоих вместе с 2300 овцами, 73 оседланными и вьючными животными, включая трех мулов». Губернатор жаловался, что он был бы более успешен в действиях против навахо, если бы они «не убегали, только один или другой стояли на самых верхушках горных пик или утесов. Я ушел после нескольких попыток атаковать их, поскольку это невозможно было выполнить, а однажды ночью они ранили стрелами семь моих человек, которые сейчас уже почти выздоровели. В момент нападения навахо находились под защитой сильного северного ветра и сумерек, благодаря чему рассеялись небольшими партиями. Они прислали мне крест и предложение о мире, но моим ответом стало то, что они должны воздать почести нашему любезному королевскому правителю, спуститься с гор, что носят имя племени, и возместить ущерб, что нанесли». Далее он писал, что «после проведения дипломатических и вежливых переговоров с навахо, они убили человека в Лагуна и украли там же несколько лошадей». Следовательно, губернатор запланировал новую кампанию против навахо, и теперь со всех направлений. Он продолжил: «Я не верю, что в их человеческих силах избежать разгрома или уйти на другой берег Рио-Колорадо, которая впадает в калифорнийское море. В любом случае мы избавимся от такого неприятного соседа».

Год.

9 января- Хосе Мигель, убитый навахо, был отпет священником в миссии Лагуна.

1 февраля - губернатор Мелгарес отдал распоряжения алькальдам Альбукерка, Аламеда и Белена, готовиться к встрече большого военного отряда навахо, который, судя по сообщению, выступил по направлению к Рио-Абахо.   

16 февраля - губернатор Антонио Кордеро сообщил в этот день: «Настоящим удостоверяю, что алькальд пуэбло Зуни доставил со всем их имуществом пять языческих индейцев из пуэбло  Хопи, которое, как известно, притесняемо племенем навахо из-за того, что оно находится, якобы, на их земле. Они просят избавить их от гонений со стороны навахо».

20 февраля- губернатор Мергалес сообщил Кастосу Хозио, главе католической церкви в Новой Мексике : «Какигуе и другие племена хопи подверглись жесткому нападению в Охо-де-Ла-Бака (регион Черной Горы) со стороны навахо, и теперь они ищут помощи у испанцев, а значит появилась надежда на основание миссии среди хопи».

4 марта - Отец Мариано Пенон из Лагуна, провел похоронный обряд и отпел двух мужчин, убитых навахо. С 8-го по 15 марта священник из Альбукерка отпел еще четырех взрослых мужчин, убитых  навахо: двое из Аламеда и двое из Атриско.

18 марта - губернатор Мергалес сообщил генерал-команданте, что он только что возвратился из своей второй экспедиции против навахо. Войска атаковали навахо возле двух пуэбло хопи, а  также возле пуэбло Гуапи и Тегуа (Валпи и Тэва), убили нескольких из них и изгнали далеко, дав хопи возможность увидеть, с какой быстротой было восстановленно их благосостояние и спокойствие. Затем он послал пятерых индейцев из пуэбло Сандия, «подготовить и привлечь их так, чтобы когда появилась возможность, два священника могли бы прийти и завершить работу волею Бога, как я это понимаю. Уже немало то, что хопи смогут вернуться (как представится случай) в Доминион нашего любезного Монарха, после того, как в течение 138 лет они жили как беглецы от испанского народа и от Божественного Распятого Иисуса. Никогда, в эту продолжительную эпоху, они не спрашивали помощи у Новой Мексики, возможно боясь наказания за свое непослушание, или подчинения нам. Полагая, что я сделаю это теперь через дипломатию, я готов найти удовольствие в надлежащем услужении Его Величеству, чтобы показать им, сколько они потеряли, сколько претерпели унижений от навахо и других племен, не будучи под единственным истинным Богом и Властителем Господом нашим». Губернатор сообщил, что «капитан дон Андрес Санудо по-прежнему досаждает этим язычникам в их стране». Итогом кампании стало 36 навахо убитых, 20 захваченных пленников обоих полов, 470 захваченных овец и коз, а также 24 лошадей и мулов, которые были съедены или разделены среди солдат и гражданской милиции.

31 марта - алькальд Рафаэль Монтес из Хемес сообщил, что вождь навахо Хоакин с четыремья индейцами его группы предстал перед ним, «прося прощения, и наш мирный союз, чтобы наслаждаться нашей  любовью и миром; и все в его роде и племени, как он меня уверил, готовы и желают получить сказанное одолжение. Они подарили мне Святой Крест, который солдат взял в свою руку, и четырех пленников - два из Себольета, один из Саусал и еще один из Атриско - в тот же час, когда покорились моей власти». В ответ на присылку инструкций, Мелгарес ответил: «Скажите предводителю Хоакину, что я сожалею о несчастьях и зле, которыми они страдают  из-за войны, которую искали сами. Совершая милосердие, я разрешаю дать им мир, согласно соответствующих обязательств и условий, что я доставлю или отправлю в дивизион Керро Кабесона, и я сообщу им, когда все люди навахо, объединившись, смогут услышать меня; иначе, капитан, которому я могу к ним отправить, будет с ними разговаривать по - другому. Я желаю им только хорошее, чтобы они делали их посадки, и я завершил их преследование, так как считаю, что открытие глаз в их наивыгоднейших интересах. Что касается вышеуказанного Хоакина и его хорошего поведения, я возвращаю ему бумагу, которую принес капитан Андрес Санудо, и посылаю другую, подписанную моей рукой, где я присваиваю ему звание капитана, чтобы испанцы и индейцы могли видеть, что я ценю услуги, которые он предоставляет. Он должен пойти и объяснить его людям полезность их добровольного прихода туда (в Хемес), а также, что они не должны сердить меня вновь своими ограблениями и проказами».

10 апреля - девочка навахо, четырех или пяти лет, была крещена в Санта-Фе. Она стала служанкой в доме Отца Франциско де Хозио. В этот день пять навахо пришли в пуэбло Хемес торговать. Пока навахо могли торговать только в этом пуэбло, так как в других не было переводчиков, и поэтому могли возникнуть недоразумения.

21 августа - губернатор Мелгарес согласовал договор с вождем навахо Хоакином, мирным вождем по имени Гордо, и тремя капитанами навахо, Висенте, Сальвадором и Франциско. Они договорились, что среди самих навахо будет назначен «генерал», чтобы вести переговоры с испанцами о различных проблемах, которые могут возникнуть. Был восстановлен мир, распространявшийся на все земли навахо, которые они используют для ведения сельского хозяйства, скотоводства и других целей. Также было условлено, что они будут пускать испанских жителей свой скот в стране навахо - далеко на запад до каньона де Челли, входа в каньон Чако и в Синюю Воду; дадут заложников для страхования мира; и не будут нападать на хопи. В ответ, все пленники, содержавшиеся в Санта-Фе, возвратились в племя. Хоакин, предводитель группы, отделившейся от остального племени, был назначен «генералом» от навахо в переговорах с испанцами, и было оговорено, что он поселится как можно ближе к пуэбло Хемес.

Год.

26 июня - двухдневный младенец навахо был крещен в пуэбло Сандия. Католический священник, проводивший обряд, дал ему имя Хосе Гваделупе.

Год.

Мексика объявила о своей независимости от Испании. Автономность индейских наций была упразднена. Следовательно, общественный статус навахо, хопи, апачей, команчей, пайюта и юта, отныне предполагал зависимость от мексиканских властей. Новая мексиканская республика открыла границы для англо-американских поселенцев, наделяя их землей согласно системе «эмпресарио», то есть правительство выступало в роли нанимателя. Кроме того, англо были предоставлены налоговые преимущества. Мексика верила, что новые  поселенцы послужат буфером против экспансии Соединенных Штатов.

24 февраля - революционным правительством был принят план Игуала. Было объявлено, что теперь все жители Новой Испании, неважно какого происхождения - индейского, европейского или африканского - являются гражданами этой монархии, со всеми присущими этому статусу правами, а также правительство должно охранять собственность граждан. Эти же принципы были прописаны в договоре Кордоба между Испанией и Мексикой от 24 августа 1821 года, и в Мексиканской Декларации Независимости, провозглашенной 28 сентября 1821 года.

8 марта - Хуан Антонио Кабеса де Бака сообщил губернатору Мелгаресу, что он действовал сообща с вождем  навахо Хоакином, которого испанцы определили «генералом», во время возвращения скота, украденного навахо в последней войне. Вождь Хоакин попросил помощь у испанцев в подготовке их земли в Педро Падилья, возле Рио-Пуэрко, для предстоящих посадок.

6 июля - когда алькальд в Хемес жаловался Мелгаресу, что поселенцы в его юрисдикции бегут из-за боязни налетов навахо, нарушая, тем самым, приказ генерал-команданте от 1804 года, запрещавший покидать пограничные поселения, он настаивал на том, что их нужно возвратить силой. Мелгарес ответил в том духе, что судебное постановление 1804 года имеет некоторые несоответствия с Конституцией Лея.

8 июля - Отец Антонио Качо из-за враждебности навахо покинул миссию Зуни и возвратился в Санта-Фе. Мелгарес направил послание Отцу Хранителю не оставлять без католического присмотра индейцев зуни.

9 июля - капитан Бартоломе Бака, распологавшийся с войсками в Себольета, высказал свои подозрения губернатору Мелгаресу насчет искренности стремления навахо к миру, и попросил придать ему усиления, чтобы наказать навахо в случае необходимости. Губернатор приказал сорока вооруженным мужчинам   с дополнительным снаряжением выступить в Себольета.

25 июля - капитан Хуан Антонио Кабеса де Бака возглавил экспедицию из 225 человек против навахо. Они выступили из Хемес, имея на вооружении: 135 эскопетас (ружья), 3500 патрон к ним, 150 пик, 3625 стрел, а также 141 лошадь и 126 мулов как средства передвижения. Никакой записи о результатах этой кампании нет. Обычно у испанцев и мексиканцев это означало, что предприятие завершилось ничем или поражением.

16 сентября - два мужчины и пятилетний мальчик из Лагуна были отпеты католическим священникам из этого поселения. Они были убиты навахо в недавнем налете в этой области.

25 сентября – в конце сентября капитан Франциско Хавьер Чавес, возглавлявший кампанию против навахо, сообщил о 21 убитом воине, семи пленниках обоих полов, захваченных дополнительно к 400 лошадям и 2112 овец. Кукурузные поля навахо были сожжены и сами навахо изгнаны из Сьерры-Тунича.   

28 сентября - провинция Новая Мексика вошла в юрисдикцию республики Мексика. Через три месяца, 26 декабря, мексиканская независимость была отпразднована в Санта-Фе.  

23 октября - Хуан Армихо возвратился из кампании против навахо, которая выступила из Себольета 3 октября и длилась 21 день. В начале марша испанские граждане выразили недовольство и покинули экспедицию. С Армихо остались только индейские союзники из пуэбло Ислета и Лагуна. Экспедиция проследовала в долину Чако, миновала ферму вождя Каэтано и направилась дальше на север к горам Кариззо. На девятнадцатый день произошло единственное столкновение, в котором семь навахо и две их лошади были убиты, пять лошадей захвачены, «вместе с еще неотлученным жеребенком», а также у навахо были отобраны все их припасы. Войска не понесли ни одной потери и срезали уши с четырех убитых врагов.

8 декабря - испанская экспедиция против навахо возвратилась в Санта-Фе, и было сообщение, гласившее, что навахо «не приняли бой, унизив сами себя, сказав, что они не хотят сражаться, ссылаясь на то, что находятся в мире». В итоге, вожди и старейшины, к удовольствию губернатора полковника дона Факундо Мелгареса, прибыли в Санта-Фе.  

9 декабря- Хосе Куинтана, индеец из пуэбло Кочити, был отпет священником этого пуэбло. Он был убит навахо.

(Разведчики навахо).

1822 год.

20 февраля - два солдата из гарнизона в Вальверде были убиты во время атаки навахо в этой области. Они были отпеты священником из Сокорро. В начале 1820-х годов поселение Вальверде было покинуто из-за частых ограблений, совершаемых там навахо.

В том же месяце, Томас Джеймс, стороний наблюдатель в Санта-Фе, написал о том, как он видел одиночного навахо, который «пересек площадь города, направляясь к дверям губернаторского дома, подгоняя перед собой жирной коровой. Он подошел к самой двери и сказал, что у него есть подарок для губернатора, после чего был впущен. Что произошло дальше, я узнал от Ортиса, старого алькальда, у кого я кормился во время моего пребывания в Санта-Фе. Когда навахо вошел в комнату губернатора, то упал ниц лицом в пол. Губернатор шагнул к нему и, презрительно коснувшись ногой головы индейца, спросил его, кто он и что хочет. Бедный индеец поднялся на колени и проговорил, что он навахо и начал просить дать мир его племени: «Мы устали от войны, мы хотим мир. Наши поля уничтожены, наши женщины и дети голодают. Ох! Дайте нам мир!». Губернатор спросил переводчика, что ему нужно, и, получив ответ, сказал: «Сообщите ему, что я не хочу мир. Я хочу войну». Затем индеец ушел, а губернатор забрал его корову. Бедный парень пришел в мою лавку, назвал свое имя и племя, и попросил меня прийти в его племя для торговли. Он сказал, что у них есть лошади и мулы, которые они хотят обменять на порох, свинец и табак. Индейцы имели очень мало боеприпасов и  ружей, а испанские законы запрещали продажу им этих торговых предметов. Я выдал ему немного табака и других незначительных товаров, и сказал ему вернуться в свою страну, курить мой табак с его вождями и сказать им, что если любые американцы придут в их страну, они должны обращаться с ними как с братьями. Он прошел с охраной через форпосты и направился в его страну. Но я не сомневаюсь, что вскоре он был убит испанцами».

Джеймс писал далее: «Следующие новости, которые пришли, сообщили об обрушении навахо с огромной силой на южные поселения, где они убили всех, невзирая на возраст и пол. Они сожгли там все, что не могли забрать с собой, и угнали овец, крупный рогатый скот и лошадей. С юга они продвинулись обратно вплоть к Санта-Фе, разрушая все по пути, оставляя голую землю за собой. Они пересекли Дель-Норте (Рио-Гранде) ниже Санта-Фе, и направились на север, полностью вычистив местность вокруг Таоса, а затем исчезли со всей их добычей. Вследствие этого, Малгарис (губернатор Мелгарес) организовал милицию и поставил под ружье почти всех жителей, готовя карательную экспедицию. Меня попросили идти с ними, но я предпочел остаться зрителем в такой войне. Милиция Санта-Фе, когда вышла на парад, превзошла своей бедностью все описания. Рота из Флагстаффа была лучше вооружена и оснащена по сравнению с войсками губернатора Малгариса. В общем, полный комплект оборванцев. Я такого никогда не видел, ни до, ни после. Они были всех оттенков кожи, в любом типе одежды, и вооруженны чем попало. Некоторые из них были с непокрытой головой, другие не имели седел; некоторые имели шляпы без ободьев (боковые твердые кромки) и тульи (верх шляпы), а некоторые были одеты в изношенные пальто без подкладок; другие носили пальто без рукавов. Большинство из них были вооруженны луками и стрелами. Всего несколько из них имели ружья, которые выглядели так, будто они были привезены еще Кортесом; другие и вовсе, имели пики в виде жердей с прикрепленными к их концам наконечниками, нарезанными из железных обручей. Отважный губернатор, Факундо Маргалис, пеший, одетый в плащ, и имевший на голове модную французскую шляпу де брас, просмотрел всю эту благородную армию. Он был пяти футов роста, и размерами одинаковый как в ширь, так и в длину.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 289;