Глава 5. Продолжение истории. 7 страница



Послышался шум чего-то металлического.

- Черт! Кто опять открыл окно? – Судя по голосу, это был Эйдан. ЭЙДАН? Боже! Наверное, это его коморка. Пора сваливать…

Шум шагов приближался к окну: мое сердцебиение стало бешеным. Что будет, если он увидит меня в своей комнате? Нужно срочно уходить. Я попыталась тихо встать с кровати, но не смогла: она заскрипела. Эйдан затих. Я стиснула зубы и медленно встала, пытаясь найти свою обувь.

- Только шелохнись: кол в сердце тебе обеспечен, - сказал спокойно Эйдан и включил свет. – Эвилин? – он явно был удивлен.

Я покраснела. Он, наверное, подумал, что наглости во мне больше чем всего остального.… Ну я же не знала что это его комната… Теперь хоть буду иметь представление, где ночует мой странный знакомый.

- Я… я просто заблудилась…

Эйдан улыбнулся, разглядывая мои носки в розовый цветочек.

- Я тебя разбудил?

Я замялась.

- Нет. Я и не спала…

Эйдан прошел к окну и закрыл его, задвинув шторы. Я быстро надела кеды.

- Я, наверное, пойду… ты устал и скорее всего, хочешь отдохнуть.

Парень обернулся.

- Представляешь, - нет. – Он подошел ко мне. Я заметила на его рубашке темное пятно крови. Он увидел, что я пялюсь туда. - Убил парочку кровососов, которые приставали к примитивным…

Я в ответ нервно хихикнула и быстро вышла за дверь. Мои глаза сомкнулись, и я представила эту ужасную картину: Эйдан убивает…. УБИВАЕТ! Я просто не могу в это поверить. Может быть, я до сих пор сплю?

Несмотря на то, что Эйдан недавно кого-то убил, я не побоялась и зашла снова в «склеп».

- От чего ты меня с… - я не договорила: Эйдан стоял без рубашки и вытирал на торсе кровь. На его сильных руках виднелись маленькие шрамы, которые имели цвет чуть темнее его кожи. – Ты ранен?- я испугалась и подбежала к нему.

- Все нормально: это всего лишь царапина. – Эйдан закрыл рукой ранение и отвернулся, ища что-то в аптечке.

- Я … я …сейчас принесу амулет и вылечим тебя.

Эйдан изменился в лице.

- Нет!

Я хотела-была уже покинуть комнату, но обернулась, услышав ответ приятеля.

- Почему? Ты истекаешь кровью, тебе нужна помощь!

- Амулет заряжен черной магией и этой магии осталось совсем немного: она нужна, чтобы вылечить Сэм. – Парень затих и продолжил рыться в мед ящике.

У меня чуть ли не поступили слезы к глазам: меня только что будто оскорбили. Я чувствовала себя беспомощной и жалкой, вспомнив то, что случилось с Сэм. Как я могла так с ней поступить? Надо было ей помочь, а не дрожать за мусорными баками. Какая я же все-таки слабая… Я могла помочь ей, но просто побоялась. Черт! Какое же это поганое чувство, когда понимаешь, что не сделала того, чего так хотела. Хоть и Сэм говорила мне, чтобы я не влезала, но я должна была побороть свой страх, должна была! Но, вышла только тогда, когда Сэм уже было не узнать: эти уроды избили ее и продолжали избивать, даже когда она находилась без сознания. Все равно я виновата, что не помогла ей. Лучше бы меня избили: тогда бы я не чувствовала себя так позорно, как сейчас.

Я нервно сглотнула: слезы поступили к глазам и покатились по белому лицу. Чтобы не показывать, что я подавлена и расстроена, я вытерла теплые капли руками.

- Ты заходил к ней? Как она? – взволнованно спросила я и спокойно подошла к Эйдану.

- Лео сказал, она должна была еще давно очнуться. – Парень достал вату и нелепо принялся вытирать сгустки крови, которые охватили весь его торс.

- Сядь! – приказала я и подошла к аптечке.

Эйдан послушно присел на кровать и убрал окровавленную вату.

- Я к ней заходил, - произнес мой приятель спокойным голосом. – Мне кажется, или она уже очнулась и просто спит.

Я немного испугалась. Как я теперь посмотрю в глаза Сэм? Что ей скажу?  Мои глаза опять хотели было прослезиться, но я сдержалась, чтобы не показывать свои эмоции.

Я не удосужилась ответом и продолжила рыться в ящике с медикаментами. Конечно, раньше мне не доводилось кого-то лечить или обрабатывать столь глубокие раны, но я смотрела много передач, которые и научили меня это делать. В аптечке находилось много бинтов, лейкопластырей и разных мазей для заживления царапин; также я заметила валерьянку и разные успокоительные. Если я не ошибаюсь, это личная аптечка Эйдана, которую он вытащил из тумбочки… Так зачем ему так много успокоительных средств? Может быть, он так сильно переживает за Сэм или… хотя нет. Эти таблетки, судя по сроку годности, у него уже давно и размышлять, зачем он их там много принимает, у меня просто нет времени. Тем более, если спрошу, то он наверняка отреагирует не положительно. Уж лучше помолчу.

Я вытащила моток бинта, нашла ножницы и подошла к парню.

- Мне нужна вода, - сказала я и начала разглядывать комнату.

Эйдан указал на свой черный рюкзак, который валялся на полу.

- Там, вроде бы есть бутылка, посмотри.

Я положила бинт и ножницы на кровать и подошла к его сумке. Открыв ее, я увидела множество холодного оружия и разных кровавых тряпок; рядом с ножами лежала скомканная белая футболка, а за ней, вроде бы, виднелась бутылка с водой.

Я вздрогнула, смотря на ножи, и аккуратно, пытаясь не задеть их, достала то, что хотела. Не став застегивать рюкзак, я испуганно подошла к Эйдану и присела рядом с ним.

- Я же рано ли поздно спрошу для чего это, - произнесла я, указывая головой на сумку.

На лице Эйдана показалась еле заметная улыбка.

- Знаю.

Я обработала рану парня и убрала оставшийся бинт и ножницы обратно в аптечку.

- Я, конечно, не врач, но хоть что-то смогла сделать. Рану все равно придется обрабатывать заново, да и бинт держится не так крепко. – Я посмотрела на Эйдана, который улыбался: он будто опять увидел мои носки в цветочек.

- Все нормально, спасибо, - произнес искренне парень и поднялся с кровати.

Я улыбнулась и убрала аптечку туда, где она лежала, пока Эйдан лазал у себя в рюкзаке.

- Все-таки для чего это все? – спросила я про оружие и подошла к парню.

- Вампиры, дампиры - их так просто не убить. – Эйдан достал белую футболку из рюкзака и надел ее: я заметила на ней небольшой рисунок ящерицы с надписью «Crazy».

- Так за что вы их убиваете? Вампиры и дампиры вам же подчинились или нет?

Эйдан удивился: его глаза округлились и он замер.

- Когда Лео успел тебе рассказать?

Я улыбнулась и села на кровать с темной накидкой.

- Он мне сказал совсем немного.

- Что именно? – поинтересовался парень и приземлился возле меня.

- Ну… что в вашем измерении Эли…

- … Эли – Растингс, но мы зовем его – Эльстинг: так короче.

- Да, - согласилась я. – Лео сказал, что маги стали защищать людей, провели ритуал… или два ритуала, я так и не поняла.

Эйдан почесал затылок.

- Сначала они провели ритуал «Силы», который и дал им удивительные способности, взамен на то, что они будут защищать людей, что и делали до этого. Но они должны были защищать их ценой своей жизни. Второй ритуал назывался «связанные силой». Его проводили три хранителя, которые заключили неразрывную связь со всеми магами. Ну, если говорить на нашем языке, то они сделали так, чтобы все черные маги становились хранителями.

- Все?

- Да, все, - сказал Эйдан.

- Но, вы говорите, что я из рода хранителей, а ведь у первородных не было наследников, как это понимать?

- Первородные изменили ритуал «Силы» и сделали так, чтобы его проводили все черные маги, но, конечно, не всем это удавалось. Начать ритуал могли все, но закончить – единицы. Когда первородных хранителей не стало, черные маги обнаружили в одной из их комнат послание, в котором было написано это «проклятье». Короче, там было нацарапано, что каждый маг обязан провести этот ритуал, когда ему стукнет двадцать лет.

- То есть, только молодые должны были проводить этот ритуал? – поинтересовалась я.

- Да. После того, как слухи об этом послании разошлись по всему измерению, все обладатели темных искусств, достигшие определенного возраста, пришли в цитадель хранителей. Они не знали, что им делать: некоторые думали, что все это неправда и уходили, а кто-то оставался, потому что верил, что все величие достанется им. – Эйдан тяжело вдохнул. – Те, кто тогда ушел от ритуала, потеряли свои способности и со временем умерли, а те, кто начал ритуал и проходил его, - становились хранителями. Они клялись, что будут делать то, что выполняли их предки, а точнее – ставить людей превыше всего, защищать их ценой своей жизни и оберегать от нечисти.

Мои руки задрожали, когда я поняла, что я маг и должна буду стать хранителем.

- А если маг не пройдет испытание, его ждет потеря сил?

Эйдан посмотрел на меня своими голубыми глазами:

- Много же тебе Лео рассказал.

- Можно и так сказать, но ты так и не ответил на мой вопрос, - произнесла я и убрала светлый локон, который упал на лицо.

- Да. Понимаю, все это сложно понять, тем более тебе: ты столько пережила за день и, наверное, ты многого не осознаешь. Я пойму, если ты захочешь уйти или позвонить в психушку, но от этого всего не убежишь и не скроешься.

 - Я должна буду стать хранителем?

- Да, - тихо ответил парень.

Я прикусила щеку и уставилась в одну точку на стене, думая о том, что меня ждет в будущем. Да уж, Эйдан прав, что за день у меня произошло больше приключений, чем за всю жизнь. Как мне дальше жить? Ведь теперь судьба и смысл моей жизни совершенно другие. Вдруг это к худшему? Хотя, я уверенна, что все будет идти не в положительную сторону. Как это понимать, что у будущих хранителей не должно быть своей жизни? А если я им стану, то мне наверняка придется уйти из дома, бросить маму, подруг, университет… Но я так не могу! Как можно жить ради того, чтобы постоянно кому-то обеспечивать защиту, не имея своего представления о понятии «жизнь»?

- Я боюсь, – эти слова сами вылетели с языка.

Эйдан взглянул на меня, понимая, что я не хочу быть тем, кем мне суждено.

- Знаешь, - пробормотал он, - а ты не бойся! – Вот такого ответа от своего знакомого я точно не ожидала.

Мои брови поползли вверх, глаза округлились, и я поняла: поддержки не жди!

- Ты хранитель, верно? – Мои ладони немного вспотели, после того, как я это произнесла.

- Да. И как видишь, жизнь у меня – не сахар. – Эйдан встал с кровати и направился к двери. – Тебе лучше отдохнуть: ты устала.

Я, поняв, что Эйдан пытается меня поскорей выпроводить, мигом соскочила с постели и подошла к нему.

- Да, ты прав. – Я мило улыбнулась и вышла из комнаты, наблюдая, как мой знакомый нелепо «обнимает» дверь.

- Эмм… Если голодна, на кухне сэндвичи и сладкий картофель.- Эйдан хотел было уже закрыть дверь, но вспомнив что-то, опять произнес: - Кстати, комната напротив свободна: можешь примоститься там.

- Конечно, спасибо. – Я улыбнулась во все зубы и, наконец, пошла осматривать место для ночлега.

Глава 6. Поцелуй.

«Никогда не знаешь, чего ожидать от человека».

Я проснулась в теплых лучах солнца, которые щекотали меня, давая знать, что уже давно наступило утро. Приподнявшись с кровати, я лениво потянулась, задрав руки выше головы.

Комната, в которой я находилась, была девичьей: везде валялись розовые подушки со стразами и разными портретами знаменитых групп. На стенах висели плакаты актеров и платиновые диски, на подкасетниках которых были автографы исполнителей; где-то лежали огромные игрушки, которые меня немного пугали.

Я встала на холодный пол и начала осматриваться, вспоминая, куда положила вчерашние вещи. Да уж, состояние у меня было такое, будто я вчера выпила, хотя я не принимаю алкоголь. Конечно, помнила я все мутно и туманно, но кое-какие моменты из моей головы сплывали. Вчера, когда зашла в комнату, я позвонила маме и сообщила, что завтра буду дома; потом, я нашла ванну у себя в спальне, приняла ее и нечаянно пролила чей-то гель для душа. Так… вещи то я куда положила?

Вглядевшись в ядовито-розовые стены, я пыталась вспомнить, куда дела свои шмотки, но было безрезультатно. Может быть, этот цвет на меня так влияет? Скорее всего, да, судя по тому, что все в этой комнате имело практически такой же оттенок, как и стены. Интересно, чья это спальня?

Розовый шкаф стоял возле кровати, на которой было черти что, после того, как я с нее встала. Неподалеку маячился столик оттенка индиго: на нем лежал ноутбук, обклеенный сердечками разных размеров, возле стояла ароматическая свечка и ваза с полевыми цветами. Теперь-то я знаю, откуда по всей комнате витает сладкий аромат жвачки и ромашек.

В углу, за шкафом, была спрятана белая акустическая гитара, которая была обделана стразами в виде звездочек. В нескольких метрах от косметического столика, на котором стояла «армия» косметики, я заметила стопку непрочитанных писем, адресованных какой-то Молли Кемберлайн. Мне, конечно, интересно, что там написано, но я, не имею никакого права читать чужие письма, а тем более смотреть от кого они и кому.

По пути в ванную комнату, я заметила на  своем теле чью-то лиловую ночнушку с мишками «Teddy». Хм… откуда я ее взяла? Хотя, если хорошенько вспомнить, то я вытащила ее из того большого шкафа, переворошив вещи. Да уж, кем бы ни была эта Молли, - она меня точно убьет!

Я приняла душ, замоталась в длинное полотенце и потопала к зеркалу. Долго искав свои вещи, я обнаружила на стуле возле двери чьи-то джинсы и футболку. Может быть, эти вещи дали мне? Хотя, что думать, одену, так одену, ведь мои шмотки куда-то пропали.

Я взяла одежду и увидела, что под ней лежала книга, которую я оставила у Эйдана. Так значит, ее мне принес мой знакомый, который решил притащить еще и вещи. Мило с его стороны.

Я вышла из комнаты, когда надела узкие черные джинсы, кеды и серую футболку с непонятным рисунком. Волосы я собрала в пучок и завязала их своей старой, но крепкой резинкой. Конечно, со стороны я, наверное, была похожа на домохозяйку: скучно одетая, уставшая и растрепанная, но, к сожалению, я и в жизни одевалась не лучше.

Пройдя в гостиную, я никого не увидела, пока не завернула на кухню.

- Наконец-то встала, соня! – раздался ехидный голос парня, который с удовольствием ел пирог. Как я помню, со вчерашнего знакомства, это Кевин.

- Сколько я спала? – спросила я, присаживаясь на ближайший стул.

Кевин отложил вилку, задрал руку и взглянул на часы, а потом на меня.

- Наверное, часов девять. – Парень приподнял бровь. - Ты же в час ночи легла, верно?

Я положила руки на стол, разглядывая приятеля.

- Откуда ты знаешь?

Он посмеялся:

- От источников. – Парень взял вилку и снова продолжил кромсать пирог, поглядывая на меня. – Позавтракай со мной: мне одному скучно.

Я улыбнулась:

- Хорошо.

Кевин ухмыльнулся, разлегся на стуле и скрестил руки. Я заметила, что он был одет в спортивную форму: черная обтягивающая майка и серые штаны; на ногах виднелись кроссовки от знаменитой фирмы «Addidas». Волосы у него также были взлохмачены, а карие глаза горели огоньками. Да уж, парень был явно чему-то рад. Не уж толи мое присутствие вызвало у него положительные эмоции?

Я встала с места и налила себе в белую чашку только что приготовленный кем-то кофе. Аромат был настолько замечательным, что мне хотелось не просто выпить этот напиток, а насладится им. Помню, в подростковом возрасте я пила много какао, кофе, горячего шоколада, потому что меня приучил мой отец, у которого безумная страсть к зерновым напиткам. Ну, а сейчас, я не злоупотребляю ими, так как понимаю, что некоторые из них вредны.

Я села на место, положила чашку с кофе на стол и отрезала себе кусочек ананасового пирога.

- Разве все уже позавтракали? – спросила я, запихивая добрый кусок выпечки  в рот.

Кевин улыбнулся, смотря на меня.

- Да. Остались только мы с тобой. – На лице парня опять же появилась эта глупая улыбка. Что его так смешит? Мой «прикид» или то, что я пытаюсь удовлетворить свою потребность и не умереть с голоду?

Я дожевала кусок.

- Где Сэм? Как она?

Кевин поковырялся вилкой в остатках завтрака.

- С ней все нормально, она сейчас с Эйданом где-то шарахается.

Я поперхнулась напитком:

- Что? Она же только что…

- … она чувствует себя, будто заново родилась, - перебил меня мой знакомый. – За нее не волнуйся. Она вот утречком про тебя спрашивала, сказала, чтобы ты за нее не беспокоилась.

Я отложила белоснежную чашку и вытерла капельки кофе на губах.

- Она не сердится?

- Ты про что? – Взгляд Кевина упал на мою странную и немного мятую футболку.

- Я про то, что тогда не смогла ей помочь.

- Ах, это… нет, что ты. Она наоборот рада, что ты осталась цела и невредима.

- Рада? – переспросила я.

- Да, а что ты удивляешься?

- Просто… - я замялась. – Я тогда поступила подло: не помогла ей, хоть она этого и не просила,… но я должна была.

- Но ты же все-таки помогла ей, хоть и немного припозднила, - с некой ноткой фальши сказал Кевин.

- Ты уверен, что она не испытывает ко мне ненависти?

- Абсолютно, - не задумываясь, ответил парень.

 Я позавтракала, убрала посуду и подошла к столу, где вальяжно развалился мой знакомый на стуле.

- Спасибо за завтрак: было вкусно.

- Да пожалуйста: все равно не я готовил. – Кевин улыбнулся.

Я посмотрела на часы, которые висели на кухне: время было без пятнадцати одиннадцать.

- А где Лео? – спросила я, не опуская взгляд от настенных часов.

- Он куда-то ушел: сказал, что будет поздно.

Я собрала брови в кучу:

- Значит мы дома одни?

- В полном распоряжении! – пропел парень и, встав со стула, прошел мимо меня. Я ухмыльнулась и покинула кухню.

Был полдень: лучики света проникали в окна квартиры, пронизывались сквозь шторы и играли на полу. В воздухе витал запах кофе, ванили и какого-то мужского одеколона. Наверное, Кевин уже успел надушиться, пока я ходила по гостиной.

Мне стало скучно слоняться то туда, то сюда в ожидании долгожданных трех часов и, поэтому, я решила вновь прочитать книгу о хранителях, зайдя в «свою» временную комнату.

Я прошла к кровати и прилегла на нее, думая о том, что вчера произошло. Меня угнетал этот цвет комнаты и все то, что с ним было связанно, поэтому, мои глаза сомкнулись, и я представила, что нахожусь в оранжереи, где пахнет дождем и свежескошенной травой. Мои мысли стали чисты, будто я только что посетила церковь.

- Опять ты спишь? – послышался голос, который издавался рядом со мной. Я резко открыла глаза и соскочила, будто меня ужалила пчела.

Мой взгляд сразу же упал на Кевина, который стоял с белой гитарой и с улыбкой до ушей. Я заметила, что он переоделся в джинсы и белую рубашку.

- Ты как тут оказался? – в недоумении спросила я.

Кевин положил гитару обратно в угол и присел возле меня.

- Вообще-то, я тут уже давно стоял, если ты не заметила. – Настроение у этого паренька явно зашкаливало: то шутит, постоянно улыбается… Наверное, это как-то связанно со мной или с моими странными вопросами.

- Хорошо, что я сегодня не буду тут ночевать, - сказала я и взяла смартфон с края кровати.

- Это еще почему? – возразил Кевин, не продолжая улыбаться.

Я ухмыльнулась:

- А сам не понял что ли? – уголки моих губ поползли вверх и на моем лице нарисовалось что-то вроде «улыбки».

- Ты еще вернешься сюда и не раз.

- Посмотрим.

Кевин поднялся с кровати и принялся ходить по комнате, лапая все, что попадется под руку.

- Чья это спальня?

Парень обернулся.

- Молли Кемберлайн… - Кевин схватил восковую статуэтку балерины и заглянул к ней под юбку. - Она сбежала от нас, когда узнала, какая участь ее ждет. – Парень положил беднягу на место и перешел к толстым альбомам, где по всей видимости находились фотографии хозяйки этой комнаты. Конечно, Кевин не серьезный: это я еще поняла с первых моментов нашего с ним общения. Ведет себя так, будто пытается мне понравиться: постоянно шутит, смотрит на меня как на кусок мяса и при этом делает все то, что считает нужным. Таких людей я называю «открытыми и честными». Ну… насчет «честности» это еще надо подумать: так как вряд ли Кевин будет постоянно говорить правду; Можно сказать коротко: он прямолинейный человек.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 204;