Общеметодологические основания индивидуально-типологического подхода



Как известно, научное познание на наиболее общем уровне осу­ществляется философией. В последнее время происходит определенное переосмысление ее основ. Главные направления мировой философии обычно исходят из примата одного из основных уровней бытия: объек­тивной реальности (материализм), субъективной реальности (субъективный идеализм) и трансцендентной реальности или духа (объективный идеализм). Каждый из этих подходов в отдельности явля­ется слишком отвлеченным. Будущее за их синтезом. Такой синтез может быть произведен в рамках системного подхода (288).

"Системный подход определяется тем, что он ориентирует исследование на раскрытие целостности объекта и обеспечивающих его меха­низмов, на выявление многообразных типов связей сложного объекта и сведение их в единую теоретическую картину" (333, с. 612-613). Термин "системный подход" охватывает группу методов, с помощью которых ре­альный объект описывается как совокупность взаимодействующих компо­нентов" (68, с.5).

Системный подход позволяет интегрировать и систематизировать знания, устранять излишнюю избыточность в накопленной информации, преодо­леть недостатки локального подхода, уменьшить субъективизм в интерпретации явлений. Системный подход помогает выявить пробелы в знаниях о данном объекте, обнаружить их неполноту, в от­дельных случаях предсказать свойства отсутствующих частей описания (65, 66, 67).

Основным средством создания системных представлений о слож­ном объекте являются анализ и синтез, движение от целого к частям и от частей к целому, но уже на новом уровне знаний. Системный анализ предполагает разложение объекта исследования на составляющие эле­менты. В этом реализуется принцип декомпозиции. Определяющим явля­ется раздвоение единого, на противоположные, противоречивые компо­ненты. Они образуют диалектическую пару или диаду. Дальнейший ана­лиз целого может привести к выделению третьего, промежуточного ком­понента. Таким образом, образуется диалектическая триада. В результате двух последовательных раздвоений получается тетрада. Таким же обра­зом процесс может быть продолжен (67). В ходе декомпозиции решается задача классификации элементов, заключающаяся в разбиении исходного объекта на непересекающиеся и взаимодополняющие подмножества. Ее теоретической основой является отношение эквивалентности. В результа­те сближения и расширения подмножества могут пересекаться. Область их пересечения и образует третий компонент триады (67).

При системном синтезе наиболее принципиальным является объе­динение двух компонентов в один. Синтез может производиться в резуль­тате взаимодействия на расстоянии, при контактном соприкосновении, при пространственно-временном пересечении компонентов. Объединяю­щие факторы объективны и поэтому, что особо важно, интеграция обу­словливает появление у системы новых функциональных возможностей.

Два фундаментальных свойства психики позволяют осуществить системный анализ - это ее неоднородность и целостность в норме (там же). Анализ индивидуально-типологической концепции с позиций систем­ного подхода следует начать с оценки декомпозиции системы психологи­ческого обеспечения профессиональной деятельности на подсистемы -психологические механизмы. Декомпозиция может считаться успешной, если выделенные подсистемы максимально эквивалентны (равноуровневые) друг другу, относительно автономны (не пересекаются) и включают в себя все элементы исходной системы, обеспечивая этим полноту декомпозиции. Эти положения вытекают из принципа раздвоения единого на противоположные компоненты.

Оценку полноты декомпозиции можно провести, используя пред­ложение У.Росса Эшби: "Вместо того, чтобы исследовать сначала одну систему, затем вторую, третью и т.д., следуют противоположному прин­ципу - рассматривают множество "всех мыслимых систем", а потом со­кращают это множество до более рациональных пределов (367, с. 128). К наиболее сложным видам систем относят целенаправленные и самоорга­низующиеся (30, 367).

Механизм обеспечения деятельности вполне может быть отнесен к классу целенаправленных систем, а функциональный механизм - самоор­ганизующихся. Поэтому есть основание говорить о полноте произведен­ной декомпозиции.

Каждый из механизмов относительно не зависит от другого, по крайней мере на начальных этапах развития человека, то есть выделен­ные подсистемы являются относительно автономными, непересекающи­мися. Кроме того, каждый из механизмов способен обеспечить примерно равное по объему разнообразие поведения. Поэтому подсистемы можно считать одноуровневыми и в этом смысле эквивалентными.

Следовательно, можно считать, что психологические механизмы образуют диалектическую диаду. По своему составу это общие способ­ности, как основа функционального механизма, с одной стороны, по­требности и специальные способности, составляющие установочный ме­ханизм, - с другой. Вместе с тем в структуру психологического обеспече­ния были включены склонности, в которых проявляется реальное отно­шение специалиста к деятельности. По склонностям предполагается оп­ределять, какой из двух механизмов является ведущим. То есть, склонно­сти имеют связь отдельно с обоими членами диады и этим их объединя­ют. В результате образуется диалектическая триада, что позволяет оце­нить рассматриваемую систему как устойчивую и относительно замкну­тую. Значит, можно выделить систему из среды, взаимодействие с кото­рой обеспечивает ее существование.

Исходя из основных положений системного подхода, в результа­те синтеза системы должны появиться новые функции. Это подтвержда­ется в предлагаемой индивидуально-типологической модели. Ведь при одновременной актуализации обоих психических механизмов и возникно­вении взаимоисключающего конфликта между потребностями появляется необходимость в специальном механизме выбора. Этот механизм для осуществления своей функции не должен зависеть от других элементов системы, отличаться от них структурно. В психологическом контексте та­кой механизм можно идентифицировать с волей и самосознанием.

Б.Г.Ананьев следующим образом определил особенности по­строения структуры личности: "Структура личности строится не по одно­му, а по двум принципам одновременно: 1) субординационному, или ие­рархическому, при котором более сложные и более общие социальные свойства личности подчиняют себе более элементарные и частные соци­альные и психофизиологические свойства; 2) координационному, при ко­тором взаимодействие осуществляется на паритетных началах, допус­кающих ряд степеней свободы для коррелируемых свойств, т.е. относи­тельную автономность каждого из них" (12, с. Т62).

В целом, вероятно, есть достаточно оснований для вывода о том, что предлагаемая индивидуально-типологическая концепция обеспечения трудовой деятельности вполне корректна с позиций основных положений системного подхода и, следовательно, имеет общеметодологическую ос­нову.

По мнению В.А.Ганзена, примером системного подхода в психо­логии может считаться концепция индивидуальности Б.Г.Ананьева (67), который выделил в структуре индивидуальности две противоположности, отражающие основное противоречие объекта, определяющего его суще­ствование и развитие и являющегося ядром описания целостного объек­та. Такими противоположностями являются тенденции и потенции.

Тенденции включают направленность личности, интересы, мотивы, ценностные ориентации, потребности, влечения, установки, убеждения, отношения. Потенции состоят из способностей, жизнеспособности и ра­ботоспособности (11). Совместное описание и выделение типов отноше­ний между тенденциями и потенциями позволяют проследить развитие конкретного человека. Из сказанного можно провести определенную аналогию с важнейшими элементами предлагаемого индивидуально-типологического подхода. Это, вероятно, может служить дополнительным аргументом в его пользу.

В выявлении в сложной системе противоречий ведущего, опреде­ляющего общую картину психического развития и состоит, по мнению Б.Ф.Ломова, главная задача системного психологического исследования. "Само существование системы состоит в ее развитии" (173, с. 100).

Многомерность психических явлений предполагает множествен­ность различных противоречий. Это могут быть противоречия между раз­ными ' измерениями (характеристиками) психических явлений, между их разными уровнями, разными порядками свойств, причинами, условиями, внешними и внутренними факторами, между системами и подсистемами (173). Противоречие между установочным и функциональным механизма­ми является противоречием межсистемным, так как каждый из механиз­мов обладает относительной функциональной и структурной автономией. Такое противоречие наиболее полно и несет в себе другие противоречия. Поэтому его можно считать основным.

Принцип развития также предполагает, что изменения человека и его психики детерминируется многими причинами, факторами и условия­ми, образующими сложную систему. Одни причины действуют при этом в одном направлении, другие - в другом, порой в прямо противоположном. Поэтому возникает необходимость определения меры соотношения раз­личных причин, факторов и условий и выявлений на этой основе стабили­зирующей детерминации, то есть такой комбинации внешних и внутрен­них детерминант, которая обеспечивает устойчивость и относительную автономность развивающейся системы (173). В индивидуально” типологической концепции такой стабилизирующей детерминантой явля­ется возможность одновременной актуализации взаимоисключающих по­требностей. Когда удовлетворение одной из них предполагает обязатель­ное неудовлетворение других. Таким образом, возникает ситуация борь­бы мотивов. Как было показано, антагонистические потребности образу­ются с помощью различных механизмов. Ситуация невозможности одно­временного удовлетворения наличных потребностей и становится ограни­чителем дивергентного развития относительно автономных механизмов.

Психическое развитие не может быть сведено только к количест­венным изменениям. Оно обязательно включает качественные преобразо­вания (252). В ходе психического развития происходит смена его детер­минант, а вместе с тем и смена системных оснований психических ка­честв. Это выражается в том, что на разных стадиях развития формиру­ются и разные качества (173). Возникновение новых качеств может про­исходить на основе интеграции ранее независимых систем, образующих новое функциональное единство. Если происходит выделение из системы какого-либо компонента и превращение его в относительно самостоя­тельную систему, то это путь возникновения нового качества на основе дифференциации системы. В целом в ходе развития происходит расши­рение его общего основания и, соответственно, возрастание многообра­зия качеств (150).

В индивидуально-типологической концепции прослеживается ин-тегративный путь формирования новых качеств. Он реализуется в ситуа­ции преодоления конфликта между альтернативными гетерогенными по­требностями, которое может осуществляться посредством воли и своим следствием имеет формирование самосознания. В дальнейшем эти ново­образования сами становятся детерминантами развития и системообразования. Активизация наряду с уже актуализированным еще и другого пси­хологического механизма приводит к формированиям новых потребно­стей, то есть новых структур. Такой путь развития основан на дифферен­циации системы.

Приведенные положения находятся в соответствии о принципами описания системных аспектов развития. Принцип 1 гласит: "Эволюция любых развивающихся систем предполагает взаимодействие двух проти­воборствующих тенденций - тенденции к сохранению и тенденцией к из­менению данных систем" (24, с.74). В приложении к рассматриваемой концепции тенденция сохранения личности по отношению к среде опре­деляется установочными элементами, а изменения - функциональными. Согласно принципу 2 - "в любой эволюционирующей системе функциони­руют избыточные неадаптивные элементы, относительно независимые от регулирующего влияния различных форм контроля и обеспечивающие саморазвитие системы при непредвиденных изменениях условий ее суще­ствования" (там же, с.77). Очевидно, что это положение подтверждается наличием неактуализированного психологического механизма. В соответ­ствии с принципом 3 - "необходимым условием развития различного рода систем является наличие противоречия (конфликта или гармонического взаимодействия) между адаптивными формами активности, направленны­ми на реализацию родовой программы, и проявлениями активности эле­ментов, несущих индивидуальную изменчивость" (там же, с.82). То есть, опять идет речь о взаимодействии установочного и функционального ме­ханизмов.

Проведенный анализ очевидно дает основания считать индивидуально-типологический подход соответствующим основным положениям систем­ного подхода и сделать вывод, что его общеметодологической основой являются принципы системности и развития. К этим двум принципам следует прибавить принцип активности, так как выделенные в концепции механизмы принимаются как независимые источники активно­сти, деятельности.

А.Г.Асмолов указывает на имеющиеся в психологии три различ­ных трактовки принципа активности (24). Первый предполагает избира­тельность, направленность, пристрастность восприятия субъекта в зави­симости от его потребностей, интересов, опыта и т.п. "Очень важно при этом подчеркнуть, что такая пристрастность сама объективно детермини­рована и выражается не в адекватности образа (хотя и может в ней вы­ражаться), а в том, что она позволяет активно проникать в реальность" (165, с. 55-56). В предлагаемой концепции такой вид активности реализу­ется установочным психологическим механизмом. Второй подход выра­жается во взгляде на психические процессы как продуктивные процессы порождения психического образа. Его представители доказывают, что в возникновении пристрастного психического отражения нет необходимо­сти, а вся активность субъекта может быть основана на врожденных пси­хофизиологических механизмах или готовых социальных шаблонах и эта­лонах поведения и восприятия. И, наконец, третий подход к объяснению активности связан с идеей о самодвижений деятельности. Понятно, что в индивидуально-типологической концепции последние два вида активности реализуются функциональным психологическим механизмом.

Следует заметить, что все предложенные варианты трактуют субъективную активность как противостояние внешним воздействиям. В первом случае кажущийся субъективизм объясняется незнанием всех объективных предпосылок активности, принципиально устранимом с уг­лублением научных знаний. Другие два подхода, и особенно последний, вводят элемент индетерминизма в объяснение поведения, и тогда все субъекты становятся одинаково неодинаковыми. Но индивидуально-типологический подход, введя понятие различных психологических меха­низмов, действительно рассматривает людей неодинаковыми, избира­тельными к внешним воздействиям.

Наряду с общенаучными принципами, методологическая основа отечественной психологии включает ряд собственных положений. Наибо­лее полный перечень таких установок, предложенный С.Л.Рубинштейном, включает принципы (280):

- единства сознания и деятельности;

- социально-исторической обусловленности деятельности;

- индивидуализации исследования;

- генетический принцип;

- "педагогизации" исследования;

- конкретности.

Принцип психофизиологического единства предполагает дополнять пси­хологическое исследование анализом физиологических компонентов изу­чаемого явления. Физиологический анализ в психологическом исследова­нии может играть лишь вспомогательную роль и должен занимать поэтому подчиненное место. Принцип социально-исторической обусловленности исходит из того, что психика детермини­руется не только органическими факторами, но и образом жизни людей, общественной практикой. Поэтому психологическое исследование должно опираться на социально-исторический анализ деятельности человека.

Принцип индивидуализации психологического исследования заключается в рекомендации не ограничиваться при изучении одними лишь статистическими средними, а анализировать конкретные психические про­явления. Выведение общих закономерностей должно основываться на обобщении единичного, то есть для теоретического исследования изуче­ние индивидуальных случаев является не областью изучения, а средством познания.

Генетический принцип предполагает изучение психологических закономерностей в процессе развития. Определение динамики процессов и вскрытие их движущих сил. Очевидно, что индивидуально-типологический подход находится в соответствии с принципом индиви­дуализации и историческим принципом.

Сознание явлений действительности происходит при воздействии на них. В частности, самое глубокое и конкретное познание людей дости­гается в процессе их переформирования. В этом заключается "педагогический" принцип проведения психологического исследования. Для индивидуально-типологического подхода он находит приложение при решении задачи организации коррекции состояний и тренинга в ходе психологического обеспечения деятельности.

Принцип конкретности предполагает, что один и тот же внешний результат может иметь различное психологическое содержание в зависи­мости от того, в какой конкретной ситуации он имел место. Поэтому рас­крытие психологического содержания результатов каждого объективного исследования, исходящего из внешних данных, его правильная интерпре­тация требует обязательного учета, а значит, и изучения конкретной лич­ности в конкретной ситуации. Этот принцип для данной работы должен приложиться в требовании не абсолютизировать полученные результаты, установки границы их приложения, а также корректной организации экспериментной части работы.

Подведя итоги оценки соответствия индивидуально-типологического подхода к психологическому обеспечению трудовой дея­тельности основным общеметодологическим принципам, можно сделать вывод, что его положения сформулированы в соответствии с принципами активности, системности и развития и не противоречат основным требо­ваниям, предъявляемым к психологическим исследованиям. Дополнительно представляется интересным рассмотреть еще один во­прос. По мнению Дж. Чаплина и Т. Кравека, существуют три широкие области разногласий относительно природы психологиче­ского исследования. Во-первых, ведется спор о том, является ли психо­логия чисто общественной или чисто естественной наукой. Во-вторых, имеются различия между теми, кто рассматривает психологию как номотетическую науку, нацеленную на установление общих законов и принци­пов, и теми, кто отстаивает идеографический взгляд на психологию, со­гласно которому главное внимание следует уделять достижению макси­мального понимания конкретных специфических явлений или индивидов. В-третьих, до сих пор остается дискуссионным вопрос, должна ли психо­логия концентрировать основное внимание на исследовании внешнего поведения или же на изучении внутренних процессов (74). Если обратить­ся к индивидуально-типологической концепции, то окажется, что в ней найдут близкие для себя положения представители любой из противо­стоящих сторон.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 265;