ЭМПИРИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ИНДИВИДУАЛЬНО-ТИПОЛОГИЧЕСКОГО ПОДХОДА



Связь индивидуально-типологического подхода

С традиционными типологиями

Для того, чтобы претендовать на универсальность и обобщен­ность, предлагаемые индивидуально-типологический подход, как мини­мум, не должен противоречить общепринятым типологиям.

Как известно, особенности темпераментов по Гиппократу опреде­ляются преобладанием у человека той или иной жидкости. Описание типа ограничивается характеристикой, приписываемой действию этих жидко­стей. Так, черная желчь предопределяет печаль меланхолика, желтая желчь - раздражительность холерика, кровь - энтузиазм сангвиника, а флегма - апатичность и медлительность флегматика. Обращает на себя внимание, что приведенные психологические характеристики являются стилевыми, то есть отражающими динамические особенности человека. При этом для сангвиника и флегматика они характеризуют уровень об­щей активности, а для холерика и меланхолика - ее устойчивость. Веро­ятно, вполне допустимо по проявлениям поведения идентифицировать сангвиника и флегматика с установочным или функциональным психоло­гическим типом, а холерика и меланхолика-с установочно-функциональным или функционально-установочным типами, неустойчи­вость которых определяется относительно высоким потенциалом обоих психологических механизмов обеспечения целенаправленной активности.

В типологии Э.Кречмера к основным отличительным особенно­стям циклоидного темперамента относятся: во-первых, общительность, добросердечность, душевность; во-вторых, живость, активность. Циклои­ды "стремятся ближайшим естественным путем к тому, что приводит их душу в адекватное движение, радует и облегчает ее, именно к общению с людьми" (142, с.228). Они обладают "способностью растворяться в ре­альной среде и сопереживать ее теснейшим образом" (там же, с.229). Исходя из этих положений, можно сделать вывод, что поведение циклои­да соответствует проявлению функционального психологического типа. Но в первую очередь у циклоидов выделяется доминирование социально-коммуникативной направленности, что позволяет их отнести к установоч­ному психологическому типу. Следовательно, циклоидный тип включает в себя как представителей функционального, так и установочного психоло­гических типов.

Характеризуя шизоидов, Э.Кречмер ведущей чертой у них называет ау­тизм. Аутизм: "это -равнодушие с налетом боязливости и враждебности;

это холод и в одно и то же время страстное желание быть оставленным в покое.... Шизоидные люди или абсолютно необщительны, или общитель­ны избирательно, в узком замкнутом кругу, или поверхностно-общительны без более глубокого внутреннего контакта с окружающим миром" (там же, с.223). Другой формой аутизма " служит стремление осчастливить людей, стремление к доктринерским принципам, к улучшению мира ,к образцовому воспитанию" (там же, с.235). Таким образом, дается типичная картина поведения человека установочного психологического типа с направленностью, противоположной социально-коммуникативной направленности циклоидов.

Кроме того, Э.Кречмер напоминает о наличии элементов неустой­чивости в поведении выделенных им психологических типов. Это позво­ляет допустить, что представители установочно-функционального и функ­ционально-установочного типов также попадают в его типологию.

Можно предположить, что Э.Кречмер излишне расширительно определяет границы циклоидного типа. Так, Н.Н.Обозов приводит (220) экспериментальные данные о том, что у лиц пикнического телосложения -чаще встречается слабая нервная система, астеников - средняя, а атлетиков - сильная. Так как циклоиды чаще всего являются пикниками, то оче­видно, и им присуща слабая нервная система, а это не может быть усло­вием хорошей приспособляемости и продолжительное общей активности. Значит, есть основания для дальнейшей дифференциации циклотимиков. Аналогичный вопрос возникает и для шизотимиков, учитывая наличие у них двух видов аутизма.

Достаточно очевидно внешнее сходство описаний установочного и функционального типа с двумя общими установочными типами К.Юнга. В значительной мере функциональному психологическому типу соответствует характеристика экстраверта, поступки которого "основываются на влиянии лиц и вещей. Они прямо обусловлены объективными данными и определяющими факторами и из них, так сказать, исчерпывающе объяс­нимы. Поступки явным образом обусловлены объективными обстоятель­ствами" (369, с. 14). Экстраверт "относительно без трений применяется к данным отношениям и, естественно, не имеет других претензий, кроме выполнения объективно данных возможностей, например, избрать про­фессию, которая в данном месте и в данное время представляет много­обещающие возможности, или делать и производить то, в чем в данный момент нуждается окружающая среда и чего она ждет от него, или воз­держиваться от всяких нововведений, если только они уже сами собой не направляются, или как-нибудь иначе превзойти ожидания окружающего" (там же, с. 15).

Установочный психологический тип в индивидуадьно-типологической кон­цепции соответствует интраверту по К.Юнгу. Интроверт, хотя “видит внешние условия, но решающим избирает -субъективные определители. Этот тип поэтому руководствуется тем фактором восприятия и познания, который показывает субъективное предрасположение к устранению раздражений органов чувств” (там же,с.60). "Субъективный фактор пред­ставлен по меньшей мере субъективной направленностью, которая в кон­це концов, определяет суждения" (там же, с.67). Субъективная направ­ленность, особенности образа действий, названные архетипом, являются врожденными и частью общего коллективного бессознательного. Для интраверта характерна решитель­ность и непреклонность субъективного суждения, которое изначально стоит над всеми объективными данными. Факты собираются интравертом только как средства для доказательства, как иллюстрирующие примеры, но никогда не ради них самих. Главную ценность для интраверта "имеют развитие и изложение субъективной идеи, первоначального символиче­ского образа, который более или менее неясно стоит перед его внутрен­ним взором" (там же, с. 68).

Для функционального типа в индивидуально-типологической кон­цепции вполне допустимо формирование в ходе реальной деятельности предрасположенности к преимущественно мыслительной, сенсорной, эмоциональной или интуитивной форме активности, что соответствует образованию одноименного функционального типа по К.Юнгу. Так как поведение интровертов в конечном счете детерминируется субъективной направленностью, то ее особенности вполне могут использоваться как основа для классификации, что реализуется в индивидуально-типологической концепции для дифференциации лиц установочного пси­хологического типа по первичным потребностям.

Таким образом, индивидуально-типологический подход не проти­воречит основным положениям концепции К.Юнга. Главные отличия за­ключаются: во-первых, в постулировании существования автономных пси­хологических механизмов целенаправленной активности; во-вторых, в психологическом содержании этих механизмов (способности и направ­ленность); в третьих, в определении и значении функционального психо­логического типа; в-четвертых, в другом принципе дифференциации пред­ставителей установочных типов. Следует также заметить, что, найдя ана­логии функционального типа с экстраверсией, необходимо учесть одну особенность. “.Юнг считает поведение экстраверта "применением", а не приспособлением к обстановке, так как "приспособление требует боль­шего, чем не вызывающее трений следование любым условиям непосред­ственно окружающего. Оно требует соблюдения тех законов, которые более общи, чем местные и исторические условия"(369, с. 15). Адаптив­ность представителей функционального типа, пожалуй, соответствует "применению" в понимании К.Юнга.

В целом, приведенные данные очевидно дают достаточно основа­ний для вывода о том, что положения индивидуально-типологического подхода не противоречат основным положениям классических общепри­нятых типологий. Вероятно, это же можно сказать и в отношении других типологий, так как они во многом производны от рассмотренных систем.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 350;