ВОЗРАСТ И СТЕПЕНЬ ВЫРАЖЕННОСТИ



АСИММЕТРИИ ПО ПСИХОМОТОРНЫМ КАЧЕСТВАМ

Предпочтение той или другой руки — это лишь одна сторона фун­кциональной асимметрии. Другая сторона — это лучшее развитие на одной из рук скоростно-силовых качеств. Посмотрим, действительно ли увеличивается разница между силой правой и левой руки, как утверждают многие исследователи.

Бесспорным является факт, что при сравнении силы рук в абсолютных величинах (кг) с возрастом разница в пользу правой руки увеличивается (Е. А. Аркин, А. А. По­целуев и др.), а при наступлении периода инволюции и снижения мышечной силы у стариков — уменьшается ( Д. И. Гришко и С. В. Литовченко, 1963).

Делались и другие сравнения, в частности, как изменяется с возрастом процент­ное соотношение между количеством субъектов, у которых сила больше на правой или левой руке или одинакова на обеих руках. При этом авторы считают, что на осно­вании этого можно говорить о том, как с возрастом изменяется количество правшей, левшей и амбидекстров (Й. Черначек).

Показано, что с возрастом количество лиц, у которых правая рука сильнее, чем левая, увеличивается, а количество лиц, у которых левая рука сильнее или одинако­вая по силе с правой, уменьшается. Однако обращает на себя внимание, что снижение процента «леворуких» и «амбидекстров» по силе происходит в основном в раннем детском возрасте — до 10 лет. Затем количество «правшей», «левшей» и «амбидек­стров» по силовому показателю стабилизируется. Эти изменения рассматриваются некоторыми авторами (А. И. Масюк, А. А. Поцелуев) как результат развития правой руки у детей, имевших одинаковую силу рук, и перевоспитания левшей. Возможно, это и так. Но главная причина такой возрастной динамики мне видится в другом.

Прежде всего обращает на себя внимание несоразмерно большой процент у детей младшего возраста «амбидекстров» и «левшей» по силе рук, в то время как лиц, в большей степени пользующихся левой рукой, в этом возрасте не так уж и много. Это навело на мысль, что причиной этого может быть не переучивание левшей и амбидек­стров (ведь таковое происходит и в последующие годы, почему же тогда тенденция к снижению их числа приостанавливается?), а сама процедура измерения силы рук, недостаточная ее точность. Дело в том, что динамометры, с помощью которых изме­ряется мышечная сила, градуированы довольно грубо, и разница между силой рук в один килограмм у младших детей может существенно исказить выявляемую асим­метрию, если учесть, что максимальная сила этих детей находится в пределах 9-10 кг.

Детальный анализ данных измерения силы обеих рук (Е. П. Ильин, 1965) выявил одну особенность: в младших классах не оказалось детей, у которых одна рука была


бы сильнее другой на 2-3 % и считанные единицы показывали превосходство одной из рук в силе, равное 5-9 %. Отсюда при построении вариационных рядов для каж­дой возрастной группы в младших классах в середине этого ряда (около 0) образо­вались пустоты, которых в последующих возрастных группах не было. Таким обра­зом, в силу каких-то причин нулевое отношение между силой рук как бы поглотило в себе все близлежащие к нулю асимметрии со знаком «+» и «-». В то же время лиц, имевших превосходство одной из рук больше 10 %, в младших классах было больше, чем в остальных возрастных группах. Если принять эту динамику за истину, то полу­чается, что с возрастом уменьшается не только степень выраженности леворукости, но и праворукости. Ясно, что этот вывод неверен, иначе с возрастом количество «ам-бидекстров» по силе рук не уменьшалось бы, а увеличивалось.

Чтобы показать, что большое количество «амбидекстров» и «левшей» при изме­рении силы рук получается вследствие крупномасштабности шкалы динамометров, было проведено сравнение выраженности асимметрии у одних и тех же лиц при двух способах ее измерения. В первом случае методика обработки данных была прежней — выводился средний результат из трех измерений с точностью до 1 кг. Во втором слу­чае учитывалась сумма из трех измерений, в результате чего величина силы возраста­ла как бы в три раза и цена 1 кг при сравнении силы рук уменьшилась в три раза. Соответственно изменилась и картина распределения лиц с той или иной степенью асимметрии: количество лиц с одинаковой силой рук резко сократилось, а количе­ство лиц с большей силой правой руки резко возросло (при небольшом увеличении и числа лиц с большей силой левой руки). Характерно, что при втором способе сравне­ния степени выраженности асимметрии по силе рук в средних и старших классах «ам-бидекстры» практически вообще исчезли.

Таким образом, выдвинутое предположение оправдалось. Но это значит, что ни­какого увеличения с возрастом (по крайней мере, после 8 лет) количества «правшей» по силе рук не происходит. Точно так же не уменьшается и количество истинных лев­шей.

В последние годы ряд авторов выдвигают уже другую точку зрения: с возрастом уменьшается разница между психомоторными показателями правой и левой руки и количество самих правшей, которые переходят в амбидекстров и даже леворуких. Однако данные, приводимые авторами для доказательства этого положения, не очень убедительны. Так, А. М. Полюхов (1982) сравнивал выраженность предпочтения руки по пробе «поза Наполеона», которая не является надежной для определения право- и леворукости. А. Т. Бондарь с соавторами (1989) изучали довольно специфичный по­казатель — время простой реакции, — который с возрастом у школьников тоже умень­шается, а вместе с этим уменьшается и разница между временем реакции на обеих руках в абсолютных величинах — миллисекундах.

Однако возникает вопрос: может быть, с возрастом увеличивается или уменьшается степень выраженности асимметрии (которая измеряется отношением, например, силы правой руки к силе левой и выражается в процентах)?

Изучение этого вопроса (Е. П. Ильин, 1958а) показало, что отношение между си­лой рук приблизительно одинаково во всех возрастных группах, а также у лиц муж­ского и женского пола (рис. 15.3). Это отношение было названо коэффициентом пра­ворукости.

При этом важно отметить, что величины коэффициента праворукости для силы мышц-сгибателей кисти оказались одинаковыми (в пределах 9-10 %) независимо от


Рис. 15.2. Изменение разницы между силой правой и левой рук с возрастом I — сравнение темпов изменения разницы между силой рук с темпами изменения силы правой руки. По вертикали— темпы изменения (%); по горизонтали— возраст (годы). Сплошная линия— темпы изме­нения силы на правой руке, пунктирная линия— темпы изменения разницы между силой правой и ле­вой рук по сравнению с предыдущим годом. II — величины отношения между силой правой и левой рукив различных возрастныхгруппах. Сплошная линия— данные для лиц мужского пола, пунктир­ная— для лиц женского пола того, в какой стране и в каком году измерялась сила рук (разница проведения иссле­дований составляет 100 лет).

Постоянство коэффициента праворукости, независимое от возраста, выявлено и на других психомоторных показателях — тонусе напряжения мышц, быстроте дви­жений рук.

Следовательно, можно считать, что выявленная закономерность постоянства про­явления с возрастом степени выраженности асимметрии является общей для психо­моторных качеств и не отражает ни культурные традиции людей той или иной наци­ональности, ни большее использование правой руки в бытовых и трудовых действи­ях. Это может быть только в том случае, если правосторонняя асимметрия является видовым признаком и предопределена генетически.

Но тогда возникает вопрос — каким же образом эффект упражнения при нагруз­ке, большей для правой руки, не приводит к увеличению с возрастом коэффициента асимметрии? Понять это помогает феномен переноса тренированности с одной сто­роны тела на другую, который заключается в том, что если упражнять мышцы одной руки, то тренировочный эффект сказывается в одинаковой степени на симметрич­ных мышцах обеих рук. Например, если на одной руке сила в результате упражнения ее мышц возросла на 60 %, то и на нетренируемой руке сила симметричных мышц увеличится тоже на 60 %. В то же время в абсолютных величинах (кг) прирост силы


на правой руке (независимо от того, какая рука упражнялась!) будет большим и имен­но на 10 %, т. е. на величину коэффициента праворукости (Е. П. Ильин, 19586).

Объяснение этим фактам надо искать в парной работе полушарий головного моз­га — феномене, подробно изученном в лаборатории И. П. Павлова на животных. Было показано, что перенос условных рефлексов, выработанных на одной стороне тела животного, на другую осуществляется вследствие морфологической и функциональ­ной связи через мозолистое тело симметричных центров правого и левого полуша­рий (перерезка мозолистого тела прекращала перенос на симметричную сторону условных рефлексов).

Итак, какая из двух точек зрения на происхождение «рукости» правильная (одна из которых доказывает, что рукость — приобретаемое в течение индивидуальной жизни свойство, а другая — что право- или леворукость являются врожденными свой­ствами человека) зависит от того, какой показатель функциональной асимметрии рук учитывается.

Если речь идет о том аспекте праворукости, который касается выраженности ско-ростно-силовых качеств и предпочтения одной из рук, то правы сторонники врож­денности рукости. Если же речь идет о совершенстве владения двигательными уме­ниями (навыками), то лучшее владение ими правой рукой у правшей и левой рукой у левшей приобретается в течение жизни. В связи с этим можно говорить о первичной (врожденной) и вторичной ( приобретаемой) рукости, которые могут не всегда со­впадать (например, у переученных левшей).

. Говоря о врожденности рукости, важно не впадать в другую крайность, как это имеет место у А. Р. Лурия (1962), полностью отрицающего роль жизненных условий в проявлении праворукости. Праворукость взрослого человека — явление сложное, в нем есть и врожденные компоненты, и приобретенные, а значит — это явление фено-типическое.

ОБОСНОВАНИЕ

ВРОЖДЕННОСТИ ЛЕВОРУКОСТИ

Для доказательства врожденности леворукости ученые использу­ют факты наличия леворукости у родителей или родственников детей-левшей. Опи­сана семья, в которой леворукость наследовалась в течение 200 лет, несмотря на по­пытки перевоспитания левшей. В шотландско-ирландской семье Керр рождалось так много левшей, что в 1470 году в их замке построили винтовую лестницу специально для удобства рыцарей, предпочитавших держать меч в левой руке. Да и фамилия этой семьи произошла от гэльского слова «левый». В одной работе приведено родослов­ное дерево, в котором по одной ветви левши встречаются в пятом поколении. Описа­ны также многие многодетные семьи, в которых большинство детей были левшами (Р. Энгеланд [R. Engeland, 1922]; А. П. Демичев, 1949).

По Г. Чемберлену (Н. Chamberlain, 1928), пол родителей-левшей для частоты лев-шества у детей значения не имеет. Однако имеет значение — один или оба родителя левши. В последнем случае дети становятся левшами почти в половине случаев. В свою очередь в семьях, где есть хотя бы один родитель — левша, детей — левшей бывает больше, чем в семьях, где оба родители правши.


Эти данные не могут все же служить прямым доказательством врожденности ле-ворукости. С одной стороны, они могут расцениваться как свидетельство не просто врожденности леворукости, но и ее генетических предпосылок, наследственности. Но с другой стороны, они же могут расцениваться как доказательство научения детей от родителей и старших братьев и сестер в использовании левой руки.

В пользу врожденности леворукости свидетельствует постоянство коэффициента леворукости у 134 левшей разного возраста (от 8 до 25 лет), выявленное мною. Одна­ко степень асимметрии у них была больше, чем у правшей (для тех же самых силовых показателей тех же самых мышечных групп) — 16 % по сравнению с 10 % у правшей. Очевидно, это не случайно, так как X. Грисбах (Н. Griesbach, 1919), измерив силу у 52 левшей 20-22 лет, нашел еще большую степень асимметрии — 23 %.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 990;