ТИПЫ СТАТИСТИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ СВОЙСТВ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ ЭФФЕКТИВНОСТИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ПРОГНОЗ



При поиске проявлений типологических особенностей необходи­мо учитывать, что статистические связи, обнаруживаемые путем корреляций, могут быть разнообразными. Исследованиями сотрудников В. С. Мерлина (1973) показа­но, что связи между типологическими особенностями и свойствами темперамента большей частью прямолинейные: чем больше выражена какая-то типологическая осо­бенность проявления свойства нервной системы, тем больше выражено и свойство темперамента, зависящее от этой типологической особенности. Однако такая зависи­мость не является изоморфной, т. е. психофизиологические показатели темперамен­та не заменяют физиологические показатели свойств нервной системы. Нельзя, на­пример, по ригидности (трудной сменяемости одних установок на другие) говорить о наличии у человека инертности нервных процессов, так как ригидность (как и другие свойства темперамента) связана с несколькими типологическими особенностями, а не только с одной (в данном случае — с инертностью, хотя роль ее в проявлении ри­гидности, как показала Н. Е. Высотская, 1975, довольно большая). Об ошибке отож­дествления проявления типологической особенности свойства нервной системы с ка­кой-либо психологической особенностью предупреждал еще Б. М. Теплов. Он писал, что «взаимоотношение между свойствами нервной системы человека и особенностя­ми его поведения и психического склада очень сложно. В понимании этого взаимо­отношения особенно опасно руководствоваться легко напрашивающимся словесным параллелизмом. Ведь свойства нервной системы обозначаются словами, которые при­меняются и к характеристике психических особенностей. Легко напрашиваются та­кого рода параллели: сильная нервная система — значит, сильный характер, сильная воля; подвижные нервные процессы — значит, подвижный человек, быстрый в дви­жениях, в решениях, в работе. На самом деле, параллелизма такого рода между свой­ствами нервной системы и психическим складом человека нет... Сильный характер складывается по психологическим законам формирования характера, но у разных людей на различной почве при разных свойствах нервной системы» (1963, с. 5).

Думается, это заявление Б. М. Теплова все же излишне категорично. Исследова­ния, проведенные в нашей лаборатории, показали, что «сильная воля» имеет связь с сильной нервной системой, а быстрые решения присущи лицам с подвижностью нерв­ных процессов. Дело, однако, в том, что и «сильная воля», и быстрые решения зави­сят не от одной типологической особенности, а от нескольких, и какая из них оказала большее влияние — неизвестно. Поэтому Б. М. Теплов прав, говоря о возможной ошибке отождествления.

Каждая типологическая особенность проявления свойств нервной системы может влиять на несколько поведенческих и деятельностных характеристик субъектов, что свидетельствует о том, что связи свойств нервной системы с психологическими фе­номенами гомоморфные (рис. 12.2). Однако из этого вовсе не следует, что каждое свой-


Рис. 12.2. Схема, показывающая многозначные связи типологических особенностей

свойств нервной системы со свойствами темперамента

А — изоморфные связи, Б — гомоморфные связи

ство должно быть обязательно связано с любым психологическим феноменом. В ряде случаев свойства нервной системы бывают нейтральными по отношению к тому или иному психологическому феномену. ".

Для случаев, когда в зависимости от свойства нервной системы находится не один какой-то психологический параметр, а сразу несколько, в лаборатории В. С. Мерли­на использовался математический метод таксономии.

Помимо прямолинейных существуют и криволинейные связи. Например, в наших исследованиях неоднократно констатировался факт отсутствия прямолинейной свя­зи между силой нервной системы и балансом нервных процессов. Однако между эти­ми свойствами была найдена криволинейная корреляция, свидетельствующая о том, что чем больше выражена уравновешенность нервных процессов, тем больше шансов обнаружить у обследуемого слабую нервную систему, и наоборот, чем больше прева­лирует один из нервных процессов, тем больше шансов, что у обследуемого сильная нервная система. Криволинейные зависимости между психологическими и физиоло­гическими параметрами, а также между последними обнаружены и другими исследо­вателями (И. М. Палей, 1966; Н. М. Пейсахов, 1984).

Наличие криволинейных связей типологических особенностей с эффективностью деятельности и особенностями поведения делает необходимым при изучении этой проблемы учитывать два момента.

1. Общераспространенным приемом изучения проявлений свойств нервной сис­темы является сравнение двух крайних типологических групп: сильных со слабыми, инертных с подвижными и т. д. Такой подход базируется на двух положениях: 1) сте­пень выраженности каждого свойства представляет собой континуум (т. е. некото­рую протяженность от малых до больших величин); 2) каждое свойство имеет пря­мую или обратную линейную связь с изучаемым психологическим феноменом (чем больше выражено свойство, тем больше его влияние на изучаемый феномен — поло­жительное или отрицательное). Отсюда вроде бы нет необходимости рассматривать связи типологических особенностей с учетом их средней выраженности. Однако ряд фактов заставляют по-иному смотреть на это. Наибольшая точность воспроизведе-


ния амплитуд, наибольшая мышечная сила и темп движений кистью присущи лицам с уравновешенностью нервных процессов, а не с преобладанием возбуждения, как вначале предполагалось.

В исследовании Р. В. Шрейдер и В. Д. Шадрикова (1976) наибольшая успешность деятельности была найдена у лиц со средней степенью подвижности нервных про­цессов, а не с высокой или низкой. Об U-образной зависимости психологических по­казателей с типологическими особенностями говорят и другие ученые (И. М. Палей, Н. М. Пейсахов).

Очевидно не случайно в некоторых видах спорта подбирается больше спортсме­нов не с крайними типологическими группами, а со средними, что тоже указывает на, положительную роль средней выраженности свойства нервной системы для эффек­тивности определенной спортивной деятельности. Так, у парашютистов средняя сила нервной системы была найдена у половины обследованных мастеров и перворазряд­ников (3. В. Григорьева, 1975). Превалировали случаи со средней силой нервной си­стемы у лыжников-гонщиков, легкоатлетов-бегунов на средние и длинные дистан­ции. У представителей многих видов спорта уравновешенность по «внешнему» и «внутреннему» балансам встречается значительно чаще, чем преобладание одного из процессов.

Таким образом, при изучении проявлений свойств нервной системы обследован­ных надо делить на три группы: с высокой, средней и низкой выраженностью данно­го свойства и искать связь с психологическими феноменами с учетом этих трех групп, а не только путем сравнения данных для крайних групп.

2. Подразумевание линейной зависимости между выраженностью свойства нерв­ной системы и его психологическим проявлением приводит к выводу, что если успе­ху сопутствуют какие-то типологические особенности, то неуспеху в данной деятель­ности сопутствуют противоположные типологические особенности. Многие факты противоречат такому взгляду. Показано, что отличниками являются школьники с раз­личными типологическими особенностями (Н. С. Лейтес, 1971) и что хорошая успе­ваемость наблюдается у учащихся как с преобладанием возбуждения по «внутренне­му» балансу (за счет высокой работоспособности), так и с преобладанием торможе­ния (за счет усидчивости) (А. Г. Пинчуков, 1976в).

В связи с этим ошибочно сопоставлять типологические особенности с эффективно­стью деятельности только для успешных, оставляя без внимания группу неуспешных.

Дело в том, что иметь высокую эффективность деятельности можно в ряде случа­ев с различной типологией, но не любой. Так, Н. Д. Скрябин (1972) показал, что сме­лыми являются люди с различными сочетаниями типологических особенностей, а трусливыми — только с определенным сочетанием этих особенностей. В. С. Клягин (1973) выявил, что эффективно (безаварийно) управляют машиной лица как с силь­ной, так и со слабой нервной системой, но высокая аварийность коррелирует только с сильной нервной системой. При другом виде деятельности препятствием для достиже­ния высоких результатов явилась слабая нервная система, в то время как среди успеш­ных встречались лица как с сильной, так и со слабой нервной системой.

Таким образом, приведенные данные дают основание сделать вывод, что судить о связи типологических особенностей с успешностью деятельности только при ориен­тации на крайние типологические группы или же только группы успешных в данной деятельности не всегда правомерно, а порой и ошибочно. В поле внимания исследо­вателей должны быть как группы со средней выраженностью свойства нервной сис­темы, так и группы «неуспешных».

 

12.5.      УЧЕТ ЭТАПА ОВЛАДЕНИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫМ МАСТЕРСТВОМ

 

Важно учитывать и то, что на разных этапах овладения профессио­нальным мастерством, адаптации к условиям деятельности ее эффективность может зависеть от разных, даже противоположных типологических особенностей проявления свойств нервной системы. А. И. Фукин (1995) показал, что на начальном этапе про­фессиональной адаптации слесарей-сборщиков конвейерного производства больших успехов добиваются лица, имеющие скоростной типологический комплекс, а после пяти лет работы — лица, имеющие типологический комплекс монотоноустойчивости.

В. П. Мерлинкин и М. Е. Бубнов (1977) выявили, что темпы обучения двигатель­ным навыкам на начальном этапе выше у лиц с подвижностью и лабильностью не­рвной системы, но затем инертные догоняют подвижных и качество навыка стано­вится у тех и других одинаковым.

Р. Р. Гучетлев (1981) выявил в принципе ту же закономерность в отношении пе­ределки суточного стереотипа: быстрее переделывают его лица с подвижностью не­рвных процессов, но йотом инертные их догоняют и уровень адаптации становится у тех и других одинаковым.

В. А. Сальников и Б. В. Кимейша (1982) установили, что на начальном этапе трени­ровочного процесса большие темпы прироста спортивного результата были у штанги­стов, имевших сильную нервную систему и преобладание возбуждения по «внутрен­нему» балансу, т. е. те типологические особенности, которые обеспечивают высокую двигательную активность, работоспособность, терпеливость. Однако на следующих этапах более быстрый рост результатов наблюдался уже у штангистов со слабой нерв­ной системой, инертностью нервных процессов, так как эти особенности, с одной сто­роны, влияют на устойчивость к монотонности тренировочных нагрузок, а с другой — обеспечивают лучшую двигательную память (инертность нервных процессов) и ко­ординацию движений (слабая нервная система). У них же дольше сохранялась пер­спектива достижения поставленной цели (высоких спортивных результатов), что в совокупности с высокой монотоноустойчивостью обеспечило им больший прирост результата за пять лет тренировки. Это объясняет и тот факт, что для штангистов высокого класса более характерен типологический комплекс монотоноустойчивости, в который входят слабая нервная система и инертность нервных процессов.

 

12.6.      ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СИСТЕМНОГО ПОДХОДА ПРИ ИЗУЧЕНИИ СВЯЗИ ТИПОЛОГИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ

С ЭФФЕКТИВНОСТЬЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Типологические особенности проявления свойств нервной систе­мы связаны, как уже говорилось, с различными сторонами личности и деятельности: мотивами, способностями, устойчивостью к неблагоприятным факторам внешней и внутренней среды и т. д. Такое многообразие проявлений свойств нервной системы невольно приводит к вопросу, а нет ли закономерности, связей в многообразии этих проявлений?


В лаборатории В. С. Мерлина такие связи пытались найти с помощью математики, а именно — дискриминантного анализа, а также метода таксономии. В целом эта по­пытка к успеху не привела, так как будь у людей какие угодно сочетания типологиче­ских особенностей, все они почему-то свелись только к двум типам темперамента. По существу, проблема типологических различий между людьми таким образом была снята.

Более рациональным представляется путь изучения различных проявлений ком­плексов типологических особенностей, сопоставления этих проявлений в деятельно­сти и влияния этих проявлений на конечный итог деятельности — эффективность (рис. 12.2).

Исходным в этой модели является представление о функциональных системах по П. К. Анохину, включающих в себя психические, физиологические и биохимические уровни, тесно взаимодействующие друг с другом и образующие внутри системы бло­ки с прямыми и обратными связями. Функциональный ее смысл состоит в следую­щем. Определенное сочетание типологических особенностей проявления свойств нервной системы создает склонность (потребность) к определенному типу деятельно­сти (связанному, например, с комплексом быстродействия, импульсивностью или, наоборот, с медленностью и размеренностью). Осознание этой потребности, правда, не всегда отчетливое, склоняет человека к выбору деятельности (из числа известных ему), которая в наибольшей мере соответствует склонности. Это же сочетание типо­логических особенностей способствует (в качестве задатков) проявлению способно­стей к выбираемому виду деятельности (например, при склонности к быстродействию способствует проявлению скоростных способностей), а последние обеспечивают вы­сокую эффективность выбранной деятельности. Успешность деятельности подкреп­ляет склонность, формируя на ее базе стойкий интерес к этой деятельности, который способствует закреплению людей в данной деятельности и повышает их работоспо­собность за счет положительного отношения к деятельности.

Эта схема работает и в том случае, если типологические особенности обусловли­вают устойчивость к неблагоприятным состояниям, развивающимся при данной дея­тельности. У более устойчивых будет большая эффективность деятельности и боль­шее удовлетворение от ее выполнения. Это отчетливо проявилось при изучении со­стояния монотонии: рабочие с типологическим комплексом, способствующим устойчивости к монотонии (т. е. те, у кого это состояние появляется позже), часто имели и положительное отношение к монотонной работе (Н. П. Фетискин).

Следует подчеркнуть, что при типологически обусловленном выборе вида деятель­ности удовлетворение от нее человек может получать не только и не столько от ре­зультата (эффективности) деятельности, сколько от процесса ее выполнения. Поэто­му, например, многие, не имея высоких достижений, увлеченно занимаются в том или ином коллективе художественной самодеятельности, спортивной секции.

Схема на рис. 12.3 объясняет и тот факт, что в определенных видах деятельности (профессиональной, спортивной) подбираются люди со сходными типологическими особенностями. Так, в видах деятельности, требующих быстродействия, в основном найдены лица с типологическими особенностями, благоприятствующими проявле­нию скоростных способностей (слабая нервная система, подвижность нервных про­цессов, преобладание возбуждения по «внешнему» балансу). Среди гимнастов (как цирковых, так и спортивных) преобладали лица с инертностью нервных процессов, обеспечивающей хорошую двигательную память, прочные двигательные навыки. В видах деятельности, связанных с быстрой сменой ситуации, чаще всего встречают-


Рис. 12.3. Системность влияния типологических особенностей свойств нервной системы

на деятельность человека

ся лица с подвижностью нервных процессов, обеспечивающей быстрое переключе­ние внимания. Там же, где требуется высокая концентрация внимания, преобладали лица с сильной и инертной нервной системой (например, у корректоров). Очевидно, отбор и закрепление людей в этих видах деятельности происходит, во-первых, на ос­нове показываемой эффективности работы, а во-вторых, на основе удовлетворенно­сти самим процессом деятельности.

Рассмотренные варианты хотя и часто встречаются, но не всегда, поэтому нельзя эту схему возводить в абсолют и считать, что людям с «нетипичной» для данного вида деятельности типологией дорога к успеху заказана. Типологические особенности вы­ступают лишь как один из факторов успеха, облегчают его достижение, но не гаран­тируют его. Не случайно попытка Л. Д. Гиссена связать типологические особенно­сти спортсменов с уровнем их достижений не дала положительного результата.

Следует обратить внимание и еще на один момент. Приведенная схема не «рабо­тает» в том случае, когда выбирающий какой-либо вид деятельности имеет о нем не­правильное представление (о тех требованиях, которые он предъявляет человеку). Так, мы наблюдали, что художественную гимнастику выбирали многие девочки с подвижностью нервных процессов, в то время как у спортсменок высокого класса, занимающихся этим видом спорта, в большинстве случаев отмечается инертность нервных процессов (Н. Е. Высотская, Э. Е. Фирилева). Объясняется этот факт тем, что девочки представляют себе художественную гимнастику как разновидность танцев, балета, как нечто развлекательное, не требующее большого терпения, настой­чивости. Отсюда в большинстве своем и неадекватный своей психофизиологической организации выбор вида спорта. Точно так же представление о бадминтоне, плавании как «пляжном» развлечении приводит к тому, что занятия этими видами спорта «ради удовольствия» выбирают лица чаще всего с преобладанием торможения по «внутрен­нему» балансу, т. е. низкоактивные в двигательном отношении девушки. Им кажется, чтр играть в бадминтон можно стоя на одном месте, а плавать — не спеша и не долго.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 323;