МЕТОДОЛОГИЯ ИЗУЧЕНИЯ СВЯЗИ ЭФФЕКТИВНОСТИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ПОВЕДЕНИЯ С ТИПОЛОГИЧЕСКИМИ ОСОБЕННОСТЯМИ ПРОЯВЛЕНИЯ СВОЙСТВ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ



Из последней главы этого раздела читатель узнает, какими прин­ципами нужно руководствоваться, изучая зависимость поведения и деятельности че­ловека от типологических свойств нервной системы и темперамента.

В заключение данного раздела остановимся на методологических вопросах изуче­ния связи свойств нервной системы с достижениями человека в деятельности. В ре­зультате накопленного за долгие годы опыта изучения проявлений свойств нервной системы в трудовой, спортивной и учебной деятельности можно постулировать сле­дующие методологические принципы: не делить типологические особенности на «хо­рошие» и «плохие», изучать не типы темперамента, а типологические комплексы; не искать везде обусловленность (особенно прямую) эффективности деятельности и особенность поведения человека его свойствами нервной системы (по крайней мере — не всеми сразу); использовать системный подход при оценке влияния типологиче­ских особенностей на выбор вида деятельности и ее эффективность.

ОТКАЗ ОТДЕЛЕНИЯ

ТИПОЛОГИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ ПРОЯВЛЕНИЯ СВОЙСТВ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ НА «ХОРОШИЕ» И «ПЛОХИЕ»

И. П. Павлов, рассматривая роль типологических особенностей в приспособлении животных и человека к окружающей среде, пришел к выводу, что одни типологические особенности имеют в этом приспособлении положительное значение, а другие — отрицательное. Поводом для такого вывода послужило наблю­дение за собаками, попавшими во время наводнения под затопление. Оказалось, что у собак с сильной нервной системой после этого стресса выработанные ранее услов­ные рефлексы сохранились, а у собак со слабой нервной системой — нарушились, причем у многих из них возникли неврозы. Отсюда И. П. Павлов сделал вывод, что бессилие раздражительного процесса делает слабый тип в основном более или менее


инвалидным жизненным типом. Он писал: «Мы должны признать тип слабых жи­вотных, характеризующихся явной слабостью как раздражительного, так и тормоз­ного процессов, никогда вполне не приспособляющихся к жизни и легко ломающих­ся, делающихся скоро и часто больными, невротиками, под влиянием трудных жиз­ненных положений или, что то же, при наших трудных нервных задачах. А что всего важнее: этот тип, как правило, не может быть улучшен в очень значительной степени воспитанием, дисциплинированием, и делается годным только при некоторых осо­бенно благоприятных, Нарочных условиях или, как мы обычно выражаемся, в оран­жерейной обстановке» (1951, с. 429). Для слабого типа, как считал И. П. Павлов, «пря­мо невыносима как индивидуальная, так и социальная жизнь с ее наиболее резкими кризисами».

Эта точка зрения И. П. Павлова была некритически заимствована многими спе­циалистами-педагогами, физиологами, психологами, спортивными специалистами. К «хорошим» типологическим особенностям стали относить, вслед за И. П. Павло­вым, силу, подвижность и уравновешенность нервной системы, к «плохим» — сла­бость, инертность и неуравновешенность нервной системы. Поэтому в учебниках и руководствах по педагогике, физиологии и психологии еще и сейчас можно встре­тить утверждение, что больших успехов в учебе и в выступлениях на соревнованиях добиваются лица с сильной, подвижной и уравновешенной нервной системой.

Между тем научные факты, полученные и физиологами, и клиницистами, и пси­хофизиологами, опровергают правомерность такого оценочного подхода к выяснению роли типологических особенностей для жизни и деятельности человека. Многие забо­левания чаще возникают у лиц не со слабой, а с сильной нервной системой (А. М. Мо-наенков, 1970). В лаборатории Б. М. Теплова было показано, что слабая нервная си­стема имеет не только отрицательную сторону — неустойчивость к стрессу, но и силь­ную сторону — высокую чувствительность, а инертность нервных процессов хотя и не обеспечивает быстрое переключение с одной ситуации на другую, но имеет ту поло­жительную сторону, что способствует установлению прочных условнорефлекторных связей.

В более поздних работах было выявлено, что слабая нервная система способству­ет большей устойчивости к монотонии, способствует проявлению скоростных качеств. С другой стороны, сильная нервная система имеет ряд отрицательных сторон: сла­бую устойчивость к монотонии, медленное реагирование на сигналы.

Найдены положительные проявления и у инертности нервных процессов: лучшая произвольная память, большая устойчивость к монотонии, большая терпеливость к испытываемым затруднениям.

Наконец, преобладание возбуждения и торможения (по сравнению с уравновешен­ностью) тоже имеют положительные стороны; преобладание возбуждения способству­ет проявлению решительности, смелости, быстроте реагирования, а преобладание тор­можения — низкий тремор, хорошее расслабление мышц, устойчивость к монотонии.

В связи с этим необходимо отметить справедливость мнения Б. М. Теплова, что типологические особенности определяют не столько степень приспособления челове­ка к внешней среде, сколько различные формы уравновешивания организма с внеш­ней средой. Особенно ярко проявляется это положение в формировании стиля дея­тельности.

Выдвинутый Б. М. Тепловым конструктивный подход, вместо «оценочного» И. П. Павлова, более подходит для объяснения наблюдаемых особенностей поведе­ния и деятельности людей.


Как отмечал В. Д. Небылицын, на основе концепции Б. М. Теплова можно лучше объяснить факт сохранения в процессе эволюции особей с «плохими» типологиче­скими особенностями, т. е. слабых, инертных и неуравновешенных. Добавлю, что этот конструктивный подход позволяет объяснить, почему спортсмены с «плохой» типоло­гией становятся олимпийскими чемпионами и рекордсменами мира. Конструктивный подход создает предпосылки и для решения вопросов социального характера, так как он «решительно отвергает мнение о невозможности высоких социальных и творче­ских достижений у лвд с "отрицательными" проявлениями свойств нервной систе­мы» (В. Д. Небылицын, 1966, с. 14).

Исходя из того, что каждая типологическая особенность может выступать в двух качествах — положительном и отрицательном (что связано с тем, в какой ситуации оказывается человек), — Б. М. Теплов выдвинул точку зрения о равноценности ти­пологических особенностей. Например, человек может успешно приспособиться к определенной ситуации как при слабой нервной системе (за счет высокой чувстви­тельности), так и при — сильной (за счет выносливости нервной системы). По его мнению, положительные и отрицательные проявления типологических особенностей взаимно компенсируют друг друга.

Справедливость этого положения Б. М. Теплова можно признать в основном в отношении компенсаций в социальной сфере. Высоких социальных достижений мо­гут добиться люди с различными типологическими особенностями. Но это не значит, что высоких достижений человек добьется в любом виде деятельности и влюбыхусло-виях независимо от того, какие типологические особенности у него имеются. Равно­ценность и компенсируемость типологических особенностей надо понимать в том смысле, что нет вообще неспособных людей, но способности у людей разные и вслед­ствие этого успеха они добьются в тех видах деятельности, к которым у них имеются большие способности. Это относится и к типологическим особенностям, являющих­ся задатками способностей. Хороших типологических особенностей для всех видов деятельности не может быть. Они хороши только для определенного вида деятельно­сти, определенной ситуации, в которых и выступают как психофизиологическая осно­ва эффективности деятельности. Поэтому успехов в спринте чаще добиваются спорт­смены с одним набором типологических особенностей, а успеха на длинных дистан­циях — спортсмены с другим типологическим комплексом.

Правда, есть случаи, когда о компенсации одной типологической особенности дру­гой можно говорить и в буквальном смысле, когда деятельность разнообразна и предъявляет к человеку то одно, то другое требование. Например, в баскетболе от спортсменов требуется то концентрация, то распределение внимания. В связи с этим в одних ситуациях более эффективно будут действовать одни баскетболисты (напри­мер, с сильной нервной системой, способствующей концентрации внимания), а в дру­гой ситуации — другие спортсмены (например, со слабой нервной системой, способ­ствующей более чуткому реагированию на изменяющуюся ситуацию). В результате суммарная эффективность деятельности тех и других может быть одинаковой. Те же компенсаторные отношения проявляются и при работе на выносливость: время рабо­ты до усталости больше у людей со слабой нервной системой, а время работы на фоне усталости (терпение) больше у людей с сильной нервной системой. В итоге общее время работы до отказа поддерживать заданную интенсивность (т. е. выносливость) может оказаться у тех и других одинаковой.

Компенсации могут наблюдаться за счет проявления другого свойства. Например,


человек со слабой нервной системой не обладает большой терпеливостью, однако если у него имеется инертность нервных процессов, преобладание «внешнего» торможе­ния и «внутреннего» возбуждения, то эти типологические особенности могут вполне компенсировать недостаток слабой нервной системы и человек будет проявлять дос­таточно большую терпеливость.

Таким образом, можно говорить о наличии психофизиологических компенсаций, способствующих повышению эффективности деятельности. Однако надо учитывать, что такая компенсация наблюдается не у всех. Поэтому считать всех людей равноприс-пособленными к тому или иному виду деятельности или к той или иной ситуации нельзя.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 310;