СВЯЗЬ СПОСОБНОСТЕЙ И ОДАРЕННОСТИ СО СКЛОННОСТЬЮ К ОПРЕДЕЛЕННОМУ ВИДУ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ



Способности человека к определенному виду деятельности часто сопровождаются наличием склонности человека к этому же виду деятельности. При этом уже традиционно склонность, как и другие психологические понятия, опреде­ляются разными авторами по-разному.

Как отмечает В. Н. Мясищев (1962), склонность часто понимают как направлен­ность, но последняя не только не определяется авторами, использующими это поня­тие, но часто сама определяется через понятие «склонность». Например, С. Л. Рубин­штейн (1945), Б. М. Теплов (1941), Н. С. Лейтес( 1950), разделяя понятия «интерес» и «склонность», считают, что интерес — это направленность на познание, а склон­ность — это направленность на деятельность. Наоборот, в «Психологическом слова­ре» (1983) интерес включен в состав склонности. Там дается такое определение: «Склонность — любое положительное, внутренне мотивированное отношение (вле­чение, интерес и др.) к какому-либо занятию. Психологическую основу склонности составляет устойчивая потребность личности в определенной деятельности, когда привлекательными оказываются не только достигаемые результаты, но и сам про­цесс деятельности» (с. 342). Не случайно в монографии К. К. Платонова обсуждает­ся вопрос о связи способностей и потребностей. Следовательно, склонность можно' рассматривать не только как направленность (предпочтение), но и как стремление к какому-либо занятию. Таким образом, в склонности есть как содержательно-оценоч­ная сторона (отношение к чему-либо), так и динамическая, побудительная сторона (стремление что-то делать), «тяга» по удачному выражению Н. С. Лейтеса.

Чем обусловлена связь способностей со склонностями.В большинстве случаев психологи ограничиваются констатацией связи способностей со склонностями. При этом понимание связи способностей со склонностями у разных авторов различное. В качестве крайних и противоположных точек зрения можно привести представле-


ния А. Ф. Лазурского, отождествлявшего эти два понятия (с ним согласен и К. К. Пла­тонов, писавший, что склонность к труду и учению сама по себе является способно­стью), и точку зрения Б. М. Теплова, допускавшего возможность независимого раз­вития склонностей и способностей и даже противоречия между ними на разных эта­пах развития.

Отмечая единство склонностей и способностей (но не их тождество!), В. Н. Мяси-щев писал, что взаимосвязь между ними выступает не только как их единство, но и как причинно-следственная их взаимозависимость, обеспечивающая ход психического развития по спирали. Исходя из этого, соотношения между ними можно представить в следующем виде:

Склонности ß> способности

Однако далее он пишет, что основным и стойким внутренним условием склонно­сти является способность. Тогда схема соотношения между способностями и склон­ностями к определенной деятельности должна принять другой вид, а именно:

Способности -->   склонности

Если же принять точку зрения К. К. Платонова, что любая склонность (или стрем­ление) входит в соответствующие способности, то схема будет соответствовать соот­несению части (склонности) к целому (способности):

 

СПОСОБНОСТЬ
СКЛОННОСТЬ

 

 

Тем не менее из этих схем видно только то, что способности и склонности связаны тем или иным образом друг с другом, но не видно причин этой связи, тех «общих корней», о которых пишет Н. С. Лейтес.

Изучение причин выбора различных видов спорта в связи с типологическими осо­бенностями свойств нервной системы — с одной стороны, и связь способностей с ти­пологическими особенностями — с другой, позволило установить, что лица, облада­ющие определенными типологическими особенностями, имеют способности к опре­деленному виду спортивной деятельности и склонность заниматься этим видом спортивной деятельности. Склонность эта подкреплялась объяснениями обследуе­мых, какого рода работа была им по душе, к чему они более склонны. Оказалось, что в большинстве случаев род работы, предпочитавшейся опрашиваемыми, соответство­вал психологическим особенностям выбранного ими вида спортивной деятельности. Такое совпадение наблюдалось не только у опытных спортсменов, но и у новичков. Например, среди предпочитавших интенсивную кратковременную работу и выбрав­ших занятия спринтом, чаще всего встречалась слабая нервная система, дающая пре­имущество в быстродействии. Среди прыгунов на лыжах, где требуется, кроме всего


прочего, смелость, среди новичков преобладали лица с сильной нервной системой, в значительной степени обусловливающей это волевое качество.

Таким образом, полученные в многочисленных исследованиях данные показыва­ют, что природная склонность к тому или иному виду деятельности может испыты­вать сильное влияние типологических особенностей проявления свойств нервной системы. Поэтому лица с высокой подвижностью нервных процессов имеют склон­ность к разнообразной по содержанию деятельности, что соответствует требованиям, предъявляемым в спортивных играх. Инертность нервных процессов приводит к склонности тщательно отрабатывать детали выполняемых действий, что обусловли­вает выбор тех видов спорта, в которых не требуется принятия срочных решений, например спортивной гимнастики. Склонность лиц с сильной нервной системой к риску приводит к выбору соответствующих видов спорта, например прыжков с трам­плина. Конечно, в каждом конкретном случае выбор вида спорта мог определяться еще и другими причинами, но выявленная тенденция весьма отчетлива. И в соответ­ствии с ней схема соотношений между способностями и склонностями должна при­нять следующий вид:

 

Типологические особенности

                

способности     склонности

 

Итак, способности и склонности связаны между собой не прямо, а опосредованно, через типологические особенности. Они сосуществуют параллельно друг другу (но не раздельно!), если обусловлены природными задатками человека.

Судя по данным, полученным Э. А. Голубевой с сотрудниками, сказанное выше относится и к предпочтению интеллектуальных видов деятельности. Так, высоко- и низкоактивированные школьники проявили различный интерес к различным заня­тиям: низкоактивированные больше склонны к занятиям техникой, а высокоактиви­рованные — к сферам «природа», «человек», художественное творчество. Не случай­но, как пишет Н. С. Лейтес (1977), выдающиеся в интеллектуальном отношении дети тянутся к умственным усилиям, очевидно, потому, что у них имеется потребность в интеллектуальной активности1. Потребности в активности определенного вида как латентные состояния напряжения нуждаются в разрядке определенного типа, что при активизации состояний и проявляется в склонности. Однако склонность только на первых этапах выступает как безотчетное стремление. Затем, по мере получения удовлетворения (удовольствия) от процесса выполнения выбранной деятельности, склонность становится более осознаваемой, «обрастает» другими мотиваторами, ко­торые в сознании человека превращаются в действующие «мотивы» (объяснения, почему он выбрал для занятий данный вид деятельности). Не понимая до конца ис­тинную причину склонности, человек объясняет свой выбор положительным отно­шением к этой деятельности («нравится»), и ему этого достаточно.

______________

1В связи с этим можно понять серьезность шутки поэта М. Светлова, который сказал: «Человек, не наделенный талантом, если в одном не удалось, займется чем-нибудь другим. У талантливого нет выбо­ра» (Игин И. Улыбка Светлова. — Л., 1968. С. 3).


Причины расхождения между склонностями и способностями.Как отмечает В. Н. Мясищев, несоответствия между способностями и склонностями могут быть двух видов:

• при наличии склонности недостаточно выражена способность;

• при наличии способности не выражена склонность.

Первая ситуация особенно часто проявляется, когда речь идет о двигательных спо­собностях. Обусловлено это тем, что двигательные способности зависят не только от типологических особенностей свойств нервной системы, но и от физиологических (вегетативных ибиохимических) процессов, от особенностей строения мышц, свя­зочного аппарата и т. п. Поэтому при отсутствии таковых типологические особенно­сти, сильно влияя на склонность, не смогут в такой же степени обеспечить проявле­ние способности к деятельности, выбранной по склонности.

Первый вариант расхождения склонностей и способностей может быть, как отме­чает В. Н. Мясищев, из-за захваливания ученика при недостаточно выраженных спо­собностях, которые не развились должным образом потому, что захваливание поро­дило у ученика самоуверенность, снизило его усердие.

Еще одной причиной расхождения между способностями и склонностями по пер­вому варианту может явиться социальная обусловленность выбора деятельности. Так, К. К. Платонов отмечает, что наблюдавшиеся им случаи расхождения склонностей и способностей были вызваны тем, что один человек овладение летным делом считал своим партийным долгом (он был политработником в летной части), другой (науч­ный работник) видел в этом путь к научным исследованиям в авиации и т. д. Правда, в приведенных примерах вряд ли можно говорить о склонностях к летному делу. Скорее надо говорить о социальных мотивах.

Создает видимость первого варианта соотношений между склонностями и спо­собностями и то, что нередко склонность отождествляется с предпочтением того или иного рода занятий. Предпочтение, как сознательный выбор, может быть следствием моды на профессию, ее престижности в обществе, т. е. социально обусловлено. Тогда кажется, что выбор профессии происходит по склонности. В этом случае выбор осу­ществляется без учета своих способностей, что и приводит к расхождению между предпочтением (псевдосклонностью) и способностями.

Решение вопроса о соотношении склонностей и способностей нередко сводится к соотношению интереса к деятельности и способностей. И хотя рядом авторов интерес понимается как склонность, все же это не тождественные явления. Склонность ближе к влечению, в котором человек осознает объект влечения, но не понимает его причину. В интересе как отношении человек понимает, почему его интересует данный объект.

Поэтому объединение разных психологических феноменов — влечения и интере­са под одним названием — склонности, что имеет место у В. Н. Мясищева, представ­ляется не совсем удачным, несмотря на то что и то и другое, как пишет В. Н. Мяси­щев, пробуждает дремлющие силы, мобилизует трудоспособность, побуждает к по­искам основания деятельности. Второй вариант соотношения склонностей и способностей (способности есть, а склонности нет) скорее следует рассматривать как утерю склонности вследствие потери интереса к деятельности из-за неправильного обучения (его монотонности, чрезмерных требований, предъявляемых к ученику) или появления сильного интереса (возможно, по чисто внешней привлекательности) к другой деятельности.


 


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 422;