Отец ответил: «А что всю свою жизнь делал ты? Ты целовал и обнимал мою жену – и я никогда не говорил тебе ни слова».



Возможно, он ничего не сказал, но он несомненно чувствовал нечто подобное. Между отцом и сыном, между матерью и дочерью существует антагонизм – естественный антагонизм, естественная ревность. Дочь хочет обладать отцом, но существует мать; она кажется врагом.

Дяди – замечательные люди, однако во сне вы не будете убивать своего отца. Ваша добродетельная совесть, часть вашего эго, не позволит вам сотворить такое. Вы найдете замену; такова стратегия.

Если вы подробно исследуете свои сны, то обнаружите много стратегий, которые по‑прежнему пытается применять эго. Эго не может принять этот факт: «Я убиваю собственного отца? Я такой послушный сын, который очень почитает своего отца, который очень его любит, – и я пытаюсь убить собственного отца?» Эго не примет эту мысль; оно чуть‑чуть сместит ее в сторону. Дядя выглядит почти как отец; убей дядю, это кажется проще. Дядя только замена. Вот что происходит даже в сновидениях.

Однако во время сна без сновидений эго исчезает полностью, ведь когда нет ни мышления, ни сновидений, как вы можете поддерживать фикцию? Но сон без сновидений очень непродолжителен. Из восьми часов здорового сна он занимает не более двух часов. Однако только эти два часа восстанавливают силы. Если вы проспали глубоким сном без сновидений два часа, утром вы чувствуете себя обновленными, свежими, живыми. Жизнь снова вызывает восторг, день кажется подарком. Все кажется новым, потому что вы обновились. И все кажется прекрасным, поскольку вы находитесь в прекрасном пространстве.

Что произошло за эти два часа, когда вы пребывали в глубоком сне, – Патанджали называет его сушупти , сном без сновидений? Эго исчезло. И исчезновение эго придало вам сил, омолодило вас. С исчезновением эго, даже находясь в глубоко бессознательном состоянии, вы почувствовали Бога.

Патанджали говорит, что различие между сушупти , сном без сновидений, и самадхи , предельным состоянием буддовости, не так уж велико, хотя оно все‑таки есть . Это различие в сознании. Во сне без сновидений вы бессознательны, в самадхи вы осознаете, хотя состояние одно и то же. Вы движетесь в Бога, вы движетесь во всеобщий центр. Вы исчезаете с периферии и идете к центру. Именно контакт с центром так вас омолаживает.

Люди, которые не могут спать, поистине несчастные люди, очень несчастные. Они утратили естественный источник связи с Богом. Они утратили естественный проход во Вселенское; дверь закрылась.

Это столетие – первое столетие, страдающее от бессонницы. Мы уже закрыли все прочие двери; теперь мы закрываем последнюю дверь, дверь сна. Похоже, это разрыв последней связи с вселенской энергией – и это представляет величайшую опасность. В наши дни есть глупцы, пишущие книги, в которых очень логично доказывается, что сон вообще не нужен, что это пустая трата времени. Они правы: это пустая трата времени. Для людей, думающих на языке денег и работы, для трудоголиков, это пустая трата времени.

Точно так же, как сейчас существуют «Анонимные алкоголики», скоро нам понадобятся «Анонимные трудоголики». Я предлагаю выбрать президентом «Анонимных трудоголиков» Морарджи Десаи.

Людям, одержимым работой, приходится постоянно быть в движении. Они не могут отдохнуть, не могут расслабиться. Даже умирая, они будут чем‑нибудь заняты.

Сейчас эти люди заявляют, что сон не нужен. Они заявляют, что сон – это, по сути, ненужный пережиток прошлого. Они говорят, что в прошлом, когда не было ни электричества, ни огня, люди должны были спать по необходимости. Теперь же это не нужно. Это просто старая привычка, укоренившаяся за миллионы лет; ее нужно отбросить. Согласно их представлениям, в будущем сон исчезнет.

И то же самое происходит за железным занавесом в России. Там создают новые приборы, чтобы людей можно было обучать во время сна, – новый вид образования, чтобы не тратить зря время. Это последнее из мучений, изобретенных нами для детей. Мы изобрели школы; нас это не удовлетворило. Маленькие дети, запертые в школах…

В Индии школы и тюрьмы раньше красили одинаково, в один цвет. И это были здания одного и того же типа – уродливые, лишенные эстетического чувства, без деревьев, птиц и зверей вокруг, чтобы дети не отвлекались. Иначе кто станет слушать глупого учителя математики, когда из окна неожиданно донесется зов кукушки? Или олень войдет в класс, а в это время учитель учит вас географии или истории… Дети будут отвлекаться, поэтому их необходимо увести из природы, из общества. Их нужно заставить сидеть на жестких скамейках пять часов, шесть часов, семь часов.

Это продолжается годами. В школах проходит почти треть жизни. Вы сделали из детей рабов. Всю оставшуюся жизнь они будут трудоголиками; они не смогут по‑настоящему насладиться отпуском.

И теперь эти люди думают: «Зачем зря терять ночное время?» Для детей можно ввести ночное образование. Они будут спать у себя в постели, но их уши будут подключены к центральной школе, и в их головы очень, очень тонким подсознательным образом будут вкладываться идеи. Они будут запрограммированы.

Было установлено, что таким образом дети могут легче обучаться, чем в бодрствующем состоянии. Это естественно, потому что во время бодрствования, как бы вы ни были изолированы, ваш ум будет отвлекаться на тысячу вещей. А в детях столько энергии, что их привлекает все; они постоянно отвлекаются. Это просто энергия, ничего больше; в этом нет ничего неправильного. Они не мертвые – вот почему они отвлекаются.

Залаяла собака, на улице началась драка, кто‑то подшутил над учителем или рассказал анекдот – находится тысяча и одна причина, которая все время их отвлекает. Но когда ребенок спит – причем спит глубоко, без сновидений, – его не отвлекает вообще ничто. И теперь такой сон без сновидений может быть использован как часть педагогики.

Похоже, мы во всех отношениях готовы отсоединить себя от вселенского источника бытия. Ну что же, эти дети станут невообразимо уродливыми, поскольку, если ранее и существовала возможность полностью затеряться за пределами эго, они будут лишены даже ее. Теперь не будет и этой последней возможности исчезновения эго. В то время, когда они могли бы оказаться в контакте с Богом, их будут учить какой‑нибудь ахинее вроде истории. Дата рождения Чингисхана – кому это нужно, кому до этого есть дело? На самом деле, было бы гораздо лучше, если бы Чингисхан вообще не родился. Именно так я написал в своей контрольной работе, и мой учитель очень рассердился. Мне пришлось двадцать четыре часа простоять за дверью класса, потому что я написал: «Это несчастье, что он родился. Было бы очень хорошо, если бы он вообще не родился».

Однако короли и императоры все продолжают и продолжают рождаться, чтобы мучить маленьких детей: тем приходится запоминать совершенно бесполезные имена и даты. В более совершенной системе образования всю эту чушь выбросят. На девяносто процентов это чушь, а оставшиеся десять процентов можно очень существенно улучшить. И тогда в жизни будет больше радости, больше отдыха, больше расслабления.

Поскольку эго – это фикция, оно иногда исчезает. Самое замечательное время – это сон без сновидений. Поэтому имейте в виду, что сон очень ценен; ни в коем случае не лишайте себя его. Постепенно, постепенно сделайте свой сон регулярным. Поскольку тело – это механизм, когда вы установите регулярный ритм сна, тело почувствует облегчение, а уму станет легче исчезнуть.

Ложитесь спать точно в одно и то же время. Только не воспринимайте это буквально – если однажды вы опоздаете, вас не отправят в ад или что‑либо в этом роде! Мне приходится быть осторожным, поскольку здесь есть несколько человек, помешанных на здоровье. Их единственная болезнь состоит в том, что они все время думают о здоровье. Если они прекратят думать о здоровье, то станут совершенно здоровыми. Но если вы сможете сделать свой сон регулярным, ложиться спать примерно в одно и то же время, вставать примерно в одно и то же время… Тело – это механизм, ум – тоже, и в какой‑то момент он просто проваливается в сон без сновидений.

Вторым важнейшим источником переживания исчезновения эго является секс, любовь. Он тоже был разрушен священниками; они осуждали и осуждают его, и поэтому теперь секс перестал быть таким интенсивным переживанием. Такое сильное осуждение в течение столь долгого времени обусловило людские умы. Хотя люди и занимаются любовью, в глубине души они знают, что совершают что‑то плохое. Где‑то прячется чувство вины. И это относится даже к самому современному, самому передовому, самому молодому поколению.

Возможно, внешне вы бунтуете против общества, возможно, внешне вы больше не конформист. Однако обусловленность проникла очень глубоко; это не вопрос внешнего бунта. Вы можете отрастить длинные волосы; это не очень вам поможет. Вы можете стать хиппи и перестать мыться; это не очень вам поможет. Вы можете стать изгоем во всех возможных отношениях, всеми способами, которые вы только сможете себе вообразить и придумать, но в действительности это не поможет, поскольку обусловленность проникла слишком глубоко, а все эти меры – поверхностные.

В течение тысячелетий нам говорили, что секс – величайший грех. Это впиталось нам в кровь, проникло до мозга костей. Поэтому, даже если на уровне сознания вы знаете, что в сексе нет ничего плохого, подсознание создает у вас внутри некоторую отстраненность, страх, вину, и вы не можете предаться сексу тотально.

Если вы можете заниматься любовью во всей полноте, эго исчезает, поскольку на высочайшем пике, в высшей точке любовной близости вы становитесь чистой энергией. Ум не функционирует. В момент такой радости, такого всплеска энергии ум просто останавливается. Энергия поднимается так сильно, что ум приходит в замешательство, он не знает, что делать. В нормальных ситуациях ум великолепно функционирует, но когда случается что‑то очень новое и очень энергичное, он останавливается. А секс – это самый энергичный процесс.

Если вы можете глубоко предаться физической любви, эго исчезает. В этом прелесть физической любви; это второй источник проблесков Бога – очень похожий на сон без сновидений, но гораздо более ценный, потому что в глубоком сне вы будете бессознательны. В любовной близости вы будете осознающими – осознающими, и тем не менее без ума.

Благодаря этому стала возможной великая наука Тантры. Патанджали и йога работали на уровне глубокого сна; они выбрали путь трансформации глубокого сна в осознанное состояние, чтобы вы понимали, кто вы есть, чтобы вы знали, что вы находитесь в центре.

Тантра выбирает в качестве окна к Богу любовную близость. Путь йоги очень долог, поскольку трансформировать бессознательный сон в осознание очень трудно, на это может потребоваться несколько жизней. И кто знает, сможете ли вы продержаться так долго, хватит ли у вас настойчивости, вытерпите ли вы так долго. Поэтому судьба, постигшая йогу, такова, что так называемые йоги лишь принимают и принимают разные позы. Они никогда не идут глубже этого; на это уходит вся их жизнь. Конечно, у них улучшается здоровье, они дольше живут – но суть‑то не в этом! Вы можете улучшить здоровье, занимаясь бегом, плаванием; вы можете прожить дольше благодаря медицинскому обслуживанию. Суть не в этом.

Суть состояла в том, чтобы оставаться осознающим во время глубокого сна. А ваши так называемые йоги продолжают учить вас тому, как стоять на голове и как искривлять и скрючивать свое тело. Йога превратилась в своего рода цирк – лишенный смысла. Она утратила свой подлинный размах.

В новой коммуне я мечтаю снова возродить йогу в ее подлинном значении, в ее подлинном измерении. Цель состоит в том, чтобы стать осознающим во время глубокого сна. Именно это самое главное в йоге, и если какой‑нибудь йог учит чему‑то другому, то все это бесполезно.

А Тантра избрала гораздо более короткий путь, кратчайший и к тому же гораздо более приятный! Окно может открыть любовная близость. Все, что нужно, это с корнем вырвать обусловленности, которые внедрили в вас священники. Священники внедрили в вас эти обусловленности, чтобы они сами могли стать посредниками и агентами между вами и Богом, чтобы ваша непосредственная связь оказалась разорванной. Естественно, что вам понадобится кто‑то другой, чтобы соединить вас с Богом, и тогда священник получит власть. И священник обладал властью в течение многих веков.

Всякий, кто может соединить вас с силой, реальной силой, будет могущественным. Бог – это реальная сила, источник любой силы. В течение многих веков священник оставался очень могущественным – более могущественным, чем короли. В наши дни место священника занял ученый, потому что сейчас он знает, как отворить двери силы, скрытой в природе. Священник знал, как соединить вас с Богом, ученый знает, как соединить вас с природой. Но священник прежде должен отсоединить вас, чтобы между вами и Богом не осталось никакой индивидуальной личной линии связи. Священник загубил ваши внутренние источники, отравил их. Он стал очень могущественным, однако человечество лишилось страсти, стало нелюбящим, преисполнилось вины.

Мои люди должны полностью отбросить эту вину. Занимаясь любовью, думайте о молитве, медитации, Боге. Занимаясь любовью, зажигайте благовония, пойте, танцуйте. Ваша спальня должна стать храмом, священным местом. Любовная близость не должна совершаться второпях. Идите в нее глубже, смакуйте ее как можно более неторопливо и как можно более красиво. И вы удивитесь. У вас есть ключ.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 253;