И теперь ты спрашиваешь меня: «Что? Что?? Что???»



Я не такой доктор; тебе придется обратиться к кому‑то другому.

Четвертый вопрос:  

Ошо,

Почему я не могу ощутить в Существовании никакого чуда?

Ты слишком знающий, ты слишком много знаешь. А все, что ты знаешь, – это просто навоз священной коровы – как и любое знание. Мудрость – это совершенно другое дело. Знание – это полный вздор, хлам, его набираешься тут и там, оно не твое собственное. В нем нет подлинности, оно выросло не в твоем существе, не ты произвел его на свет.

Однако это чувство: «Я знаю» доставляет огромное удовольствие твоему эго. И чем больше ты будешь укореняться в этой мысли: «Я знаю», тем меньше и меньше ты будешь ощущать в жизни чудо. Как знающий человек может ощущать чудо? Знание разрушает чудо. А чудо – это источник мудрости, чудо – источник всего прекрасного, и, кроме того, чудо – источник поиска, настоящего поиска. Чудо приглашает вас рискнуть, чтобы познать тайны жизни.

Знающий человек уже знает – на самом деле, он ничего не знает, но думает, что уже знает. Он остановился, дошел до точки. Он никуда не прибыл, ничего не узнал. Такой человек – это компьютер; его ум просто запрограммирован. Возможно, у него есть степени магистра искусств, доктора философии, доктора литературы; возможно, он обучался в крупнейших мировых центрах образования и накопил много информации, но эта информация разрушает его чувствительность, необходимую для того, чтобы ощутить тайну цветов, птиц, деревьев, солнечного света и луны. Ведь все ответы ему известны.

Как он сможет увидеть какую‑то красоту в луне? О луне ему уже все известно. И если вы скажете ему: «Лицо моей возлюбленной подобно полной луне», он рассмеется. Он скажет: «Ты просто глупец. Как можно сравнивать луну с лицом твоей возлюбленной? Такое сравнение невозможно!»

С математической и с научной точки зрения он прав; однако он не прав с поэтической точки зрения. А жизнь – это не только наука. Подобно Иисусу, сказавшему: «Не хлебом единым жив человек», я говорю вам: «Не наукой единой жив человек». Несколько окон необходимо оставить открытыми для поэтических переживаний, чтобы в них могло проникнуть немного солнца, немного ветра и немного дождя из подлинного Существования.

Жизнь не сможет взволновать тебя, если ты сверх всякой меры наполнен знаниями.

Во время своего пребывания в университете я каждый вечер подолгу гулял. Один из профессоров гулял вместе со мной. Два или три дня я терпел это, но затем сказал ему:

– Либо вы прекратите приходить сюда, либо мне придется перестать приходить.

Он спросил:

– Почему?

Я ответил:

– Вы разрушаете всю мою прогулку.

Он удивился:

– Каким образом?

Он слишком много обо всем знал и говорил: «Это дерево принадлежит к такому‑то виду». Да кому какое дело? Дерево прекрасно; оно танцует на ветру, его листва такая молодая, такая свежая. Его зелень, его багрянец, его золото так прекрасны – а он рассуждает о видах. Он был очень, очень осведомленным обо всем на свете. Пролетала птица – и он немедленно вешал на нее ярлык. Он был великим вешателем ярлыков.

Я сказал:

– Пожалуйста, либо вы прекратите приходить сюда – поскольку вы разрушаете мою вечернюю прогулку – либо мне придется перестать приходить.

Ты, должно быть, слишком обременен. Это так, я знаю тебя. Ты обременен великими священными писаниями, горами писаний; ничто не сможет тебя удивить.

Человек заходит в бар, явно нервничая и явно торопясь. Он подходит к стойке, хватает пустой стакан и начинает его есть. Доев стакан, человек подходит к стене, поднимается по ней пешком, проходит по потолку, спускается по противоположной стене и исчезает за дверью.

Бармен не может поверить своим глазам:

– Что за чертовщина? – восклицает он в изумлении.

Посетитель, сидящий у стойки и наблюдавший всю эту сцену, пожимает плечами:

– Не беспокойся, я знаю этого парня. Он всегда себя так ведет – придет, уйдет и никогда не скажет ни «здрасьте», ни «до свидания».

Миллионы людей живут именно так. Вокруг них происходят чудеса, но они ничего не видят, они ослеплены своими знаниями.

Отбрось свои знания. Знания ничего не стоят, а чудо драгоценно. Верни себе чудо, которым ты обладал, когда был ребенком, – царство Божье принадлежит лишь тем, кто способен снова стать детьми.

Последний вопрос:  

Ошо,

Я в затруднительном положении. Я люблю трех женщин. Этот ад продолжается уже три месяца. Что мне делать?

Ты, должно быть, какое‑то чудо среди мужчин! Обычно одной женщины бывает достаточно. Тебя нужно охранять. Однако если ты терпеливо выносил это в течение трех месяцев, подожди еще немного. Время все расставляет по своим местам. Кроме того, женщины всегда понятливее, чем мужчины, – если ты ничего не можешь поделать, то уж они‑то непременно что‑нибудь сделают.

Джон и Мэри занялись любовью в выемке железнодорожного пути. Увлекшись процессом, они в какой‑то момент скатились прямо на рельсы, по которым приближался скорый поезд.

Машинист, увидев на пути два тела, едва успел остановить состав. Поскольку помешать движению поезда – это серьезное правонарушение, дело дошло до суда, где судья потребовал объяснений.

– Послушайте, Джон, – заявил судья. – Жизнь есть жизнь, и я понимаю, что вы с подружкой решили немного позабавиться. Но почему вы не уступили дорогу поезду?

– Видите ли, ваша честь, – ответил Джон. – Дело обстояло следующим образом: Мэри разогналась, я разогнался, поезд разогнался, и я подумал, что если кто‑то из нас троих сможет остановиться, то он остановится!

На сегодня достаточно.

Глава 16


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 262;