Человечеством веками владело невероятно сильное стремление к совершению всеобщего самоубийства.



Я понимаю желание совершенно по‑другому. Во‑первых, желание и есть Бог. Желание без какого‑либо объекта, желание, не ориентированное на цель, немотивированное, чистое желание есть Бог. Энергия, называемая желанием, – это та же энергия, что и Бог.

Желание не должно уничтожаться, его следует очистить. Желание не должно отбрасываться, его следует трансформировать. Желание – это самое ваше существо; выступать против него означает выступать против самого себя и против всех. Быть против него означает быть против цветов и птиц, солнца и луны. Быть против него означает быть против всего творчества. Желание – это творчество.

В восточных священных писаниях совершенно справедливо утверждается, что Бог создал мир потому, что у него возникло огромное желание – желание создавать, желание воплощать, желание делать из единого многое, желание расширяться. Однако все это лишь метафоры; Бог неотделим от желания. Желание означает стремление, огромное стремление расширяться, становиться огромным, стать громадным – огромным, как небо.

Просто понаблюдайте за людьми, понаблюдайте за желаниями, и вы поймете, что я имею в виду. Даже в ваших обыкновенных желаниях присутствует это основное качество. Человек, стремящийся иметь все больше и больше денег, на самом деле стремится не к деньгам, а к расширению, поскольку деньги могут помочь вам расшириться. Вы можете заполучить больший дом, больший сад, вы можете иметь то и это – ваша территория станет больше, ваша свобода станет больше. С большим количеством денег у вас появится больше альтернатив для выбора.

Человек, устремившийся в погоню за деньгами, возможно, не знает, почему он за ними гонится. Сам он, возможно, думает и полагает, что любит деньги, однако это лишь поверхность его сознания. Погрузитесь глубже в его подсознание, помогите ему медитировать, и тогда и вы, и он удивитесь, обнаружив, что стремление к деньгам – это на самом деле стремление не к деньгам, а к расширению.

И точно так же дело обстоит и с любыми другими желаниями. Люди хотят больше власти, больше известности, более долгой жизни, лучшего здоровья, но чего именно они желают во всех этих разнообразных случаях? Одного, абсолютно одного и того же: они хотят, чтобы их стало больше. Они не хотят оставаться в тесноте, не хотят ограничений. Обидно чувствовать себя поддающимся определению, поскольку если вас можно определить, то вы – всего лишь объект, вещь, предмет потребления. Обидно, когда у вас есть ограничения, поскольку их наличие означает, что вы лишены свободы.

Однако все эти объекты желаний рано или поздно разочаровывают. Однажды деньги появляются, а расширения, тем не менее, не произошло; возможно, у вас появилось немного больше свободы выбора, но это вас не удовлетворяет. Желание было направлено в бесконечность, но бесконечность нельзя купить за деньги. Да, у вас больше власти, вы более известны, но в конечном итоге это не так уж важно. На земле жили миллионы людей, которые были очень знамениты, но теперь никто не помнит даже их имена. Все обратилось в прах – прах к праху, не осталось даже следов. Где теперь Александр Македонский? Что он теперь? Что бы вы выбрали: быть мертвым Александром Македонским или живым нищим? Спросите себя, и ваше существо ответит, что лучше быть живым и быть нищим, чем быть мертвым и быть Александром Македонским.

Если всмотреться внимательно, то ни деньги, ни власть, ни престиж – ничто не дает удовлетворения. Напротив, все это ведет к еще большему недовольству. Почему? – потому что, когда вы были бедны, существовала надежда, что однажды деньги появятся и все устроится, причем навсегда, и тогда вы расслабитесь и начнете наслаждаться. А теперь это произошло, но никакого расслабления что‑то не видно. Вы напряжены даже еще больше, чем прежде; вы еще больше обеспокоены.

Деньги принесли какие‑то блага, но в той же мере они принесли и много проклятий. Вы могли приобрести большой дом, но теперь у вас будет меньше покоя. Ваш банковский счет мог стать больше, но у вас также будет больше безумия, беспокойства, невроза, психоза. Деньги принесли некоторые приятные вещи, но вслед за ними пришли многие другие, совсем не приятные. И если вы посмотрите на все в целом, то окажется, что все эти усилия были совершенно напрасными. И теперь у вас нет даже надежды, которая была у бедняка.

Богатый человек теряет надежду. Теперь он знает, что денег будет становиться все больше, но ничего не случится – только смерть, одна лишь смерть. Он испробовал всё, и теперь чувствует только безвкусие. Своего рода смерть уже произошла, поскольку он не может постичь, как осуществить свое стремление к расширению.

Однако само по себе желание не является чем‑то неправильным. Желание денег, желание власти, желание престижа – все это неправильные объекты желания – постарайтесь это ясно понять. Желание не становится неправильным из‑за того, что оно направлено на неправильные объекты. У вас может быть меч, и вы можете им кого‑то убить – но это не делает меч чем‑то неправильным. С помощью того же меча вы можете кого‑нибудь спасти. Яд может убить, а может и стать лекарством. В хороших руках яд – это нектар; в плохих руках нектар становится ядом.

Такова глубочайшая мудрость всех будд во все времена. Одно дело – то, что утверждают священники, и совершенно другое – то, что принесли миру будды; это диаметральные противоположности.

Желание должно быть очищено и трансформировано, поскольку это ваша энергия – у вас нет другой энергии. Как трансформировать желание? Один из способов, обычный, заурядный способ, заключается в смене объекта. Не ищите денег, ищите Бога. Разочаровались в деньгах – станьте религиозным, идите в церковь, в храм, в мечеть. Пусть ваше желание получит новый объект, называемый Богом, который настолько же иллюзорен, как и объект, называемый деньгами, даже еще более иллюзорен, поскольку что вы знаете о Боге? Деньги – это, по крайней мере, нечто видимое, объективное; вы с ними знакомы, вы их видели. А что вы знаете о Боге? Вы лишь слышали такое слово. Пока Бог не стал вашим переживанием, он остается просто словом. Бог остается пустым словом, пока ваше собственное экзистенциальное переживание не позволит вам наполнить это слово неким содержанием.

Люди, разочаровавшиеся в мирских желаниях, начинают менять объект: они начинают создавать духовные объекты желаний – небеса, рай и все небесные наслаждения. Однако это тот же самый трюк, ум снова вас дурачит. Это не путь для разумного человека, это путь глупца.

Что такое разумность? Разумность – это понимание того, что никакой объект не утолит вашего желания. Никакой объект, говорю я, и говорю категорически, никакой объект никогда не утолит вашего желания. Ваше желание божественно. Ваше желание огромно, как небо, – даже небо ему не предел. Никакой объект не сможет его заполнить. Что же тогда делать? Разумный человек перестает желать объекты. Он очищает свое желание от всех объектов – и от мирских, и от духовных. Он начинает проживать свое желание в его чистоте, мгновение за мгновением. Он полон желания, полон бьющей через край энергии. Его повседневная жизнь становится настолько интенсивной, настолько страстной, что все, к чему он прикасается, трансформируется. Неблагородный металл превращается в золото, а засохшее дерево снова расцветает.

О Будде рассказывают, что, куда бы тот ни шел, на сухих деревьях в его присутствии начинали появляться листья, деревья расцветали не по сезону. Это прекрасное поэтическое выражение некой метафизической истины. Будда – это чистое желание, просто желание. Не желание чего‑либо ; он оставил все объекты.

Позвольте мне вам напомнить: сначала он оставил мир. Он был принцем, он был рожден, чтобы стать королем. Видя тщетность денег, видя тщетность любых взаимоотношений, видя тщетность всего того, что может дать мир, – а ему было всего двадцать девять лет – Будда сбежал. Он поступил правильно, поскольку после тридцати это становится труднее, все труднее и труднее.

Хиппи правы, когда говорят: «Не верьте человеку, которому больше тридцати». Будда сбежал в подходящий момент, – ему было ровно двадцать девять, – поскольку чем искушеннее вы становитесь в мирских делах, тем вы становитесь трусливее. Религия – для храбрых, религия – для отважных, религия – для молодых, для тех, кто еще в состоянии рискнуть, кто еще способен на авантюру.

Будда сбежал. Осознав всю тщетность мирского, он отправился искать Бога, искать истину. Свое желание мирского он заменил стремлением к Богу, истине, нирване. Шесть лет он усердно трудился. К тому времени, когда ему исполнилось тридцать пять, он полностью истощил себя. Он сделал все возможное, все, что в человеческих силах. Он месяцами постился, медитировал, практиковал йогу. В те времена существовали различные школы. Он переходил от одного учителя к другому, из одной школы в другую, он практиковал все возможные методы. И однажды вдруг пришло озарение.

Будда переправлялся через речку Ниранджану. Это маленькая речка – приехав на нее посмотреть, я не мог поверить в эту историю. В истории говорится, что Будда не смог переправиться через речку Ниранджану, не смог ее переплыть, поскольку очень ослаб. Эта река совсем узкая, совсем мелкая, но он, должно быть, очень ослабел за годы поста. Рассказывают, что он постился так долго, что можно было пересчитать его кости и ребра. От него остались одни кости, он превратился в скелет, его живот совершенно исчез, слился со спиной. Должно быть, он действительно ослабел; он не смог переплыть эту реку и ухватился за корень дерева, поскольку ему не хватало сил, чтобы выбраться из воды.

В это мгновение произошло величайшее озарение. Озарения случаются только в подобные моменты. В момент полного крушения, совершенного разочарования, утраты абсолютно всех иллюзий, когда не остается никакой надежды… В это мгновение он осознал бессмысленность всего. Мирские объекты были бесполезны – он обладал ими всеми, и они не принесли ему удовлетворения. А духовные желания оказались такими же глупыми, как и мирские. В это мгновение, в момент этого озарения, Будда обрел безобъектность.

Позвольте мне сказать вам, что в священных писаниях об этом говорится совершенно неправильно. Там говорится, что в этот момент он освободился от желаний. Однако постарайтесь понять то, что я пытаюсь до вас донести. Он освободился от объектов, а не от желаний. Вы не можете освободиться от желаний. Желание – это сама ваша жизнь, ваше дыхание, биение вашего сердца; желание – это ваше существо. Но трансформация, несомненно, произошла; он стал безобъектным. Мирские или духовные – все желания вместе взятые исчезли как объекты, но не как энергия. Не было никакого объекта – ощущалась лишь чистая энергия, желание, не направленное ни на что, чистое желание, никуда не устремленное, чистое желание здесь‑и‑сейчас.

В ту же ночь он достиг просветления. Освободившийся от всех объектов желания, он присел отдохнуть под деревом и заснул. В первый раз он действительно спал. Когда желать нечего, нет также и ничего, что можно увидеть во сне, поскольку сновидения – это отражения ваших желаний. Сновидения – это отражения вашей неудовлетворенности, вашего подавления; сновидения отражают вашу дневную жизнь. Той ночью сновидений не было, это был глубокий сон без сновидений.

Патанджали утверждает, что глубокий сон без сновидений максимально близок к самадхи – один лишь шаг, и вы вернулись домой. И рано утром этот шаг случился. Отдохнув, Будда открыл глаза. Впервые в жизни ему было некуда идти, нечего делать. Должно быть, впервые в жизни он растерялся. Что теперь? Не за что было цепляться, не за что было держаться. Несомненно, это была абсолютная пустота. Время остановилось. Программы больше не существовало. Каждое утро он просыпался со столькими идеями, которые нужно было развивать, и столько методов нужно было практиковать, столько ритуалов нужно было выполнить, и прочее. Теперь же не осталось ничего! Абсолютная пустота.

Вы думаете, он умер? Нет, он родился. Объектов больше не было. Теперь желание было чистым – только трепет, пульсация, только страсть, не направленная ни на что конкретно. Отдыхая под деревом с открытыми глазами, Будда, должно быть, видел, как начинает алеть небо на востоке, а затем восходит солнце. И с восходом солнца, с алеющим небом и с последней исчезнувшей ночной звездой он стал просветленным.

Что означает слово «просветление»? Оно просто означает, что желание было освобождено от всех объектов. Он стал чистой любовью, состраданием, чистой жизнью. И в этой чистой жизни есть невероятная красота и экстаз; посредством этой чистой жизни вы достигаете бесконечности. Желание остается маленьким, поскольку вы ограничиваете его маленькими объектами; желание остается маленьким, поскольку вы желаете маленьких вещей. Заметив это, люди начинают желать больших вещей – однако большие вещи тоже маленькие; как бы велики они ни были, у них есть границы.

Просто подумайте о вашем Боге. Насколько он велик? Египтяне говорили, что его рост составляет семь футов – совсем немного. Здесь много саньясинов‑голландцев. Всякий раз, когда я вижу саньясина‑голландца, я вспоминаю египтян и египетских богов. Индийцы говорят, что у Бога три лица. Ну и что? У наших политиков тысяча и одно лицо; у каждого человека много лиц. Всего лишь три? Когда вы разговариваете с женой, у вас одно лицо, когда вы разговариваете со своей подружкой – другое, когда разговариваете со слугой – третье, когда разговариваете с вашим начальником – четвертое. Просто понаблюдайте в течение дня, сколько у вас лиц! А Бог, похоже, очень беден – всего три лица? Как он умудряется обходиться всего тремя лицами?

Все представления о Боге неизбежно оказываются ограниченными. Представления как таковые обязательно ограниченны. Даже если вы скажете, что Бог бесконечен, что вы имеете в виду? Что вы подразумеваете под бесконечностью? Попробуйте постичь значение слова «бесконечный», и вы окажетесь в затруднении. Даже ваше слово «бесконечный» непременно окажется конечным. Вы можете сказать, что Бог безграничен, но подумайте, что вы имеете в виду? Где‑то должна существовать граница; как это может быть, что кто‑то все продолжается, продолжается и продолжается? Должна существовать граница – возможно, очень далеко, очень, очень далеко; возможно, вы никогда до нее не доберетесь, но что вы подразумеваете под «безграничностью»? Вы имеете в виду просто «неизмеренный», и ничего больше.

Что вы имеете в виду, когда говорите, что океан бездонный? Вы думаете, что у него нет дна? Дно есть, хотя мы, возможно, не достали до него своим лотом. Наши методы измерения ограничены, наши мерки малы.

Любое слово, которое мы можем использовать, неизбежно окажется ограниченным. Поэтому те, кто познал Бога, утверждают, что о нем ничего не может быть сказано. Будда не говорил даже этого – того, что о нем ничего не может быть сказано, – поскольку, по его словам, если вы сказали, что о Боге ничего не может быть сказано, то вы уже что‑то сказали. Вы уже его определили и ограничили! «О нем ничего не может быть сказано» – это утверждение, а все утверждения определяют, устанавливают границы.

Вы можете переходить от маленьких объектов к бо «льшим и бо «льшим, но все равно ваше желание, ваша жизнь не будут ощущаться как исполнившиеся. Ощущение исполнения не может возникнуть, пока желание не станет действительно бесконечным, не как представление, а как переживание, и пока вы не почувствуете бесконечность Существования.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 181; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ