ЭВОЛЮЦИЯ МЛЕКОПИТАЮЩИХ ЖИВОТНЫХ: ПЕРВОЕ ПАДЕНИЕ 11 страница



Тем не менее, по словам Фабера:

В вымыслах древней поэзии… будет обнаружена доля исторической истины.

Как бы ни были односторонни Несмотря на односторонние старания учёного автора «A Dissertation on the Mysteries of the Cabiri»– старания направить в двух своих томах классические мифы и символы древнего язычества «на подтверждение истинности Св. Писаний», – но время и дальнейшие исследования, по крайней мере, частично отомстили за эту «истинность», сняв с неё покров. И получилось наоборот: искусные приспособления искусно переработанные заимствования Писаний засвидетельствовали великую мудрость архаического язычества. И это, несмотря невероятную путаницу вокруг истины о Кабирах – самых таинственных Богах 277] {БАЙИ И ФАБЕР} древности, – созданной дикими и противоречивыми измышлениями епископа Кумберлендского, д-ра Шукфорда, Кадуорта, Валланси (Vallancey) и т. д., и, наконец, самим Фабером. Тем не менее, все эти учёные, от первого до последнего, пришли в конце концов к определённому выводу, выраженному Фабером:

У нас нет никаких оснований считать идолопоклонство языческого мира лишь произвольным измышлением. Напротив, оно, по-видимому, почти повсеместно основано на воплотившихся в предания воспоминаниях о каких-то реальных событиях. По моему мнению, этими событиями было уничтожение первой [по эзотерическому учению, Четвёртой] расы человечества водами Потопа».[662]

К этому Фабер добавляет:

Я убеждён, что предание о погружении Флегийского острова тождественно преданию о погружении острова Атлантиды. По-моему, оба они связаны с одним и тем же великим событием – с погружением целого мира под воды потопа или, если мы предположим, что земная поверхность сохранила первоначальное положение, то с подъёмом центральных вод над её уровнем. Вот и Байи в труде о Платоновой Атлантиде, где он явно старается умалить авторитет хронологии Писаний, пытается доказать, что атланты были очень древним северным народом, жившим задолго до индийцев, финикийцев и египтян.[663]

В этом Фабер согласен с Байи, выказывающим бóльшую просвещённость и интуицию, нежели приверженцы библейской хронологии. Не ошибается Байи, и говоря о том, что атланты и были теми самыми титанами и исполинами.[664] Фабер тем охотнее принимает мнение своего французского коллеги, что Байи ссылается на Козьму Индикопловта, сохранившего древнее предание о Ное, согласно которому тот «сначала жил на острове Атлантида». Не важно, был ли этот остров «Посейдонисом» из «Эзотерического буддизма» или материком Атлантида – главное, что есть предание, записанное христианином.

Оккультист и не подумает лишить Ноя его прерогатив, если Ноя объявят атлантом, ибо это лишь покажет, что израильтяне повторили предание о Вайвасвата Ману, Ксисуфре Ксисутре и многих других, просто заменив имя, на что они имели такое же право, как и любой другой народ или племя. Мы возражаем только против буквального принятия библейской хронологии, ибо она нелепа и не согласуется ни с геологическими данными, ни с рассудком. Более того, если Ной был атлантом, то он был титаном, исполином, 278] как доказывает Фабер, а если так, то почему он не показан таким в «Книге Бытия»?[665]

Ошибка Байи заключалась в том, что он отрицал затопление Атлантиды и называл атлантов просто северным, послепотопным народом, который, по его словам, однако, несомненно, процветал до основания индийской, египетской и финикийской империй. В этом, если бы он только знал о существовании того, что мы условились называть Лемурией, он был бы, опять-таки, прав. Ведь атлантов следует считать послепотопными по отношению к лемурийцам, и Лемурия, в отличие от Атлантиды, не была затоплена, а погрузилась под воды вследствие землетрясений и подземных огней, что когда-нибудь произойдёт с Великобританией и Европой. Главная причина всей путаницы состоит в невежестве наших учёных, не желающих признавать ни предания о погружении уже нескольких материков, ни закона периодичности, действующего на протяжение всего Цикла Манвантары. Прав Байи и в своём утверждении о появлении индийцев, египтян и финикийцев после атлантов, поскольку последние относились к Четвёртой Расе, тогда как арийцы с их семитической ветвью к Пятой. Повторяя рассказ, переданный жрецами Египта Солону, Платон намеренно – как поступил бы всякий Посвящённый – смешивает два материка и приписывает небольшому острову, который погрузился последним, все события, имевшие место на двух огромных доисторических и традиционным материкам материках, о которых повествуют предания. Поэтому первую пару людей, от которой произошло всё население острова, он описывает как сотворённую из Земли. Под ними он не имеет в виду ни Адама с Евой, ни своих эллинских праотцев. Это просто аллегория, и под «Землёй» он разумеет Материю, так как атланты были воистину первой чисто человеческой и земной Расой, а их предшественники были существами более божественными и бесплотными, нежели человеческими и плотными.

Но, как любой посвящённый Адепт, он должен был знать историю Третьей Расы после её «Падения», хотя, связанный обетом молчания и тайны, он никогда не выдавал своих знаний в многословии. Однако, после ознакомления пусть и с приблизительной хронологией восточных народов – всецело основанной на вычислениях первых арийцев и следовавшей им – будет, наверно, легче представить те 279] {ЕСТЕСТВЕННОЙ «ПАДЕНИЕ»} огромные периоды времени, которые должны были пройти после разделения полов, не говоря уже о Первой или даже Второй Расах. Поскольку то, что связано с этими Расами, превосходит понимание умов, воспитанных в категориях западного мышления, то мы не видим смысла в подробном разговоре о Первой и Второй Расах и даже о начальной стадии Третьей.[666] Лишь с достижения последней её полностью человеческого периода можно начинать разговор о ней, не боясь оставить непосвящённого читателя в совершенном недоумении.

Третья Раса пала… и больше не творила. Она стала рождать своё потомство. Не имея ещё ума в эпоху разделения, она порождала также и анормальных отпрысков, пока её физиологическая природа не направила свои инстинкты в правильное русло. Подобно библейскому «Господу Богу», «Сыны Мудрости», Дхиан-Чоханы предупредили её не прикасаться к запрещённому Природой плоду, но предупреждение осталось без внимания. Непристойность – нельзя говорить «грех» – содеянного ими люди осознали, когда было уже поздно, после воплощения в них Ангельских Монад из высших Сфер, давших им понимание. А до того они были всего-навсего физическими существами, подобно порождённым ими животным. Но в чём заключается разница? Согласно Тайной Доктрине, единственное различие между одушевлёнными и неодушёвленными предметами на Земле, между животным и человеческим организмом, состоит в том, что у одних различные «Огни» латентны, а у других активны. Витальными Огнями наделено всё сущее, и ни один атом не лишён их. Но ни у одного животного три высших «принципа» не пробуждены. Они только потенциальны и латентны, а, значит, и не существуют. И такими доныне пребывали бы животные каркасы людей, оставайся они в том виде, в каком вышли из тел Прародителей, и отображениями которых чьими Тенями они были, чтобы расти, развиваясь лишь силами, присущими Материи. Но как сказано в «Пэмандре»:

Это Тайна, которая была доселе запечатана и скрыта. Природа,[667] сочетавшись с Человеком,[668] явила замечательное чудо, гармоничное сочетание естества Семи [Питри, или Правителей] со своим собственным; Огонь, Дух и Природа [Ноумен Материи], которые [сочетавшись] 280] произвели семь человек противоположных полов [отрицательного и положительного] в соответствии с естеством Семи Правителей.[669]

Так говорит Гермес, трижды великий Посвящённый,[670] «Сила Божественной Мысли». Св. Павел, тоже Посвящённый, назвал наш мир «загадочным зеркалом чистой истины», а Св. Григорий Назианский выразил согласие с Гермесом, сказав, что:

Зримое есть лишь тень и образ того, что незримо для нас.

Это извечное сочетание, и от высшей ступени лестницы Бытия до низшей образы повторяются. На каждом плане повторяются «Падение Ангелов» и «Война на небе», причём низшее «зеркало» искажает образ из более высокого, и каждый каждое повторяет его по-своему. Христианские догмы лишь напоминают парадигмы Платона, крайне осторожно говорившего об этих вещах, что делал бы каждый Посвящённый. Но всё это выражено в нескольких изречениях «Дезатира»:

Всё сущее на Земле, говорит Господь [Ормузд], есть тень сущего в высших сферах. Этот светоносный объект [свет, огонь и т. д.] есть тень ещё более светоносного, и так далее вплоть до Меня Самого – Света всем светам.

В каббалистических книгах и, главным образом, в «Зогаре» мысль о том, что каждый предмет на Земле или в этой Вселенной есть «тень» (дьюкна) вечного Света, или Бога, выражена очень ярко.

Третья Раса вначале была преимущественно светлой «Тенью» Богов, которых после аллегорической Войны на Небе предание изгнало на Землю. На Земле эта война стала ещё более аллегорической, ибо была войной между Духом и Материей. Она будет продолжаться до тех пор, пока Внутренний, Божественный Человек не приведёт свое внешнее, земное «я» в соответствие со своей духовной природой. А до тех пор тёмные, свирепые страсти этого «я» будут вести вечную борьбу со своим с его Повелителем, Божественным Человеком. Но когда-нибудь животное покорится, ибо природа его будет изменена и 281] {СИМВОЛИЗМ КРОНОСА} между ними вновь будет царить гармония, как до «Падения», когда даже смертный человек не рождался, а «создавался» Стихиями.

Вышесказанное ясно изложено во всех великих теогониях, преимущественно в греческой, например, в Гесиодовой. Увечье, нанесённое Урану его сыном Кроносом, оскопившим его, так и не было понято современными мифологами. Всё, однако, очень просто, и поскольку миф этот был общемировым,[671] то, несомненно, заключал в себе абстрактную и философскую мысль, утерянную для современных мудрецов. В аллегории это наказание знаменует воистину «новый период, вторую фазу в развитии творения», как справедливо заметил Дешарм,[672] не давший, однако, никаких объяснений. Уран пытался препятствовать этому развитию, или естественной эволюции, уничтожая всех своих детей, как только они рождались. Уран, олицетворяющий все творческие силы Хаоса и в Хаосе – в Пространстве, или Непроявленном Боге, – несёт кару, ибо именно благодаря этим силам Питри могут выявить первобытных «людей» из самих себя – как позднее эти люди, в свою очередь, выявляют свое потомство – без всякого понимания или желания размножения Питри выявляют из самих себя первых «людей», как позднее эти люди – без всякого понимания или желания к тому – выявляют собственное потомство. Приостановленная на мгновение работа размножения подхватывается Кроносом, Временем,[673] который сочетается с Реей (Землёй – эзотерически Материей вообще) и производит небесных и земных Титанов. Весь этот символизм относится к тайнам эволюции.

Эта аллегория является экзотерическим толкованием эзотерической доктрины, излагаемой в данной части нашего труда. С Кроносом повторяется та же история. Как Уран истреблял своих детей от Реи Геи (в проявленном мире тождественной Адити, или Великой Космической Бездне), заключая 282] их во чрево Земли, Титэи, так и Кронос на этой второй стадии творения уничтожал своих детей от Реи, пожирая их. Под этим имеются в виду бесплодные усилия Земли, или Природы, самостоятельно создать подлинно человеческих «людей».[674] Время поглощает свой бесплодный труд. Тогда появляется Зевс, Юпитер, и свергает своего отца.[675] Юпитер, Титан, является в каком-то смысле Прометеем[676] и отличен от Зевса, великого «Отца Богов». У Гезиода Гесиода он «непочтительный» сын. Гермес в «Пэмандре» называет его «Небесным Человеком», и даже в Библии он вновь встречается нам под именем Адама, а позднее – в результате превращения – под именем Хама. Тем не менее, все они олицетворяют «Сынов Мудрости». Подтверждение тому, что Юпитер относится к чисто человеческому Циклу Атлантиды – если недостаточно предшествовавших ему Урана и Кроноса, – даёт нам Гезиод Гесиод:

Бессмертные создали Расы Золотого и Серебряного Веков [Первую и Вторую]. Юпитер создал поколение Бронзового века [смесь двух элементов], век Героев и век Железный поколение века Героев и поколение Железного века.[677]

После этого он посылает Эпиметею свой роковой дар – Пандору.[678] Гезиод Гесиод называет эту дарованную первую женщину «роковым даром». Так, по его объяснению, был наказан человек «за похищение ( [творческого божественного) ] огня». Её приход на Землю знаменует начало всевозможного зла. До её появления человеческие расы жили счастливо, не ведая ни болезней, ни страданий, – как, согласно маздеистскому «Вендидаду», жили те же расы в царствование Иимы Йимы.

Следы двух Потопов во всемирном предании можно также найти при тщательном сравнении Гезиода Гесиода, Риг-веды «Ригведы», «Зенд Авесты» и пр., но ни в одной теогонии, кроме библейской, никогда не упоминается первый человек.[679] Человек нашей Расы везде появляется после водного катаклизма. А затем предания упоминают лишь несколько материков и 283] {РАСЫ В ГРЕЧЕСКОЙ МИФОЛОГИИ} островов, которые в своё время тоже погрузились в океанские волны.[680] По Гезиоду Гесиоду, смертные имеют общее происхождение с Богами,[681] в чём ему вторит Пиндар.[682] Девкалион и Пирра, избежавшие Потопа в ковчеге, подобном Ноевому,[683] просят Юпитера оживить род человеческий, который он истребил наводнением. В славянской мифологии все люди тонут, и остаются лишь двое стариков, муж и жена. Тогда Прам’зимас, «Владыка всего», советует им семь раз прыгнуть на скалы Земли. В результате рождается семь новых рас (пар), от которых произошли девять литовских племён.[684] Автор «Mythologie de la Grèce Antique» правильно понял, что Четыре Века означают периоды времени и аллегорически соответствуют Расам. Он говорит:

Сменяющие друг друга расы, истреблявшиеся и без всякого переходного периода заменявшиеся другими, в Греции обозначались названиями металлов, символизировавших их неуклонно падавшее значение. Золото, самый блестящий и драгоценный металл, символ сияния… характеризует первую расу… Люди второй расы, Серебряного Века, уже гораздо ниже первой. Это слабые, инертные создания, вся жизнь которых представляет собой долгое и глупое младенчество… Они исчезают… Люди Бронзового Века крепки и неистовы [Третья Раса]… сила их неимоверна. «Их оружие и жилища были сделаны из бронзы, и ничего, кроме бронзы, они не употребляли. Железо, чёрный металл, ещё не был известен».[685] А четвёртая раса, согласно Гезиоду Гесиоду, является расой героев, павших у Фив[686] или под стенами Трои.[687]

Так, благодаря упоминанию четырёх Рас – хотя весьма путаному и анахроничному – древнейшими греческими поэтами наши доктрины вновь подтверждаются классиками. Но всё это лишь «мифология» и поэзия. А что по поводу такой эвхемеризации о подобном эвгемеризме древних вымыслов может сказать современная наука? Впрочем, её вердикт предугадать не сложно. Поэтому, не дожидаясь этого вердикта, следует ответить и попытаться показать, что некоторая область этой же самой науки в сфере самой этой науки столько вымысла и эмпирических спекуляций, что ни у кого из учёных с таким тяжёлым бревном в глазу нет ни малейшего права указывать на былинку в глазу оккультиста, даже если допустить, что эта былинка не является плодом воображения самих учёных.

_____

284]

СТАНСА X. – Продолжение.

40. ВОЗГОРДИЛИСЬ ТОГДА ТРЕТЬЯ И ЧЕТВЁРТАЯ.[688] «МЫ ЦАРИ,[689] МЫ БОГИ» (а).

41. ОНИ ВЗЯЛИ СЕБЕ ЖёН, ПРЕКРАСНЫХ ВИДОМ, ЖёН ОТ не имевших УМА, УЗКОГОЛОВЫХ. ПОРОДИЛИ ОНИ ЧУДОВИЩ, ЗЛОБНЫХ ДЕМОНОВ, САМЦОВ И САМОК, а ТАКЖЕ КХАДО[690] с ограниченным УМом (b).

42. возвели ОНИ ХРАМЫ ДЛЯ ТЕЛА ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО, стали поклоняться МУЖчинам И ЖеНщинам (с). закрылся ТОГДА ТРЕТИЙ ГЛАЗ (d).

(а) Такими были первые истинно физические люди, первой особенностью которых была гордыня! Передаваясь от расы к расе и от поколения к поколению вплоть до Моисея, память об этой Третьей Расе и об исполинах Атлантиды и воплотилась в тех допотопных исполинов, в тех страшных колдунов и магов, о которых хранит столь яркие, но искажённые легенды римская церковь. Всякий читавший и изучавший Комментарии на архаическую доктрину без труда признает в некоторых из этих атлантов прообразы Нимвродов Нимродов, строителей Вавилонской Башни, хамитов и всех тех tutti quanti,[691] «проклятых в памяти», по выражению из богословской литературы; словом, всех, кто оставил потомкам ортодоксальные представления о Сатане. Здесь естественно возникает вопрос о религиозной этике этих ранних Рас, несмотря на всю их мифичность.

Что представляла собой религия Третьей и Четвёртой Рас? Ни лемурийцы, ни их потомки лемуро-атланты не имели религии в обычном смысле этого слова, ибо не знали догм и не имели необходимости принимать что-либо на веру. Как только открылось для понимания ментальное око человека, Третья Раса ощутила своё единство с вечно-сущим и вечно непостижимым и незримым Всем, Единым Вселенским Богом. Наделённый божественными силами и чувствуя в себе самом своего внутреннего Бога, каждый сознавал себя Богочеловеком по природе своей, хотя и заключённым в животное физическое «я». Борьба между двумя этими аспектами естества началась сразу же после вкушения плода от Древа Мудрости – борьба за жизнь между духовным и психическим, психическим и физическим. Те, кто победил низшие «принципы», усмирив свою плоть, присоединились к «Сынам Света», а павшие жертвой своей низшей природы, стали рабами Материи. Из «Сыновей Света и Разума Мудрости» они докатились до «Сынов Тьмы». Они пали в борьбе между жизнью смертной и Жизнью Бессмертной, 285] {ЗОЛОТОЙ ВЕК} и все павшие стали семенем грядущих поколений атлантов.[692]

Итак, на заре своего сознания человек Третьей Коренной Расы не имел верований, которые можно было бы назвать религией. То есть, он не знал не только «пышных религий, полных блеска и золота», но и вообще какой-либо упорядоченной веры или внешнего поклонения. Но если понимать под этим соловом нечто объединяющее массы в единой форме почитания тех, кто превосходит нас, или почтительности к старшим, – подобной чувствам, выражаемым ребёнком к любимому родителю, – то даже у самых первых лемурийцев с самого начала их осмысленной жизни была религия и весьма прекрасная. Не окружали ли их светлые Боги Стихий и не находились ли эти Боги даже среди них?[693] Не протекало ли их детство рядом с теми, кто дал им рождение, кто окружал их своими заботами и вёл их к сознательной и осмысленной жизни? Нам говорят, что так оно и было, и мы верим этому, ибо эволюция Духа в Материи Материю была бы невозможна и не получила первичного импульса, не пожертвуй эти сияющие Духи собственным сверхэфирным естеством для оживления человека из праха земного, наделив каждый из его внутренних «принципов» частью, вернее, отражением, этого естества. Дхиани Семи Небес – семи планов Бытия – суть Ноумены настоящих и будущих Стихий, как Ангелы Семи Сил Природы – грубейшие проявления которых науке угодно называть «способами видами движения», невесомыми неопределимыми силами и т. д., – суть ещё более высокие Ноумены ещё более высоких Иерархий.

Это был «Золотой Век» тех древних врёмен, Век, когда «Боги ходили по Земле и свободно общались со смертными». Когда он кончился, Боги удалились – то есть, стали невидимыми, – и позднейшие поколения начали поклоняться скатились к поклонению их царствам – Стихиям.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 345; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ