ДЕЙСТВУЯ САМОСТОЯТЕЛЬНО, ПРИРОДА ТЕРПИТ НЕУДАЧУ 18 страница — Студопедия.Нет 

ДЕЙСТВУЯ САМОСТОЯТЕЛЬНО, ПРИРОДА ТЕРПИТ НЕУДАЧУ 18 страница



Сама эта трудность должна была бы побудить эволюционистов к большей осторожности в своих высказываниях. Но почему эволюция невозможна, если «человек был создан совершенным существом, а затем деградировал?» В лучшем случае, это приложимо лишь к внешнему, физическому человеку. Как отмечается в «Разоблачённой Исиде», 162] как для человека, так и для всего остального, дарвиновская эволюция начинается в срединной точке, а не от общего. Метод Аристотеля-Бэкона может иметь свои преимущества, но, без сомнения, уже проявил свои недостатки. Пифагор и Платон, которые шли от общего к частному, в свете современной науки оказались более сведущими, чем Аристотель, который не принимал и отвергал идею вращения Земли и даже её шаровидности, когда писал:

Почти все, кто утверждает, что изучали небо в его единообразии, говорят, что Земля находится в центре, но философы итальянской школы, иначе называемые пифагорейцами, учат совершенно обратному.

И это потому, что пифагорейцы были посвящёнными и следовали дедуктивному методу, тогда как Аристотель, отец индуктивной системы, сетовал на учивших, что:

Центр нашей системы был занят Солнцем, а земля была лишь звездой, которая вследствие вращательного движения вокруг этого самого центра, создаёт день и ночь.[399]

То же относится и к человеку. Только излагаемая ныне теория Тайной Доктрины может объяснить появление человека на Земле, не прибегая к абсурдному «чуду» создания его из праха земного или к ещё большему заблуждению развития его из щепотки известковой соли, экспротоплазмического монерона.

В Природе управляет закон аналогии – единственная истинная нить Ариадны, способная провести нас самыми запутанными тропами её владений к её первичным и конечным тайнам. Творческий потенциал Природы беспределен, и ни одно поколение физических учёных никогда не сможет похвастаться тем, что исчерпало её методы и средства, несмотря не однообразие законов, которым она следует. Если мы можем представить шар «огненного тумана», катящийся на протяжение эонов в межпланетном межзвёздном пространстве, постепенно становящийся планетой, самосветящейся сферой, и превращающийся, наконец, в обитаемый человеком мир, или Землю, которая прошла путь от мягкого, пластичного тела до усеянного скалами земного шара; и если мы видим, как всё на нём развивается из студенистой, лишённой ядра крупицы, которая становится саркодой[400] монерона, а затем из своего простейшего одноклеточного состояния[401] переходит в форму 163] {«ОРГАНИЗМ БЕЗ ОРГАНОВ»} животного, чтобы вырасти в гигантское, пресмыкающееся чудовище мезозойского периода, а затем вновь уменьшиться до (сравнительно) малорослого крокодила, живущего теперь лишь в тропических странах, и обычной широко распространённой ящерицы[402] – если мы можем представить себе всё это, то как может один только человек избежать общего закона? «Гиганты существовали в те времена В то время были на Земле исполины»,[403] говорит «Книга Бытия», повторяя утверждения всех прочих Восточных Писаний. И легенды о титанах основаны на антропологических и физиологических реалиях.

И как твердый, щитовидный пресмыкающийся покрытое твёрдым панцирем ракообразное было некогда студенистой крупицей, «совершенно однородной частицей белкового вещества в очень клейком состоянии», таким же был и внешний покров первобытного человека, его ранний «покров кожи» первые «одежды кожаные», оболочка, в которой заключались бессмертная Монада и временная психическая форма и тело. Возможно, что 25’000’000 лет назад нынешний твёрдый, мускулистый человек, способный противостоять почти любому климату, был именно таким Геккелевым монероном, точнее – «организмом без органов», совершенно однообразной субстанцией с аморфным белковидным белковым телом внутри и человеческой формой лишь снаружи.

Никто из учёных текущего столетия не в праве говорить об абсурдности браминских хронологических цифр, ибо их собственные вычисления зачастую значительно превосходят все утверждения эзотерической науки, что несложно показать.

Как подсчитал Гельмгольц, охлаждение Земли от 2000° до 200° С должно было продолжаться не менее 350’000’000 лет. Западная наука (включая и геологию) в основном допускает, по-видимому, что наша планета существует около 500’000’000 лет. Сэр Уилльям Томсон, однако, полагает, что самая первая растительная жизнь появилась не ранее 100’000’000 лет назад – что почтительно опровергается архаическими записями. Но научные теории изменяются ежедневно, и не все геологи согласны с такими ограничениями. Фольгер (Volger) вычисляет:

Что на образование отложений в известных нам слоях должно было уйти, по меньшей мере, 648 миллионов лет.

И время, и пространство бесконечны и вечны.

Как материальное существование Земля, поистине, бесконечна, и лишь изменения, которым она подвергалась, можно определять конечными периодами времени…

Отсюда следует вывод, что звёздное небо не только в пространстве – в котором чём не 164] сомневается ни один астроном, – но и во времени не имеет ни начала, ни конца, и что оно никогда не создавалось и не может быть уничтожено.[404]

Цольбе (Czolbe) точно повторяет слова оккультистов. Но нам могут сказать, что арийские оккультисты ничего не знали об этих позднейших теориях. По утверждению Коулмана:

Они даже не знали о шаровидности нашей Земли.

На это мы находим ответ в Вишну Пуране «Вишну-пуране», который заставил некоторых востоковедов широко раскрыть глаза от которого у некоторых востоковедов глаза на лоб вылезли:

Солнце всегда стоит на своём месте – и в полдень, и в полночь, на всех двипах ( [материках) ], о, Майтрея! Но так как восход и закат Солнца всегда происходят напротив друг друга – как все кардинальные точки стороны света и все пересекающиеся точки вершины креста, о, Майтрейя, то люди говорят о восходе солнца, когда видят его, а при его исчезновении для них – о его заходе. Но для Солнца, которое всегда в одном и том же месте, нет ни заката, ни восхода, ибо то, что называется восходом и закатом, есть лишь видимость и невидимость Солнца.[405]

Фитцэдуард Холл замечает на это:

Гелиоцентризм этого отрывка замечателен. Однако, чуть дальше он опровергается.[406]

Опровергается намеренно, потому что это было тайное храмовое учение. Мартин Гауг отметил то же учение в другом месте. Бессмысленно продолжать клевету на арийцев.

Но вернёмся к геологической и антропологической хронологии. Мы подозреваем, что у науки нет разумных оснований для опровержения взглядов оккультистов в этом направлении. Она может настаивать лишь на том, что «ни каких следов человека, высочайшего из органических существ, в первичных слоях не обнаружено, но лишь в самом верхнем, так называемом наносном слое». Когда-нибудь науке придётся признать, что человек был не последним членом в семействе млекопитающих, но первым в этом Круге. Подобный же взгляд уже высказывался одним очень большим авторитетом во Франции.

Наука не может отрицать утверждение о том, что человек жил в середине третичного периода и в геологический век, когда ещё не существовало ни одного представителя ныне известных видов млекопитающих, а теперь это доказано де Катрефажем.[407] Но, даже допуская недоказанность его существования в период эоцена, сколько времени истекло от начала мелового периода? Нам 165] {МОЛЧАНИЕ НАУКИ} известно, что лишь самые отважные геологи осмеливаются относить человека дальше миоцена. Но какова продолжительность, спрашиваем мы, этих эпох и периодов от начала мезозоя? Но, несмотря на множество споров и спекуляций, наука молчит, и величайшие авторитеты в данной области в ответ на этот вопрос признаются в собственном незнании. Это должно показать, что в этом учёные не бóльшие авторитеты, чем обычные люди. Если, по мнению проф. Гексли, «только на образование каменноугольной формации понадобилось бы 6’000’000 лет»,[408] то сколько ещё миллионов прошло от юрского периода, или от середины так называемой эпохи пресмыкающихся – когда появилась Третья Раса, – до миоцена, когда утонула бóльшая часть Четвёртой Расы?[409]

Пишущая этот труд знает, что те специалисты, чьи вычисления эпох существования планеты и человека отличаются особою щедростью, всегда имели противниками боязливое большинство. Но это ничего не доказывает, ибо если в конечном итоге большинство и оказывается правым, то крайне редко. Гарвей долгие годы был одинок в своих утверждениях. Сторонники пароходного сообщения через Атлантику рисковали закончить свои дни в сумасшедшем доме. Месмер наряду с Калиостро и Сен-Жерменом и по сей день значатся – в энциклопедиях – шарлатанами и самозванцами. И теперь, когда Шарко и Ришэ доказали правоту утверждений Месмера и месмеризм под новым определением «гипнотизма» – фальшивый нос на очень старом лице – принят наукой, это не увеличивает нашего уважения к этому большинству, когда мы видим то легкомыслие и безразличие, с которым оно относится к «гипнотизму», к «телепатическим воздействиям» и другим его феноменам. В общем, о нём толкуют так, как будто верят в него со времён Соломона, а не обзывали всего лишь несколько лет назад его приверженцев безумцами и шарлатанами![410]

Такое же изменение мысли неминуемо предстоит и в отношении длительных периодов времени, на которых настаивает эзотерическая философия для полового и физического физиологического человечества. Потому даже Станса, которая гласит:

166] «Рождённые Умом, бескостные, дали жизнь Рождённым Волей о костях», – добавляя, что это произошло в середине Третьей Расы 18’000’000 лет назад, – имеет шанс на принятие будущими учёными.

Что же касается мышления девятнадцатого столетия, то даже те из наших личных друзей, кто питает огромное уважение к непрестанно меняющимся выводам науки, скажут нам о нелепости этого утверждения. Насколько же более невероятным покажется наше утверждение о том, что древность Первой Расы уходит ещё дальше в прошлое на миллионы лет. Ибо, хотя точные цифры и не выдаются – и исключается всякая возможность точного соотнесения начальной эволюции первичных Божественных Рас с ранней вторичной или первичной геологическими эпохами, – ясно одно, что число в 18’000’000 лет, охватывающее время разделённого на два пола, физического человека, придётся весьма значительно увеличить, если учесть весь процесс духовного, астрального и физического развития. Многие геологи действительно считают, что длительность четвертичного и третичного периодов требует таких цифр, и совершенно ясно, что никакие земные условия не могут опровергнуть гипотезу о существовании человека в эпоху эоцена, даже если доказательства для этого еще не имеются налицо если можно привести доказательства этому. Оккультисты, утверждающие, что эти данные относят нас далеко назад к вторичной эпохе, или эпохе «пресмыкающихся», могут сослаться на М. де Катрефажа, обосновывающего возможность существования человека в столь отдалённом прошлом.

Но с самыми первыми Коренными Расами дело обстоит совершенно иначе. Если плотные скопления паров, насыщенных угольной кислотой, поднимающихся из почвы или висящих в атмосфере с начала образования отложений, представляли фатальную угрозу жизни известного нам сейчас человеческого организма, то закономерен вопрос: как же мог существовать тогда первобытный человек? Но в действительности этот фактор никакой угрозы не составлял, ибо тогдашние земные условия не затрагивали план, на котором происходила эволюция бесплотных, астральных рас. Лишь в относительно недавние геологические периоды спиральное течение закона циклов вовлекло человечество в низшую фазу физической эволюции – на план грубо-материальной причинности. В те далёкие эпохи происходила лишь астральная эволюция, и, несмотря на параллельное развитие астрального и физического планов,[411] 167] {«СПОНТАННОЕ ЗАРОЖДЕНИЕ»} непосредственной связи между ними не было. Ясно, что призрачный, бесплотный человек в силу своей организации – если можно так назвать её – связан лишь с тем планом, которому принадлежит субстанция его упадхи.

Дальнозоркие – но не всевидящие – глаза современных натуралистов, по всей вероятности, что-то упустили, но недостающие звенья берётся доставить сама Природа. В вопросе о происхождении человека теоретики-агностики должны выбирать между Тайной Доктриной Востока, с одной стороны, и безнадежно материалистической теорией Дарвина и библейским повествованием, с другой; между бездушной и бездуховной эволюцией и оккультным учением, одинаково отвергающим и «особое творение», и «антропогенезис» эволюционистов «эволюционистский» антропогенезис.

Но вернёмся к «спонтанному зарождению». Жизнь – как показывает наука – не всегда царила на этом земном плане. Было время, когда даже монерон Геккеля – простой шарик протоплазмы – не появлялся ещё на дне морей. Откуда пришёл импульс, заставивший молекулы Угля углерода, азота, кислорода и т. д. сгруппироваться в Первичную Слизь, по теории Окена, в органическую «слизь», ныне окрещенную протоплазмою Первичную Слизь, по теории органическую «слизь», протоплазму (Urschleim) Лоренца Окена, как её теперь окрестили? Что было прототипом монерона? Во всяком случае, вопреки дикой теории сэра Уилльяма Томсона, он не мог попасть на метеоритах с уже сформировавшихся небесных тел. Ведь если бы это было так и если бы Земля получила свою долю зародышей жизни с других планет, то кто или что принесло их на эти планеты? И здесь вновь, если не принять оккультное учение, нам придётся столкнуться с чудом – принять теорию личного, антропоморфного Создателя, атрибуты и определения которого в монотеистической формулировке настолько же расходятся с философией и логикой, насколько умаляют идеал бесконечного, Вселенского Бога, перед непостижимым и грандиозным величием которого величайший человеческий ум чувствует себя ничтожным пигмеем. Как бы современному философу, произвольно возносящему себя на высочайшую вершину, когда-либо достигавшуюся человеческим интеллектом, духовно и интеллектуально не оказаться ниже концепций даже древних греков, которые в этом отношении сами находились гораздо ниже философов восточно-арийской древности. С философской точки зрения, гилозоизм представляет собой высший аспект пантеизма. Это единственная возможность избежать идиотского атеизма, основанного на мертвящей материальности, и ещё более идиотских антропоморфических представлений монотеистов, между которыми он стоит на собственном совершенно нейтральном основании. 168] Гилозоизм требует абсолютной Божественной Мысли, проникающей бесчисленные активные, творческие Силы, или «Создателей», Сущности которых движимы и существуют через, от и в этой Божественной Мысли, проявляющей к ним и их творениям не больше личного интереса, чем Солнце проявляет к подсолнуху и его семенам и вообще к растительности. Оккультист знает об этих активных «Создателях» и верит в них, ибо их видит и ощущает его Внутренний Человек. Поэтому оккультист утверждает, что Абсолютного Бога, который должен быть необусловленным и несвязанным, невозможно в то же время представлять активным, творящим, единым, живым Божеством без немедленного уничижения этого идеала.[412] Божество, проявляющееся в Пространстве и Времени – которые суть просто формы Того, что есть Абсолютное Всё, – может быть лишь дробной частицей Целого. А поскольку это «Всё» не способно делиться в своей абсолютности, то ощущаемый Создатель (мы говорим – «Создатели»), в лучшем случае, может быть лишь его аспектом. Пользуясь той же метафорой – недостаточной для полного выражения идеи, но прекрасно подходящей к данному случаю, – эти Создатели подобны многочисленным лучам солнечного светила, которое не сознаёт этой работы и не заботится о ней, тогда как его исполнители, лучи, каждую весну – во время земной манвантарой зари – становятся орудиями, оплодотворяя и пробуждая дремлющую жизненность, присущую Природе и её дифференцированной материи. В древности это настолько хорошо понимали, что даже умеренно религиозный Аристотель заметил, что непосредственное творение совершенно не приличествовало бы Богу – #prep2~ tï Qeị̈. Тому же учили Платон и другие философы: Бог не может собственноручно заниматься творением – a8tourge_n Äpanta. Кадуорт называет это «гилозоизмом». Лаэртий предаёт нам такие слова Зенона:

Природа это привычка, движимая сама собой на основании семенных принципов. Она содержит и совершенствует то немногое, что создаётся из неё в урочное время и действует согласно тому, из чего она была выявлена.[413]

Давайте вновь обратимся к нашему предмету и поразмыслим над ним. В самом деле, если в эти периоды существовала растительная жизнь, способная питаться этими ядовитыми элементами, и даже животная жизнь, водные организмы которой могли развиваться, несмотря на предполагаемый недостаток кислорода, то почему не могло быть и человеческой жизни в 169] {ОКЕАНЫ УГОЛЬНОЙ КИСЛОТЫ} зачаточной физической форме, то есть, в виде человеческой расы, приспособленной к этому геологическому периоду и его условиям? Кроме того, наука признаётся в полном незнании действительной продолжительности геологических периодов.

Но главное для нас – убедиться, так ли уж точно, что со времени так называемого Азойным Веком азойского периода вообще когда-либо существовала такая атмосфера, какая предполагается натуралистами. Не все физики согласны с этой идеей. Если бы пишущая эти строки стремилась подтвердить учения Тайной Доктрины данными точной науки, то на основании признаний многих физиков без труда доказала бы, что если со времени первой конденсации океанов, то есть, после лаврентьевской, или пиролитической, эпохи, атмосфера и изменилась, то весьма незначительно. Таково, во всяком случае, мнение Бланшара, С. Менье и даже Бишофа – как показали исследования последнего с базальтами. Ибо если бы мы придерживались мнения большинства учёных о количестве ядовитых газов и элементов, совершенно насыщенных Углем углеродом и азотом, в которых, как нам говорят, развивались и процветали растительное и животное царства, то пришли бы прийти к странному выводу о том, что вместо воды тогда были океаны жидкой угольной кислоты. Наличие такого элемента ставит под сомнение существование ганоидов и даже примитивнейших трилобитов в океанах первичного периода, не говоря уже об океанах силурийской эпохи, как показано Бланшаром.

Однако условия, которые были необходимы для самой первой человеческой расы, не требовали ни простых, ни сложных элементов. Мы продолжаем утверждать то, что было сказано вначале. Бесплотная, духовная Сущность, жившая в неизвестных Земле Пространствах до выявления первой небесной «студенистой крупицы» в Океане грубой Космической Материи – за миллиарды и триллионы лет до появления в беспредельности нашей шарообразной крупинки, называемой Землёй, и порождения ею монерона в своих каплях, называемых океанами, – не нуждалась ни в каких «элементах». «Мягкокостный Ману» прекрасно обходился без фосфата кальция, ибо имел лишь символические кости. И в то время, когда даже монероны, несмотря на однородность своих организмов, нуждались-таки в физических условиях жизни для своей дальнейшей эволюции, Существо, ставшее Первочеловеком и «Отцом Человека», после развития на планах существования, и не снившихся науке, могло прекрасно оставаться невосприимчивым ни к каким условиям окружающей атмосферы. Первопредок в Попол Вух «Пополь-Вух» Брассера де Бурбурга, который – в мексиканских легендах – мог одинаково легко жить и действовать и под землёй, и в 170] воде, и на земле, соответствует лишь Второй и началу Третьей Расы наших текстов. И если три царства Природы так отличались в допотопные эпохи, то почему человек не мог состоять из материалов и сочетаний атомов, совершенно неизвестных современной физической науке? Все ныне известные растения и животные в почти бесчисленных видах и разновидностях развились, согласно научным гипотезам, из примитивных и гораздо более малочисленных органических форм. Но почему то же самое не могло произойти с человеком, элементами и всем остальным? Как гласит Комментарий:

Вселенское зарождение начинается от Единого, разбивается на Три, затем на Пять и, наконец, завершается Семью, чтобы вернуться в Четыре, Три и Один.

_____

СТАНСА VII


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 143; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ