ДЕЙСТВУЯ САМОСТОЯТЕЛЬНО, ПРИРОДА ТЕРПИТ НЕУДАЧУ 14 страница



Дарвин, очевидно, весьма не расположен принимать гипотезу, о которой так явно свидетельствуют факты: гипотезу об андрогинном первопредке млекопитающих. Вот его объяснения:

То обстоятельство, что рудименты различных добавочных органов одного пола обнаруживаются у противоположного пола, можно объяснить тем, что подобные органы постепенно приобретались одним полом и в более-менее совершенном состоянии передавались другому.[297]

Он приводит в пример «шпоры, оперение и яркие краски, приобретённые самцами птиц для сражения или украшения» и лишь частично унаследованные появившимися впоследствии самками. Тем не менее, рассматриваемая проблема явно нуждается в более удовлетворительном объяснении, поскольку эти факты гораздо более существенны и значительны, нежели чисто поверхностные детали, с которыми их сравнивает 126] Дарвин. Почему бы прямо не признать аргументы в пользу гермафродитизма, характеризовавшего древнюю фауну? Решение, предлагаемое оккультизмом, охватывает эти факты самым понятным и простым образом. Эти реликты первичного андрогинного вида следует отнести в ту же категорию, что и шишковидная железа и другие столь же таинственные органы, молчаливо свидетельствующие о реальности функций, давно уже атрофировавшихся в ходе животного и человеческого прогресса, но игравших когда-то важную роль в общей экономике первобытной жизни.

Во всяком случае, сопоставление оккультной доктрины с доктринами самых свободомыслящих учёных, выдвигавших свои теории о появлении первого человека, покажет её явное преимущество.

Нодэн, назвавший «бластемой» то, что дарвинисты называют «протоплазмой», задолго до Дарвина выдвинул полуоккультную, полунаучно-материалистическую теорию. Он произвёл асексуального Адама непосредственно из глины, как сказано в Библии, то есть, из бластемы науки. По его объяснению:

С этой ларвической личиночной формы человечества эволюционная сила и осуществила завершение видов. Для этого великого достижения Адам должен был пройти фазу окукливания, во многом аналогичную животному метаморфозу.[298]

Однако, для этого выдающегося ботаника Адам был не одним человеком, а человечеством, которое оставалось

Скрытым во временном организме, уже отличном от всех остальных и не способном к сочетанию ни с одним из них.

Он показывает, что разделение полов осуществлялась в

Процессе прорастания, подобный процессу, присущему медузе и асцидиям, развития, подобного развитию медуз и асцидий.

Подобная физиология человечества:

Сохранила бы ему достаточно эволюционной силы для быстрого порождения различных и великих рас.

Это положение критикуется в сочинении Де Катрефажа «The Human Species». Это не научно, говорит он, точнее, идеи Нодэна «не составляют научной теории», поскольку изначальная бластема в его теории связана с «первопричиной», которой приписывается потенциальное создание в бластеме всех прошлых, настоящих и будущих существ, т.е., в действительности массовое создание всех этих существ. Кроме того, Нодэн даже не учитывает «вторичных причин» или их действия в 127] {ПЕРВИЧНАЯ БЛАСТЕМА НОДЭНА} этой эволюции органического мира. Потому наука, занимающаяся лишь «вторичными причинами»,

Ничего не имеет возразить против теории Не может рассматривать теорию Нодэна.[299]

Так же наука не в состоянии будет что-либо сказать против Не будет она рассматривать и оккультные учения, к которым до некоторой степени приближается Нодэн. Ибо если в его «первичной бластеме» мы усмотрим Дхиан-Чоханическую Сущность, чхая, или двойник, Питри, которая потенциально содержит в себе все формы, то достигнем полного согласия с ним. Но в наших учениях есть два явных и существенных отличия. У Нодэна эволюция продвигалась резкими прыжками и скачками вместо медленного течения на протяжение миллионов лет, а его первичная бластема обладает лишь слепыми инстинктами – своего рода бессознательная Первопричина в Проявленном Космосе, – что просто абсурдно. Наша же Дхиан-Чоханическая Сущность – Причина Первопричины, создающей физического человека, – это живая, активная и потенциальная Материя (обладающая собственным животным сознанием высшего порядка, подобным тому, который какое мы видим у муравья и бобра), которая производит длительный ряд физиологических дифференциаций. В остальном же «древний и общий процесс творения», начиная от протоорганизмов, столь же оккультен у Нодэна, как и любая теория Парацельса или Кунрата.

Множество подтверждений тому же можно найти и в каббалистических трудах. В «Зогаре», например, говорится, что каждый тип в видимой Вселенной имеет свой прототип в невидимой.

Всё, сущее в Низшем (нашем) Мире, существует и в Высшем. Низший и Высший воздействуют и реагируют друг на друга.[300]

_____

СТАНСА V. – Продолжение.

20. ОТЦЫ ИХ БЫЛИ САморождённЫМИ. САморождённЫЕ ЧХАЯ из БЛИСТАЮЩИХ ТЕЛ ВЛАДЫК, ОТЦЫ ОТЦОВ, СЫНЫ СУМЕРЕК.

«Тени», или Чхая, названы Сынами «Саморождённых» потому, что так называют всех Божеств и Существ, рождённых Волей, будь то Воля Бога или Адепта. Может быть, и гомункулам Парацельса было бы дано это же наименование Пожалуй, так можно было бы назвать и гомункулов Парацельса, хотя последний процесс происходил на гораздо более материальном плане. Имя «Сыны Сумерек» показывает, что «Саморождённые» Праотцы нашей доктрины идентичны 128] Питри браминской системы, ибо указывает на способ их рождения, а браминские Питри, согласно пуранам, произошли из «Тела Сумерек Брахмы».

_____

СТАНСА V. – Продолжение.

21. КОГДА РАСА СОСТАРИЛАСЬ, СТАРЫЕ ВОДЫ СМЕШАЛИСЬ Со СВЕЖИМИ (а). КОГДА КАПЛИ ИХ заМУТились, ОНИ ИСПАРИЛИСЬ И ИСЧЕЗЛИ В НОВОМ ПОТОКЕ, В горячем ПОТОКЕ ЖИЗНИ. ВНЕШНЯЯ ПЕРВОЙ СТАЛА ВНУТРЕННЕЙ ВО ВТОРОЙ (b). СТАРОЕ КРЫЛО СТАЛО НОВОЙ ТЕНЬЮ И ТЕНЬЮ КРЫЛА (с).

(a) Старая, или Первая, Раса поглотилась Второй и растворилась в ней.

(b) Это таинственный процесс трансформации и эволюции человечества. Материя первичных форм – туманная, эфирообразная и пассивная – была притянута, или поглощена, формами Второй Расы и вошла в их состав. По объяснению Комментария, Первая Раса, состоя лишь из астральных теней Творцов-Прародителей и, конечно, не имея собственных астральных и физических тел, не могла и умереть. Её «Люди» постепенно растворялись и поглощались телами их же «рождённого пóтом» Потомства, более плотными по сравнению с их собственными. Старая форма блекла и поглощалась новой, более человеческой и физической формой, исчезая в ней. В ту эпоху, более блаженную, нежели Золотой Век, смерти не было, но первичная, или родительская, материя шла на формирование нового существа, построение тела и даже внутренних, или низших, принципов, или тел, потомства.

(c) Когда «Тень» поглощается, то есть, когда астральное тело покрывается более плотной плотью, у человека начинается развитие физического тела. «Крыло», или бесплотная форма, породившая свою Тень и Подобие, становится Тенью астрального тела и своим же собственным потомством. Выражение это необычно и оригинально.

Поскольку в дальнейшем, возможно, уже не предоставится случая вернуться к этой тайне, то стоит сразу же отметить двойной смысл греческого мифа, связанного с этой фазой эволюции. Это различные варианты аллегории Леды и двух её сыновей – Кастора и Поллукса, и каждый из вариантов имеет особое значение. Так в XI-ой книге «Одиссеи» Леда упоминается как супруга Тиндара Тиндарея, родившая от него «двух сыновей с сердцами храбрыми» – Кастора 129] {АЛЛЕГОРИЯ КАСТОРА И ПОЛЛУКСА} и Поллукса. Юпитер наделяет их чудесным даром и преимуществом. Они полубессмертны, живя и умирая поочередно, через день (1ter/meroi).[301] Как Тиндариды эти братья-близнецы являются астрономическим символом дня и ночи. Их жены, Фебея и Гилейра Феба и Гилаейра, дочери Аполлона, или Солнца, олицетворяют зарю и сумерки.[302] А аллегория, показывающая Зевса отцом двух героев – рождённых из Яйца, снесённого Ледой, – составляет всецело теогонический миф, относящийся к той группе космических аллегорий, в которых мир рождается из Яйца. Ибо в этом мифе Леда, сочетаясь с Божественным Лебедем, или же Брахмой-Калахамсой, сама превращается в белого лебедя. Таким образом, Леда это мифическая Птица, отличающаяся в преданиях разных арийских народов, но неизменно кладущая золотые Яйца.[303] В финском эпосе «Калевала» блаженная прекрасная дочь Эфира, «Вода-Матерь», создаёт мир, сочетаясь с «Селезнем» – разновидностью лебедя, или гуся, Калахамсы, который кладёт в её недра шесть золотых яиц и седьмое «яйцо железное». Но вариант аллегории Леды, напрямую связанный с мистическим человеком, встречается лишь в Пиндаре у Пиндара[304] и слабо упоминается в гимнах Гомера.[305] Здесь Кастор и Поллукс уже не Диоскуры Аполодория Аполлодора,[306] а исполненный глубокого значения символ двойственного человека: смертного и Бессмертного. Но не только, ибо, как мы сейчас увидим, они символизируют также Третью Расу и её трансформацию из животного человека в Богочеловека, заключённого в животное тело.

Пиндар описывает, как Леда в одну и ту же ночь сочетается и со своим супругом, и с отцом Богов – Зевсом. Таким образом, Кастор становится сыном смертного, а Поллукс – отпрыском Бессмертного. В повествующей об этом аллегории сказано, что во время мятежа, вызванного чувством мести против Афаридов в порыве чувства мести к Афаретидам[307] Поллукс убивает Линцея Линкея – «обладавшего самым проникающим зрением среди смертных», – но Идас, «кто видит и знает», ранит Кастора. Битву прекращает Зевс, убивая своей молнией последних двух сражавшихся. Поллукс находит брата умирающим[308] 130] и в отчаянии молит Зевса о смерти и для себя. «Ты никак не можешь умереть», отвечает Владыка Богов, «ибо ты из божественной расы». Но он предоставляет ему выбор: либо Поллукс останется бессмертным, постоянно пребывая на Олимпе, либо, если готов разделить во всём судьбу брата, то половину своего существования будет проводить под землёй, а другую в золотых небесных обителях. Поллукс соглашается на такое полубессмертие, которое должен разделить и Кастор.[309] И братья-близнецы живут поочерёдно – один днём, другой ночью.[310]

Является ли это лишь поэтическим вымыслом, или это аллегория, одно из тех толкований «солнечного мифа», выше которых не в состоянии подняться ни один современный востоковед? В действительности здесь кроется гораздо более глубокий смысл. Это намёк на Третью Расу, «Рожденную Рождённых из Яйца». Её первая половина смертна, т.е., бессознательна в своей личности и не имеет в себе ничего, что бы могло пережить бессмертного.[311] Вторая же её половина получает бессмертную Индивидуальность, так как Вдохновляющие Боги оживотворяют её Пятый Принцип, тем самым связывая Монаду с этой Землёй. Это Поллукс, а Кастор олицетворяет личность, смертного человека, животное, причём даже не высшего вида, без связи с божественной Индивидуальностью. Вот уж, воистину, «близнецы»! Но они навеки разъединены смертью, если только Поллукс, движимый голосом близнячества, не поделится со своим обделённым братом частью собственной божественной природы, приобщив его к своему бессмертию.

Таков оккультный смысл метафизического аспекта этой аллегории. Однако, современное толкование этого мифа – столь популярного в древности, по сообщению Плутарха,[312] как символ братской любви, – широко распространённое и видящее в нём лишь олицетворение Солнца и Луны, отвечающее наблюдениям за Природой, неубедительно и недостаточно для объяснения тайного смысла. Помимо того, что в экзотерической мифологии греков Луна относилась к женскому началу и, потому, вряд ли могла ассоциироваться с Кастором и, в то же время, отождествляться с Дианой, древние символисты, считавшие Солнце, царя всех небесных тел, видимым символом высочайшего Бога, 131] {ЗАГАДКА СФИНКСА} никогда не олицетворили бы его Поллуксом, который был лишь полубогом.[313]

Перейдя от греческой мифологии к аллегориям и символизму Моисея, мы найдём ещё более поразительное подтверждение того же положения, но в иной форме. Хотя мы и не сможем проследить в них «Рождённых из яйца», но в первых четырёх главах «Книги Бытия» мы безошибочно найдём андрогинов и первые Три Расы Тайной Доктрины, скрытые в необычайно искусном символизме.

_____

БОЖЕСТВЕННЫЙ ГЕРМАФРОДИТ

После того, как около 12’000 лет назад утонули последние остатки Атлантической Расы, на оккультные и религиозные Мистерии был наброшен непроницаемый покров тайны, чтобы уберечь их от недостойных и не допустить их осквернения. Некоторые из входивших в них наук стали теперь экзотерическими, как, например, астрономия в чисто математическом и физическом аспектах. Но все их догматы и положения, заключённые в символах и оставленные под охраной исключительно притч и аллегорий, были забыты, в результате чего произошло искажение их смысла. Тем не менее, гермафродит встречается в писаниях и преданиях почти всех народов. Но если утверждения о нём суть лишь вымысел, то откуда же такое единодушие?

Под покровом этой тайны Пятая Раса была направлена к установлению, вернее, восстановлению религиозных Мистерий для передачи древних истин в аллегорическом и символическом облачении будущим поколениям. Вспомните бессмертного свидетеля эволюции Человеческих Рас от Божественной, особенно Андрогинной, Расы – египетского Сфинкса, эту вековую загадку! Божественная Мудрость, воплощаясь на Земле и вынужденная вкусить горький плод личного опыта боли и страданий, зарождается на Земле лишь под сенью Древа познания Добра и Зла – тайна, которую вначале знали лишь Элохим, Само-Посвящённые, «Высшие Боги».[314]

132] В «Книге Еноха» Адам,[315] первый Божественный Андрогин, делится на мужчину и женщину и становится Jah-Heva в одной форме, или Расе, и Каином и Авелем[316] – мужчиной и женщиной – в другой своей форме, или Расе, – двуполым Иеговой,[317] являющимся отзвуком своего арийского прообраза Брама-Вак Брахмы-Вач. А затем появляются Третья и Четвёртая Коренные Расы человечества,[318] Расы мужчин и женщин, или индивидов противоположных полов, но уже не бесполых полудухов и андрогинов, как в двух предшествовавших Расах. Намёк на это можно найти во всех антропогониях, а также в рассказах сказках и аллегориях, мифах и Откровениях, легендах и преданиях. Ибо из всех великих Тайн, унаследованных Посвящёнными от седой древности, эта тайна есть наивеличайшая это одна из величайших. Она объясняет элемент двуполости каждого Творящего Божества, и Брама-Вирадж-Вак Брахмы-Вирадж-Вач, и Адама-Иеговы-Евы, и Каина-Иеговы-Авеля. Ибо «Книга о Потомстве Адама» родословие Адама даже не упоминает Каина и Авеля, но лишь говорит:

Мужчину и женщину сотворил их… нарёк им имя Aдaм.[319]

И далее:

Адам… родил сына по подобию своему, по образу своему, и нарёк ему имя: Сиф.[320]

После этого он родил других сыновей и дочерей, что доказывает, что Каин и Авель являются его аллегорическими заместителями. Адам олицетворяет примитивную Человеческую Расу, особенно в её космо-сидерическом смысле, но не в теоантропологическом значении. Именно в этом смысле от пятой главы и дальше в «Книге Бытия» употребляется составное имя Jehovah или Jah-Hovah, означая жизнь мужского и женского начал – сначала андрогинную, затем разделённую на два пола. Как говорит автор «The Source of Measures»:

Два слова, составляющих имя Jehovah, передают первоначальное представление муже-женщины, как зачинателя зарождения о рождении в результате взаимодействия мужского и женского начал.[321]

133] {АНДРОГИННЫЙ JAH-HOVAH} Ибо еврейская буква «Йод» обозначала membrum virile,[322] а Hovah была Ева, матерь всего сущего, или procreatrix,[323] Земля и Природа. Поэтому, по мнению автора:

совершенный ( [женский, совершенный круг, или Йони, с численным значением 20612) ] как начало измерений принимает и форму начала зарождения в качестве гермафродита дающую рождение форму, становясь гермафродитом. Отсюда фаллический смысл формы.

Совершенно верно, только «фаллическая форма и её использование» появилась на много веков позднее, а первоначальное значение Еноха Еноса, сына Сифа, это Первая Раса, рождённая обычным в наше время способом, от мужчины и женщины, ибо Сиф не человек, а раса. До него человечество состояло из гермафродитов. Сиф, будучи первым результатом (физиологическим) после «Падения», является также и первым человеком, поэтому и сын его Енох Енос назван «сыном человеческим». Сиф олицетворяет позднейшую Третью Расу.

Чтобы завуалировать истинное, сокровенное имя Эйн-Соф – Беспредельного и Бесконечного Ничто – каббалисты воспользовались составным атрибутивным определением одного из личных Творящих Элохим, имя которого было Yah или Jah – буквы i, j и y взаимно заменяемы – или Jah-Hovah, то есть, мужчина и женщина.[324] Jah-Eve – гермафродит, или первая форма человечества, первоначальный Адам от Земли, и даже не Адам Кадмон, чей «Умом рождённый Сын» мистически есть земной Jah-Hovah. Зная это, искусный раввин-каббалист сделал из него столь тайное имя, что не мог позднее раскрыть его, не раскрывая при этом всей схемы, и был вынужден сделать его сокровенным.

Только при сравнении Библии с пуранами можно увидеть тесную близость между Брахмой-Праджапати и Иеговой-Сфирот, между Брахмой-Вирадж и Иеговой-Адамом. При анализе и прочтении в том же свете эти Писания неоспоримо свидетельствуют о том, что являются копиями одного оригинала – сделанными в два далёких друг от друга периода. Сравните ещё раз в этой связи Быт. 4:1,26 и «Ману», I, 32, и вам откроется их смысл. В «Ману» Брахма, который, как и Иегова или Адам в «Книге Бытия», одновременно и человек, и Бог и делит своё тело на мужчину и женщину, в своём эзотерическом значении олицетворяет творческую и порождающую силы, как божественную так и человеческую. Ещё убедительнее тождественность между ними подтверждается в «Зогаре», а некоторые раввины слово в слово повторяют оригинальные выражения из пуран. Так, например, «сотворение» мира в браминских книгах 134] обычно описывается как Лила, восторг, или игра, Высочайшего Творца.

Вишну, разделённый и неделимый в естестве, духе и времени, играет, как шаловливое дитя, что ясно, когда прислушиваешься к его забавам.[325]

Теперь сравните это с тем, что сказано в Книге «Nobeleth’ Hokhmah»:

Каббалисты говорят, что причиной возникновения миров стал восторг, ибо Эйн-Соф ( [?!) ] возрадовалось Самому Себе, воссияв и излучая от Себя к Себе… которые все зовутся восторгом.[326]

Таким образом, это не «странная идея каббалистов», как замечает только что цитировавшийся автор, но чисто пураническая, арийская мысль. Только зачем делать из Эйн-Соф Творца?

Итак, «Божественный Гермафродит» есть Брама-Вак-Вирадж Брахма-Вач-Вирадж, или Иегова-Каин-Авель у семитов, точнее, у евреев. Только «язычники» были и до сих пор остаются более искренними и откровенными, нежели позднейшие израильтяне и раввины, несомненно, знавшие истинное значение своего экзотерического божества. Данное им имя – Jah-oudi (яхуди) – евреи считают оскорбительным. Однако, они имеют или – при желании – имели бы такое же неоспоримое право называть себя древним Jah-oudi, «ягговинами», как и брамины, величающие себя так по имени своего национального Божества. Ибо Jah-hovah это общее имя той Группы, или Иерархии, Творящих Планетарных Ангелов, под звездой которых развивался этот народ. Это один из Планетарных Элохим правящей Группы Сатурна. Один только 26 стих IV главы «Книги Бытия» при правильном прочтении уже даёт им такое право, ибо в нём Новая Раса людей, происшедшая от Сифа и Еноха Еноса, называется Иегова,[327] что совершенно отличается от принятого в Библии перевода, который следовало бы читать:


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 321; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ