Глава 3: Сейрун. Мы ввязались в семейную ссору 8 страница



Позади зазвучал топот солдатских сапог, приближавшийся к нам.

«Вовремя», — подумала я, убирая, наконец, ладонь с рукояти меча. Я не винила Фила в том, что он хотел всё время держать меня и Гаурри при себе — его собственная стража определенно была бесполезна. Совсем.

Гаурри осторожно ткнул мёртвого ассасина ногой.

— Народ, — прокомментировал он с тихим присвистом. — Кажется, мы в очередной раз, пусть и с трудом, но выпутались. Теперь мы в безопасности.

Первое правило главных героев: никогда, никогда так не говорить.

Чувство опасности прошило меня так быстро, что я еле на ногах устояла. Всё, что я смогла сделать, — это завизжать:

— ЛОЖИСЬ!

Только мы коснулись земли, как мощный взрыв разнёс комнату.

БА-БАХ!

Я закрыла голову руками, чтобы защититься от мелких кусков камня, полетевших в мою сторону. Через несколько секунд тишины после взрыва, я услышала, как куски чего-то мягкого и влажного плюхаются на то немногое, что осталось от комнаты.

Куски?

Знаете, мне потребовалось довольно много времени, чтобы сообразить, что могло плюхаться после взрыва. Сглотнув, чтобы убедиться, что содержимое желудка точно останется там, я осторожно подняла голову и искоса глянула в сторону комнаты.

Мёртвого ассасина порвало на те самые куски. Обуглившаяся плоть, море крови и то, что, вероятно, было кусочками органов, — всё это было разбросано по руинам комнаты. Это было в крайней степени отвратительно. Думаю, вы бы не захотели ни видеть, ни нюхать такое.

— Что случилось?! — яростно прокричал стражник.

— Вы в порядке, Ваше Высочество? — донёсся голос другого.

Стражники ринулись со всех углов двора, гремя своими копьями и мечами. Они, вероятно, думали, что это как-то изменит ситуацию.

Спасибо, что заглянули после вечеринки, ребята.

Я медленно поднялась на ноги, радуясь, что мы все остались в живых, отделавшись лишь порезами, ушибами да лёгким испугом. Стражники подбежали к Филу и попытались проверить, не ранен ли он, но тот отмахнулся от них.

— Хмм... — пробормотал он, тяжело глядя на разруху вокруг себя. Он покачал головой. — За всю мою жизнь, — сказал он, наконец, — никто не был так тронут моими словами и так опечален своими злодеяниями, чтобы взорваться от невыносимого стыда, — Он опустил глаза, выглядя глубоко опечаленным.

Ага, я даже не собираюсь прикасаться к этому.

Однако, бессмысленное бормотание Фила заставило меня задуматься. Почему остальные ассасины решили проверить пульс мёртвого парня? Позвольте сказать вам... когда у человека свёрнута шея и переломана половина костей, вам не нужно проверять пульс, чтобы понять, жив он или мёртв. Это то, что называется понять с первого взгляда.

 



 

Я подозревала, что всё это беспокойство о товарище было просто представлением. Они, должно быть, сделали это для того, чтобы заложить взрывное устройство на мертвеце, одновременно играя на нашей гуманности и надеясь, что мы проверим его, когда они уйдут, — что, конечно же, отправило бы нас вслед за бедолагой.

— Ваше Высочество! — окликнул Фила один из стражников. — Что произошло?!

— Мы были атакованы хулиганами, — ответил Фил, пожимая плечами. — Не беспокойтесь. Теперь мы в безопасности.

— Хулиганы, говорите?! — Мужчины гневно фыркнули. Инцидент определённо взвинтил их — они беспокойно топтались вокруг, ожидая приказов.

Затем их капитан — тот же парень, с которым мы встретились в день прибытия во дворец, — начал выкрикивать приказы:

— Взвод один и взвод два, остаться здесь! Взвод три, обыскать здание! Взвод четыре, обыскать окружающую территорию! Если найдете кого-нибудь из этих хулиганов, схватить и привести живьём! Вы, свяжитесь с центральным дворцом… — Он продолжал в том же духе ещё некоторое время, но я была слишком потрясена произошедшим, чтобы наблюдать за всем этим.

Они могли сколько угодно прочёсывать территорию, только толку от этого не будет никакого. Я была уверена, что ассасины уже давно ушли.

— Знаешь, Гаурри, — пробормотала я, наблюдая за мельтешением стражников, — меня кое-что беспокоит. Мне показалось, или Зуума действительно не явился, чтобы поучаствовать в атаке?

Гаурри кивнул. Видимо, он думал о том же. К сожалению, пронзительный крик разорвал воздух и вытеснил из головы все мысли.

— Почему?! — Это был Альфред. У этого ребёнка опять истерика. Он уже начинал действовать мне на нервы. Судя по его затравленному взгляду и безумному блеску в глазах, я думаю, Альфред был в шаге от нервного срыва. Однако я попыталась выслушать его.

— А-а-атака сегодня! — заикаясь, произнёс он. — Могло ли это быть сделано для...?

— Для чего? — спросил Фил резко.

Альфред не ответил — он просто стоял, мелко дрожа. Его пальцы дёргались, а глаза метались между нами. Затем он внезапно закричал:

— Отец! Я должен проверить отца! — И с этими словами он бросился к центральному дворцу, споткнувшись по пути о несколько живых изгородей и шлем стражника.

Фил наблюдал, как он исчезает во тьме. Принц бросил на меня взгляд.

— Что это сейчас было?

Я начала отвечать, но затем резко прервалась. Здесь, на открытом месте, был слишком велик риск быть подслушанными.

— Мы не можем обсуждать это на улице, — прошептала я Филу, осматривая окрестности на предмет шастающих стражников.

— Действительно, — согласился Фил. Он жестом сказал Гаурри, Амелии и мне проследовать во дворец.

— Сейчас я могу сказать лишь одно, — промолвила я. — Мне кажется, это дело гораздо сложнее, чем мы предполагали.

Фил коротко кивнул.

 

***

Фил организовал импровизированную встречу в своих покоях. Может быть, это было не лучшее место для совещаний — мы всё ещё были вынуждены говорить полушёпотом, потому что снаружи была стража, — но лучшего, увы, не было. Я определённо предпочитала удобные кресла и мягкое освещение покоев Фила развороченной комнате, усыпанной ошмётками неудачливого ассасина.

Фил глубоко вздохнул.

— Хорошо, — сказал он осторожно. — Давайте начнём сначала. — Он нахмурил свои густые брови. — Ранее Альфред высказал предположение, что это Канзель атаковал вас за обедом. Эта версия ещё рассматривается?

Я скрестила руки.

— Может быть, — ответила я через мгновение. — Это нападение во время обеда не принесло бы Кристоферу никакой выгоды. Такая явная атака заставила бы людей подумать на него. Ведь добрая половина населения дворца уже уверена в сомнительности его методов ведения дел. Так для него всё обернулось бы не лучшим образом, — Я почесала подбородок. — Но... хмм.

— Что-то не так, Лина? — спросил Гаурри.

Я насупилась.

— Минутку. Кто бы ни послал монстров, он, вероятно, рассчитывал, что мы поймём, что эта атака нехарактерна для Кристофера. Далее, если Кристофер выглядел шокированным и вызвал Канзеля в присутствии Альфреда… А затем Альфред побежал к нам и устроил встречу, чтобы обсудить это…

Амелия сжала кулаки.

— Он знал, что этим вечером мы все будем в одном месте. Это был идеальный момент для покушения!

— Именно! — ответила я. — Я не думаю, что атака за обедом предполагала успех. Мне кажется, что это был лишь способ собрать нас всех вместе этим вечером. Кристофер, должно быть, отдал приказ об этой атаке, а затем изобразил ложное удивление, чтобы отделаться от Альфреда.

Фил топнул своей массивной ногой.

— Непростительно! — прорычал он, гораздо громче, чем нужно на секретной встрече. — Такое вероломство нельзя оставить безнаказанным! Подумать только! Собрать нас всех вместе, и без каких-либо сомнений подвергнуть сына опасности! Это зашло слишком далеко!

— Подождите, — сказала я, пытаясь успокоить его. — Это лишь теория, верно? Кристофер может не иметь к этому никакого отношения.

Фил закипел.

— После всего, что он уже сделал?! Я более не намерен ждать неоспоримых доказательств вины этого человека!

— Послушайте, — сказала я так спокойно, как только могла. — То, что Кристофер мог стоять за всем этим, вовсе не значит, что он стоял. Давайте вспомним, почему мы в первую очередь подозревали Канзеля. Во-первых, потому что во время нападений Альфред тоже был в опасности. Ну а во-вторых… не стоит забывать о падающей репутации Кристофера. Так что Канзель мог легко всё это провернуть из-за спины Кристофера. А мысли Альфреда предугадать несложно.

Фил замолчал на мгновение. Я облегчённо вздохнула. По крайней мере, пока он думает, воплей от него не слышно.

— Так скажи мне, — Фил бросил горящий взгляд в мою сторону. — Что ты на самом деле думаешь?

— На самом деле? — повторила я. — Я думаю, что сегодняшний инцидент — дело рук Канзеля, — Я нахмурилась. — Но есть одна нестыковка.

— И какая же?

— Факт того, что сегодняшняя атака провалилась. Нас собрали вместе, выбрали идеальный момент для атаки, но… прислали слабеньких ассасинов, которые в итоге ещё и сбежали. Вам не кажется это странным? А вот Зуума был куда сильнее и настроен был серьёзно, когда пытался…

Амелия открыла рот от удивления.

— П-погоди секунду, — выкрикнула она. — Т-ты только что сказала «Зуума»?

Я моргнула. Глаза Амелии походили на блюдца. Она поднялась со стула.

И почему у меня плохое предчувствие по этому поводу?

— Хм, да, — медленно ответила я. — Он напал на меня накануне ночью.

Она снова открыла от удивления рот.

— Серьёзно?!

— Серьёзно.

— Так, значит, он реален, — пробормотала она. Так, не пугай меня, у меня и так уже мурашки по телу.

— Ты слышала о нём? — осмелился спросить Фил.

Амелия энергично закивала головой.

— Он слывёт одним из самых опасных убийц. Я так рада, что Вы в порядке, госпожа Лина! Если слухи правдивы, Вы, должно быть, — первый человек за всё время, который пережил его нападение!

У меня сердце в пятки ушло. За всё время? Я мысленно повторила, пока всё внутри ходило кругом. Я осознала, что, если бы Гаурри не пришёл на помощь той ночью, я бы закончила просто как ещё одна жертва этого именитого убийцы.

Заметка: поблагодарить Гаурри ещё раз за то, что сломал мою дверь.

Если это и было какое-то утешение, то совсем крошечное.

— По крайней мере, Зуума не участвовал в сегодняшней атаке, — пробормотала я. — Может быть, это что-то значит, может — нет. Из всего, что мы знаем, можно предположить, что Зуума просто не успел подготовиться.

Фил стукнул себя по ноге.

— Хватит, — резко сказал он. — Единственный способ решить всё — это прямой диалог. Я встречусь с Кристофером завтра и положу конец этому безобразию!

Почему-то я сомневалась, что слова могли что-нибудь решить. Но Филу нужно было во что-то верить, так что я промолчала и не стала разрушать его надежд.

 

***

На утро перед большой встречей Фила и Кристофера во дворце царила атмосфера нервного ожидания.

Альфред, кстати, действительно встретился с отцом и Канзелем вечером после атаки на гостевой домик. И Кристофер, и Канзель отрицали свою причастность, но чего ещё Альфред ожидал? Конечно, мы пытались убить тебя и королевского наследника одной хитрой смертоносной атакой. Да расслабься, возьми печеньку. Так что ли? Пфф.

Эльдоран, хворающий король, жил отрицанием. Было не важно, как сильно привлекали его внимание к проблеме, Эльдоран отказывался верить, что Кристофер мог планировать отобрать у Фила право на наследование трона. Что касалось его, то он представлял своих сыновей любящими и преданными братьями. Может быть, вера Эльдорана в эту чушь была единственной вещью, что поддерживала в нём жизнь. Или это, или беспокойство за будущее престола, которое, должно быть, и приковало его к постели.

Какой бы ни была причина, день этой встречи был ключевым для будущего королевства Эльдорана. Если всё пойдёт не по плану, меня не прельщала идея того, что нам с Гаурри придётся разгребать последствия.

Гаурри, Амелия, Альфред, Канзель и я следовали за Кристофером и Филом, пока те выходили из центрального дворца. Что-то подсказывало мне, что мы встретимся с Зуумой до конца этого дня, и вряд ли это будет дружеский разговор за чашечкой чая. По крайней мере, это был замечательный денек: яркий солнечный свет приветствовал нас, пока мы спускались по ступенькам парадного входа дворца, а парк был усыпан цветами самых изумительных оттенков.

В прямом контрасте с погодой Канзель повернулся ко мне и изобразил самую ледяную улыбку, какую я только видела в своей жизни. Огромным усилием воли я удержала себя от того, чтобы кулаками сбить эту нелепую ухмылку с его маленькой коварной морды.

Пока мы шли, я наклонилась к Гаурри и прошептала:

— По поводу Канзеля…

Гаурри, кажется, заметил улыбку Канзеля. Он кивнул.

— Да?

— Я думаю, он на меня запал.

Гаурри издал короткий, огорчённый смешок.

— А у тебя стальные нервы, раз можешь шутить в такое время.

Я пожала плечами.

— Я могу смеяться в такие дни.

Гаурри наклонился чуточку ближе.

— Ох, Лина, — прошептал он — а что, если этот, ну… как его там… ну тот парень, ассасин, появится опять? — Я заключила, что он имел в виду Зууму.

— Он полностью твой, — ответила я, взмахнув рукой.

Понятия не имею, воспринял ли Гаурри мои слова всерьёз. Он просто выпрямился, кивнул и ответил:

— Понял.

Так как Гаурри вспомнил о злобном ассасине, использующем магию, я начала размышлять, попробует ли Канзель опять провернуть тот трюк с искривлённым пространством.

Расслабься, Лина. Не паникуй. Просто держи ушки на макушке и хвост пистолетом.

Мы дошли до зала встреч, а затем Фил и Кристофер вошли внутрь. Их разговор должен был проходить тет-а-тет. Мы все остались снаружи вместе со стражей и стали ждать.

Пока мы сидели там, я следила за Канзелем так бдительно, как только могла. Если бы он начал творить какое-нибудь заклинание, я хотела попытаться парировать его, но он просто слонялся вокруг и совершенно не пытался убить меня. Утро получилось достаточно спокойным. Прошла примерно половина времени, отведённого на встречу.

Внезапно резкий звук разорвал воздух.

З-з-з-з-з-зинг!

Это трудно объяснить, но словно это пространство само по себе внезапно завизжало.

— Что за чертовщина?! — вскрикнул один из стражников. Внезапно что-то затмило солнце, и всё вокруг погрузилось во мрак.

Я вскочила на ноги. Что теперь? Я размышляла, неистово оглядываясь вокруг.

— Лина! — выкрикнул Гаурри, указывая в небо. — Там! — Он имел в виду массивный черный объект прямо над нами, и он быстро падал.

Я знала, что этот день будет отстойным.

— БЕРЕГИСЬ! — закричала я изо всех сил.

Мы бросились врассыпную, как стая испуганных рыбок. Когда объект достиг земли, он врезался в землю с такой силой, что аж фундамент треснул. Я еле удержалась на ногах, когда гигантский снаряд завизжал.

Гиииииииии!

Вибрирующий воздух звенел в моих ушах, а всё тело содрогалось. Я повернулась, чтобы посмотреть, что за чертовщина могла издавать такой звук. И увидела. Это был самый огромный и страшный «жук», которого я когда-либо видела.

Ладно, второй по огромности.

Когда я говорю, что он был огромным, это значит, что он был огромным. «Жук» был размером с маленького дракона, с чёрным, как эбеновое дерево, панцирем, восемью отвратительными лапками и парой перепончатых крыльев, которые были слишком маленькими для полёта, но всё же достаточно большими, чтобы я могла запрыгнуть на них и прокатиться верхом. Что-то похожее на рубины виднелось по всему телу «жука», и, когда в камнях отражался свет, насекомое блестело, как какой-то гротескный амулет.

Признаю — это был оригинальный способ начать битву.

Стражники абсолютно растерялись. Многие из них в панике попытались оказать какое-то сопротивление гигантскому отвратительному агрессору. Проблема была в том, что их методика была бесполезна — хаотично наносить удары и истошно вопить. Ни то, ни другое не было достаточно эффективным против этого незваного гостя.

Я искренне сомневалась, что стражники смогли бы что-нибудь противопоставить этой твари. Их копья отскакивали от панциря. Фактически, «жук» не обратил особого внимания на стражников. Он повернулся, медленно и небрежно. И заметил того, кого искал.

Меня.

Глава 3: Сейрун. Мы ввязались в семейную ссору

— Ч-что за чертовщина?! — Это всё, что я смогла выдать. Адское насекомое расправило свои отвратительные крылья. Жук безошибочно нашёл меня в толпе, и его крылья бешено задвигались.

ВШУУХ!

Может быть, они абсолютно не годились для полета, но ветер, нет, ударная волна получилась отличной.

Я помню, как меня откинуло. Не знаю, с какой силой и как далеко. Затем я катилась по газону, словно небрежно брошенная тряпичная кукла.

— О-оу, — прохрипела я, лёжа с полуприкрытыми глазами и пытаясь отдышаться. Так сильно я ещё никогда не сбивала дыхания.

— Лина!

Я не могла определить, откуда доносился крик. Краем глаза я увидела силуэт Канзеля. Невзирая на весь этот хаос, он просто стоял, скрестив руки на груди. Его взгляд, обращённый на меня, пылал искренней злобой..

— Лина!

Это был Гаурри. Я оглянулась и увидела, как он ударил мечом по одной из лап жука. Бесполезно.

— Чего?! — Гаурри сделал пару шагов назад. — И что теперь?!

Обычное оружие, очевидно, не могло причинить твари никакого вреда. Это был один из демонических зверей. В сравнении с ним, возможно, даже Занаффар из Сайраага нервно курит в сторонке.

Но я не собиралась впустую тратить время, которое выиграл для меня Гаурри. Я кое-как поднялась на ноги. К этому времени заклинание было готово.

— Ашшер Дист! — воскликнула я.

Гииииии! Жук завизжал так громко, что не только его тело затряслось, но и весь двор содрогнулся. Видимо, моих сил было достаточно лишь для того, чтобы вывести демона из себя.

Проклятье! Я этим заклятьем испаряла вампиров, а сейчас только пощекотала жуку пяточку.

Жук развернулся и уставился на меня. Ни секунды не раздумывая, я ринулась в сторону. В этот самый момент монстр издал ужасный скрежет.

В нескольких метрах позади прогремел оглушительный взрыв. Я посмотрела в его сторону, и передо мной предстала ужасающая картина. Часть внутреннего двора, где находилась я, была относительно целой, а вот остальная часть… отсутствовала. Нет, я серьёзно! Она просто превратилась в дымящийся кратер.

Вот чёрт!

Обычная ударная волна, созданная этим существом, повлекла такие разрушения…

Но у нас по-прежнему был лучик надежды.

— Гаурри! — закричала я. — Свет!

— Хорошая идея!

Пока Гаурри возился со своим мечом, я начала творить другое заклинание. К сожалению, из-за солдат, которые пытались зарубить жука, мне приходилось сдерживаться и не выкатывать на поле боя тяжёлую артиллерию. Потому что было бы неприятно, если бы люди Фила пострадали. Это определённо была не та «фора», которая была нужна мне в тот момент.

Но заклинание я закончить не успела. Жук запустил в мою сторону очередную ударную волну.

Этот гад создаёт волны своими лапами?! Колебания перевернули меня и отправили в полет задом наперед и вверх ногами.

Если я переживу это, буду давить каждого жука на пути до конца своих дней!

Я рухнула на другом конце лужайки. Состояние было ужасным. Радовало лишь то, что я не погибла. Наверное. С тихим кряхтением я попыталась подняться на ноги, но тут же бухнулась обратно.

В общем гвалте я услышала, как Гаурри выкрикивает моё имя. Он был поблизости, но я была слишком ошеломлена, чтобы хотя бы понять, в какой он стороне.


Дата добавления: 2018-11-24; просмотров: 48;