Глава 3: Сейрун. Мы ввязались в семейную ссору 3 страница



Дворцовый комплекс был так велик, что у меня голова шла кругом. Не могу сказать о его размерах точно, я уверена лишь в одном: сотвори мириады заклинаний света и освети ими несметное число фонарей, установленных по всему двору, и этого будет недостаточно, чтобы охватить хотя бы малую часть дворцовой территории.

Поскольку комплекс патрулировало несколько стражников, для начала я решила встретиться с Клоуфеллом. Мне подумалось, что Фил в первую очередь попытался бы разыскать дочь, и его враги, мне кажется, подумали так же, расставив усиленные патрули вокруг дормитория жриц. С учетом этого, Клоуфелл — цель попроще и повернее. А вылазка в главный дворец выглядела весьма веселой затеей.

Вам все ясно? Остановите меня, если я буду спешить. Я повернулась к напарнику, который вместе со мной прятался над воротами замка.

— Гаурри, — прошептала я. — Похоже, мне есть, что сказать тебе.

Он страдальчески застонал и обхватил голову руками:

— И почему у меня нехорошее предчувствие по этому поводу?

— Хватит причитать. Я хочу сказать лишь одно: если мы попадем в неприятности, не полагайся на мою атакующую магию. Здесь все заклинания этого типа вдвое слабее, чем обычно.

Он поднял глаза и тупо уставился на меня:

— Хочешь сказать, что у тебя опять эти дни?

Мужчины! Это что, объяснение всему?

— Нет, болван! — прошипела я, пытаясь достать ногой до его лба. — Моя магия ослаблена из-за планировки города.

— Ты никогда раньше не говорила об этом, — прошептал Гаурри в ответ. — С чего это виноват город?

Обычно Гаурри валяет дурака, и я была шокирована его интересом к этой детали.

— Ух... ну, по многим причинам, — шепотом начала объяснять я. — Прежде всего, город спроектирован в виде гигантского шестиугольного охранного знака. Ты ведь знаешь, что такое гексаграмма, да?

— Это два треугольника, сложенные вместе, — с насмешкой произнес Гаурри. — По-твоему, я настолько туп?

Описание на уровне ребенка, зато верное.

Я ткнула пальцем в сторону Королевского Дворца:

— А нужное нам здание — в самом центре этой гигантской гексаграммы. Намек ясен?

— Ага... — выдал мечник, и я заметила, что он открыл рот и готов задать еще один глупый вопрос.

— В чародействе гексаграмма символизирует стабильное течение силы или равновесие. Пентаграмма, в свою очередь, дестабилизирует или дисбалансирует естественное течение силы. Пентаграмма олицетворяет силу отрицания. Понял меня?

Но Гаурри лишь раскрыл рот еще шире — да так, что я смогла бы затолкать туда целый сапог.

— Если они маленькие и не усилены дополнительно магией, то ни в качестве амулета, ни в качестве охранного знака не годятся, но если сделать их достаточно большими и расположить в подходящем месте, то они смогут послужить магическими охранными знаками, чья мощь пропорциональна размеру.

Рот открыт. Глаза расфокусированы. Эй, Гаурри?

Как бы то ни было, я все равно продолжала разносить ему мозг:

— Город Сейрун спланирован в форме гексаграммы, и сейчас мы глядим на её центр. Охранный знак создает поле, из-за которого магия, направленная на установление равновесия, например, Белая, усиливается. Верно и обратное: заклинания, направленные на разрушение равновесия, ослабевают. Звучит скверно, но, должна тебе сказать, бывает и хуже. Мы могли оказаться в центре пентаграммы изгнания. Вот это проблема так проблема.

Я закончила просвещать Гаурри, опасаясь, что могу заболтать его до смерти.

— Ладно, — подытожила я, — это если вкратце. Теперь понял?

Несколько раз моргнув, он сфокусировал взгляд на мне и закрыл рот.

— Нет, — признался он рассеянно после паузы. — Моя вина.

По крайней мере, этот болван признает свое умственное бессилие.

Если вам интересно, вот еще деталь: создатель гексаграммы — Белый Маг, доверенный советник короля, который столетия назад основал город Сейрун.

Хватит с вас подробностей , говорите? Что ж, тогда вернемся к нашей истории.

— Ну, — сказала я, собравшись, — давай выдвигаться.

С этими словами я снова сотворила заклинание левитации, и мы вдвоем приземлились во внутреннем дворе.

Ночной воздух был напоен ароматами жасмина и лилий, и свежий ветерок приятно овевал нас , пока мы прокладывали путь через дворцовый комплекс. Гаурри и я заранее определили, где расставлена стражу, поэтому, избегая пятен света, отбрасываемых на землю фонарями, мы быстро добрались до внутреннего двора.

Это было просто. А вот проникнуть в Королевский Дворец оказалось настоящей проблемой. Гаурри и я изучили периметр: как мы и ожидали, каждый вход охранялся. Фактически, дворец кишмя кишел солдатами, посты стражи были понатыканы везде где только можно.

Плохо. Удивительно плохо. Однако, признаюсь, я в некотором роде обожаю риск. Опасность заставляет мою кровь кипеть в жилах, и спустя некоторое время во мне пробуждается жажда острых ощущений. Увы.

Если верить тому, что нам поведал Фил, покои Клоуфелла находились на третьем этаже. При другом стечении обстоятельств я бы использовала Левитацию, чтобы добраться до места, но мне показалось, что, зависнув в воздухе, мы станем отличной мишенью. Лучники вдоволь позабавятся с нами, если засекут. Если честно, мне никогда не нравилась идея стать подушечкой для иголок.

Гаурри и я укрылись за низкой живой изгородью и решили слегка поразмыслить над стратегией.

— Эй, Лина, — прошептал Гаурри. — Почему ты не отвлечешь стражу, призвав птицу, или чем-нибудь вроде того?

— Не могу, — возразила я. — Если использую какое-либо заклинание, нас сразу же найдут.

— Ох, — нахмурился Гаурри. — А как насчет этих... чар левитации? Ты же только что пользовалась ими? Почему никто не заметил?

— Левитация — слабое заклинание, почти такое же слабое, как заклинание света. Может, слабее, — пояснила я. — Вокруг нас множество использующих магию света фонарей, левитацию среди них никто и не заметит. Но если сотворить магию призыва или атаки… Тут нужно больше сил. Такие заклинания легко заметить.

Мы помолчали некоторое время.

— Кроме того, — добавила я. — Ненавижу чары призыва. Я использовала их лишь однажды.

— Почему?

— А разве не понятно?, — я притворно улыбнулась. — Они недостаточно эффектные. Просто не вписываются в мой стиль.

В конце концов, мы поступили просто: левитация, но окольным путем. Мы взлетели на крышу дворца, потому что решили: так будет проще избежать стражи и добраться до Клоуфелла на третьем этаже. К вашему сведению: центральное здание было пятиэтажным, и стража не могла видеть, что происходит на крыше. А вот спуск с нее требовал немалой осторожности, но мы с Гаурри сошлись на том, что иного пути нет.

Световые колодцы, которые рядами размещались на крыше, позволяли заглянуть в каждую комнату на этаже, и везде нам с Гаурри встречались обитатели дворца, так что мы быстро отчаялись высмотреть укромное местечко, чтобы проникнуть в королевские покои простым способом… пока не обнаружили пустующую комнату.

Удобно, — подумала я. — Но слишком просто.

Я решила не лезть туда и вместо этого выбрала спальню, где пухлая женщина в годах храпела в койке. Похоже, служанка, так что я решилась: это был достаточно безопасный вариант.

Я выудила из кармана своей туники иглу и тонкую стальную пластинку, а потом принялась колдовать над замком, который запирал световой люк.

— У тебя же нет секретов от меня, а? — спросил Гаурри с усмешкой. — Может, ты не только чародейка, а еще и козырный медвежатник?

Его восхищение мне слегка польстило: девушки время от времени любят получать комплименты, ну вы же знаете.

— О чем ты говоришь? — ответила я. — Я все та же обыкновенная девчонка, которая знает кое-что о замках.

Гаурри улыбнулся:

— Врунишка.

В этот момент я услышала щелчок в замке, немного усилий — и световой люк распахнулся. Я глубоко вздохнула и спустилась в комнату. К счастью, под ногами оказался ковер, который заглушил грохот нашего с Гаурри приземления.

Женщина даже не шевельнулась. Она всё так же мирно похрапывала.

Я на цыпочках прокралась к двери и прижала к ней ухо, напряженно вслушиваясь, шумит ли кто в коридоре. Никого не было, поэтому я медленно повернула ручку и открыла дверь.

В коридоре царила тишина. Тускло светили факелы, установленные частыми рядами в кронштейнах. Неподалеку сидел, скрючившись, одинокий стражник. На самом деле его поставили охранять двери пустой комнаты, которую мы с Гаурри заметили с крыши. Ловушка, как и ожидалось, но не слишком удачная, если учесть, что солдат спал на посту.

Спать на посту? Выручил так выручил, вояка!

К счастью для нас, в этом крыле стражи было немного. Мы ни на кого не наткнулись, пока пробирались к лестнице в конце коридора, чтобы спуститься на один пролет. Но когда заглянули за поворот, который вел к следующему пролету, мы заметили на стенах коридора тени охранников и услышали тихое бормотание.

Вот черт!

Я, не скрывая досады, витиевато выругалась про себя, хотя понимала, что рано или поздно, а с солдатами разобраться придется. Кроме того, мы были на этаже, где разместился кукловод Кристофер, так что усиленные патрули не были сюрпризом.

Взмахнув рукой, я наложила на часовых чары сна. Мы с Гаурри некоторое время подождали, наблюдая, как тени стражников опадают одна за другой.

Одна-две минуты, которые нам потребовались, чтобы прокрасться тише мыши — и вот он, этаж Клоуфелла. Почти никакого сопротивления. Я знаю, я знаю — звучит невероятно, да? На душе у меня скребли кошки: мне не нравилось, что мы так легко пробрались во дворец, и от этого тревожного чувства сосало под ложечкой. Нет, что-то здесь не так.

В коридоре было подозрительно тихо. Мы с Гаурри сжали рукояти мечей, готовясь ко всему, ожидая, что кто-нибудь набросится на нас из тени, и осторожно двинулись вперед.

— Что думаешь? — спросила я Гаурри нерешительно.

Он покачал головой и прошептал:

— Мне это не нравится, похоже на ловушку.

— Мы зашли слишком далеко, теперь не повернуть назад, — я схватила его за руку и тихо сказала. — Слушай, когда мы найдем комнату Клоуфелла, давай не пороть горячку. Стой тихо и дай мне сперва убедиться, что этот старик действительно Клоуфелл.

— Понял, — согласился Гаурри. — Оставляю болтовню на тебя.

Мне подумалось, что если Кристофер окажется достаточно коварным малым, он непременно переместит Клоуфелла в другую комнату и заменит того двойником. Тогда мы с Гаурри точно окажемся в жадных ручонках кукловода. Обнаружив дверь, которая, предположительно, вела в комнату Клоуфелла, я принялась вскрывать замок со всей осторожностью, на какую только была способна. Дверь поддалась после небольшой заминки, и мы, проскользнув в комнату, тут же затворили ее.

Одну половину спальни окутывал мрак, мягкий лунный свет заливал другую через окно. Возле него стояла роскошная кровать, украшенная искусной резьбой. Там спал старик. Он определенно подходил под описание Фила, но мы с Гаурри решили взглянуть поближе. Ведь Клоуфелл мог оказаться двойником.

Я бесшумно вытянула меч из ножен. Вооружившись, я на цыпочках подкралась к спящему Клоуфеллу и ладонью зажала ему рот.

 



 

Глаза старика распахнулись. В панике он попытался завопить и оттолкнуть мою руку, но ему это не удалось.

Это моя рабочая рука, детки, и она очень сильная.

Острие моего меча коснулось подбородка Клоуфелла, а затем я прошипела самым угрожающим голосом, который сумела изобразить:

— Даже не пытайся кричать.

Когда он, наконец, перестал вырываться, я ослабила хватку и убрала ладонь от его рта.

— Клоуфелл? — отрывисто спросила я.

Он попытался сглотнуть, но от ужаса ему перехватило горло, так что старик просто пялился на меня широко распахнутыми глазами.

— Вы ассасины... отправленные Кристофером? — слабым голосом пробормотал он.

Хороший знак! Если бы старик был двойником, он, скорее всего, выдал бы что-то вроде «Это все недоразумение!» или другую неубедительную чушь.

Я кивнула Гаурри, подтверждая, что все в порядке, и он спрятал меч и выпрямился.

Клоуфелл приподнялся на локте и потер рукой помятый моим захватом рот, не отрывая от нас подозрительного взгляда.

— Не хотела навредить вам или пугать, — начала я. — Просто мы обязаны убедиться, что вы настоящий.

Он вскинул голову голову и осторожно поинтересовался:

— Тогда кто же вы?

Гаурри шагнул вперед.

— Мы пришли с сообщением от Филионела, — сообщил он с со всей возможной важностью.

Клоуфелл вскочил в изумлении:

— Его Высочества?! — воскликнул он.

— Ш-ш-ш! — прошипела я. — Тихо!

Клоуфелл осекся и виновато прикусил губу.

Я вздохнула.

Пожалуйста, скажите мне, что никто не слышал этого вопля.

— Он просто хотел, чтобы вы знали: он жив и здоров.

— Понимаю, — ответил советник, всплеснув руками. Его голос дрожал от нескрываемой радости. — Слава богам, Его Высочество в безопасности!

Он сказал это ломким голосом, будто был готов заплакать в любую секунду. Мне было жаль этого чудаковатого старика. Он выглядел таким одиноким.

Клоуфелл жадно смотрел на нас, и в его взгляде читалось страдание:

— И где Его Высоч... Нет, погодите. Будет лучше, если я вовсе не буду знать об этом.

— Ага, — согласилась я. — Мы бы хотели, чтобы вы передали эту весть Амелии. Мы подумывали проникнуть в дормиторий и сообщить ей лично, но путь слишком опасен.

— Я, конечно, сделаю это, — согласился советник и внезапно схватил меня за руку. — Что до вас — немедленно возвращайтесь! Нет нужды оставаться здесь дольше необходимого. И скажите Его Высочеству: пусть будет осторожен и не тревожится за нас.

— Поняла, — прошептала я. — Уже в пути.

Мы покинули комнату, оставив советника сидеть с разинутым ртом; подол его ночной рубашки трепал сквозняк. Гаурри и я убедились, что впереди никого нет, а затем проскользнули в коридор.

Наш план был предельно прост: вернуться тем же путем, которым мы и пришли. Мы даже успели добраться до лестницы и начали подниматься.

По крайней мере, все отлично складывалось, пока мы не услышали… БА-БАХ!

Пол и стены затряслись с невероятной силой, так что Гаурри и я схватились друг за дружку, чтобы не покатиться вниз по лестнице.

— Что это?! — завопил один из стражников.

— Что это, черт побери, был за шум?!

— Гэри, что ты натворил на этот раз?!

— Без паники! — скомандовал чей-то голос, по-видимому, командира часовых. — Возвращайтесь на свои посты. Удерживайте позицию, пока не получите распоряжений от офицеров снаружи!

Сверху и снизу затопали, засуетились, заголосили. Мы с Гаурри не собирались торчать на лестничном пролете, ожидая, когда нас схватит стража, поэтому ринулись наверх. В мгновение ока мы добрались до пятого этажа и до комнаты, через которую проникли во дворец.

Несмотря на поднятую тревогу, пожилая женщина все так же храпела словно медведь в спячке.

Признаюсь честно: суматоха во дворце пробудила во мне любопытство, но тогда первостепенной задачей было выбраться. Сотворив заклинание левитации, я схватила Гаурри за руку и взмыла с ним к световому люку. Оказавшись на крыше, я просто захлопнула за собой крышку. А вот замок приладить не сумела, но кто, чёрт возьми, будет заморачиваться с этим в такой-то ситуации?!

«Мы просто взлетим», — подумала я, — «и выберемся из этого переполоха в мгновение ока». Но стоило мне хорошенько обдумать эту мысль, как Гаурри слегка пихнул меня локтем.

— Не оборачивайся, Лина! — глухо, по-тигриному прорычал мечник и вынул клинок из ножен.

В воздухе над нашими головами завис человек в развевающейся на ветру одежде. Так и знала: никакое везение долго не длится!

— Вам чем-нибудь помочь? — спокойно предложил парящий незнакомец.

На фоне черного, усыпанного звездами небосвода, в этой хлопающей на ветру мантии, он, должна заметить, выглядел довольно-таки лихо. Я даже сочла бы его красавчиком, если бы не отвратительный шрам, что изуродовал его правую щеку, да ледяной взгляд. В зрачках незнакомца горел злой огонь, и изгиб его тонких губ будто бы говорил: «Да, я плохой, очень плохой мальчик».

Этот парень знал, что мы шастаем по коридором дворца, и спокойно ждал, когда высунемся. Именно он устроил переполох, чтобы отвлечь стражу и заманить нас на крышу без особых проблем.

Впрочем, чтобы он там ни планировал, шестое чувство подсказывало мне, что надо улететь, а не сражаться. Это лучший вариант из прочих.

— Рэй Винг! — когда мое заклинание высокоскоростного полета заработало в полную мощность, я обхватила Гаурри крепче.

Только нас и видели!

Этому злобному волшебнику с его полетными чарами нас не догнать. Воздушный барьер Рэй Винга словно силовое поле защищал нас от Сияющих стрел и других заклинаний атакующей магии.

Но этот тип был на шаг впереди! Набрав скорость, мы с Гаурри на полном ходу врезались в ударную волну.

БАМС!

Я впечаталась в Воздушный Барьер от собственного заклинания с такой силой, что на секунду потеряла сознание, но все же сумела очнуться и затормозить падение. И все же после столкновения мы с Гаурри, кувыркаясь в воздухе, понеслись к земле, прямо во двор. Мне едва удалось вытащить нас обоих: а то мы могли врезаться прямо в толпу суетящихся и напуганных до смерти стражников.

К счастью для меня и Гаурри, Воздушный Барьер выдержал. Если бы он треснул от столкновения с ударной волной, нас бы обоих мгновенно расплющило.

Начинающий чародей не сможет создать Ударную волну и Левитацию. Ни в коем случае.

Между тем стражники, которые беспорядочно метались по двору, резко поняли, что над их головами кое-что происходит. Они завопили от ужаса, когда мы с Гаурри пронеслись над ними, рассекая мрак кромешный, словно парочка человекоподобных метеоров. Вытаращив глаза, обескураженные солдаты тыкали в нас пальцами, стараясь проследить, куда упадет загадочный снаряд.

— Что за... что это?! — выкрикнул один из них.

— Нарушители! — поднял тревогу другой.

Нарушители?! Ну еще бы!

Я попыталась замедлить наше падение, чтобы столкновение с землей вышло чуть помягче. Нет, мягче не вышло.

— Ой-ой-ой! — заныл Гаурри, подскочив, но тут же распластался на газоне.

— Проклятье! — шипела я, пока обдирала ладони о землю, стараясь остановиться. Синяки на боку, подвернутая лодыжка, сбившееся дыхание — посмотрела бы я на вас, чем бы вы отделались, встретившись с Ударной волной.

Охая от боли, мы каким-то чудесным образом сумели встать на ноги.

— Назовите себя! — выкрикнул капитан стражи. Если судить по его дрожащим коленям, напугали мы его знатно, чуть ли не до беспамятства, и все же он старался придать своему голосу силу и властность.

В это время, согнувшийся пополам, Гаурри старался восстановить дыхание, а когда на него надвинулась стража, махнул солдатам рукой, чтобы те спрятали мечи.

— Не беспокойтесь, — настойчиво пропыхтел он. — Мы абсолютно безвредны.

Но так как Гаурри по привычке обнажил свой меч и махнул им в сторону нападавших, его просьбе убрать оружие никто не внял.

— Умоляю вас, капитан Разес.

Оказалось, просил тот самый волшебник. Он грациозно парил над двором, а потом медленно ступил на землю, демонстрируя превосходные навыки контроля над первоэлементами. Когда его ноги неслышно коснулись земли, маг с ледяной улыбкой на устах направился к нам.


Дата добавления: 2018-11-24; просмотров: 59;