Глава 3: Сейрун. Мы ввязались в семейную ссору 9 страница



— Что все это значит, Канзель?! — вопил Альфред. — Этого не должно было быть!

«Удачи», — подумала я. Ведь разговоры с этим безумным чародеем так много дали. Старательно не обращая внимания на боль, я с трудом подняла голову и заставила себя посмотреть в сторону жука.

Вращающийся поток плазмы возник между его усиками. Я оцепенела.

Атака молнией?!

Она ударила меня прежде, чем я успела хотя бы закричать. Хорошо это или плохо, но от магического шока я потеряла сознание, благодаря чему уже не почувствовала адской боли, пронзившей тело. Придя в сознание через несколько секунд, я заставила себя дышать и взглянула вверх. Прямо надо мной была массивная лапа жука…

 



 

Это гадкое насекомое хотело раздавить меня.

Сначала меня всё утро швыряли, как ненужную игрушку, а теперь ещё и это… Как иронично. Я уже почти слышала речь глашатая следующим утром: «Лина Инверс, всемирно известная волшебница, раздавлена насмерть насекомым!» Ужасно.

Меня охватила дрожь, когда смерть в виде огромной лапы начала опускаться на меня. В голове было пусто. А, нет. Одна мысль проскочила:

Я не хочу умереть посмешищем!

ЧУХ!

Белый свет на мгновение ослепил меня. Что бы это ни было, оно слегка отклонило лапу демона, изменив траекторию удара. Благодаря этому обуглилась не я, а трава поблизости. Едва веря в то, что ещё дышу, я ошарашенно осмотрелась.

Амелия. Она бежала ко мне, крича что-то. Но я, естественно, не расслышала. Также я заметила Гаурри, который атаковал потерявшего равновесие жука Мечом Света. Издав боевой клич, что сотряс воздух, Гаурри отрубил твари голову так легко, будто кусок торта отрезал.

Из жука вытекло большое количество какой-то жижи, что означало его окончательную и бесповоротную гибель. Внезапно на меня нахлынула жуткая слабость, и я потеряла сознание.

 

***

— Мы бросаем эту работу и убираемся отсюда!

Я застонала. Кто это сказал?

Открыв глаза, я увидела Гаурри, склонившегося надо мной. Где-то секунду я просто смотрела на него. Потом до меня начало медленно доходить, что я лежу на кровати и, что самое главное, моё сердце всё ещё бьётся.

Видимо, Гаурри заметил, что я проснулась, потому что он отошёл и позволил мне привести себя в порядок. Скорее всего, видок у меня был ещё тот, так что я попыталась поправить причёску и протёрла заспанные глаза. Я знала, что это не сильно поможет, но должна была сделать всё что в моих силах. Я заставила себя сесть и обвела комнату затуманенным взором.

Это была большая комната с чистыми белыми стенами. В камине мерно потрескивал огонь, а до меня донёсся запах целебных трав, что заполнял воздух вокруг. Через несколько мгновений я поняла, что опять нахожусь в храмовом лазарете. В месте, куда Гаурри принёс меня после встречи с Зуумой. Мда, думаю, такими темпами я скоро поселюсь здесь.

На полу была выгравирована большая гексаграмма, а моя кровать стояла точно в её центре.

— Госпожа Лина! — прощебетала Амелия из-за спины Гаурри. — Как Вы себя чувствуете?

— Довольно уставшей, — вымолвила я. — Но я могу двигаться и ничего особо не болит. — Я попыталась немного пошевелить ногами под одеялом, но у меня не получилось.

Амелия радостно улыбнулась:

— Ну, такое бывает. Но могло быть и хуже!

Я нахмурилась.

— Такое бывает? — повторила я. — Что, чёрт возьми, со мной случилось?!

Гаурри отвёл взгляд.

— Ух, — вздохнул он, — я думаю, тебе лучше не знать.

Я взглянула на Амелию, подняв бровь. Она просто улыбнулась и махнула мне рукой.

— О, тут не о чем беспокоиться, — сказала она с неуместной бодростью. — Вам обрубило ноги, и всё Ваше тело обгорело. Ничего серьёзного.

Ла-адно. К такому я не была готова.

— Но... как? — спросила я. — Что произошло? — Я всё ещё пыталась разобраться.

— Если вкратце: господин Гаурри убил жука Мечом Света. Мгновение промедления, и демон раздавил бы Вас. Это было впечатляюще, — Она широко улыбнулась ему, ещё раз подтверждая, что никогда не устаёт это делать. — Я даже и не думала, что у него может быть Меч Света. Это так здорово, правда?!

Да-да, конечно, но это я и так знаю.

— Так. Я поняла, что вы, ребята, убили эту тварь. Но что было потом?..

— Давай не будем об этом, — вмешался Гаурри. — Это не важно, Лина. Мы убираемся из этого бардака. Немедленно.

— Что? Почему?

— «Почему»? — повторил Гаурри, слегка повысив голос. — Разве ты не понимаешь, Лина?! Они пришли именно за тобой. Так что не плачься, если один из твоих врагов снесёт тебе голову с плеч.

Не беспокойся. Не думаю, что моя отрубленная голова будет настолько плаксивой.

Я закатила глаза.

— Мне прекрасно известно, что меня пытаются убить, — ответила я. — Это очевидно.

Блин, не стоило ему так волноваться.

— Ага! И?

— И я всё ещё понятия не имею, почему являюсь мишенью. А ты что думаешь по этому поводу?

Гаурри моргнул.

— Ух, не знаю, — сказал он беспомощно. — Чего ты у меня-то спрашиваешь?

— Да так.

Нет, на самом деле я не думала, что Гаурри — замаскировавшийся раскрыватель тайных заговоров. Ну а вдруг? Я покачала головой, разделяя его полную обескураженность текущей ситуацией.

— Признаться, — сказала я, поникнув, — я тоже не понимаю. До последней атаки мы даже не были уверены, охотился ли противник конкретно за мной. — Я приложила руку к подбородку. — Хотя, — сказала я, немного подумав, — если я мишень, то это может быть никак не связано с Филом и Кристофером. Кто бы ни угрожал мне, он мог просто использовать ситуацию во дворце как прикрытие.

Гаурри насупился.

— Может быть, — согласился он секунду спустя.

— Теперь ты видишь, почему мне нет смысла уходить отсюда? Кто бы за мной ни охотился, он продолжит преследование, куда бы я ни пошла.

Гаурри почесал затылок. Это значило, что хоть что-то из мною сказанного пробилось через его толстый череп.

— И вправду...

— И мне придётся сразиться с ним, кто бы это ни был. Ну и лучше встретить его здесь. Тем более у меня есть незаконченная работа.

Я убедила Гаурри заткнуться. Его взгляд стал безучастным, а рот слегка приоткрылся.

Я помолчала.

— Эй, Гаурри? — добавила я.

— А?

— Спасибо. — Я улыбнулась ему. — Ну, за то, что беспокоился обо мне. Но со мной всё будет в порядке.

Гаурри вздохнул.

— Всё-таки, будь осторожнее, — сказал он мне. — Мы очень многого не знаем о Канзеле. Если он действительно хочет тебя убить, нам надо быть настороже.

Гаурри, подняв вопрос о Канзеле, напомнил мне кое о чём, что беспокоило меня с самой драки с жуком.

— Знаешь, что странно? — вырвалось у меня. — Я понимаю, что Канзель — мерзкий и подозрительный тип, но во время битвы он просто стоял и ничего не делал. Я уверена, что он не сотворил ни единого заклинания.

На лбу Гаурри проступили морщины.

— Тогда как, черт возьми?..

— Я понимаю, к чему ты ведёшь, — промурлыкала Амелия, скрестив руки на груди. Она сделала паузу, чтобы дать Гаурри время сообразить, что к чему. Но он был занят тем, что пытался вытащить хлопковый пух из своих волос.

— Это значит, что кто-то другой призвал демона, — Она одарила его натянутой улыбкой. — Ну же, господин Гаурри, подключайтесь.

Я прочистила горло. Добро пожаловать в мой мир.

— Амелия? — спросила я. — Кто из находившихся в тот момент во дворе способен использовать магию?

Амелия запрокинула голову, пытаясь вспомнить.

— Ну, — сказала она, — Вы, госпожа Лина, и господин Гаурри, если считать магический меч. Разумеется, Канзель. Затем дядя Кристофер, Альфред и я, — Она сделала паузу. — В общем, все, за исключением моего отца.

Вот, мы уже к чему-то пришли.

— Можешь рассказать об их способностях?

— Я не могу быть полностью уверенной, — призналась Амелия. — Они рассматривают магию лишь как хобби. Я могу сказать, какие заклинания они предпочитают, но об их способностях ничего сказать не могу.

— Что до меня, — продолжила она, — я в основном использую Священническую Магию, иногда Чёрную или Шаманскую. Старшая сестрица Грация научила меня.

— Ясно… — сказала я отстранённо. — Тогда остаётся лишь один подозреваемый, — Я повернулась и обратилась к Амелии. — Кажется, когда-то тут был человек по имени Ранди. Если я правильно помню, он был очень дружен с Кристофером, я права?

Амелия моргнула, а затем кивнула.

— Ну… Я бы не сказала, что они с дядей Кристофером хорошо ладили, им просто удавалось терпеть друг друга, — Она упёрлась руками в бока. — госпожа Лина, не думала, что Вы знакомы с дядей Рандониэлем.

— Я знала его, — сказала я расплывчато. — Немного, — Ладно, я слегка приуменьшила..

Однако теперь мне пришлось переосмыслить свои подозрения относительно Кристофера в призыве этого жука. Ведь именно у Рандониэля были причины желать моей смерти.

Некоторое время назад, когда я впервые встретила Фила, его спутник в странствии (а по совместительству Третий Наследник Королевского трона) Ранди попытался убить его. Я была вовлечена… Бла-бла-бла. Короче, кончилось тем что Ранди надрали зад. Причём сделала это ваш покорный слуга. Интересно, а Кристофер об этом знал?

Так трудно что ли оставить прошлое в покое?

Арр!

— В любом случае, — сказала я, глубоко вздохнув. — Чем там закончилась встреча Фила и Кристофера?

— Ох, — Амелия пожала плечами. — Её пришлось прервать. Продолжать в такой напряженной обстановке...

— То есть ты хочешь сказать, что это из-за известия об охоте за мной ситуация повисла в воздухе?

Амелия всплеснула руками.

— Нет, нет! — воскликнула она. — Вовсе нет! — Она улыбнулась опять, но на этот раз улыбка была… игривой. — Канзель исчез, госпожа Лина.

 

***

В следующий раз мы встретились с Амелией два дня спустя.

Рассудив, что наша сила в количестве, мы с Гаурри решили держаться поближе друг к другу и к Филу. Хотя мне, девушке, что привыкла к свободной жизни странника, не очень нравилось постоянно находиться рядом с этим парнем. Он полностью погряз в рутине дворцовой жизни. Тоска зелёная!. Наш бравый дуэт стоял на страже апартаментов Фила, и мы медленно сходили с ума от скуки. Вдруг появилась она.

— Хэй! — прощебетала Амелия, улыбнувшись. — Как поживаете? — Она определённо была рада затишью, которое установилось после победы над жуком. Для Гаурри, как и для меня, это было несколько подозрительно, но, очевидно, не для Амелии. Она наклонилась к нам и сказала, понизив голос. — Отойдём на секунду?

Мы переглянулись.

— Конечно.

С чего это вдруг она секретничает?

Мы втроём проскользнули в ближайшую комнату. Она в целом не слишком отличалась от тех, в которых жили я и Гаурри.

— Что такое? — тихо спросила я.

Амелия улыбнулась.

— Успокойтесь, — заверила она меня. — Ничего особо серьёзного, — Она вытащила кусочек бумаги из кармана своей робы.

— Кажется, вчера, — проговорила Амелия, — Клоуфелл отправился в город по поручению… и был похищен.

— Был… что?

Бедный Гаурри. Слова Амелии совершенно выбили его из колеи.

— Погодите, — сказал он, разведя руками. — Вы серьёзно? Клоуфелл и впрямь был похищен?

Я недоверчиво посмотрела на Амелию.

— Тут я вынуждена согласиться с Гаурри.

— Поэтому я и принесла вам это.

Письмо с требованием выкупа, адресованное Филу. Записка была весьма шаблонной. В ней говорилось, что, если Фил дорожит жизнью Клоуфелла, то должен прийти туда-то туда-то, бла-бла-бла. Короче, всё в таком духе. Я даже зевнула. Кто бы ни был автором этой записки, он определённо не знал, как правильно играть на струнах души и вселять в сердце отчаяние. Это может оказаться забавным.

— Они, вероятно, не знают, как хорошо охраняется сейчас отец, — объяснила Амелия. — И, насколько я знаю отца, увидев это, он бросится спасать Клоуфелла.

Я быстро поняла, к чему она ведёт.

— Только не говори мне... — произнесла я. — Ты хочешь, чтобы мы освободили Клоуфелла, верно?

— Я знала, что могу рассчитывать на вас! — радостно воскликнула Амелия. — Я должна была немедленно передать письмо отцу, но придержу его до завтрашнего вечера. Этого вам должно хватить, чтобы спасти Клоуфелла и…

— Погоди! — вмешалась я. — Амелия! — Этого было достаточно, чтобы прекратить её нескончаемое щебетание. Смотря ей прямо в глаза, я максимально спокойно сказала:

— Ты ведь понимаешь, о чём просишь, да? Проще сказать, чем сделать.

Амелия нахмурилась пугающе милым образом.

— Так вы не возьмётесь за это? — спросила она, всё ещё дуясь.

Я поводила ногой по полу. Гаурри попытался отвести взгляд, переключив внимание на пол.

Но потом я вздохнула.

— Ладно, мы сделаем это, — ответила я. — Но я хочу сказать…

— Ура! — Амелия хлопнула в ладоши. — Тогда мы все отправляемся!

— Ты ведь понимаешь, что это, скорее всего, ловушка?

Амелия махнула мне рукой, улыбнувшись широченной улыбкой.

— Госпожа Лина, — провозгласила она, — а Вы большая шутница! Конечно же, это ловушка!

Возможно, мне следует воспринимать её веру в меня как комплимент.

После секундного размышления о последствиях я отказалась от этой идеи.

— Послушай, — пробормотала я. — Может, поразмыслим нестандартно? Противник, должно быть, послал это письмо, ожидая, что ты покажешь его нам. Возможно, они планируют проникнуть во дворец и атаковать Фила, как только мы покинем его и отправимся освобождать Клоуфелла.

Она на минуту замолчала.

— Может быть, — всё же согласилась она. Затем она снова улыбнулась и больше ничего не сказала. Будем считать, что на этом разговор окончен.

Было очевидно, что Амелия не боится опасности. В отличие от обычных, здоровых людей. Должно быть заметив моё беспокойство, она положила руки на мои плечи и мягко сказала:

— Всё в порядке, госпожа Лина. Я уверена, мы справимся… наверное.

Наверное?!

— Я понимаю, — добавила Амелия, взглянув мне в глаза, — что эта миссия чертовски опасна, и вы с господином Гаурри сильно рискуете, соглашаясь помочь мне. Господин Клоуфелл находится в месте, которое очень трудно окружить даже большой группой солдат. Именно поэтому я думаю, что лишь вам двоим под силу разобраться с этой ситуацией.

— Я правда очень хочу пойти с вами. Это желание сжигает моё тело подобно Пламени Справедливости. Но будет лучше, если я останусь здесь, чтобы в случае необходимости и здесь был кто-то, способный творить магию.

Она отпустила меня и направилась к двери. Прежде чем уйти, она развернулась на пятках, чтобы взглянуть на нас.

— Я знаю, что это рискованно, но мне действительно нужно, чтобы вы справились с этим сами. Пожалуйста! — Она всплеснула руками и молящим голосом добавила: — Очень прошу!

С этими словами Амелия исчезла за дверью. Я решила, что она отправилась посвятить себя своей страсти... ну, этому бушующему Пламени Справедливости.

Мы с Гаурри стояли и глядели друг на друга, словно идиоты.

— Ну, — проговорил Гаурри, — по крайней мере, она сказала: «пожалуйста».

 

***

Ночь. Тонкие щупальца тумана обволокли узкие улочки и аллеи города. Бледные ореолы света фонарей едва пробивались сквозь туманную вуаль.

Дом 15, Трущобы Сейруна.

Вдоль улицы шли грязные и хмурые многоэтажные дома. В окнах трактиров и борделей мигал свет, и я могла слышать доносящийся оттуда шум. На улице абсолютно никого не было. Очевидно, страх и напряжение, которые висели над другими частями города, добрались и досюда.

Выйти из дворца незамеченными оказалось на удивление легко. Если удастся спасти Клоуфелла, мы скорее всего сможем вернуться через главные ворота. Проблема была лишь в том, как его вытащить. Опасность возможной встречи с Зуумой или с ещё одним гигантским жуком не добавляла баллов данной вылазке.

Если карта, что дала Амелия, была правильной, то место встречи с похитителями располагалось где-то в глубине улочек. Теперь я понимала, что Амелия имела в виду, когда говорила, что отряд солдат тут не поможет. Любой, кто знаком с этим лабиринтом улиц, мог легко уйти от большой группы преследователей, перехитрив их и оставив с носом.

Мы шли так осторожно, как только могли. Люди, похитившие Клоуфелла, возможно, выставили дозорных вокруг места встречи, так что нам нужно было стать тише воды и ниже травы. Мне не улыбалось из-за какой-нибудь неожиданности поставить на уши весь район и отправить коту под хвост всю нашу операцию.

Противник явно имел преимущество, расположившись прямо в центре одного из самых густонаселенных районов Сейруна. Также он не только был хорошо знаком с территорией, но и вряд ли беспокоился о безопасности мирных жителей. К тому же я боялась, что они будут использовать Клуфелла как заложника, чем сильно свяжут нам руки.

У меня, конечно была пара тузов в рукаве. Несколько заклинаний как раз на такой случай. Но вот не хватит ли старика Клоуфелла удар после их применения… Вопрос. Именно поэтому я благоразумно решила продвигаться максимально тихо. И вовсе у меня не паранойя!

Я жестом остановила Гаурри.

— Подожди, — прошептала я.

Впереди был большой освещённый внутренний двор. Наверное, он образовался из-за обрушения или сноса нескольких расположенных рядом домов. Брусчатки на земле не было, в центре стоял одинокий фонарь, а вокруг него был навален мусор.

Другого пути не было, а значит, нам с Гаурри нужно было пересечь этот участок, чтобы добраться до нашей цели. Меня абсолютно не прельщала идея быть у всех на виду. Особенно, когда я чувствовала дозорных впереди.

— Двое… — шёпотом пробормотал Гаурри.

— Один стоит на месте, — сказала я, — а другой, я думаю, докладывает ему.

— Возможно, — согласился Гаурри, а затем глубоко вздохнул. — Они оба кажутся довольно крепкими.

— Что ты имеешь в виду под довольно? — Гаурри повернулся ко мне.

— Помнишь тех ребят, что атаковали нас в гостевом домике? — сказал он. — Так вот чуть менее крепкие, чем они.

Из моих уст невольно вырвался стон.

— Тогда у нас проблемы.

Нет, их устранение не вызвало бы каких-либо трудностей, я была уверена в этом. Однако всё надо было сделать тихо. Хотелось бы не поднимать лишнего шума на сверхсекретном задании.

Гаурри наклонился ко мне и спросил:

— Другого пути нет?

— Я могу ошибаться, — ответила я, — но мне кажется, что у них сейчас пересменка. Если это так, то мы лишь теряем время. Надо прорываться.

— Но как?

Я поднесла губы вплотную к его уху и рассказала план.

Полминуты спустя мы прошли прямо на внутренний двор, шагая так непринуждённо, будто просто решили погулять и подышать свежим воздухом. С другой стороны мы увидели два размытых силуэта. Я была уверена, что они заметили нас, но тусклый свет фонаря, а также туман делали нас трудноразличимыми.

— Как дела, парни? — сказал Гаурри, слегка напрягшись. — О чём… эм… болтаем?

Силуэты не ответили. Они посмотрели на нас, затем друг на друга. Вероятно, из-за того, что не знали, с кем говорили.

— Цели… покинули Королевский Дворец, — наконец произнёс один из них. — Они могут появиться здесь в любую минуту.

Мы с Гаурри расслабленно кивнули и продолжили идти к переулку. Приблизившись, нам удалось рассмотреть их получше.

— Почему? — спросила я того же дозорного. — Что-то случилось?

— Не пугайте нас, — добавил второй. — Мы сперва приняли вас за врагов.

Гаурри улыбнулся, когда мы подошли к ним.

— И правильно сделали, — усмехнулся он. Кулак Гаурри со свистом влетел в лицо одного из дозорных, затем последовал характерный хруст, и бедняга опустился на землю бессознательной массой.


Дата добавления: 2018-11-24; просмотров: 69;