Глава 3: Сейрун. Мы ввязались в семейную ссору 4 страница



Он почти нежно проворковал:

— Оставьте их мне.

Разес недоверчиво усмехнулся:

— Это ты, Канзель? — Лицо капитана скривилось: он был явно недоволен происходящим. — Это дело Королевской Гвардии, — прорычал он.

В этот момент кое-кто вмешался. К нам шел мужчина, который приказал:

— Пусть он поступает, как хочет, Разес.

Я обернулась к Королевскому Дворцу и увидела, что к нам быстро идут двое. Тени наполовину скрыли их фигуры.

Я не знала, кто они, знала лишь одно: мужчина, который вышагивал чуть впереди, был удивительно красив. Холеный тип, одним словом. Ладно, может этот субъект был чутка староват для меня: на вид лет сорока, худощавое, даже жилистое тело. У мужчины были темные бархатные глаза, уж точно ничего общего с моргалами злыдня-мага. За красавцем следовал паренек помладше, не исключено, что его сын. Мне показалось, что он похож телосложением на папочку.

Вау, кажется, это будет замечательная ночь, чтобы присмотреть себе парня.

— Но сир! — с отчаяньем возразил Разес старшему из подошедших, который восхитил меня своим властным видом — Эти двое арестованы!

— Разес, ты капитан Королевской Гвардии, не так ли? — статный мужчина в удивлении изогнул бровь. — И при этом не подчиняешься мне?

Капитан опешил, не зная, что ответить. Наконец он склонил голову и вздохнул, выражая покорность.

За те несколько секунд, пока я наблюдала за этой сценой, мне удалось выдвинуть парочку соображений по поводу этого сорокалетнего красавчика:

#1: У него тот еще гнусный характер.

#2: Это мог быть Кристофер.

— Очень хорошо, — вкрадчиво подытожил Канзель и правой рукой указал на нас с Гаурри. — Для меня будет честью лишить их жизни.

И в тот же момент маг начал плести заклинание.

Эй, погоди-ка! Для него будет честью сделать… что?!!

Я думала, что они будут разговаривать еще какое-то время, может, Канзель начал болтать чепуху типа «Я схвачу этих двоих и наконец выясню, где прячется Филионел!», чтобы потом маниакально расхохотаться, а я бы в это время прорабатывала план спасения. Но злыдень-волшебник решил пропустить все любезности и перейти прямо к делу. То есть убить нас. Разумеется, это огорошило нас с Гаурри, но страшно удивился и пожилой красавчик.

— П-погоди, Канзель! — выкрикнул Кристофер, оправившись от замешательства. — Что ты?..

Правая рука мага засветилась, и сгусток энергии в ней начал набирать силу. Канзель закончил плести чары до безумного быстро.

— Умрите! — прорычал он и разжал дрожащую руку, направляя заклинание в нашу сторону.

Пламя вырвалось из его ладони, но Канзель опоздал. За долю секунды до того, как царственный мужчина приказал магу остановиться, я завершила заклинание левитации, совмещая его по времени с атакой Канзеля. Идеально исполненный план! Превосходно, если позволите так сказать.

Я схватила Гаурри и сорвалась с места как раз в тот момент, когда сгусток пламени обрушился туда, где я только что стояла. Другой снаряд пронесся мимо, и, прежде чем Канзель сумел поменять позицию и произнести еще одно заклинание, я потащила Гаурри прямиком к южным воротам.

К сожалению, не все пошло гладко.

ВШУ-УХ!

Красный луч с ревом врезался в мой Воздушный Барьер, и от удара мы с Гаурри закувыркались в воздухе. С большим трудом я сумела удержать высоту и самого Гаурри.

— Оу! — вдруг вскрикнул мечник.

Я глянула на него:

— Что случилось? — спросила я, стараясь перекричать ветер.

— Моя нога! — пробормотал он и вздрогнул. — Н-но это только царапина, так что не волнуйся, а просто двигай!

Я слегка забеспокоилась. Конечно, Гаурри мог на самом деле получить всего лишь царапину, но я знала, что он пытается скрыть тяжесть повреждений: лицо выдавало. Я стиснула зубы и принялась лихорадочно размышлять.

Нет, Канзель не мог сотворить этот магический луч. Тогда кто? Кто нанес второй удар?

При этом луч вышел мощным: вполне достаточно, чтобы пробить Воздушный Барьер. Выходит, заклинатель был отнюдь не слабаком.

— Просто держись, — я попыталась утешить Гаурри. — Оглянуться не успеешь, как мы выберемся.

С этими словами я со всей возможной скоростью пронеслась над дворцовыми парками, направляясь к дому господина Грея.

 

***

— И вот мы здесь, — закончила свой рассказ я, а потом вздохнула и откинулась в кресле. Мы с Гаурри снова оказались в гостиной господина Грея, и я успела глотнуть черного чая, тем самым позволяя священнику и Филу переварить сказанное.

Я бросила тревожный взгляд на ногу Гаурри: ее задело взрывом, и господин Грей старался залечить ожог всю ночь, пока солнце не поднялось над городом.

Фил, который до этого расхаживал по комнате, вдруг покачал головой:

— Простите, что заставил вас пройти через такие испытания, — пробормотал он. — Ну и в довесок, — принц сделал паузу и указал на ногу Гаурри, — тяжелое ранение.

— Это ничего, — легкомысленным тоном успокоил Фила Гаурри, но кого он пытался обмануть, распластавшись на диване?

Каждый из нас понимал, что ситуация гораздо серьезней, чем хотел думать сам мечник. К счастью, магический луч лишь зацепил ногу, не задев кость. К тому же нам повезло, что господин Грей считался умелым знахарем, способным лечить с помощью магических зелий и порошков. Можно считать, что Гаурри недолго пробудет в статусе раненого. Но даже эти мысли не могли успокоить меня: я чувствовала себя паршиво.

— Так этот довольно-таки привлекательный немолодой мужчина... — я прочистила горло и, обернувшись, еще раз глянула на Гаурри, — сам Кристофер, а?

Фил с трудом кивнул.

— Да, — подтвердил принц. — Он очень на меня похож, не думаете?

Ух... ну как скажешь, папаша.

— И парень помладше, который сопровождал его... это был его сын?

— В самом деле, — согласился Фил, наливая чай в опустевшую чашку. — Мальчик, которого вы видели — сын Криса, Альфред.

Фил размешал сахар в чае и отпил:

— Но проблема не в Кристофере. Проблема в Канзеле.

Да... этот маг определенно создает проблемы. Да этот маньяк нас чуть в угольки не сжег!

— Кристофер утверждает, что Канзель — его старый друг. Но, конечно же, это не так: напасти пришли в Сейрун, именно когда Крис пригласил в Королевский Дворец Канзеля.

Гаурри сел, опершись на локти:

— Так вы думаете, что ассасины получают приказы напрямую от Кристофера?

Вместо ответа Фил сумрачно взглянул в окно: слабые солнечные лучи предвещали пасмурное утро.

— Как бы ужасно это ни звучало, но да. Сначала он приводит Канзеля, эту змею, в Королевский Дворец… То есть привечает человека, который лишь распаляет его алчность и подстегивает нездоровые амбиции. Затем он посылает ассасинов убить меня, но этого мало! Он нацелился и на моих друзей!

Было очевидно, что сердце Фила обливалось кровью, когда он говорил эти слова.

— Как я могу простить его? И это мой собственный брат!

Воцарилось долгое молчание, пока я не осмелилась спросить Фила:

— Что вы будете делать теперь?

Мой вопрос отвлек королевского наследника от его мрачных мыслей.

— Ну, — подумал он вслух, — как я упоминал раньше, мне нужно получить недвусмысленные доказательства, что Кристофер замешан во всем этом. Но пробраться во дворец тотчас после побега — не самое мудрое решение.

— Определенно нет, — поддакнула я.

Фил допил чай, поставил чашку на стол и принялся снова расхаживать по гостиной, скрестив на груди массивные руки.

Я никогда не видела, чтобы кто-то так долго бродил туда-сюда. Принц нервничал, и, чтобы наблюдать за ним, мне приходилось вертеть головой время от времени.

Наконец Фил рухнул в кресло и хлопнул себя по лбу ладонью:

— Вопрос в том, когда заявиться во дворец.

Тук-тук!

Дрожащая от страха рука распахнула дверь в коридор.

— Случилось ужасное! — вскричала Мария, врываясь в гостиную. Она, белая как мел, нетвердой походкой добралась до ближайшего кресла.

— Мария? — с тревогой позвал жену господин Грей.

— Я просто услышала... вести из... Королевского Дворца, — отрывисто дыша, проговорила она. — Прошлой ночью лорд Клоуфелл был арестован за подготовку убийства короля.

— Что?! — выкрикнули мы все одновременно.

— Лорд Клоуфелл — главный зачинщик этой истории с убийствами. Принц Кристофер поклялся наказать Клоуфелла по всей строгости! — Мария закрыла лицо ладонями и отчаянно зарыдала.

— Будь он проклят! — прорычал Фил. — Он пытается поймать меня, угрожая моим друзьям!

— Простите, — подал голос Гаурри. — Это все потому , что нас засекли прошлой ночью.

— Здесь нет вашей вины, — Фил вернулся к окну, и я заметила, как он хмурится, а над переносицей медленно появляется угрюмая складка.

— Время действовать! — провозгласил принц.

— Заметано! — подхватил Гаурри, вскакивая с дивана, — Но позвольте нам пойти с вами. В конце концов, противник арестовал Клоуфелла прямо после того, как мы вломились туда. Теперь мы просто не можем уйти со словами: «Мы заварили эту кашу, а расхлебывать её — не наше дело, пока-пока!»

Он был прав.

Порой Гаурри выдавал весьма недурственные дипломатические реплики. Для дурачка, разумеется.

Фил благосклонно кивнул.

— Спасибо вам, — от души поблагодарил он.

Я вздохнула и поднялась с кресла.

— Что ж, — с этой мыслью я хрустнула пальцами, — не впервой.

 

***

— Открывайте ворота! — прогремел Фил во всю мощь своих легких. — Это я, Филионел Ди Сейрунский!!!

Для старика у него него голос что надо, определенно.

Завидя нас, солдат бросил свой пост и помчался докладывать. Вскоре тяжелые створки главных ворот Королевского Дворца распахнулись перед нами.

Фил вошел первым, без колебаний. Гаурри и я отставали от принца лишь на шаг.

Сегодня Фил облачился в шелковую королевскую мантию, украшенную вышитым королевским гербом. Как известно, девушка должна быть честной, поэтому скажу вам прямо и без прикрас: роскошные одежды не шли Филу совершенно. Все равно что бульдога в платье нарядить. Понимаете меня?

На Гаурри был льняной камзол, который ему подобрал мистер Грей. Он был красив... для камзола. Поверх него Гаурри надел нагрудник из кожи железной змеи, а к поясу прикрепил длинный меч.

Что до меня, то я надела черные штаны и новую тунику, которую прикупила на одном из рынков Сейруна. Черная мантия, украшенная серебряной вышивкой, ниспадала с моих плеч, защищенных укрепленными позолоченными наплечниками из измельченной драконьей кости. В завершение образа я украсила голову черной банданой, нацепила короткий меч и ценнейшую в моем имуществе вещь — инкрустированный камнями амулет.

Ладно-ладно, может быть тогда я перенервничала, но ведь не каждый день выпадает случай сопровождать принца в королевские покои.

— А кто эти двое, сир? — спросил солдат, поприветствовав нас.

— Друзья, — кратко ответил Фил.

По его лицу было видно, что он хочет лишь одного — встретиться с Кристофером лично, и принц решил добиться этого в любом случае.

— Его Превосходительство! — выкрикнул один из солдат.

— Его Превосходительство вернулся! — провозгласил другой.

Вдруг Фил замер на полушаге, заметив кое-кого на ступенях храма. Мы с Гаурри смогли разглядеть только, что это одна из священниц. Увидев нас, она радостно вскрикнула:

— Па-а-а-па-а-а! Ты дома!

Священница подобрала подол мантии и грациозно побежала прямиком в распахнутые объятия Фила. Правда, на полпути девушка споткнулась — совсем не грациозно.

Ладно, скажу напрямик: миловидная. Не старше меня, волосы цвета воронова крыла и длиной до плеч. Большие красивые глаза и белоснежная кожа. У девушки был всего один недостаток (по крайней мере, на первый взгляд, но дайте мне время): священническая мантия была велика ей на пару размеров. Но как бы странно это ни прозвучало, распахнутая мантия, которая развевалась на ветру и ниспадала складками, придавала её облику лишь большее очарование.

К счастью для священницы, она ни капли не походила на своего отца.

— Амелия! — воскликнул Фил, его лицо сияло. — Как ты?

— Пф-ф! Я в порядке, отец, — ответила та. — И я знала, что с тобой тоже все будет хорошо.

Фил обнял её.

— Ну, — самозабвенно спросил он, — говоришь, что все время знала, что я в безопасности?

— Конечно, — ответила Амелия. — Знаешь, почему? Потому что справедливость, в конце концов, всегда побеждает.

О, девочка, не произноси такие вещи. Кажется, у меня есть плохая новость для тебя.

Амелия перевела взгляд на нас:

— А кто эти двое? — спросила она.

— Ах! — Фил повернулся к нам. — Это госпожа Лина и господин Гаурри, мои друзья.

Рука Фил нежно легла на плечи дочери.

— Вот, — с гордостью провозгласил он, — моя вторая дочь.

— Вторая? — ляпнула я, не подумав.

— Да, моя старшая дочь — Грация. Сейчас она учится и путешествует. Еще не вернулась..

— Старшая сестричка, скорее всего, как обычно потерялась, — сказала Амелия с широкой улыбкой.

В яблочко!

Фил убрал прядь волос Амелии за ухо и коснулся её лица.

— Если позволите, — заметил он, — она просто красавица. Прямо как её отец.

Гаурри и я обменялись страдальческим взглядом.

— Приятно познакомиться! — задорно воскликнула Амелия.

Она вскинула руку в приветствии и улыбнулась так широко, что мои скулы невольно заныли. Мне даже стало интересно, не крылась ли причина подобной бодрости в каких-нибудь веществах.

— А-ага, — ответил Гаурри. — Нам тоже.

Но вдруг что-то привлекло внимание Амелии.

— Ох! — воскликнула она. — Кажется, дядя тоже решил поприветствовать вас.

Из тени храмового портала показались трое. Они торопливо спустились к нам со ступеней.

Как и предполагалось, знакомые лица, которые при всем желании не забыть после событий прошлой ночи, а именно: мужчина средних лет, то есть Кристофер, его сын Альфред и маг Канзель.

— Брат! — сердечно заговорил Кристофер и распахнул Филу объятья. — Ты в порядке?

Лицо Фила потемнело:

— Конечно, я в порядке.

Повисло неловкое молчание, когда Кристофер понял, что брат не желает броситься в его объятия. Он нехотя опустил руки.

— Где же ты пропадал? — в конце концов, спросил Кристофер. — Я волновался за тебя, — его голос звучал довольно подозрительно.

Кристофер определенно понимал, что Фил раскусил его, но все же старался сохранить лицо, вероятно для того, чтобы понять, как далеко сможет зайти, прежде чем Фил раскроет все карты.

Конечно же, Кристофер заметил нас и сделал вид, что совершенно не узнает:

— А кто эти люди, сопровождающие тебя?

Сколько бы любезностей ни прозвучало, факт оставался фактом: мы с Гаурри, ночные лазутчики, вернулись во дворец в компании законного наследника. Соберите кусочки головоломки вместе, и вы увидите, в какой патовой ситуации мы оказались.

— Ох, вы имеете в виду этих ребят? — включилась Амелия. Теперь она не улыбалась. — Это старые друзья отца.

Старые друзья? О, верно! Точно так Кристофер представил Канзеля. Фронтовая линия вырисовывалась всё четче. Ладно!

 



 

— Понятно... — вот и всё, что Кристофер смог выдавить в ответ.

— Это госпожа Лина Инверс, — невозмутимо пояснил Фил, — а это — господин Гаурри Габриев.

Канзель сосредоточенно сдвинул брови:

Ты — Лина Инверс?

Хм… кажется, моя репутация опережает меня. По ошеломленному виду мага я заключила, что Канзель наслышан о моих печально известных подвигах.

Это верно. Я опасна, так что с дороги!

— Спокойно, Канзель, — бросил Кристофер.

— Прошу прощения, — Канзель, опустив голову, осторожно отступил на пару шагов.

Эти парни разыгрывали какое-то представление. Если бы Канзель был не в настроении, он бы с легкостью испарил Кристофера одним щелчком своих пальцев. И, в свою очередь, Кристоферу этот тип со шрамом на лице был нужен лишь для поддержки его притязаний. Товарищество не из приятных, заключила я.

— Позволь мне, отец, — внезапно сказала Амелия. Она повернулась к нам, величественно взмахнула рукой и провозгласила. — Это Кристофер, мой любимый дядя!

Страдание исказило лицо Кристофера. И если бы я не была хорошо воспитана, то сказала бы, что он остро нуждается в слабительном.

— А это Альфред, — весело продолжила Амелия. — А это старый друг моего дяди, Канзель. Дела в Королевском Дворце пошли наперекосяк прямо после того, как он был приглашен, но я уверена, что это просто неудачное совпадение!

Искренне сомневаюсь, что Амелия пыталась быть саркастичной, но она говорила достаточно громко, чтобы собравшиеся получили повод для пересудов. Я чувствовала, что большинство уже подозревает Кристофера, поскольку они зло посмеялись над ним, как только Амелия договорила.

— Рада видеть вас снова, — уверенно добавила я. — Ох, я сказала снова? Мы же видимся с вами впервые, извините.

Я услышала, как Гаурри подавил смешок. Я могла наблюдать, как растет беспокойство Кристофера, но он все же сохранял маску дружелюбия, и облегчения, что с его братом ничего не случилось.

— Ну, я на самом деле рад видеть тебя целым и невредимым, — буркнул он Филу. — Если позволите, мы вас покинем.

Он развернулся на пятках и попытался ретироваться. Но крик Фила остановил его:

— Подожди, Крис!

Кристофер съежился и медленно повернулся к нам — лицо его выражало сильное напряжение.

Кто-нибудь, пожалуйста, дайте же ему, наконец, отрубей!

— Да, мой дорогой брат? — прошипел он.

— Освободи Клоуфелла, — потребовал Фил. — Сейчас же!

Кристофер решительно покачал головой:

— Я не могу сделать этого, — сказал он, и на его лице заиграла безжалостная улыбка. — У нас есть информация, что Клоуфелл тайно встречался с нарушителями, проникшими прошлой ночью. Ты еще поблагодаришь меня за его арест, брат, так как я уверен, что он, несомненно, вовлечен в заговор с целью твоего убийства.

— Хватит болтать, — прорычал Фил, ткнув пальцем в нашу с Гаурри сторону. — Это их я отправил в качестве посланников, именно они встречались с Клоуфеллом, и они — мои друзья!

— Э!.. — Слова застряли в глотке Кристофера, а его лицо стало угрюмым.

Кристофер, я в этом уверена, думал, что он сможет юлить вокруг да около, а затем просто сбежать безнаказанным, но Фил не собирался оставлять его в покое. Это немало удивило меня, впрочем, как и Кристофера.

— Посланники? — спросил тот. — С какой целью?

— Мои посланники встретились с Клоуфеллом прошлой ночью. — Фил уперся руками в бока. — Они сообщили мне, что на обратном пути их перехватил волшебник, чуть не убивший их огненным шаром. А теперь я спрошу тебя: не думаешь ли ты, что этот волшебник и те, кто с ним заодно, больше похожи на заговорщиков, которые строят козни против меня?

Челюсть Кристофера отвисла.

— Клоуфелл невиновен. — Фил, сжав кулаки, приближался к Кристоферу, пока между ними не осталось лишь несколько дюймов. — Освободи его... немедленно!

— Н-но... — промямлил Кристофер.

— Но что?!

— Это правда... то, что ты сказал?

Фил коварно усмехнулся.

— Разумеется, или ты думаешь, будто я намеренно покрываю Клоуфелла? Зачем мне это? Если только ты не полагаешь, что это я мог оказаться кукловодом, который к тому же устроил серию покушений на себя же? — Фил ответил в тон Кристоферу, обратив его извращенную логику против него самого. — Так ты на самом деле думаешь, брат?


Дата добавления: 2018-11-24; просмотров: 89;