Глава 3: Сейрун. Мы ввязались в семейную ссору 2 страница



— Приятно познакомиться, — пробормотал старик, прищурившись.

Что ж, гостеприимство дядюшке Грею явно незнакомо. Впрочем, для его родного города настали суровые времена, и верить всякому встречному просто опасно. По крайней мере, я старалась успокоить себя этими соображениями, пока терпела открытую неприязнь господина Грея.

— В таком случае, я просто обязан поблагодарить вас за хлопоты, — он не без любезности откликнулся на слова жрицы .

Оставь свои напыщенные речи для кого-нибудь другого, подавай сюда мои деньги!

— Не стоит благодарности, — затараторила я. — Мы были рады помочь.

— Они были свидетелями той катастрофы в Сайрааге, — добавила Сильфиль, слегка заикаясь. — Думаю, им будет легче объяснить, что случилось там.

— Понимаю... — с тяжелым вздохом кивнул господин Грей.

Я заметила, что глаза его бегали: взгляд перескакивал с одного лица на другое. Он казался взволнованным, и это начинало нервировать меня.

— Возможно, гостям стоит прийти завтра… — начал было старик.

— Дядя! — одернула его Сильфиль, грозно вскинув брови.

Такой я жрицу еще не видела и, признаться, впечатлилась.

— Мы совсем не против, — отмахнулась я. — Мы просто провожали Сильфиль и зашли поздороваться. А теперь разрешите откланяться.

В лице старика что-то переменилось:

— Ах да! — забормотал он, переступая с ноги на ногу. Потом замер на секунду, стараясь изо всех сил придумать вежливый ответ. — Обождите, дома немного… не прибрано. Да! Полный хаос! Позвольте мне устранить его, прежде чем позвать вас внутрь, — с этими словами дядюшка Грей исчез в доме.

Что это с ним? Кого он хочет провести этой нелепой болтовней и ужимками?

Пробормотав очередную порцию смехотворных извинений, старик захлопнул дверь перед нашим носом. Снаружи мы прекрасно различали шорох и шуршание, как будто он распихивал вещи по углам.

— Интересно, что нашло на дядюшку? — подумала Сильфиль вслух.

Она досадливо нахмурилась и прислонилась к колонне. У меня не было ответа на ее вопрос, я сама была обескуражена не меньше жрицы. Что касается Гаурри, то не уверена, обратил ли он внимание хоть на что-нибудь. Сейчас мечник просто стоял на пороге, важно сопел и обкусывал ногти.

Казалось, мы проторчали снаружи несколько часов, прежде чем господин Грей, причесанный, в свежем кафтане, соизволил выйти к нам и пригласить внутрь. С порога особняка на меня дохнуло ароматом незнакомых духов и эфирных масел. Это напомнило мне, что я страстно хочу залезть в горячую ванну. Искатели приключений обычно занимаются грязной работой, которая нередко заставляет попотеть. Примите это к сведению.

— Прошу прощения, что заставил вас ждать, — поспешил извиниться дядюшка Грей. — Чувствуйте себя как дома.

Он улыбнулся нам, но за этой гримасой дружелюбия явно чувствовалось напряжение. Старик прилагал невероятные усилия, чтобы казаться гостеприимным.

Эй, старина, не надо вымучивать из себя вежливость. Тем более, чтобы умаслить меня. Я давно привыкла к таким чудикам.

Мы с Гаурри переглянулись и синхронно пожали плечами, прежде чем зайти в дом вслед за Сильфиль.

— А вот и вы! — встретила нас незнакомая женщина, вероятно, жена господина Грея. Она держала чайный поднос — Простите, что мы не готовы к вашему визиту.

— Большое вам спасибо, — пробормотала я, взяв у нее чашку с чаем, и бросила быстрый взгляд на дядюшку Грея: чудак продолжал фальшиво улыбаться.

Если бы этот мужик не был нашим клиентом, клянусь — я бы стерла эту ухмылку с его лица.

— Как Торан? — неожиданно поинтересовалась Сильфиль.

Господин Грей перевел рассеянный взгляд на племянницу:

— Мой сын? Он недавно женился. Открыл магическую лечебницу неподалеку. Правда, видимся мы нечасто, — сухо добавил он, кашлянул и пригладил волосы. — Как бы то ни было, — добавил он не без интереса, — что же случилось в Сайрааге?

Ух, он бросил этот вопрос как мяч в «горячей картошке». Хм… картошка...

Сильфиль, устроившись в кресле, выпалила:

— Я думаю, госпожа Лина сможет объяснить всё лучше, чем я.

— Ух, — из моей груди вырвался то ли вздох, то ли стон.

Если меня заставят рассказать абсолютно всё, то мы просидим до глубокой ночи. Потому что придется начать с того момента, как я встретила Гаурри… Не было у меня сил на подобный подвиг, не было. Путешествие в Сейрун оказалось слишком утомительным.

— Погодите, я пораскину мозгами, — начала я. — Ну... сначала я путешествовала с Гаурри, и тогда...

— Ты! Это ведь ты! Та самая чародейка! Да?! — взревел некто в другой комнате.

Что ж, мой великолепный рассказ, к моему счастью, прервали. Но тот, кто оказал мне эту сомнительную услугу, мог не рассчитывать на благодарность. Невелико счастье видеть этого субъекта. За приоткрытой дверью в холл прятался эксцентричного вида человек и, разумеется, подслушивал.

Этот коренастый, крепко сложенный мужик с густой бородой чем-то напоминал гнома. Хорошо, он и в самом деле был гномом, просто растянутым до человеческих размеров, будто по нему прошлись скалкой. Его внешность нельзя было назвать приятной. Этот сорокалетний тип отличался от атамана разбойничьей шайки разве что слишком чистой одеждой. Впрочем, если перемазать его грязью, нацепить кольчугу и выломать парочку кривых зубов, вы получите злыдня что надо.

И я слишком хорошо знакома с этой физиономией.

— Вы знаете эту девочку? — растерялся господин Грей.

«Девочку?!» Слышать нечто подобное и от Гаурри неприятно, чего уж говорить о бесцеремонном старике?

Пока Сильфиль и ее родственничек пялились то на меня, то на мужика за дверью, Гаурри невозмутимо устроился в гостиной и, прихлебывая чай, вовсю лопал угощение.

Гном искренне рассмеялся:

— Да, я знаю её, — подтвердил он. — Можете быть спокойны, господин Грей. Она заслуживает доверия.

Священник обернулся ко мне и вздохнул с таким облегчением, будто сбросил с плеч целую гору.

— Эм, дядя... кто этот странный человек? — спросила Сильфиль нервно.

— Это... ох... — её дядюшка присел и зашептал так, будто хотел поведать нам некую тайну. — Я не должен говорить об этом громко.

Он бросил взгляд на странного человека, а потом перевел его обратно на племянницу:

— Это... это мастер Филионел Эль Ди Сейрунский. Первый Королевский Наследник Священного Королевства Сейрун.

Карты на стол, господа!

После короткой паузы Сильфиль пропищала слабым, чуть надломившимся голосом:

— Извините? — Ее тело опасно накренилось в мою сторону.

— П-п-принц? — с недоверием прошептала она.

Я повернулась к Сильфиль и серьезно кивнула.

Прости, что тебе пришлось узнать это таким образом, малышка. Правда ранит, не так ли?

— Ох... — она слабо застонала, а затем, осев в кресле, потеряла сознание.

 

***

Покончив с представлениями друг другу, гости старика Грея расселись, и я начала посвящать собравшихся в перипетии своего приключения в Сайрааге. В этот момент появилась жена священника. Она только уложила Сильфиль в кровать: бедняжка так и не пришла в себя. Истинная личность принца поразила ее до глубины души.

— Ах! Мария, как дела у Сильфиль? — поинтересовался у жены старик Грей.

Мария покачал головой и слегка улыбнулась. Она подсела к нам.

— Безмятежно спит, — ответила женщина. — Поначалу громко стонала, но потом успокоилась, бедное дитя.

— Что ж, наше путешествие ее утомило. Но в тишине и покое она оправится, уверяю, — я сказала это с милым смешком, изо всех сил стараясь не расхохотаться.

Надеюсь, мои слова прозвучали убедительно.

— Надеюсь, так и будет, — слабым голосом пробормотал старик Грей, кивая. Бедняга выглядел изможденным.

Разумеется, я не открою тайну Сильфиль. Не стоит им знать, почему жрица в отключке.

Девица не смогла справиться с шоком. Сильфиль представляла Сейрунского Принца фантастическим красавцем, а потом обнаружила, что её мечта оказалась низким бородатым огром средних лет. Такая правда слишком ужасна для хрупкого девичьего сердца. Впрочем, я всегда знала, что однажды воздушные замки Сильфиль разрушатся от столкновения с реальностью.

Не так давно судьба свела меня с огропринцем, когда тот выполнял кое-какое суперсекретное задание. Поэтому я уже успела избавиться от глупых мечтаний.

Окей, признаю, в свое время чудовищная внешность ударила и по моему чувству прекрасного. И дело не только в неромантичной наружности принца: содержание соответствовало форме. Этот невыносимый мужик умел достать любого, и все то время, пока я имела несчастье сопровождать его, у меня не было и минуты покоя.

Наконец Фил уселся рядом с нами и, соединив ладони, соизволил объяснить, что происходит в Сейруне:

— Значит, так, — начал он, — я думаю, мой черед рассказывать.

Принц медленно опустил голову, как будто собирался с мыслями.

Первый наследник буднично сообщил, что на его королевскую особу покушались, но его харизма спасла ему жизнь. К великому сожалению Фила, неудачное покушение запустило череду убийств во Дворце. Его люди умирали один за другим, падая, будто костяшки домино. Крайне обеспокоенный таким поворотом событий, Фил покинул Королевский Дворец в надежде отвлечь ассасинов от придворных и переключить внимание недругов на свою царственную особу. С тех самых пор Филионел прятался в доме господина Грея, причем, не без успеха. Убийцы потеряли его из виду, и череда внезапных смертей во Дворце прервалась.

Вот почему дядюшка Грей нервничал, когда приглашал Гаурри и меня в свой дом. Мы вполне могли оказаться ассасинами на задании, а священник старался не поставить под удар скрывающегося принца.

Фил поднялся и вскинул голову:

— Полагаю, я обязан принести извинения за все неудобства, доставленные тебе, Грей.

— Ваше высочество, — воскликнул старик, падая на колени, — это честь для меня! Я не достоин этих слов!

Фил резко обернулся к нам:

— А теперь, госпожа Лина и господин Гаурри, — обратился он к нам. — Есть одно дело, которое я хотел бы поручить вам, если это возможно.

Мы переглянулись.

В яблочко! А вот и наш куш!

Разумеется, увильнуть мы не могли. И как бы ни раздражал меня троллевидный принц, он все еще оставался королевской особой. А таким людям, как известно, не отказывают.

Проклятье! Кто придумал законы этого мира?! Выдайте этого подлеца на расправу!

— Мы простые странники, — учтиво заметила я, запинаясь на каждом слове. Бросив быстрый взгляд Гаурри, я заметила, что у мечника глаза готовы вылезти из орбит, так он удивлен просьбой Фила. — Многое не обещаем, но даже выслушать вашу просьбу большая часть для нас.

— Я уже говорил, что мне пришлось отбыть из Королевского Дворца и на некоторое время скрыться из виду. Но мои придворные могут бояться за мою жизнь, поэтому я хочу послать им весточку, что пребываю в полном порядке. Любые сомнения в моей целости и сохранности могут привести к несчастьям; чтобы предотвратить это, я бы хотел, чтобы они узнали правду.

Фил указал на священника:

— Грей проводит обряды в Храме Королевского Дворца каждые пять дней, но, думаю, для человека его положения эта миссия слишком опасна. — Он повернулся на пятках и наклонился ко мне. — Так что эта задача ложится на вас, госпожа Лина и господин Гаурри.

— П-п-понимаю, — сбивчиво согласилась я, скрещивая руки на груди.

Царственная особа наклонилась ко мне слишком близко, и я ощутила зловонное аристократическое дыхание: смесь запахов печени и лука, которые Фил ел на обед.

Учитывая всю опасность ситуации, очевидно: мы вряд ли сможем провальсировать через парадную дверь Королевского Дворца, чтобы доставить сообщение принца. А если войти в контакт с кем-нибудь из придворных, когда он или она покинет Дворец по делам?

Провались оно все! Не сработает! Любой из приближенных короля остережётся шляться по городу без охраны. И даже если такому человеку придется оставить безопасное место, что сейчас маловероятно, он сделает это лишь в сопровождении солдат.

Выбора нет: придется проникнуть во Дворец.

Должна признать, от подобной мысли кровь быстрее побежала по моим жилам. Я настроилась на небольшое приключение.

— Есть два человека, которым я бы хотел передать свое сообщение, — сказал Фил. — Достаточно найти одного из них. Но никто из доверенных лиц не должен подвергаться опасности и покидать дворец. Выходит, чтобы выполнить задачу, вам придется проникнуть в Королевский Дворец. Я должен предупредить: это трудная и рискованная работа.

Нет! Правда?

— Но... — кто-то попытался возразить наследнику. Гаурри? Ушам своим не верю: он не только действительно слушал, но и составил собственное мнение! — У вас есть какие-нибудь мысли о том, кто может быть лидером этих ассасинов?

Что, мистер Бобовая паста только что задал умный вопрос?

Разумеется, если бы Фил был в курсе, кто стоит за убийцами, он бы не стал создавать такие трудности для передачи послания. Он бы просто одним махом расправился с виновником и шушерой вокруг него. И дело с концом!

Принц некоторое время размышлял, поглаживая бакенбарды толстыми пальцами, а затем пробормотал:

— Я кое-кого подозреваю. В самом деле, больше некому, — Он ударил кулаком по ладони и добавил — Но есть проблема: мне не хватает доказательств.

— Ну, — пожала я плечами, — если вы почти уверены, кто это, почему бы нам с Гаурри не проникнуть в дворец, найти этого человека и прикончить его? — я демонстративно повертела в руках свой меч. Давненько он пылился без дела.

Фил рассмеялся и размял пальцы: кажется, он был не прочь рассмотреть мое предложение всерьез. Но тут же его глаза сузились, взгляд потяжелел.

— Вы не понимаете, — загрохотал он. — По моей внешности, может, и не скажешь, но я убежденный пацифист и никогда не прибегну к насилию прежде, чем исчерпаю все возможные способы разрешить конфликт мирно.

Фил заложил руки за спину и начал расхаживать по комнате.

— Кроме того, — продолжил он. — мне нужны неоспоримые доказательства вины этого человека, включая показания свидетелей, которым я могу доверять, прежде чем я свершу над ним правосудие.

Ух... все досконально продумывать? Ск-у-у-учно-о-о.

Понимаете, я привыкла не сидеть на месте. Если вы говорите мне, что вам мешает жить некий плохой парень, то потом просто свалите с моего пути, а я найду этого неудачника и выбью из него дух. Но Фил, очевидно, любитель играть по правилам, а значит — испытывать мое терпение, отнюдь не безграничное.

Принц обернулся и пытливо взглянул на нас. Для кряжистого мужчины он был чрезвычайно прытким.

— Ладно, вернемся к доставке сообщения. Первое: я хочу знать наверняка, что вы согласны взяться за дело. Гораздо раньше, чем я назову адресата. Никакого давления: если пожелаете, вы можете отказаться, и спокойно продолжить свой путь, — при этом царственная особа не прекращала сверлить то меня, то Гаурри крайне мрачным взглядом, всем видом намекая, что, мол, это вам не шуточки.

Ладно, ладно. Мы сыграем по-твоему, пфф.

Я кивнула, соглашаясь, и одарила принца самой невинной из всех своих улыбок.

— Мы уже в деле, — добавила я. — Нашей работой было помочь Сильфиль добраться сюда в целости и сохранности. Но, увидев, в какой хаос погрузился Сейрун, мы поняли, что выполнили лишь часть работы. Давайте закончим её.

— Примите мои извинения, — ответил Фил, низко поклонившись. Кажется, бедняга даже слегка прослезился, обрадовавшись нашим словам. — Я судил о вас слишком поспешно.

Признаю, Фил свой в доску парень. И если ему стыдно за что-то, он извиняется не с королевским апломбом, а со скромностью незначительного вассала. В учтивости ему не откажешь.

— Очень хорошо, — продолжил он. — Мне нужно, чтобы сообщение получили двое: Клоуфелл, мой ближайший советник, и Амелия.

— Амелия? — переспросила я. — Странноватое имечко для мужчины.

Фил улыбнулся моему замечанию, темные бусинки его глаз блеснули.

— Вообще-то она девушка, — от улыбки его лицо просветлело. — Амелия — моя дочь.

— Дочь?! — хором выдали я и Гаурри.

Мне пришлось перевести дух, такие новости уж слишком обескураживали.

То, что у Фила была дочь, могло означать… как бы это помягче? Что он женат на ком-то. И вот это действительно пугало. Да от этой мысли меня выворачивало наизнанку.

Теоретически, дочурка принца могла походить на своего отца. Ой-ей!

Должно быть, нервный тик сдавал меня с потрохами: господин Грей буравил меня строгим взглядом.

— Она очень милая, — отрывисто произнес он, бросая каждое слово, будто острейший дротик, призванный проткнуть меня насквозь. Жрец откинулся назад в кресле и добавил — И очень похожа на свою мать.

Ах! Прекрасный способ намекнуть: «Ну не может же девушка быть одновременно милой и смахивать на мистера Жабу, не так ли?» Мне страстно захотелось перевести разговор в другое русло.

— А что с вашей женой? — быстро спросила я.

— Ах да... — вздохнул Фил, его лицо потемнело, а губы скривились в скорбной улыбке. — Моя жена... она оставила этот мир несколько лет назад.

Мое желание переменить тему сразу же испарилось.

— Ух, — пробормотала я, — мои извинения.

— Вот еще, — Фил, махнул рукой. — Не стоит извиняться.

Наступила долгая, неловкая пауза. Я поерзала и зареклась говорить сегодня. Из-за моего решения беседа быстро зашла в тупик.

— Я понимаю, что это лишь догадки, — начал Гаурри, — но я должен спросить. Кто, по-вашему, дергает за ниточки?

Фил ответил на этот вопрос с осторожностью:

— Кристофер Уль Броз Сейрунский, Второй Наследник Королевского престола, — принц покачал головой и закрыл лицо волосатыми руками. — Он мой младший брат.

А теперь вернемся к той сцене, где я и Гаурри пытаемся проникнуть во дворец. В то время я чувствовала легкую тревогу, пока кралась во тьме, словно вор с непомерно раздутыми амбициями. И все же мне было чуть лучше, чем в сумрачной, гнетущей атмосфере, что царила в доме господина Грея. Кстати, о гнетущей атмосфере: паршиво чувствовать себя мишенью для наемных убийц, но куда хуже знать, что тебя заказал собственный брат.

Так вот: я и мой напарник убедились, что дорога чиста, и только тогда испуганными кроликами бросились через нее. Добежав до безопасного места, мы припали к земле за башнями у ворот, чтобы лучше видеть стражников, чьи головы мелькали то тут, то там. Когда охрана скрылась из виду, мы с Гаурри поднялись над стеной с помощью заклинания левитации.

Хорошо. Я убедилась, что Гаурри с удобством устроился на стене, куда я сбросила его, а потом повернула голову и проверила, куда делась стража.

Еще лучше.

Ни одного солдата на посту! Я пообещала себе отправить этим ребятам письмо с благодарностью за феноменальную беспечность.

С того места, где лежали мы с Гаурри, открывался совершенно потрясающий вид на Королевский Дворец. Фил подробно объяснил нам план зданий, но ничего не сказал насчет расположения охранных постов.. Так что пришлось мне самой узнавать, сколько человек выставили в дозор и насколько опасен каждый из них.

Пока я осматривала территорию, мое внимание привлек исполинских размеров храм — пожалуй, я в жизни не видела ничего подобного. По обе стороны от него, словно младшие божки при верховном боге, высилась парочка дормиториев. В том, что справа, жили священники, в левом — священницы. Дочь Фила, Амелия, жила в дормитории слева.

За храмом располагался главный дворец, ничуть не меньше на вид. Раньше здесь жил Фил… вернее, в этом месте были царственные покои принца, но сейчас во дворце устроились Клоуфелл и кукловод Кристофер.


Дата добавления: 2018-11-24; просмотров: 64;