Глава 3: Сейрун. Мы ввязались в семейную ссору 1 страница



Кандзака Хадзимэ

Арайдзуми Руи

Рубаки 4

Аннотация

Лина и Гаурри провожают Сильфиль, оставшуюся без крова, в Сейрун, Столицу Белой Магии. Но прибыв на место, они обнаруживают, что на город пала тень. За Первым Королевским Наследником (только попробуйте назвать его "принцем"!) развернулась охота, а королевская семья погрязла в раздорах и недоверии. Но что хуже всего, из-за этого на улицах не купить жареное мясо!

 

Так что волей-неволей Лине придётся со всем разобраться.

Реквизиты переводчиков

Над переводом работала команда RuRa-team

Перевод с английского: Eicosane

Редактура: KnyaZz

Работа с иллюстрациями: Fredik

Вычитка: RinaKarrent

Самый свежий перевод всегда можно найти на сайте нашего проекта:

http://ruranobe.ru

Чтобы оставаться в курсе всех новостей, вступайте в нашу группу в Контакте:

http://vk.com/ru.ranobe

 

Для желающих отблагодарить переводчика материально имеются webmoney-кошельки команды:

R125820793397

U911921912420

Z608138208963

QIWI-кошелек:

+79116857099

Яндекс-деньги:

410012692832515

PayPal:

paypal@ruranobe.ru

А также счет для перевода с кредитных карт:

4890 4943 0065 7970

 

 

Любое распространение перевода за пределами нашего сайта запрещено. Если вы скачали файл на другом сайте - вы поддержали воров

 

 

Версия от 09.02.2018

Любое коммерческое использование данного текста или его фрагментов запрещено



 



 



Глава 1: Удивлена своим вмешательством (как обычно)

Ночь была ясной, а воздух — бодрящим и свежим. Мягкое сияние луны и звёзд озаряло громаду Королевского Дворца. Мы стояли перед исполинских размеров воротами, ведущими во Дворец, а сейчас запертыми на ночь. По бокам от них возвышались сторожевые башни, верхушки которых венчали огромные фонари, горевшие слабым магическим светом.

— Вот лазейка. Проберемся в замок здесь, — прошептала я Гаурри, прячась за деревом, которое защищало нас от любопытных взглядов дозорных, осматривавших дорогу.

— Хочешь сказать, пойдем в открытую?! — недовольно спросил Гаурри. Хоть парень считался искусным мечником и другого такого смертоносного клинка я в жизни не видела, это не мешало Гаурри по-детски бояться чего угодно. Он трусил при первых же признаках опасности. Поэтому не было ничего удивительного в том, что он не желал покидать безопасное укрытие и выходить на открытое пространство. Впрочем, его упреки не доходили до моих ушей, ведь он шептал, а не вопил во все горло.

Так, давайте сразу проясним один момент: ни я, ни Гаурри не имеем никакого отношения к бандитам. Проникать в особняки и дворцы ради кражи ценностей — не наше ремесло, если вы хотели спросить об этом.

Но признаю, порой соблазн слишком велик.

Кстати, внешний вид бывает обманчивым. Прячась за деревьями под покровом ночи, мы, конечно же, выглядели ужасно подозрительной парочкой. И если кто-нибудь из горожан заметит наши крадущиеся силуэты, то обязательно поднимет тревогу, закричит «Держи вора!» и бросит в нас камень. При таком раскладе оправдаться просто невозможно. А увидев мой костюм, вы без тени сомнений записали бы меня в разбойницы. Но признайте, в нем я безумно сексуальна!

Элегантный черный прекрасно смотрелся на моей фигурке. Сегодня я надела облегающие штаны и заправила в них тунику, купленную где-то по дороге сюда. Скажу по секрету: туника была тесновата, жала в подмышках, но в ней я выглядела настолько соблазнительно, что вы бы не устояли, если позволите так выразиться. Чудесный кожаный ремень туго обхватывал мою талию, подчеркивая прелестные бедра. Окей, может, с бедрами слегка преувеличила, но девушка ведь может помечтать, не так ли? Наконец, я скрыла свое личико маской, которая добавляла моему образу некоторую таинственность. Вот только бы видеть сквозь эти мелкие, точно щели в полу, дырки, и не пришлось бы спотыкаться на каждом шагу. Конечно, я сама проделала их, но бродить меж деревьев от этого не легче!

Мечи на наших с Гаурри поясах лишь дополняли образы ассасинов, которые пытаются проникнуть в Королевский Дворец для убийства высокопоставленной особы. Ну нет, не дождетесь, безоружной я на миссии не хожу, и мне безразлично, кто там что подумает. Проникновение в Королевский Дворец под прикрытием — опасная игра, но я — Лина Инверс, величайшая волшебница, которую когда-либо видел мир — готова к опасностям!

И что я, по-вашему, за девушка? Я бы никогда не взялась за работу, где пришлось бы убивать или красть у хороших парней. У меня есть принципы, знаете ли.

— Мы проникнем внутрь именно здесь, потому что нас там не ждут, — урезонила я Гаурри.

— Так вот что ты думаешь! — огрызнулся он в ответ. — Тебе кажется, будто они ничего не ждут, но это не значит, что нас не встретят острыми копьями!

— Ох, прекрати ныть, — застонала я, подбираясь чуть ближе к дороге. Гаурри упрямился и не желал покидать облюбованное дерево. — Пошли! — шикнула я так громко, как могла, и махнула рукой, приказывая выдвигаться.

Гаурри продолжал упрямиться. Забавное зрелище, если учесть, что этот человек владеет величайшим оружием — Мечом Света. Когда же парень сдался и все же составил мне компанию, мне порядком надоело его ждать. Но препираться не было времени: я только закатила глаза и продолжила красться.

— Этот город еще хуже, чем я представляла, — кротко пожаловалась Сильфиль, смахнула слезы, неуловимым жестом отбрасывая за спину длинные, глянцево-черные волосы, и уткнулась в свой послеобеденный мятный чай.

Она была чуть старше меня и, надо сказать, удивительно миловидна. К тому же лоск ее священнической робы только подчеркивал внешность девушки.

Черт бы её побрал!

Мы сидели в грязной забегаловке в каком-то неприметном переулке. Жратва была сносной, но народ здесь не толпился. Дело не в расположения заведения — пустым был не только этот жалкий переулок. Казалось, будто все жители города вымерли. Даже на главных улицах не было ни души, и это поразило нас с Гаурри.

Нет, это шокировало. Мы были в Сейруне, в конце-то концов, в столице Священного Королевства Сейрун! Но в последнее время что-то изменило город, и теперь тут воцарился хаос.

Конечно же, мы прибыли в столицу не ради экскурсии по достопримечательностям. Мы сопровождали Сильфиль, которая, утратив семью, планировала поселиться здесь у родственников. И наша задача — оградить её от всяческих неприятностей на пути к новому дому. Но, кажется, дар притягивать неприятности — обязательное условие для всякого, кто желает стать жителем Сейруна.

— Ладно, а все-таки из-за чего весь сыр-бор? — даже тень мысли не исказила хорошенького лица Гаурри.

Хотя мой спутник отличался завидной красотой и удивительными навыками фехтования, что делало парня смертельно опасным даже для агрессивных толп, но вместо мозгов у него — чуть теплая бобовая паста. Полагаю, что это даже не шутка.

— Эм, — я едва не поперхнулась сарделькой.

Больше всего на свете мне хотелось стукнуть его по лбу салатной вилкой, но я сдержалась. Сильфиль терпеливо заливала в себя мятный чай, но я заметила, как ее глаза сузились: она заметила, что я хочу навредить Гаурри, и не одобряла этого.

Все, что мне оставалось — сдавить виски руками. Моя голова раскалывалась от боли. Я знала, что это. Бессилие.

— Погоди секунду, — пробормотала я сквозь зубы. — Ты хочешь сказать, что ничегошеньки не понял из моих объяснений? И ты не знаешь, что происходит с городом? Где были твои уши?

Гаурри моргнул:

— Понял что?

— Аа-а-а! — я мгновенно вышла из себя. — Мы всю дорогу говорили об этом с Сильфиль! Где ты был?!

— Ты действительно думаешь, что я буду слушать всю твою болтовню, Лина? — Гаурри покачал головой. Он усмехнулся, очевидно довольный собственным замечанием.

— Закрой варежку! — не самый остроумный ответ на самодовольные слова дурака, но это все, что я смогла выдать, учитывая, как сильно Гаурри разозлил меня. — И не лыбься так, а то выглядишь как идиот, — добавила я для пущего эффекта, прежде чем рухнуть на свой стул с протяжным стоном.

— Как бы то ни было, — продолжила я свою мысль, возвращаясь к трапезе. — члены королевской семьи сильно рассорились, и теперь этот город — в эпицентре династических разборок.

— Хм, — подал голос Гаурри, вгрызаясь в репу.

— Примерно полгода назад, — нарочито медленно начала я, разжевывая тупому мечнику каждую мысль, — король заболел. Говорят, он еще не испустил дух, но с постели уже не встаёт. Управлять королевством, естественно, не в силах. Правда, пока это слухи, никто не знает наверняка.

— Хм-м, — без особого интереса промычал Гаурри, вгрызаясь в следующую репу.

Сомнительно, что он вообще слушал.

— По этой причине пошли пересуды, кто должен занять престол после смерти Его Величества. Вот каша и заварилась.

— Хм, — и Гаурри набросился на пятую репу

Его энтузиазм в уничтожении реп начал меня раздражать, поскольку этот уникум медленно думает, а от репы может случиться сильнейший метеоризм.

Если он не перестанет игнорировать меня или испортит воздух в таверне, придется его наказать. И наказать жестоко. Гаурри давно испытывает мое терпение, и сейчас я едва удержалась, чтобы не съездить проклятой репой ему по носу. Я наклонилась к нему как можно ближе, чтобы сказанное осталось в секрете. На всякий случай я задышала ртом, не ожидая от Гаурри особой обходительности.

— Шайка ассасинов уже пыталась прикончить Первого Королевского Наследника. Убийц могла нанять заинтересованная персона из местных, а то и знатная особа из ближайшего окружения короля. Наверное, наследник уже осведомлен об этом, поэтому и ускользнул из собственных покоев, чтобы забиться в щель где-нибудь на окраине города и переждать смуту.

Гаурри торжественно кивнул, принимая сказанной мной к сведению.

— Если вкратце, — продолжила я, — теперь Сейрун кишит ассасинами всех сортов и заговорщиками всех мастей, и весь этот сброд метит на трон, — закончив свой нехитрый рассказ, я уселась обратно и глубоко вздохнула. — Теперь понял?

Гаурри некоторое время смотрел на меня сосредоточенным немигающим взглядом, а затем вдруг покачал головой:

— Не совсем.

— А-а-а-а!!! — я взвизгнула, руки сами дёрнулись к шее мечника. — Дубоголовый кретин!

— Эй! — завопил он. — Лина, успокойся! Я шучу! Я понял!

Гаурри уселся на место и, шумно вздохнув, спросил:

— Эй! Эм-м, ладно, а что там... насчет этого... Кто такой Первый Королевский Наследник?

Мысленно я уже приготовилась к худшему, и, чтобы успокоиться, задышала глубже.

Сильфиль нахмурилась: она не могла поверить, что ее рыцарь — не семи пядей во лбу.

— Все в порядке, Сильфиль, сейчас мы со всем разберемся, — я снова обернулась к Гаурри и прорычала. — О чем ты говоришь?! Первый Королевский Наследник — это тот, кто стоит первым в очереди на престол!

— Нет, я не об этом, — спокойно ответил тот. — Я просто интересовался, почему ты называешь его так. Разве «Первый Королевский Наследник» не означает обычного принца?

У меня дернулся глаз.

— Ну да, — невозмутимо согласилась Сильфиль. Ее взгляд стал мечтательным. — Принц Сейрунский скрывается от убийц, которых подослала его родня… Разве это не романтично? — девушка глубоко вздохнула, погружаясь в розовые грезы.

Боги! Да я окружена! С одной стороны — тупость Гаурри, с другой — сладкие фантазии восторженной поклонницы! Да есть ли для такой вменяемой волшебницы, как я, хоть лучик солнца в этом мраке?!

Я машинально откинулась на спинку стула, тот покачнулся, ножки заскользили, и вот я уже кубарем качусь по грязному полу таверны. В моих волосах застряли листья салата (видимо, я опрокинула миску), а еще я разозлилась как тысяча чертей. Жизнь иногда преподносит неприятные сюрпризы, но чтобы так... Слишком жестоко со стороны госпожи Фортуны.

— Эй, Лина! — позвал меня Гаурри и перегнулся через стол, желая убедиться, что со мной всё в порядке. — Что-то не так?!

— Что-то случилось? — присоединилась к нему Сильфиль.

Я сняла кусочек креветки со своей туники и отправила его в рот. Неплохо.

— Ничего, — проворчала я, жуя.

Со всем спокойствием, на которое я только была способна, ваша покорная слуга поднялась и, поставив на место стул, с глубоким вздохом уселась на него. Мне хотелось лишь одного: закончить трапезу в тишине и без новых происшествий.

К тому же я знала, что из себя представляет Первый Королевский Наследник, поскольку встречала его раньше, но Гаурри и Сильфиль еще не знают, что он за тип. Встреча случилась не так давно и, разумеется, произвела на меня неизгладимое впечатление, которое отнюдь не льстило принцу. Но я не собиралась рушить воздушные замки жрицы, пусть помечтает. Пока.

— Как бы то ни было, Сильфиль, — добавила я через пару минут. — Хочу убедиться: ты сказала родственникам, что приедешь? Они знают о тебе?

— Да, — кивнула та. — Я отправила им сообщение из города Кэнон. Они уже должны были его получить.

Странно… Мы проторчали в таверне весь вечер, но никто из её родственников так и не пришел.

— Интересно, что их задержало? — поинтересовалась я. — Заняты какими-то обрядами? Они ведь тоже священники? Или что?

Сильфиль отпила чаю:

— Думаю, ты права.

Мне показалось, что в голосе жрицы проскользнула опаска, ее лицо помрачнело. Задумавшись на мгновение, девушка добавила:

— Если честно, я хотела найти работу в Сейруне. Мне нужно встать на ноги. После смерти родителей я поняла, что совершенно беспомощна, — сказав так, жрица покачала головой и снова посмотрела в чашку. — Но если хаос в городе сохранится, не думаю, что найду что-то стоящее. В лучшем случае — буду подметать улицы.

— Послушай, — грозно начала я. — Ты сможешь найти работу, когда все уляжется. Прямо сейчас у нас есть рыба покрупнее, и нужно закинуть наживку для нее.

Люблю пищевые метафоры. Они вкусные.

Сильфиль кивнула, не поднимая глаз. Подбодрить ее, кажется, не удалось, зато Гаурри посидел молча хотя бы пару минут. Вскоре мы собрали поклажу и вышли наружу, в окутанный сумерками город.

— Это там! — взволнованно воскликнула Сильфиль. — Дом с коричневой черепицей!

Мы стояли на опустевшей улице, под нами сверкал огнями Сейрун. Дом, на который указала жрица, располагался недалеко от Королевского Дворца, в квартале знати, полном особняков и памятников.

Наконец-то, — мелькнуло в моей голове вместе с мыслью, что нужно держаться вежливо. И что бы вы ни подумали, я действительно могу быть вежливой!

На самом деле меня слегка тревожила необходимость встречаться с семьей Сильфиль, и дело не в том, что путь до дверей дома занял порядочно времени, раза так в три дольше, чем предполагалось. Скорее, меня беспокоил опустевший, некогда царственный город, который казался жутким в вечерних сумерках. Мало что в этом мире удручало сильней, чем падение Сейруна, жемчужины королевства.

 



 

Что я подразумеваю под «падением»? Тот факт, что нигде на улицах не торговали жареным мясом. Даже такие мелочи способны довести растущий организм до полного истощения, а гениальную чародейку — до слез!

Вскоре мы приблизились к высокой стене, которая укрывала не только Королевский Дворец, но и возможное пристанище Сильфиль — особняк, небольшой, но основательный и довольно-таки милый. Прямо как я. Разумеется, этот уютный домик совершенно очаровал Сильфиль. Она обернулась к нам: ее лицо сияло от радости.

— Хотите зайти на минутку? Вас это не затруднит? — обратилась жрица к Гаурри.

— Ох... ага, — пробормотал он со смущением.

Впрочем, никто и не ожидал от него длинных речей. Мечник повернулся ко мне, бросил настороженный взгляд и потер щеку.

— Ага, Сильфиль, — кивнула я. — Самое время познакомиться с твоей семьей.

Мне казалось, что, устроив воссоединение родственников, мы с Гаурри выполним свою часть сделки: Сильфиль будет пристроена, освоится в Сейруне и расправится со своими проблемами. Хорошая возможность распрощаться с ней, хотя мы отдаем ее на поруки людям, которых жрица едва знает, и трудно сказать, как новое окружение примет ее. И это надо выяснить. Выполняя какой-либо заказ, я обычно стараюсь убедиться, что клиенты остались довольны моей работой. Такова я. Кроме того, Сильфиль будет трудно объяснить, что стряслось с ее родителями, и мне думается, нам с Гаурри придется помочь ей. Это тоже сыграло свою роль. И теперь мы стояли позади девушки, наблюдая, как она взяла дверной молоток в форме волчьей головы и ударила в дверь. После этого в прозрачном воздухе повисла тишина. Мы стояли неподвижно и ждали.

— Никого нет? — не в силах больше ждать, спросила я. Сильфиль пожала плечами и нерешительно потянулась к молотку, чтобы постучать еще раз. Но стоило ее пальцам коснуться рукоятки, как по ту сторону двери кто-то забормотал и зашаркал ногами.

Дверь со скрипом приоткрылась, и в проеме показалось лицо. Увидев его, я подумала, что старость преждевременно настигла этого мужчину: его глаза знали жизнь, лицо изрезали глубокие морщины, а в каштановых волосах виднелась седина. Этот человек казался уставшим, будто целый груз проблем отягощал его.

Взгляд мужчины остановился на Сильфиль, и его лицо озарила улыбка.

— Ах! — воскликнул он. — Сильфиль!

Он распахнул дверь пошире и протянул руки, чтобы обнять жрицу.

Та бросилась к нему.

— Как же давно мы не виделись, дядюшка Грей, — пропищала она, едва сдерживая слезы.

Надо признать, от этой сцены даже у меня защипало в глазах.

— Слишком давно, — ответил господин Грей тонким, дрожащим голосом. Родственник Сильфиль покачал головой, не спуская удивленных глаз с племянницы. — Ну и ну! В последний раз я видел тебя еще ребенком. Ты выросла настоящей красавицей.

Он смотрел на Сильфиль, не скрывая радости, искренне наслаждаясь теплом момента, но вдруг дядюшка Грей заметил за спиной родственницы нас.

— Не стой на пороге!, — сказал он и, взглянув на меня и Гаурри, жестом пригласил жрицу внутрь. а потом направил на нас указательный палец. Его костлявая рука чуть подрагивала.

— А кто эти люди? — спросил дядюшка Грей. — Кто они? — настойчиво повторил он с некоторой подозрительностью.

Его мнительность рассердила меня, ведь, в конце концов, нельзя так обращаться с теми, кто согласился сопроводить его ненаглядную Сильфиль в Сейрун. Мы рассчитывали хотя бы на элементарную вежливость, но получили в награду лишь недоверчивый взгляд.

Сильфиль всплеснула руками и обернулась к нам:

— Это госпожа Лина и господин Гаурри. Они спасли мне жизнь в Сайрааге и помогли добраться сюда.


Дата добавления: 2018-11-24; просмотров: 59;