Роль биологического и социального в онтогенезе человеческой психики



Онтогенез человека определяется историей развития его предков. Эта история влияет на него двумя путями: биологическим и социаль­ным. Природа человеческого индивида биосоциальна. Являясь частью живой природы, он рождается с естественными возможностями челове­ческого психического развития. Эти возможности реализуются только в общественных условиях жиэни, благодаря которым он становится со­знательным общественным существом. В связи с этим возникают давно поставленные человеческой мыслью вопросы о роли биологического и социального и о роли внутреннего и внешнего в развитии его психики.

В решении его издавна идут дискуссии между представителями пре­формистских, нативистических взглядов, согласно которым психические свойства детерминированы «изнутри» самой природой человека, и эпи­генетическими, эмпирическими концепциями, настаивающими на том, что они обусловлены «извне», воздействиями окружающей социальной среды. Эти противоположные взгляды нашли свое выражение и в тех теориях развития, которые складывались начиная с 90-х годов прошло­го столетия в детской психологии.

Для большей их части характерна биологическая ориентация в объяснении онтогенеза человеческой психики, тенденция сводить фор­мы психической деятельности и этапы ее становления к созреванию материального субстрата (В. Прейер, Дж. Болдуин, С. Хопл, К. Бюлер и др.). З.Фрейд при объяснении психогенеза сводил его к мотиваци- онной сфере личности. Согласно его концепции, возникающие в этом процессе новые мотивы деятельности являются только модификация­ми ее биологических потребностей, инстинктивных влечений, проявле­ниями пибидо, перемещаемыми на новые объекты. Индивид в своем развитии повторяет развитие человеческого рода, переживая «архаи­ческое наследие человечества от первобытной орды до цивилизации», якобы наследственно зафиксированное в его природе. Это «архаичес­кое наследие человечества включает не только предрасположения, но и идейное содержание», следы того, что испытали наши предки, «сле­ды воспоминаний опыта прежних поколений», активизирующиеся «не­зависимо от прямого общения и влияния воспитания примером».

Точка зрения экзогенной обусловленности психического развития ребенка нашла свое выражение в сенсуалистических концепциях, в ко­торых развитие выступало как процесс накопления опыта, ассоциаций, образующихся под воздействием окружающей среды (Г. Спенсер, И. Тен, Т. Рибо и др.). Современным их вариантом являются бихевиористские взгляды, согласно которым развитие психики ребенка интерпретируется как результат увеличения запаса новых актов поведения, определяе­мых исключительно общественной средой. Природные предпосылки высту­пают при этом только в качестве «почвы», на которой образуются ука­занные акты.

Осознание односторонности описанных взглядов на онтогенез психи­ки породило попытки их согласования. Одну из них предпринял В. Штерн, выдвинувший «принцип конвергенции» эндогенных и экзоген­ных факторов в психическом развитии. Согласно этому принципу, исти­на заключается в соединении двух противоположных точек зрения: «Душевное развитие не есть простое выступление прирожденных свойств, но и не простое восприятие внешних воздействий, а результат конвергенции внутренних данных с внешними условиями развития». Однако эта идея не нашла у Штерна своего конкретного раскрытия. За «принципом конвергенции» у тех, кто его принимал, стояли разные объяснения психического развития, а сам автор его, по существу, при­знавал врожденность основных «диспозиций» личности.

Попытку преодолеть нативистическое понимание психического раз­вития сделал К. Коффка, видный представитепь гештальтпсихологии. Он предложил «различать две формы развития: развитие как рост или со­зревание и развитие — обучение». Созревание — это такой процесс развития, течение которого «зависит от унаследованных особенностей индивидуума», а обучение — это «изменение работоспособности, возни­кающее на основе достаточно определенных, индивидуально выработан­ных действий». Однако К. Коффка, как показал J1.C. Выготский в своей критической вводной статье к его книге, не выяснил взаимной связи этих форм развития, роли обучения в образовании новых психических структур.

Наиболее радикальная попытка преодолеть нативизм и эмпиризм в объяснении психического развития принадлежит Ж. Пиаже. В его тео­рии умственного развития ребенка этот процесс рассматривается как социализация естественного от рождения человеческого существа...

Теория Ж. Пиаже, за которой стоит огромное количество исследова­ний, является наиболее разработанной теорией интеллектуального раз­вития ребенка

При исследовании онтогенеза человека без обращения к биологии обойтись нельзя. Онтогенетическое развитие человека — целостный процесс, выражающийся в различных формах (морфологической, физи­ологической, психической, социальной). Созревание организма — это генотипически обусловленное становление его морфологических и фи­зиологических признаков и свойств.

Как естественное существо, человек включен в биологическую видо­вую систему, определяющую формы его физического развития, не за­канчивающегося с его рождением, а продолжающегося до наступления зрелости организма Он рождается с наследственно обусловленными органическими потребностями, имеющими свою нейрогуморальную ос­нову, безусловно-рефлекторными мозговыми структурами, регулирующи­ми функции его внутренних органов, первоначальные отношения к ок­ружающей среде, и естественными возможностями выработки новых способов регуляции поведения. Последние формируются по мере того, как развивающийся индивид включается в социальную систему челове­ческих отношений. Естественные возможности его становления как со­знательного существа ревлизуются в общественных условиях его жизни, с помощью средств, созданных обществом[81].

К.П. Яновский (1822-1902), ученый и педагог


Дата добавления: 2018-11-24; просмотров: 55; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ