Договоры на рынке ценных бумаг



 

Общие положения. Особые признаки и свойства ценных бумаг, позволяющие отличать последние от смежных институтов, например денег, а также выделять в самостоятельный вид в ряду иных движимых вещей, обусловили и установление законодателем многочисленных особенностей по заключению, исполнению и прекращению договоров с ценными бумагами. Специфика эта проявляется во введении специальных правил применительно как к любым ценным бумагам, так и к их отдельным группам (именным, на предъявителя, ордерным, товарораспорядительным, эмиссионным и др.), а также видам (акции, векселя и т.д.). Кроме того, особые правила устанавливаются и в зависимости от того, кто является стороной договора (должник или первоначальный и последующий кредиторы, профессиональный участник рынка ценных бумаг и др.), а также от вида соответствующего договора.

Основание и момент возникновения права, удостоверенного ценной бумагой, по-прежнему и в специальной литературе*(555), и в законодательстве для различных видов ценных бумаг определяются по-разному. Что является основанием возникновения обязательства между должником, с одной стороны, к первоначальным и последующими кредиторами, с другой, - договор между должником и первым кредитором по бумаге, односторонняя сделка или иной юридический факт?

В поисках ответа основным камнем преткновения, о который сломаны многочисленные копья остроумия и изобретательности исследователей, стал вопрос о судьбе бумаги (а следовательно, и права, ею удостоверенного), которая вышла в обращение помимо воли ее составителя (эмитента). Чему должен быть отдан приоритет: защите прав добросовестного приобретателя или должника, составителя бумаги? В соответствии с договорной теорией возникновение права приурочивается к некоему соглашению между составителем бумаги и ее первым приобретателем. Сторонники этой концепции полагают, что приобретение права из бумаги и установление соответствующего обязательства невозможны без взаимонаправленных, встречных действий по передаче ценной бумаги ее составителем и принятию первым приобретателем. Из этого делается вывод о наличии между ними согласования воль, а следовательно, и договора*(556). Наиболее слабым звеном такого рода рассуждений является ситуация, когда ценная бумага выбывает из владения ее составителя без согласия последнего, например в результате утраты либо хищения. В случае с бумагой на предъявителя, рассуждают авторы, критикующие эту позицию, в силу абстрактного характера обязательства из ценной бумаги должник по ней может учинить исполнение долга любому предъявившему ее лицу, хотя упомянутое соглашение (договор) отсутствует.

Разновидностью этой конструкции является предложение C. Виванте, который уточнил, что отношение должника с последующими приобретателями определяется не через непосредственное согласование воль, а через его одностороннее волеизъявление, получившее свое выражение в содержании бумаги и принятое в дальнейшем каждым новым владельцем бумаги*(557).

Другая не менее представительная группа ученых полагает, что в основании возникновения права и обязательства, удостоверенных ценной бумагой, лежит одностороннее волеизъявление ее составителя (должника) обязываться в дальнейшем перед каждым последующим приобретателем бумаги. Составление бумаги (креация) в данном случае рассматривается как своего рода односторонняя сделка (обещание)*(558). В качестве недостатка этой теории, например применительно к векселю, отмечается то, что в некоторый промежуток времени (до получения ценной бумаги ее приобретателем) обязательству векселедателя не корреспондирует право векселедержателя, что влечет необходимость признать наличие определенной "незавершенности вексельного обязательства", "сохранения им свойства безотзывности"*(559). "Теория креации" (составления) имеет многочисленные разновидности, в основном применительно к векселю: "теория честности" Грюнгута (вексельное обязательство возникает в силу добросовестности приобретателя), "теория доставления собственности" Лемана (вексельное обязательство возникает перед каждым конкретным держателем в силу любого юридического факта, который способен породить право собственности на вексель), "теория деликта" Шлоссмана (вексельное обязательство возникает не тогда, когда оно составлено, а тогда, когда оно не исполнено)*(560). Весьма остроумной является "теория приобретения собственности или иного вещного права на предъявительскую бумагу", в соответствии с которой "для возникновения права и обязанности по бумаге на предъявителя необходимы две предпосылки: 1) правильно составленная бумага и 2) приобретение кем-либо права распоряжения бумагой"*(561). Предпринимались попытки объяснить основание возникновения обязательства между должником по бумаге и ее владельцем через известный еще римскому праву институт делегации, через применение конструкции - "иллюзии права", разработанной немецкими юристами, а также через многие другие юридические построения.

В п. 2 ст. 147 ГК РФ сформулировано правило об относительной (процессуальной) абстрактности обязательства, удостоверенного ценной бумагой, в соответствии с которым должник все же вправе отказаться от исполнения по ценной бумаге при доказанности в суде ущербности (дефекта) основания поступления ценной бумаги к кредитору*(562), например в случае хищения бумаги. Поэтому следует признать, что с точки зрения действующего российского законодательства право по ценной бумаге возникает при наличии как минимум двух обстоятельств: 1) составления бумаги и 2) приобретения права распоряжения ею, в том числе и на основании договора. Для отдельных видов ценных бумаг и некоторых прав, ими удостоверяемых, возникновение соответствующего обязательства увязывается законодателем с наступлением и других юридических фактов (например, отказ в платеже по переводному векселю и др.).

По некоторым видам ценных бумаг для возникновения прав по ним наличие договора является обязательным в силу прямого указания закона. Например, коносамент подтверждает заключение договора перевозки груза (п. 2 ст. 785 ГК РФ), прием груза для перевозки (п. 1 ст. 142 КТМ РФ); складские свидетельства могут служить в качестве письменной формы договора хранения на товарном складе (п. 2 ст. 907 ГК РФ), а сберегательная книжка на предъявителя и сберегательный (депозитный) сертификат выступают в качестве письменной формы договора банковского вклада (п. 1 ст. 836 ГК РФ); по облигациям в случаях, предусмотренных законом или правовыми актами, выпуск и продажа облигации являются юридическими фактами, необходимыми для заключения договора займа (ч. 1 ст. 816 ГК РФ). Следует учитывать, что существенные условия таких договоров (информация о товаре, о должнике и т.д.) должны согласовываться и излагаться в особой форме (ч. 3 п. 1 ст. 160 ГК РФ) в соответствии с требованиями, установленными для реквизитов соответствующей бумаги. Несоблюдение этих требований влечет признание ничтожной ценной бумаги (п. 2 ст. 144 ГК РФ), а следовательно, и воплощенного в ней договора.

Значение владения для приобретения права из ценной бумаги. Особая доказательственная сила рассматриваемого документа устанавливается за счет того, что юридическое господство над правом, удостоверяемым документом, и поэтому возможность извлекать полезные свойства такого права принадлежат только определенному лицу или его представителю - владельцу: они индивидуализированы для иных участников оборота. По традиционным ценным бумагам таким лицом является держатель бланка документа, по бездокументарным - только лицо, указанное в соответствующем реестре владельцев (в том числе в реестре, который ведется номинальным держателем). Для бездокументарных ценных бумаг ограничение доступа всех прочих, кроме правообладателя, лиц к определенной фиксации права (документу), а следовательно, к удостоверяемой этим документом (совокупностью документов при опосредованном владении через номинального держателя) ценности (праву требования) обеспечивается через установление особого режима составления документа и внесения в него изменений.

И по традиционным, и по электронным ценным бумагам право требования находится в сфере юридического господства только определенного лица. Никто другой при нормальном обороте не сможет извлечь полезные свойства права требования без воздействия на удостоверяющий его конкретный документ (бумажный или электронный). Такой документ - ценная бумага - индивидуализируется и поэтому в случае утраты возможности воздействовать на него может быть возвращен в сферу господства управомоченного. В отличие от других право требования, удостоверенное ценной бумагой, может быть осуществлено только при обращении к конкретному индивидуализируемому документу.

Значимым для обсуждаемой ситуации является не тот факт, что истец (правообладатель) физически не "держит" спорную ценность. Для владения важно иное. Это объективная способность своей волей воздействовать на объект для извлечения из него полезных свойств (для пользования им), а также решать правовую судьбу ценности (для осуществления правомочия распоряжения).

Договоры о передаче ценных бумаг. Требуется ли заключать какой-либо договор при передаче ценной бумаги от одного лица к другому или же достаточно лишь только передать бумагу (для бумаг на предъявителя) либо передать и учинить передаточную надпись (для ордерных бумаг)? Ведь ст. 146 ГК РФ, устанавливающая правила о передаче различных видов ценных бумаг, о договоре вообще не упоминает. Более того, например, относительно предъявительских ценных бумаг в ГК РФ уточняется, что для передачи прав по ним другому лицу вручение ценной бумаги этому лицу является достаточным. Уступка же требования по ордерной бумаге совершается путем индоссамента на этой ценной бумаге (п. 3 ст. 389 ГК РФ). Что должно служить основанием для передачи именной бумаги, права по которой в силу ст. 146 ГК РФ передаются в порядке, установленном для уступки требований (цессии), - соглашение о цессии или же такой вид договора, как, например, купля-продажа?

Раз ценная бумага отнесена к вещам (ст. 128, 130 ГК РФ), то к передаче прав, ею удостоверяемых, необходимо применять и общие нормы об основаниях перехода вещного права от одного лица к другому, в частности о договоре, если иное не следует из закона или существа обязательства. Известно, что в коммерческих отношениях передача вещей по общему правилу осуществляется на основании возмездного договора. Представляется, что вручение ценной бумаги, учинение передаточной надписи на ней и т.д. есть не что иное, как прежде всего действия, с одной стороны, подтверждающие наличие соответствующего договора, а с другой - также направленные на его исполнение. Что же касается вида самого договора, то он зависит от условий соглашения, достигнутого между сторонами. Так, при возмездном отчуждении, например, векселя, акции, коносамента и т.д. это будет договор либо купли-продажи, либо мены - в зависимости от средства платежа за приобретаемую ценную бумагу.

Г.Ф. Шершеневич, рассматривая вопрос о возможности купли-продажи права требования, в том числе и удостоверенного ценной бумагой, писал: "Продавать и покупать можно только вещи в смысле частей физического мира. Между тем нередко понятие купли-продажи расширяют за пределы материального мира, ставят рядом с вещами исключительные права, а также права требования, например, говорят о купле-продаже векселей. Отсюда видно, что понятие купли-продажи расширяют до понятия о возмездном отчуждении права. Но вместе с тем купля-продажа утрачивает свои отличительные черты, сливаясь отчасти с уступкой прав по обязательствам... Если вопрос этот может считаться спорным в науке, то с точки зрения русского законодательства нет, кажется, сомнения в том, что продавать и покупать можно только вещи..."*(563).

Вместе с тем с точки зрения современного российского законодательства этому взгляду можно противопоставить следующие доводы о возможности применения в качестве основания передачи ценной бумаги и прав, ею удостоверенных, договора купли-продажи.

Прежде всего п. 2 ст. 454 ГК РФ гласит, что положения, предусмотренные § 1 гл. 30 ГК РФ "Общие положения о купле-продаже", применяются, если законом не предусмотрены специальные правила о купле-продаже ценных бумаг*(564). Более того, например, для акции и специальные законы, и ГК РФ содержат нормы, прямо отсылающие именно к купле-продаже. Так, в п. 1 ст. 97, п. 2 ст. 97, п. 3 ст. 100, п. 1 и 2 ст. 101 ГК РФ употребляются следующие словосочетания: "свободная продажа", "продаваемых другим акционерам", "покупка дополнительно выпускаемых акций" и др., а в п. 6 ст. 98, п. 2 ст. 97, п. 1 ст. 99, п. 2 ст. 106 ГК РФ речь идет о приобретении самой акции, а не прав из нее. Терминология, характерная для конструкции договора купли-продажи, употребляется и в специальном законодательстве, прежде всего в Законе об акционерных обществах (п. 2 ст. 35, п. 4 ст. 72, ст. 76 и др.), а также в Законе о рынке ценных бумаг (ст. 4, 11 и др.). Примечательно и то, что в ст. 454 ГК РФ, говорится не только о возможности купли-продажи имущественного права (п. 4), но и отдельно о купле-продаже такой вещи, как ценная бумага, которая в большинстве случаев удостоверяет имущественное право требования (п. 2). Тем не менее на сказанное можно все же возразить, сославшись на то, что все нормы о купле-продаже в чистом виде применимы лишь к ценным бумагам на предъявителя и ордерным; что же касается именных ценных бумаг, то в отношении них, как того требует ст. 146 ГК РФ, должна применяться цессия.

Для определения соотношения цессии и договорных видов обязательств необходимо решить вопрос, является ли цессия самостоятельным видом сделки или же она служит в качестве особого вида правовой конструкции, которая опосредует особенности оборота (движения) прав, например, из договора купли-продажи, из других аналогичных сделок. Думается, что употребление в действующем законодательстве к обращению именных ценных бумаг и прав, ими удостоверяемых, правовых конструкций цессии, например для именной акции - купли-продажи, с точки зрения законодателя не является противоречивым и не исключает их одновременного применения. К такому заключению можно прийти, определив природу цессии, а также основания ее возникновения.

Известно, что, например, договор в пользу третьего лица (ст. 430 ГК РФ) не может существовать сам по себе - он всегда опосредован каким-либо иным договором и является своего рода юридической конструкцией, предусматривающей некоторые особые правила, для тех договоров, в которых "стороны установили, что должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу". Решающим для конструкции договора в пользу третьего лица не является то обстоятельство, что исполнение учиняется не самому кредитору, а третьему лицу, поскольку такая цель вполне достигается через применение правила п. 1 ст. 224 и ст. 312 ГК - исполнение управомоченному лицу, т.е. тому, на кого укажет кредитор. Не происходит в данном случае и полной замены лиц в обязательстве. Главное здесь то, что у третьего лица при определенных условиях возникает право требования, при том что стороной договора остается первоначальный кредитор. Наиболее ярким примером применения этой схемы является договор страхования в пользу выгодоприобретателя (ст. 929, 931, 956 ГК и др.).

Специфика правовой конструкции - цессии, обусловлена особенностью предмета сделки. Там, где предметом сделки является право требования, должны применяться нормы гл. 24 ГК РФ. Однако цессия, так же как и договор в пользу третьего лица, не может возникнуть сама по себе, без сделки, служащей для нее основанием. "Среди вещей, не изъятых из гражданского оборота, - писал О.С. Иоффе, - фигурируют также долговые требования и иные имущественные права (ст. 202 ГК 1922 г.). Так, например, нет препятствий к тому, чтобы кредитор по договору займа продал принадлежащее ему долговое требование какому-либо третьему лицу, получив от него соответствующее денежное возмещение. Не следует, однако, забывать, что передача долгового требования есть не что иное, как уступка права (цессия). Поэтому в случаях такого рода необходимо различать самую цессию и юридическое основание, в силу которого она осуществляется. Основаниями цессии может быть не только купля-продажа, но также мена, дарение и т.п. Но какими бы ни были ее основания, порядок совершения цессии и ее юридические последствия остаются одними и теми же"*(565).

Таким образом, в соответствии с действующим законодательством основанием для передачи именной ценной бумаги может служить любая сделка, однако порядок перехода прав, удостоверенных ею, по логике ст. 146 ГК РФ подчинен требованиям гл. 24 ГК РФ о цессии.

Установив необходимость договора в качестве одного из оснований перехода права на ценную бумагу и прав из нее, следует ответить на вопрос о форме такого договора. Ведь в соответствии с п. 1 ст. 432 ГК РФ для договоров устанавливается специальное последствие несоблюдения формы сделки - договор считается незаключенным. Учитывая преобладающее коммерческое использование ценных бумаг, большинство договоров с ними следует по общему правилу заключать в письменной форме (п. 1 ст. 161 ГК РФ). Является ли текст ценной бумаги наряду с фактом передачи ее от одного лица к другому подтверждением соблюдения письменной формы договора? По мнению А.Ф. Федорова, одной из причин возникновения индоссамента явилась необходимость упрощения формальностей, связанных с передачей права по векселю*(566). Представляется, что в случае если текст бумаги содержит все существенные условия соответствующего соглашения о передаче бумаги от одного лица к другому, то форма его считается соблюденной. В противном случае, т.е. при несоблюдении письменной формы договора - как в тексте самой ценной бумаги, так и в виде дополнительного документа, - необходимо признать, что ценная бумага поступила в обладание ее держателя без достаточных оснований.

При характеристике свойств ценной бумаги уже отмечалось, что обязательство, ею удостоверяемое, является относительно (процессуально) абстрагированным от основания возникновения такого обязательства. Практическое значение данного вывода применительно к совершению сделок с ценными бумагами состоит в следующем. Должник может не проверять наличие или действительность основания перехода ценной бумаги к новому кредитору и исполнить свою обязанность по ценной бумаге любому предъявителю, надлежаще по ней легитимированному, даже если бумага поступила к последнему, например, в результате ее хищения или по недействительной сделке. В таком случае должник будет освобожден от исполнения обязательств перед действительным кредитором (который, например, учинил индоссамент в пользу предъявителя бумаги под влиянием угрозы или обмана). Очевидно, что для определения того, является ли предъявитель бумаги надлежащим лицом или нет (ст. 312 ГК РФ), должник проверяет текст предъявленной ему ценной бумаги, например, устанавливает соответствие предъявителя бумаги названному в ней лицу, наличие соответствующей передаточной надписи и др. (ст. 145, 146 ГК РФ). Действительный кредитор в таком случае должен будет искать возмещения не у должника, а у лица, недобросовестно получившего исполнение.

В то же время должник вправе будет отказать в исполнении даже лицу, которое в соответствии с текстом бумаги является по ней надлежащим, если докажет в суде, что бумага поступила к предъявителю при отсутствии основания или по недействительному основанию. Так, представим, что из обстановки, сопутствующей предъявлению бумаги, станет ясно, что она перешла к новому кредитору по договору, который должен был быть заключен в письменной форме, а текст бумаги не содержит всех существенных условий соответствующего договора. У должника могут возникнуть сомнения в том, был ли заключен договор, т.е. в наличии основания перехода ценной бумаги к новому кредитору и действительности требования последнего. В такой ситуации должнику предоставляются две возможности. Во-первых, убедившись в соблюдении формальных требований к форме и реквизитам бумаги, он может учинить исполнение новому кредитору, освободив себя от исполнения первоначальному кредитору. Во-вторых, должник вправе и не производить исполнения, доказывая в суде, что договор не был заключен. Однако в последнем случае должник несет не только бремя доказывания данного факта в суде, но и риск невозможности его доказывания. Очевидно при этом, что в суде позиция кредитора по ценной бумаге является более предпочтительной, поскольку его управомоченность презюмируется лишь фактом предъявления надлежаще составленной бумаги. В предъявлении иных доказательств кредитор не нуждается. При неблагоприятном для должника исходе дела он должен будет не только учинить исполнение, но и компенсировать убытки, вызванные задержкой исполнения на период судебного разбирательства (например, в случае порчи товара, переданного на хранение на товарный склад), а также осуществить иные установленные законом выплаты (ст. 395 ГК РФ, ст. 3 Закона о переводном и простом векселе и др.).

В последнем случае, т.е. при возникновении у должника права на отказ от исполнения своей обязанности предъявителю бумаги, риск неисполнения такой обязанности будет распределяться между добросовестным приобретателем бумаги и первоначальным кредитором в зависимости от вида ценной бумаги. Так, и для ордерной, и для именной ценной бумаги установлено правило, в соответствии с которым предыдущий кредитор отвечает перед последующим за действительность требования (ст. 146 ГК РФ). В рассматриваемой ситуации отказ должника в исполнении последовал не вследствие его невозможности исполнить обязательство, а как результат доказанности должником в суде недействительности или отсутствия основания обязательства (незаключение договора), стороной которого являлся надлежащий предъявитель бумаги. Поэтому само требование нового кредитора, пусть даже и добросовестного, в отношении должника является недействительным, а следовательно, ответственность за это и по ордерным, и именным ценным бумагам должен нести предыдущий кредитор.

Что же касается ценных бумаг на предъявителя, то ГК РФ не устанавливает для них специальных правил об ответственности за действительность или исполнимость передаваемого требования, за исключением случая когда требование недействительно в силу подлога или подделки ценной бумаги (ч. 2 п. 2 ст. 147 ГК РФ). Поэтому для ценных бумаг на предъявителя в рассматриваемой ситуации к отношениям между первоначальным и последующим кредиторами должны применяться соответствующие правила об отдельных видах обязательств.

По общему правилу держание ценной бумаги надлежаще легитимированным лицом являлось достаточным основанием для установления управомоченности кредитора. Например, для установления законности приобретения векселя достаточно было лишь внешних признаков: (1) нахождение векселя у правообладателя, (2) непрерывность ряда индоссаментов, даже если последний индоссамент является бланковым (пп. 16, 77 Положения о векселях). В последнее время судебная практика применения специальных норм о ценных бумагах в системе общих гражданско-правовых норм это традиционное доктринальное положение уточнила. Для признания управомоченности необходимы три условия: (1) владение ценной бумагой, не ограничиваемое только держанием, (2) наличие законного основания для приобретения владения (держания), (3) добросовестность владельца при осуществлении права*(567).

Восстановление прав по ценным бумагам. Риск утраты любого имущества по общему правилу несет его собственник (ст. 211 ГК). Для ценных бумаг эти риски частично возлагаются и на добросовестного приобретателя. Восстановление прав по утраченным ценным бумагам осуществляется в зависимости от вида бумаги, а также от того обстоятельства, известен ее фактический держатель или нет. Например, для предъявительских и ордерных ценных бумаг установлен судебный порядок (ст. 148 ГК), однако правовое регулирование осуществлено в гл. 33 ГПК РФ, т.е. на уровне закона, только в отношении некоторых бумаг на предъявителя в порядке "вызывного производства"*(568). Названный порядок распространяется "как на случаи утраты этих документов, так и на случаи, когда документы утратили признаки платежности в результате ненадлежащего их хранения или по другим причинам..."*(569).

По именным ценным бумагам восстановление прав осуществляется на основании обращения уполномоченного лица к финансовому или иному органу, выдавшему документ, с требованием о выдаче дубликата. Очевидно, что выдача дубликата именной эмиссионной ценной бумаги потребует от должника сверки с соответствующим реестром, в котором ведется учет прав. При восстановлении же других именных ценных бумаг, передаваемых в порядке цессии, должнику нужно будет сверить все поступившие к нему уведомления о передаче права первоначальным кредитором последующему.

В случае если при утрате ценной бумаги известен ее держатель, то восстановление права по такой бумаге осуществляется в порядке, предусмотренном ст. 301 ("Истребование имущества из чужого незаконного владения"). Следует при этом учитывать, что ценные бумаги на предъявителя не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя, который известен (п. 3 ст. 302 ГК РФ)*(570). Неустановленный добросовестный приобретатель ценной бумаги на предъявителя несет определенные риски, связанные с возможностью исполнения по бумаге, поскольку он может и не узнать о возбуждении вызывного производства, однако в последующем должником в исполнении ему будет отказано на основании судебного решения.

Особенности договоров с некоторыми видами ценных бумаг. Эмиссионные ценные бумаги. Под обращением таких ценных бумаг следует понимать смену их владельца в результате совершения гражданско-правовых сделок, а также наступления других указанных в законе юридических фактов.

Законодательство предусматривает многочисленные требования к условиям и порядку совершения сделок с эмиссионными ценными бумагами. В частности, в соответствии с ч. 1 ст. 24 Закона о рынке ценных бумаг по общему правилу эмитент имеет право начинать размещение выпускаемых им эмиссионных ценных бумаг только после регистрации их выпуска. Исключение предусмотрено, например, для биржевых облигаций (ст. 27.5-2 того же Закона).

При заключении договора о размещении эмиссионных ценных бумаг и согласовании его условий необходимо помнить, что условия такого договора не должны ограничивать права инвестора по сравнению с правами, предусмотренными законодательством Российской Федерации о защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг, под страхом их ничтожности (п. 2 ст. 4 Закона о защите прав инвесторов).

В соответствии с п. 1 ст. 223 ГК РФ право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором. Иное определено в законе для установления момента возникновения права собственности на эмиссионные ценные бумаги (ст. 29 Закона о рынке ценных бумаг), в котором момент перехода права на такую бумагу к ее приобретателю поставлен в зависимость, во-первых, от того, является ли она именной или на предъявителя, и, во-вторых, от того, каким образом на нее учитываются права: у депозитария или же у реестродержателя.

Право на предъявительскую эмиссионную ценную бумагу, которая может быть только документарной, переходит к ее приобретателю: а) в случае нахождения ее сертификата у владельца - в момент передачи этого сертификата приобретателю; б) в случае хранения сертификатов предъявительских документарных эмиссионных ценных бумаг и (или) учета прав на такие бумаги у депозитария - в момент осуществления приходной записи по счету депо приобретателя.

Право на именную бездокументарную эмиссионную ценную бумагу переходит к приобретателю: а) в случае учета прав в системе ведения реестра - с момента внесения приходной записи по лицевому счету приобретателя; б) в случае учета прав у лица, осуществляющего депозитарную деятельность, - с момента внесения приходной записи по счету депо.

Эти нормы являются императивными, поэтому определение в договоре иного момента перехода права собственности является недопустимым.

Следует также отметить, что в свое время в литературе рассматривался и такой вопрос: кто должен обращаться к реестродержателю с требованием о внесении соответствующих записей об изменении собственника именной ценной бумаги - ее приобретатель или отчуждатель?*(571) Не останавливаясь на рассмотрении различных правовых последствий, возникающих в результате применения той или иной конструкции, упомянем лишь, что действующее законодательство устанавливает в ст. 8 Закона о рынке ценных бумаг обязанность держателя реестра вносить изменения в систему ведения реестра на основании: 1) распоряжения владельца о передаче ценных бумаг, или лица, действующего от его имени, или соответствующего номинального держателя ценных бумаг, а при размещении эмиссионных ценных бумаг - на основании уведомления их продавца; 2) иных документов, подтверждающих переход права собственности на ценные бумаги в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации.

Учитывая императивность нормы ч. 2 п. 1 ст. 142 ГК, в соответствии с которой права, удостоверяемые ценной бумагой, переходят с ее передачей, в договоре об отчуждении ценной бумаги не допускается устанавливать иной момент перехода права собственности к ее приобретателю.

Для обеспечения соблюдения процедуры и условий эмиссии законодательством в качестве своего рода санкции предусматривается возможность признания эмиссии недобросовестной и, как следствие, приостановления выпуска или признания его несостоявшимся или недействительным.

В случае признания выпуска эмиссионных ценных бумаг недействительным все ценные бумаги данного выпуска подлежат возврату эмитенту, а средства, полученные эмитентом от размещения выпуска ценных бумаг, признанного недействительным, должны быть возвращены владельцам. Кроме того, в соответствии со ст. 835 ГК РФ в случае привлечения денежных средств граждан и юридических лиц путем продажи им акций и других ценных бумаг, выпуск которых признан незаконным, помимо возврата денежных средств, уплаченных за ценные бумаги, потерпевший вправе требовать: 1) уплаты ему процентов за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК РФ), а также 2) возмещения сверх сумм процентов всех причиненных ему убытков*(572). Важно отметить и то, что для признания выпуска ценных бумаг недействительным установлен сокращенный срок исковой давности - один год с даты начала размещения ценных бумаг (ст. 13 Закона о защите прав инвесторов).

Законодательством предусматриваются и иные последствия установления правовых дефектов выпуска эмиссионных ценных бумаг. Так, в ст. 37 Закона о рынке ценных бумаг вводятся специальные правила об основаниях и порядке расторжения договора: признание выпуска эмиссионных ценных бумаг несостоявшимся является основанием для прекращения договора на рекламу этих ценных бумаг. Договор на рекламу эмиссионных ценных бумаг, выпуск которых признан несостоявшимся, прекращается с момента уведомления рекламораспространителя регистрирующим органом, признавшим выпуск эмиссионных ценных бумаг несостоявшимся. Рекламораспространитель имеет право требовать от рекламодателя возмещения убытков, причиненных в результате прекращения договора на рекламу.

Акции. Обращение акций может иметь место как при их размещении среди первоначальных владельцев, т.е. "при отчуждении эмиссионных ценных бумаг эмитентом первым владельцам путем заключения гражданско-правовых сделок" - самим акционерным обществом или от его имени иным лицом (ст. 2 Закона о рынке ценных бумаг), так и при отчуждении акций их первыми приобретателями (владельцами) другим лицам - при вторичном обращении или на так называемом вторичном рынке.

В наибольшей степени специальному правовому регулированию подвергнуты отношения, складывающиеся при отчуждении акций их первым владельцам. Что же касается вторичного рынка, то оборот акций здесь регламентируется во многом общими правилами, характерными для отношений по изменению носителя вещного права на любое движимое имущество*(573).

Говоря о специфике гражданско-правовых сделок, с совершением которых Закон о рынке ценных бумаг связывает изменение владельца акций при их первичном размещении, необходимо иметь в виду следующее. Исходя из нормы п. 2 ст. 99 ГК РФ, не допускается освобождение акционера от обязанности оплаты акций общества, в том числе освобождение его от этой обязанности путем зачета требований к обществу. В этой связи отчуждение обществом акций их первым приобретателям всегда должно носить возмездный характер. Эти отношения вполне укладываются в конструкцию таких гражданско-правовых сделок, влекущих "отчуждение эмиссионных ценных бумаг их первым владельцам", как купля-продажа и мена, и должны оформляться с учетом требований гл. 30 и 31 ГК РФ.

В случаях когда акции размещаются среди их первых владельцев, условия о цене и сроках оплаты акции, как представляется, являются существенными условиями соответствующих договоров. Кроме того, при определении этих условий эмитент и приобретатель акций обязаны руководствоваться, в частности, следующими требованиями.

В силу ст. 36 Закона об акционерных обществах оплата акций общества осуществляется по рыночной стоимости, но не ниже их номинальной стоимости. Рыночной стоимостью акций общества является цена, по которой продавец, имеющий полную информацию о стоимости имущества и не обязанный его продавать, согласен был бы продать его, а покупатель, имеющий полную информацию о стоимости имущества и не обязанный его приобрести, согласен был бы приобрести (п. 1 ст. 77 Закона об акционерных обществах). Общество вправе осуществлять размещение акций по цене ниже их рыночной стоимости в случаях: а) размещения дополнительных обыкновенных акций акционерам - владельцам обыкновенных акций общества в случае осуществления ими преимущественного права приобретения таких акций по цене, которая не может быть ниже 90% от их рыночной стоимости; б) размещения дополнительных акций при участии посредника по цене, которая не может быть ниже их рыночной стоимости более чем на размер вознаграждения посредника, установленный в процентном отношении к цене размещения таких акций. При отсутствии спроса на вновь выпущенные акции общество обязано уменьшить уставный капитал путем их погашения. Еще одно исключение из принципа размещения акций по рыночной цене предусмотрено для учредителей при учреждении общества - оплата акций производится в данном случае по их номинальной стоимости (ч. 2 п. 1 ст. 36 Закона об акционерных обществах).

Оплата акций и иных ценных бумаг общества может осуществляться деньгами, ценными бумагами, другими вещами или имущественными правами либо иными правами, имеющими денежную оценку*(574).

Обязательства по приобретению акций должны в ряде случаев исполняться с учетом установленных в законодательстве сроков (ст. 309, 314 ГК РФ). В соответствии с требованиями ст. 34 Закона об акционерных обществах акции общества при его учреждении должны быть полностью оплачены в течение срока, определенного уставом общества, при этом не менее 50% уставного капитала общества должно быть оплачено к моменту регистрации общества, а оставшаяся часть - в течение года с момента его регистрации, если иное не установлено Федеральным законом о государственной регистрации юридических лиц.

Дополнительные акции общества должны быть оплачены в течение срока, определенного в соответствии с решением об их размещении, но не позднее одного года с момента их приобретения (размещения). Дополнительные акции, которые должны быть оплачены деньгами, оплачиваются при их приобретении в размере не менее 25% от их номинальной стоимости.

Размещение акций не допускается до государственной регистрации их выпуска эмитентом (ст. 24 Закона о рынке ценных бумаг)*(575). Не является исключением из этой нормы и правило ч. 2 п. 2 ст. 25 Закона об акционерных обществах, в соответствии с которым все акции общества должны быть размещены среди учредителей при его учреждении, т.е. до государственной регистрации общества и выпуска его акций. Очевидно, что акции не могут появиться, а следовательно, и быть отчуждены эмитентом до его создания. В данном случае допустимо говорить о возникновении у общества обязанности по размещению акций среди его учредителей на основании сложного юридического состава, включающего в себя, во-первых, договор учредителей о создании общества, во-вторых, государственную регистрацию общества и, в-третьих, такой юридический факт, как государственная регистрация выпуска.

Что же касается "вторичного рынка", то цена отчуждаемых акций и срок их оплаты определяются по усмотрению сторон соответствующего договора. Следует, однако, учитывать, что отчуждение акций и иных эмиссионных ценных бумаг на "вторичном рынке" до их полной оплаты и регистрации отчета об итогах их выпуска запрещается (п. 2 ст. 5 Закона о защите прав инвесторов).

Вексель. Все множество сделок вексельного оборота следует классифицировать на две группы: непосредственно вексельные сделки и сделки с векселями. По мнению П.Ю. Дробышева, критерием этой классификации выступает необходимость (или допустимость) отражения в тексте векселя сведений о соответствующей сделке*(576). Думается, что предложенный этим автором классификационный признак нуждается в последующем уточнении. К непосредственно вексельным сделкам следует отнести те, результатом которых является возникновение, изменение или прекращение особых в сравнении с общегражданскими прав и обязанностей. Например, если ответственность поручителя перед кредитором может быть ограничена договором (п. 2 ст. 363 ГК РФ), а по общему правилу обязанность поручителя прекращается в случае недействительности обеспечиваемого им обязательства (п. 3 ст. 329 ГК РФ), то для вексельного поручительства (аваля) установлены определенные исключения. Авалист отвечает так же, как и тот, за кого он дал аваль. Его обязательство действительно даже в том случае, если то обязательство, которое он гарантировал, окажется недействительным по какому бы то ни было основанию, иному, чем дефект формы (п. 32 Положения о переводном и простом векселе). В гл. 2 Положения о переводном и простом векселе установлены особые правила, подлежащие применению в качестве специальных при передаче векселя посредством индоссамента по различным основаниям (продаже, мене и т.п.). Поэтому и такие сделки, совершаемые по специальным правилам об индоссаменте, также следует отнести к вексельным.

Примером второй группы сделок, как справедливо подмечено П.Ю. Дробышевым, является договор хранения векселей.

Особенности видов договоров с ценными бумагами. Залог. В соответствии с п. 4 ст. 338 ГК РФ "при залоге имущественного права, удостоверенного ценной бумагой, она передается залогодержателю в депозит нотариуса, если договором не предусмотрено иное". Что подразумевается в п. 4 ст. 338 ГК РФ: залог имущественного права, удостоверенного ценной бумагой, или самой бумаги?*(577) Следует сказать, что Закон от 25 мая 1992 г. "О залоге" в ст. 4 рассматривает в качестве самостоятельного предмета залога как ценные бумаги, так и имущественные права, в том числе права требования (ст. 54)*(578). Поэтому, вероятно, можно предположить, что указанное правило п. 4 ст. 338 ГК РФ в том виде, в каком оно существует в настоящее время, к залогу собственно ценных бумаг применяться не должно.

Законодательство содержит и специальные правила применительно к залогу некоторых видов ценных бумаг. Так, ст. 5 Закона о залоге устанавливает, что "залог товаров может осуществляться путем передачи залогодержателю товарораспорядительного документа, являющегося ценной бумагой". В п. 4 ст. 912 это положение уточняется указанием на то, что товар, принятый на хранение по двойному или простому складскому свидетельству, может быть в течение его хранения предметом залога путем залога соответствующего свидетельства.

Свои особенности возникают и при залоге векселя*(579). По одному из дел организация обратилась с исковым требованием к векселедателю о взыскании суммы по векселю. В подтверждение своих прав на предъявление такого требования истец представил простой вексель, договор о залоге с векселедержателем и акт передачи, по которому вексель передан ему в заклад. Последний индоссамент на векселе был совершен в пользу залогодателя. Поскольку свои обязанности по кредитному договору, обеспеченному залогом, векселедержатель (залогодатель) не выполнил, организация сочла возможным реализовать свои права залогодержателя путем предъявления иска к векселедателю.

В силу ст. 19 Положения о переводном и простом векселе лицо, у которого находится вексель на основании индоссамента, содержащего оговорку "валюта в залог" либо равнозначащую оговорку, имеет право осуществлять все права, вытекающие из векселя. Арбитражный суд установил, что индоссамент, содержащий оговорку "валюта в залог" или иную равнозначащую оговорку, на векселе отсутствовал, а истец обосновывает свои права как залогодержателя только общегражданским порядком. Гражданское законодательство не предусматривает для залогодержателя векселя право на самостоятельное получение исполнения по нему. В силу этого суд обоснованно заключил, что в данном случае лицо, у которого вексель находится в залоге, не имеет права получить исполнение по этому векселю в порядке, предусмотренном Положением о переводном и простом векселе*(580).

Имеется и своя специфика при залоге закладной (ст. 49 Закона об ипотеке), залоге именных эмиссионных ценных бумаг (п. 3.4.3, 7.6 Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг*(581)), а также в иных случаях залога ценных бумаг.

Особенности договоров, заключаемых профессиональными участниками рынка ценных бумаг. Общие положения. Основными действующими лицами на рынке ценных бумаг являются эмитенты, выпускающие ценные бумаги, а также инвесторы, эти бумаги приобретающие. Первые аккумулируют финансовые и иные средства, предлагая за это некоторый эквивалент в виде определенного набора имущественных прав, вторые же приобретают такие права и выплачивают за них известную компенсацию. Так, акционерное общество (эмитент), размещая собственные акции, стремится привлечь дополнительный капитал. Приобретатель акции, уплачивая за нее акционерному обществу искомый капитал, имеет имущественный интерес, выражающийся в намерении не только возвратить эквивалент вложенным средствам, но и получить от этого определенную выгоду.

Повышению оборотоспособности ценных бумаг, созданию условий для наиболее эффективного взаимодействия между эмитентом и инвестором призваны способствовать различного рода посредники. Те из них, которые занимаются обеспечением встречного движения ценных бумаг и соответствующих им капиталов в качестве основного и (или) исключительного вида деятельности, т.е. профессионально, называются профессиональными участниками рынка ценных бумаг. Законодательство предусматривает для договоров, заключаемых рассматриваемыми посредниками, различного рода особенности. Так, стороной такого договора может быть только лицо, отвечающее следующим общим признакам. Во-первых, таковыми могут быть только юридические лица; во-вторых, соответствующие лица должны осуществлять виды деятельности, указанные в гл. 2 Закона; в-третьих, такая деятельность допускается только на основании специального разрешения - лицензии или указания закона в отношении государственной корпорации (ст. 39 Закона). Среди этих видов деятельности Законом названы следующие: брокерская, дилерская, деятельность по управлению ценными бумагами, клиринговая, депозитарная, деятельность по ведению реестра владельцев ценных бумаг, деятельность по организации торговли ценными бумагами (ст. 3-9). В зависимости от вида деятельности закон в ряде случаев предъявляет специфические требования к самому субъекту, его осуществляющему, устанавливая, например, в какой организационно-правовой форме должен быть создан профессиональный участник - юридическое лицо, может ли он заниматься коммерческой деятельностью.

В законодательстве, а также в нормативных актах ФСФР России устанавливаются ограничения на совмещение различных видов деятельности на рынке ценных бумаг. Не допускается, например, совмещать с другими видами указанной деятельности профессиональное ведение реестра (ч. 1 ст. 10 Закона о рынке ценных бумаг).

Классификация профессиональных участников может быть проведена по различным признакам, в частности, в зависимости от специфики основного предмета деятельности. Допустимо, например, выделить группу участников, основным предметом деятельности которых является посредничество в совершении сделок с ценными бумагами. К ним относятся брокеры, дилеры, организаторы торговли. Следующая группа посредников - профессиональных участников призвана преимущественно способствовать исполнению сделок с ценными бумагами. Это депозитарии, клиринговые организации, реестродержатели. Наконец, реализации прав, удостоверенных ценной бумагой, содействует доверительный управляющий. Очевидно, что отнесение названных участников к той или иной группе является весьма условным, поскольку названные предметы деятельности у различных участников могут сочетаться.

Брокерская деятельность, по определению Закона, включает в себя совершение гражданско-правовых сделок с ценными бумагами от имени и за счет клиента (в том числе эмитента эмиссионных ценных бумаг при их размещении) или от своего имени и за счет клиента на основании возмездных договоров с клиентом.

Профессиональный участник рынка ценных бумаг, занимающийся брокерской деятельностью, именуется брокером.

Иными словами, при отсутствии уведомления не может быть и передоверия.

Закон о рынке ценных бумаг не только формулирует обязанность брокера выполнять поручения клиентов добросовестно, но и устанавливает очередность их выполнения - в порядке поступления, если иное не предусматривается договором с клиентом или его поручением. В случае наличия у брокера интереса, препятствующего осуществлению сделки на наиболее выгодных для клиента условиях, брокер обязан немедленно уведомить последнего о наличии у него такого интереса.

В случае если клиентом брокера является предприниматель при заключении им договоров в сфере предпринимательской деятельности, например другой брокер, то на отношения сторон договора распространяются нормы о коммерческом представительстве (п. 1 ст. 184 ГК РФ). Как следствие, брокер - поверенный, действующий на основании договора поручительства, вправе в соответствии со ст. 359 ГК РФ удерживать находящиеся у него ценные бумаги, которые подлежат передаче доверителю, в обеспечение своих требований по договору поручения (п. 3 ст. 972 ГК РФ). Применение удержания брокером, действующим на основании договора не поручения, а комиссии, возможно в отношении любых клиентов, а не только являющихся предпринимателями, и не зависит от того, действует ли такой брокер в качестве коммерческого представителя (п. 2 ст. 996 ГК РФ).

По общему правилу по сделке, совершенной комиссионером с третьим лицом, приобретает права и становится обязанным сам комиссионер, а не клиент (комитент) (п. 1 ст. 990 ГК РФ). Однако если к комиссионеру поступили вещи, приобретенные за счет комитента (клиента), то они являются собственностью последнего (п. 1 ст. 996 ГК РФ). Поскольку ценные бумаги отнесены в ГК РФ к вещам (ст. 128, п. 2 ст. 130), то предмет сделок комиссионера, являющегося брокером, всегда является собственностью клиента.

В случае оказания брокером услуг по размещению эмиссионных ценных бумаг брокер вправе приобрести за свой счет не размещенные в срок, предусмотренный договором, ценные бумаги.

В силу прямого указания закона брокер вправе осуществлять функции, обычно характерные для финансовых организаций. Так, брокер вправе предоставлять клиенту в заем денежные средства и (или) ценные бумаги для совершения сделок купли-продажи ценных бумаг при условии предоставления клиентом обеспечения способом, предусмотренным законом. Сделки, совершаемые с использованием денежных средств и (или) ценных бумаг, переданных брокером в заем, именуются маржинальными сделками.

Брокер вправе взимать с клиента проценты по предоставляемым займам. В качестве обеспечения обязательств клиента по предоставленным займам брокер вправе принимать только ценные бумаги, принадлежащие клиенту и (или) приобретаемые брокером для клиента по маржинальным сделкам.

Денежные средства клиентов, переданные ими брокеру для инвестирования в ценные бумаги, а также денежные средства, полученные по сделкам, совершенным брокером на основании договоров с клиентами, должны находиться на отдельном банковском счете (счетах), открываемом брокером в кредитной организации (специальный брокерский счет). Брокер обязан вести учет денежных средств каждого клиента, находящихся на специальном брокерском счете (счетах), и отчитываться перед клиентом. На денежные средства клиентов, находящиеся на специальном брокерском счете (счетах), не может быть обращено взыскание по обязательствам брокера. Брокер не вправе зачислять собственные денежные средства на специальный брокерский счет (счета), за исключением случаев их возврата клиенту и (или) предоставления займа клиенту в порядке, установленном настоящей статьей.

Брокер вправе использовать в своих интересах денежные средства, находящиеся на специальном брокерском счете (счетах), если это предусмотрено договором о брокерском обслуживании, гарантируя клиенту исполнение его поручений за счет указанных денежных средств или их возврат по требованию клиента. Денежные средства клиентов, предоставивших право их использования брокеру в его интересах, должны находиться на специальном брокерском счете (счетах), отдельном от специального брокерского счета (счетов), на котором находятся денежные средства клиентов, не предоставивших брокеру такого права. Денежные средства клиентов, предоставивших брокеру право их использования, могут зачисляться брокером на его собственный банковский счет.

Дилерская деятельность подразумевает совершение сделок купли-продажи ценных бумаг от своего имени и за свой счет путем публичного объявления цен покупки и (или) продажи определенных ценных бумаг с обязательством покупки и (или) продажи этих ценных бумаг по ценам, объявленным лицом, осуществляющим такую деятельность (ст. 4 Закона о рынке ценных бумаг). Профессиональный участник рынка ценных бумаг, осуществляющий дилерскую деятельность, именуется дилером. Дилером в отличие от брокера может быть только юридическое лицо - коммерческая организация, а также государственная корпорация в случае, установленном законом о ее создании.

Характерным является и то, что дилер для оплаты ценных бумаг может использовать только денежные средства: упоминание в Законе договора купли-продажи не оставляет в деятельности дилера места для договоров мены, а следовательно, и для других, кроме денег, средств расчета (п. 1 ст. 454 ГК РФ).

По общему правилу цена не является существенным условием договора купли-продажи (ст. 485 ГК РФ). Вместе с тем Закон для договоров купли-продажи ценных бумаг, заключаемых дилерами, квалифицирует условие о цене в качестве существенного.

Дилер не вправе уклоняться от заключения договора купли-продажи ценных бумаг на публично объявленных им условиях. Поэтому такого рода публичное объявление является не чем иным, как публичной офертой (ст. 437 ГК РФ). Однако Закон устанавливает особенность содержания не только оферты дилера, но и акцепта. Во-первых, для того чтобы оферта считалась объявленной, она должна содержать условие о цене. Во-вторых, если дилер не оговорит в оферте такие условия, как минимальное и максимальное количество покупаемых и (или) продаваемых ценных бумаг, а также срок, в течение которого действуют объявленные им цены, то он обязан заключить договор по этим условиям в том виде, как они предложены клиентом. Установление в Законе исчерпывающего перечня существенных условий договора купли-продажи дилером ценных бумаг, а также обязанности последнего заключить договор на условиях, предложенных клиентом, означает, что дилер не может при наличии возражений клиента настаивать на включении в договор иных, помимо указанных в Законе, условий и, следовательно, придавать им значение существенных.

В случае уклонения дилера от заключения договора к нему может быть предъявлен иск о принудительном заключении такого договора и (или) о возмещении причиненных клиенту убытков.

Деятельность по управлению ценными бумагами включает в себя осуществление юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем от своего имени за вознаграждение в течение определенного срока доверительного управления переданными ему во владение и принадлежащими другому лицу в интересах этого лица или указанных этим лицом третьих лиц: ценными бумагами; денежными средствами, предназначенными для инвестирования в ценные бумаги; денежными средствами и ценными бумагами, получаемыми в процессе управления ценными бумагами*(582).

Профессиональный участник рынка ценных бумаг, осуществляющий деятельность по управлению ценными бумагами, именуется управляющим (ст. 5 Закона о рынке ценных бумаг). Юридическое лицо - управляющий должно быть учреждено в качестве коммерческой организации. При этом унитарное предприятие такого рода деятельностью заниматься не вправе (п. 1 ст. 1015 ГК РФ).

Особенности заключения договора доверительного управления имуществом предусмотрены гл. 53 ГК РФ. При этом в дополнение к существенным условиям такого договора, сформулированным в ст. 1016 ГК РФ, для управления ценными бумагами названо еще одно: в соответствии с ч. 2 ст. 1025 ГК РФ в рассматриваемом договоре должны быть согласованы правомочия управляющего по распоряжению ценными бумагами.

Необходимо также учитывать, что норма ч. 3 ст. 1025 позволяет определять особенности доверительного управления ценными бумагами только в законе. При передаче в доверительное управление ценных бумаг может быть предусмотрено объединение ценных бумаг, передаваемых в доверительное управление разными лицами (ст. 1025 ГК РФ). При этом в случае если конфликт интересов управляющего и его клиента или разных клиентов одного управляющего, о котором все стороны не были уведомлены заранее, привел к действиям управляющего, нанесшим ущерб интересам клиента, управляющий обязан за свой счет возместить убытки в порядке, установленном гражданским законодательством (ч. 5 ст. 5 Закона о рынке ценных бумаг).

Деятельность по определению взаимных обязательств (клиринг), или клиринговая деятельность, - это деятельность по определению взаимных обязательств (сбор, сверка, корректировка информации по сделкам с ценными бумагами и подготовка бухгалтерских документов по ним) и их зачету по поставкам ценных бумаг и расчетам по ним (ст. 6 Закона о рынке ценных бумаг). Необходимость в профессиональных участниках, осуществляющих клиринговую деятельность, становится все более острой в условиях возрастающего количества сделок с ценными бумагами, введением в обиход бездокументарных ценных бумаг. В России система клиринга находится лишь в стадии формирования. В других государствах клиринговые организации являются неотъемлемым элементом рынка ценных бумаг.

Основанием для осуществления услуг по клирингу является договор с участником рынка ценных бумаг, для которого производятся расчеты (ч. 2 ст. 6 Закона о рынке ценных бумаг). Представляется, что такой договор в зависимости от содержания конкретных обязанностей должен квалифицироваться в соответствии с правилами гл. 39 ГК РФ "Возмездное оказание услуг" и гл. 49 "Поручение". В данном случае при осуществлении зачета клиринговая организация действует как своего рода коммерческое представительство, а сам зачет может осуществляться не по заявлению другой стороны обязательства, а своему представителю.

Учитывая, что основными задачами клиринговой организации являются операции по зачету взаимных требований по передаче ценных бумаг и их оплате, Закон о рынке ценных бумаг в ч. 3 ст. 6 предусматривает для клиринговой организации, осуществляющей расчеты по сделкам с ценными бумагами, обязанность по формированию специальных фондов для снижения рисков неисполнения сделок с ценными бумагами.

Депозитарная деятельность - это деятельность по оказанию услуг по хранению сертификатов ценных бумаг и (или) учету и переходу прав на ценные бумаги. Профессиональный участник рынка ценных бумаг, осуществляющий депозитарную деятельность, именуется депозитарием*(583).

Отношения между депозитарием и клиентом (депонентом) регулируются депозитарным договором (договором о счете депо). Депозитарный договор должен заключаться в письменной форме и содержать следующие существенные условия: 1) однозначное определение предмета договора: предоставление услуг по хранению сертификатов ценных бумаг и (или) учету прав на ценные бумаги; 2) порядок передачи депонентом депозитарию информации о распоряжении депонированными в депозитарии ценными бумагами депонента; 3) срок действия договора; 4) размер и порядок оплаты услуг депозитария, предусмотренных договором; 5) форму и периодичность отчетности депозитария перед депонентом; 6) обязанности депозитария. Кроме того, существенными являются условия депозитарной деятельности, которые утверждены депозитарием и должны прилагаться в качестве неотъемлемой части к депозитарному договору (ч. 4 ст. 7 Закона о рынке ценных бумаг). Следовательно, для признания договора заключенным депонент должен не только ознакомиться с утвержденными депозитарием условиями его деятельности, но и согласиться с ними. Наконец, если депонентом одного депозитария является другой депозитарий, то депозитарный договор между ними должен предусматривать в качестве существенного условия процедуру получения в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, информации о владельцах ценных бумаг, учет которых ведется в депозитарии-депоненте, а также в его депозитариях-депонентах.

Несмотря на то что сертификаты ценных бумаг для их хранения передаются депозитарию во владение (держание), заключение депозитарного договора не влечет за собой переход к депозитарию права собственности на ценные бумаги депонента. Депозитарий не имеет права распоряжаться ценными бумагами депонента, управлять ими или осуществлять от имени депонента любые действия с ценными бумагами, кроме осуществляемых по поручению депонента в случаях, предусмотренных депозитарным договором.

Очевидно, что разнородность обязательств депозитария позволяет квалифицировать депозитарный договор как смешанный - с элементами договоров хранения (ст. 886-904 ГК РФ), возмездного оказания услуг (ст. 779-783 ГК РФ), поручения, доверительного управления и др. Вместе с тем применение правил указанных видов обязательств должно осуществляться с учетом особенностей предмета договора - ценных бумаг. Так, в соответствии со ст. 899, 900 ГК РФ у поклажедателя имеется обязанность взять, а у хранителя - вернуть вещь обратно. Однако эти нормы не могут быть применены, в случае если ценные бумаги выпущены в документарной форме, но с обязательством централизованного хранения в депозитариях, поскольку тогда ценные бумаги не могут выдаваться на руки их владельцам (ч. 8 ст. 16 Закона о рынке ценных бумаг). Кроме того, необходимо иметь в виду, что при централизованном хранении бланки однородных ценных бумаг различных владельцев могут смешиваться, храниться с обезличением. В результате без индивидуального учета определение того, какой конкретно бланк принадлежит каждому владельцу, будет затруднительным. При необходимости возврата ценных бумаг следует руководствоваться правилом ст. 890 ГК РФ: владельцу должны быть переданы однородные ценные бумаги (ст. 905 ГК РФ). В аналогичной ситуации смешивания бездокументарных ценных бумаг правило ст. 890 ГК РФ подлежит применению в силу аналогии закона (ст. 6 ГК РФ).

Деятельность по ведению реестра владельцев ценных бумаг - это деятельность по сбору, фиксации, обработке, хранению и предоставлению данных, составляющих систему ведения реестра владельцев ценных бумаг.

Под системой ведения реестра владельцев ценных бумаг понимается совокупность данных, зафиксированных на бумажном носителе и (или) с использованием электронной базы данных, обеспечивающая идентификацию зарегистрированных в системе ведения реестра владельцев ценных бумаг, номинальных держателей и учет прав в отношении ценных бумаг, зарегистрированных на их имя, позволяющая получать и направлять информацию указанным лицам и составлять реестр владельцев ценных бумаг. Система ведения реестра владельцев ценных бумаг должна обеспечивать сбор и хранение в течение установленных сроков информации о всех фактах и документах, влекущих необходимость внесения в нее изменений, и о всех действиях держателя реестра по внесению этих изменений.

Закон о рынке ценных бумаг устанавливает основные принципы правоотношений, складывающихся между регистратором, эмитентом и владельцами ценных бумаг. При этом, как следует из содержания ст. 2 и 8 Закона, требование о ведении реестра устанавливается в нем лишь для именных эмиссионных ценных бумаг. В то же время детальная регламентация процедуры ведения реестра содержится в нормативных актах ФКЦБ (в настоящее время - ФСФР)*(584). Наибольшее значение деятельность регистратора имеет для самого крупного сектора рынка ценных бумаг - рынка именных акций. Неслучайно поэтому отдельные правила, применимые к учету прав по именным акциям, включены в Закон РФ "Об акционерных обществах" (ст. 44-46).

Лица, осуществляющие деятельность по ведению реестра владельцев ценных бумаг, именуются держателями реестра (регистраторами). Регистраторами могут быть только юридические лица. Держателем реестра может быть эмитент или профессиональный регистратор, осуществляющий деятельность по ведению реестра на основании поручения эмитента. В случае если число владельцев превышает 500, держателем реестра должен быть независимый регистратор. Эмитент может вступить в правоотношение по ведению реестра только с одним регистратором на основании договора. Какова природа этого договора - "поручение", "комиссия", "возмездное оказание услуг", "агентирование" или иной вид обязательства? Представляется, что этот договор не относится к агентским, как полагает Д.В. Ломакин*(585). Правильнее было бы квалифицировать его как договор по возмездному оказанию услуг. Объясняется это тем, что агентский договор образуется преимущественно из элементов договора комиссии и поручения. Вместе с тем предметом и комиссии, и поручения является совершение определенных юридических действий (сделок)*(586). Но регистратору запрещено осуществлять сделки с ценными бумагами лиц, зарегистрированных в реестре, включая самого эмитента. Действия регистратора по учету прав хоть и имеют определенное юридическое значение, но не являются сделками. Кроме того, при договоре поручения поверенный действует от имени клиента, в то время как регистратор действует от собственного имени.

В обязанности держателя реестра входит: 1) открыть каждому владельцу, изъявившему желание быть зарегистрированным у держателя реестра, а также номинальному держателю ценных бумаг лицевой счет в системе ведения реестра на основании уведомления об уступке требования или распоряжения о передаче ценных бумаг, а при размещении эмиссионных ценных бумаг - на основании уведомления продавца ценных бумаг; 2) вносить в систему ведения реестра все необходимые изменения и дополнения; 3) производить операции на лицевых счетах владельцев и номинальных держателей ценных бумаг только по их поручению; 4) доводить до зарегистрированных лиц информацию, предоставляемую эмитентом; 5) информировать зарегистрированных в системе ведения реестра владельцев и номинальных держателей ценных бумаг о правах, закрепленных ценными бумагами, о способах и порядке осуществления этих прав и др.

Организатор торговли на рынке ценных бумаг предоставляет услуги, непосредственно способствующие заключению гражданско-правовых сделок с ценными бумагами. Такая деятельность может осуществляться на биржевом и внебиржевом рынках.

 


Дата добавления: 2018-09-22; просмотров: 351;