Преступление как нарушение требований морали



 

Широко распространен взгляд, согласно которому любое пре­ступление одновременно нарушает требования морали. К этому мнению склоняется, например, такой известный английский су­дья, как лорд Деннинг. Однако не все аморальные проступки од­новременно являются преступлениями. Действие может быть аморальным и осуждается, но оно не преступно и не преследует­ся в судебном порядке.

Надо сказать, что для английского общества характерно отсут­ствие какой-то одной, доминирующей и единой морали. Концеп­цию единой морали было бы весьма сложно принять, не говоря уже о том, чтобы добиться ее применения путем принуждения. Следовательно, если бы такая ситуация была возможной, то уго­ловное право отражало бы не моральные требования как тако­вые, а скорее моральные требования определенной группы обще­ства.

Преступление как посягательство на норму права

 

Если признать, что преступление — это поведение, которое ре­шением законодателя объявляется незаконным, то окажется, что такое определение не позволяет отличить преступление от причи­нения некоторых видов гражданско-правового вреда, например от ущерба, который подлежит возмещению согласно нормам Закона о ничтожных сделках с недвижимостью 1972 г., или от причине­ния вреда в таких ситуациях, когда ответственность возлагается в связи с неисполнением обязанностей, например предусмотрен­ных ст. 47 (ч. 2) Закона о здравоохранении и безопасности труда.

Кроме того, определение преступления как посягательства на норму закона не охватывает тех деяний, которые признаются пре­ступлениями на основании норм общего права. Скажем, долгое время в качестве примера такой ситуации приводилось дело Show v. DPP [1962]. В этом деле суд, используя свою власть, выступил в качестве защитника общественной морали на основании норм общего права, несмотря на то что соответствующие законы еще не были приняты.

В отдельных случаях законодатель может объявить об отмене противоправности и преступности того или иного деяния. В та­ких случаях говорят, что деяние декриминализировано, т.е. пере­ведено в разряд непреступных.

Например, до принятия Закона о самоубийстве 1961 г., отме­нившего уголовную ответственность за самоубийство, попытка са­моубийства рассматривалась как преступление, хотя само само­убийство в английском уголовном праве уже давно фактически пе­рестало быть уголовным преступлением. Таким образом, Закон 1961 г. устранил возможность применения положений общего пра­ва в отношении такого состава преступления, как неоконченное самоубийство, и декриминализировал его. Однако соучастие в са­моубийстве (подстрекательство и пособничество) продолжает ос­таваться преступлением и наказывается в соответствии с Законом 1961 г.*

* См.: Glazbrook P.P. Blackstone's Statutes on Criminal Law. 8th ed. Blackstone Press Limited, 1998. P. 14.

 

Как было отмечено, практически всякое намеренное причи­нение вреда личности или собственности рассматривается как серьезное нарушение закона. Эти случаи требуют принятия осо­бых мер ответственности и наказания виновного, т.е. рассмат­риваются как преступления. В то же время вред личности или собственности может быть причинен вследствие неосторожных действий. Поэтому при определенных обстоятельствах неосто­рожные действия также могут обнаруживать признаки преступ­ления, за которыми следует применение мер уголовного наказа­ния.

Как видим, любое преступление посягает на норму права, поэ­тому представляет собой прежде всего противоправное поведение.

В западных университетах изучение той области права, кото­рая относится к уголовному праву, сосредоточено на трех группах норм: уголовного материального права, уголовно-процессуального права и конституционного права.

С точки зрения материальных норм изучение уголовного пра­ва связано с определением понятия и признаков преступления. С точки зрения процессуальных норм оно состоит в изучении осо­бенностей доказывания обвинения в совершении преступления. С точки зрения конституционных норм изучению подлежат га­рантии прав обвиняемого, так как в уголовном процессе государ­ство, обвиняя в совершении преступления, по существу выступа­ет в суде в качестве истца и должно доказать существование тех фактов, о которых заявляет.

 

Состав преступления

 

Каждое преступление с точки зрения уголовного права характе­ризуется набором определенных признаков. Если все необходи­мые признаки обнаруживаются в действительном событии, то мы вправе говорить о совершении преступления. Эти признаки пре­дусматриваются нормами действующего уголовного права. Сово­купность таких признаков называется составом преступления.

Согласно требованиям английского уголовного права, преступ­ление, как правило, должно состоять из двух частей. Эти части на­зываются элементами состава преступления. Отсутствие любой ча­сти не позволяет говорить о том, что перед нами преступление, как бы мы отрицательно ни относились к происшедшему. В тео­рии английского уголовного права элементы состава преступления принято обозначать латинскими выражениями — actus reus (это то, что относится к объективной стороне преступления) и mens rea (это то, что относится к субъективной стороне преступления).

Таким образом, необходимым условием уголовной ответствен­ности за совершенное преступление является наличие обоих эле­ментов состава преступления — actus reus и mens rea. Этот прин­цип нашел закрепление в известной латинской максиме "Actus поп facit reum, nisi mens sit rea " ("Действие само по себе не делает человека виновным, если он не действует с виновным умонастро­ением"). Обратную сторону этого принципа можно сформулиро­вать так: как бы ни были преступны мысли, без действия нет и не может быть преступления. Если actus reus отсутствует, то уголов­ная ответственность не наступает. Уголовное право призвано кон­тролировать поведение, но не мысли людей.

Actus reus

 

Выражение actus reus дословно означает "противоправное дей­ствие". Однако это мало проясняет его содержание. Пожалуй, можно сказать, что в самом общем виде этот принципиальный элемент состава преступления охватывает все то, что остается от преступления, если мы мысленно отнимем от него его второй элемент — mens rea. Что в таком случае остается?

Прежде всего физические действия преступника, например ударил, взял, выстрелил. Однако этим содержание actus reus не исчерпывается. Фактически оно может включать и бездействие человека, например, в случае нарушения возложенной на него правом обязанности действовать в определенных обстоятельствах. В содержание actus reus следует включить и последствия, вызван­ные действиями или бездействием преступника.

Mens rea

 

Большинство составов преступлений прямо предусматривает (или это предполагается), что преступник, нарушая право, дейст­вовал не с любым, а со строго определенным умонастроением (requisite state of mind). Необходимое умонастроение преступника составляет его вину. Что под этим подразумевается конкретно — это вопрос для суда. Именно суд, а не законодатель должен опре­делить содержание вины. В буквальном переводе выражение mens rea означает "запрещенное умонастроение".

Важно обратить внимание на то, что зачастую содержание mens rea зависит от того, как определяется данный состав преступления в праве. От состава к составу содержание mens rea может изменять­ся. Нет какого-то одного или двух определенных, раз и навсегда и на все случаи жизни "запрещенных умонастроений". В английском уголовном праве для каждого вида преступлений предусматривает­ся свое определенное "запрещенное умонастроение". Например, если речь идет о таком преступлении, как убийство (murder), то это должно быть злонамеренное умышление (malice aforethought). Если речь идет о краже (theft), то это преступление может быть соверше­но только тем, кто действует с нечестными намерениями (dishonest intention). Поэтому если будет доказано, что кто-то взял чужую вещь, думая, что берет свою, то его нельзя обвинить в краже.

Английская доктрина вины преступника включает в mens rea два важных положения.

 

1. В момент совершения преступления виновный должен контроли­ровать свои действия. Из этого правила есть, однако, некото­рые исключения. Они касаются так называемых преступлений с абсолютной ответственностью. Например, в известном деле R v. Larsonneur (1933) француженка была обвинена в том, что находилась на территории Соединенного Королевства в нару­шение предписания иммиграционных властей покинуть стра­ну. Это правонарушение, согласно праву Англии, относится к числу преступлений с абсолютной ответственностью. В соот­ветствии с этим от обвинения не требовалось доказывать, что подсудимая действовала с определенным "запрещенным умо­настроением". В данном случае умонастроение Ларсонье вооб­ще не имело никакого значения, так как для осуждения было достаточно доказать сам факт, что она нелегально находилась на территории Соединенного Королевства. Интересно, что на решение суда не повлияло даже то, что Ларсонье оказалась на территории Англии в наручниках, одетых на нее ирландскими полицейскими, которые и выдворили ее с территории Ирлан­дии на территорию Соединенного Королевства.

2. Обвиняемый должен предвидеть те последствия, которые на са­мом деле произошли в результате его поведения. Следует отме­тить, что в последнее время необходимость соблюдения этого требования подвергается со стороны судей серьезным сомне­ниям.

Классификация преступлений

 

Преступления различаются в зависимости от характера и степе­ни общественной опасности. Вследствие этого становится воз­можным объединять их в различные группы, т. е. классифициро­вать по тем или иным признакам. Определение классификацион­ной группы, к которой принадлежит то или иное преступление, позволяет суду назначать обоснованное и справедливое наказа­ние, а также более эффективно решать некоторые иные вопросы уголовной ответственности виновных (например, связанные с пробацией, т. е. условным осуждением, назначением дополни­тельного наказания и, т. д.).

В английском уголовном праве возможны различные схемы классификации преступлений. Сразу следует отметить, что все классификационные различия имеют относительный характер, так как отдельные виды преступлений одновременно могут вхо­дить в несколько классификационных групп.

Так, в одном из самых авторитетных учебников по уголовному праву Смита и Хогана все преступления классифицируются в две группы — с материальным составом и с формальным составом*. В преступлениях с материальным составом центральное место за­нимают последствия, причиненные поведением виновного. В преступлениях с формальным составом принципиальное значе­ние имеет само поведение, а наличие последствий рассматривает­ся как необязательный, или факультативный, признак.

* См.: Smith J.C. and Hogan В. Criminal Law. London. P. 30—11.

 

Рассмотрим некоторые другие классификации преступлений, известные английскому уголовному праву.


Дата добавления: 2018-04-04; просмотров: 404; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!