Деклараторная теория общего права



 

Автором деклараторной теории английского общего права спра­ведливо считается авторитетный английский юрист Блэкстон (Blackstone). Он первым обобщил многовековую практику общего права и сформулировал ее основные идеи.

Суть идеи состоит в том, что судьи не творят право, а лишь де­кларируют или "открывают" его, что нормы права существуют объективно и независимы от судей.

В деклараторной теории Блэкстона нашли отражение передо­вые для того времени взгляды на природу права как на разновид­ность законов, данных человеку свыше. В этом смысле, по Блэкстону, законы права есть не что иное, как законы природы. Как и законы природы, правовые законы не могут изменяться, отме­няться или вводиться по желанию людей или общества. Судьи — это "оракулы" права. Их решения — наиболее авторитетные сви­детельства права, понимаемого как обычай, который составляет часть общего права. Судьи используют делегированную им госу­дарством власть не для того, чтобы творить новое право, а для то­го, чтобы утверждать естественное право, которое неизменно. В ранней естественно-правовой литературе понятия "обычай", "ра­зум", "естественное право" выступают как синонимы.

Характеризуя общее право, можно сказать, что это право, де­кларированное судьями за всю историю существования суда. Без суда такое сделать было бы некому. Во всяком случае в соответ­ствии с основами деклараторной теории право — это не рукотвор­ные нормы, не официальный документ, а живое право, практика и опыт. Новые правовые нормы появляются точно так же, как но­вые языковые единицы. В некотором смысле язык и право "при­думаны" людьми. Однако природа у них одна: никто не может точно определить, кто их придумал, кто их автор.

Общее право существует в течение нескольких столетий. За это время границы его юрисдикции существенно расширились. Но оно все еще обнаруживает возможности для своего дальнейшего развития и расширения. Эта способность общего права к терри­ториальной экспансии и развитию хорошо объясняется деклараторной теорией его происхождения.

Согласно деклараторной теории, решение суда всегда действу­ет ретроспективно: оно относится к событию, которое имело ме­сто в прошлом. Поэтому суд провозглашает право в том виде, в каком оно уже сложилось к моменту вынесения судебного реше­ния, т. е. использует его таким, каким оно было до этого, а не та­ким, каким оно, право, должно быть. В этом можно видеть серь­езное отличие общего права от права, в основе которого находит­ся не прецедент, а закон, т.е. официальный документ.

Таким образом, по деклараторной теории права момент воз­никновения конкретной правовой нормы поддается определению. Он начинается с того времени, когда соответствующее положение права начинает осознаваться судьями и они начинают употреб­лять в своих решениях данную норму. Можно проследить и мо­мент, когда в праве возникают изменения, которые приводят к дополнению или пересмотру правовой нормы. Ведь эти моменты также отражаются в судебных решениях.

Например, в английских судах правовая норма о ковенанте (письменная форма контракта) была хорошо известна уже во вре­мена правления короля Генриха III. Однако дополнение нормы о том, что истец должен представить документ с печатью, чтобы до­казать наличие соглашения, возникает лишь через столетие. Наи­более заметное развитие права в Англии происходило в XIII— XVII вв. Этот процесс отражает Регистр судебных приказов, в ко­тором обязательной регистрации подлежали все виды судебных приказов о возбуждении судопроизводства. Документ представля­ет собой достаточно наглядное свидетельство готовности англий­ских судов признавать появление новых правовых норм, измене­ний и дополнений, происшедших в уже существующем праве, а также формирования новых прав, нуждающихся в судебной защи­те. Надо сказать, что лишь небольшая часть решений судов име­ла под собой прямую законодательную основу. Таким образом, право в Англии развивалось в основном без вмешательства зако­нодателя.

Понятие права справедливости

 

Традиционно в английской юридической литературе право спра­ведливости наряду с юридическими фикциями и статутным пра­вом относится к важнейшим источникам обновления норм обще­го права. По единодушному мнению английских правоведов, английское общее право просто не сохранилось бы в условиях Но­вого времени, если бы не право справедливости.

В самом деле следует признать, что английское право справед­ливости возникает и развивается уже начиная с XIV в. При пере­ходе от феодализма к обществу, основанному на частной собст­венности, в новых социальных и экономических условиях нормы традиционного общего права (common law) стали все чаще обна­руживать пробелы и непоследовательность. Эта ситуация не поз­воляла добиваться в судах общего права справедливого и право­судного в глазах общества решения по тому или иному спорному вопросу.

Если общее право основывается на общих правилах и требова­ниях, то в основе права справедливости лежат субъективные представления о должном в праве и о справедливости. В англий­ском языке термин equity, или право справедливости, очень хоро­шо иллюстрирует известный тезис о том, что юридические терми­ны могут иметь совсем не тот юридический смысл, который вы­текает из общепринятого употребления слов. В обычной речи equity означает естественную справедливость. Однако на самом деле то, что английские юристы обозначают этим термином, ни­чего общего с таким пониманием не имеет. Первоначально эта система права вдохновлялась идеями естественной справедливо­сти, поэтому и получила такое название. Однако сегодня право справедливости — это общее право и оно представляет собой лишь отдельную отрасль современного английского права.

Английские юристы склонны противопоставлять право спра­ведливости праву как таковому, но при этом сам термин "право" употребляется лишь для обозначения норм, входящих в систему общего права. Право справедливости не входит в общее право в том виде, в каком оно исторически сложилось, это своего рода "рукотворное дополнение" к общему праву. Его надлежит рассма­тривать как некую сознательную поправку, внесенную в практи­ку применения норм общего права.

В английской правовой теории дополнение норм общего пра­ва считается вполне допустимым. Что же касается английских су­дов, то для них эта практика широко распространена. Внесение некоторых изменений в нормы общего права принципиально не противоречит судебной практике, действующей на основе норм общего права, и никогда не вызывало особых сомнений ни у су­дей, ни у общества.

В частности, решения судов, принимаемые на основании норм общего права, всегда подлежали (да и сегодня подлежат) опреде­ленной коррекции. В уголовном процессе это хорошо демонстри­рует практика помилования осужденных и снижения им наказания королем по представлению министра внутренних дел. В тоже время король никогда не обладал правом помилования должни­ков. Он не мог, например, простить лицо, которое не выполнило своих обязательств и в связи с этим попало под суд. В данном случае принимается во внимание, что иск исходит не от Короны (государства), а от частного лица. Ему и решать, простить или нет ответчика. Однако чересчур строгое следование нормам общего права на практике нередко мешало принятию справедливого су­дебного решения. От короля (суверена) всегда ожидалось, что в нужный момент он вмешается и своей властью найдет верное ре­шение.


Дата добавления: 2018-04-04; просмотров: 480;