Средства судебной защиты в праве справедливости



 

Среди важных достижений английского суда в области формиро­вания права справедливости называют особые меры судебного ре­агирования и защиты. Эти меры применяются на основании су­дейского усмотрения. Общему праву они неизвестны.

К наиболее важным из числа предусмотренных в праве спра­ведливости мер судебной защиты относятся судебные запреты; ис­полнение в натуре; ректификация и аннулирование*. Далее они рассматриваются более подробно. Однако чтобы понять назначение и правовую природу мер судебной защиты в праве справедливо­сти, необходимо сделать некоторые предварительные замечания и пояснения.

* Среди других мер судебного реагирования в рамках права справедливости могут быть названы: обязательное предоставление отчета, назначение полу­чателя, предоставление сведений и доступа к информации, передача и при­знание недействующими документов. Более подробную характеристику мер судебной защиты в юрисдикции права справедливости можно найти в соот­ветствующей литературе. В частности, см.: Spry. Equitable remedies. 4th ed.; Burrows. Remedies for Torts and Breach of Contract. 2nd ed. 1994.

 

В общем праве наиболее типичным средством судебной защи­ты нарушенных прав истца всегда признавалась денежная форма возмещения убытков, причиненных ответчиком. Поэтому соглас­но требованиям общего права денежная компенсация должна применяться судами даже в тех случаях, когда она не вполне уст­раивает истца.

Например, если Х договорился с Y o продаже ему участка зем­ли, а затем в нарушение заключенного контракта отказался пере­дать вправо собственности на землю, то Y, обратившись в суд, на основании норм общего права в случае успеха мог рассчитывать только на денежную компенсацию. Однако это решение было бы несправедливым в том случае, если Y предпочитал получить пра­во собственности на участок земли, а не деньги. Как видим, пра­во справедливости в этом отношении оказалось более изобрета­тельным, чем общее право, так как предусматривает такие меры, которые позволяют в большей мере учесть правомерные требования истца. Так "наглядно" право справедливости дополняет об­щее право.

Наиболее важной чертой средств судебной защиты, предоста­вляемых правом справедливости, является то, что они применя­ются по усмотрению суда. Это значит, что в общем праве возме­щение ущерба — это право истца, выигравшего дело, и суд не мо­жет проигнорировать это право. В праве справедливости все об­стоит по-другому. Соответствующая мера судебной защиты по ис­ку стороны, пусть даже выигравшей дело, может быть и не назна­чена, т. е. все зависит от усмотрения суда.

В общем праве, если истец докажет свою правоту, считается, что он выиграл дело. При этом его собственное поведение юри­дического значения не имеет и никак не сказывается на решении суда. Например, не имеет значения, если истец, добиваясь ком­пенсации, проявил себя нечестно и непорядочно по отношению к ответчику. Поэтому в рамках общего права решение суда по от­ношению к данному ответчику может оказаться вполне закон­ным, но несправедливым. Право справедливости в отличие от об­щего права принимает во внимание поведение обеих сторон — как истца, так и ответчика. Во всяком случае в судебной защите по нормам права справедливости будет отказано тому, кто ока­жется нечестен, предвзят или несправедлив не только перед су­дом, но и перед противоположной стороной в споре. Как видим, нечестному или желающему схитрить истцу ничего не остается, как обратиться к суду общего права. Это не возбраняется.

Следует учитывать также, что если нормы общего права пред­усматривают необходимое решение по данному вопросу, то это может служить основанием для отказа в рассмотрении спора в су­де по нормам права справедливости.

Рассмотрим подробнее наиболее важные меры судебной защи­ты в праве справедливости.

Судебные запреты — это распоряжения суда, которыми соот­ветствующее лицо или орган обязывается воздержаться от совер­шения определенных действий или приостановить их, если они уже совершаются. Среди наиболее известных судебных запретов последнего времени — "запрет Марева" (Mareva Injunction) и "ор­дер Антон Пиллер" (Anton Piller orders). Эти запреты названы в со­ответствии с прецедентами, в которых истцам удалось добиться от суда принятия соответствующих решений. Подробнее эти судеб­ные запреты рассматриваются далее.

Исполнение в натуре представляет собой распоряжение суда, которым ответчик обязывается выполнить те обязательства, кото­рые были взяты им на себя по контракту или в порядке траста. Преимущество этой меры состоит в том, что она позволяет через суд принудить ответчика выполнить контракт и не позволяет ему "откупиться" от истца, как это возможно, если дело будет рассма­триваться по правилам общего права. В то же время можно ска­зать, что каждое нарушение контракта представляет собой осно­вание для применения мер судебной защиты по нормам общего права. Однако не каждое нарушение контракта служит основани­ем для применения мер судебной защиты по нормам права спра­ведливости. Поэтому, проиграв дело в суде права справедливости, можно обратиться за защитой в суд общего права.

Ректификация, или устранение ошибки, как мера судебной за­щиты в праве справедливости представляет собой по существу разрешение суда внести соответствующие поправки в тот или иной документ, чтобы его текст правильно отражал действитель­ные намерения сторон, участвовавших в составлении документа. Необходимость в этом возникает в тех случаях, когда из-за невни­мательности, ошибки или даже обмана подписанные истцом до­кументы содержат ошибки. В таком случае заявитель обязан до­казать в суде, что составленный им или с его участием документ не отражает действительного положения вещей или действитель­ного намерения сторон. Ректификации подлежат разнообразные и важные документы. Это могут быть, в частности, контракты, за­вещания, страховые полисы, договоры жилищного найма и др.

Аннулирование представляет собой официальное подтверждение отказа от соглашения (обычно от контракта) и предполагает вос­становление первоначального состояния сторон. Строго говоря, эта мера не может рассматриваться как средство судебной защи­ты. Ведь то же самое стороны вправе делать и самостоятельно, и это признается нормами общего права. Иными словами, для того чтобы отказаться от контракта, не требуется обязательно прибе­гать к судебной процедуре в юрисдикции права справедливости. Необходимо только уведомить другую сторону, и, если она не возражает, контракт считается расторгнутым.

Однако как быть в тех случаях, если сторона, которая желает отказаться от контракта, не может обнаружить своего контраген­та? Долгое время считалось, что для этого необходимо соверше­ние каких-то действий, которые бы прямо свидетельствовали, что данная сторона отказывается от заключенного контракта. Напри­мер, это могло быть обращение в полицию с заявлением о розы­ске имущества, принадлежащего стороне, отказывающейся от контракта, но находящегося у другой стороны, местонахождение которой было неизвестно.

Как поступить, если участник контракта вдруг обнаружит, что он был введен в заблуждение, причем ненамеренно и никто в этом не виноват?

В таких случаях на практике речь идет об аннулировании кон­трактов или о восстановлении первоначального юридического со­стояния сторон относительно какого-то имущества в том виде, в каком это положение существовало до момента заключения кон­тракта. Если общее право признавало возможность отказа от за­ключения контракта, но не признавало какого-то определенного аспекта этой проблемы, то помощь могла прийти от норм права справедливости. Например, общее право признавало, что при оп­ределенных условиях стороны могут отказаться от контракта. Но отказ от контракта по мотивам заблуждения, в котором находи­лась та или иная сторона, соглашаясь на контракт, общим правом не признавался обоснованным.

Имеются и другие аргументы в пользу существования в праве справедливости данной меры. Так, без соответствующего судеб­ного решения отказ от контракта может быть воспринят как от­каз от выполнения контракта. Решение суда об аннулировании контракта гарантирует от последующего судебного разбирательст­ва по данному основанию. Кроме того, может оказаться не лиш­ней помощь суда в возвращении собственности, принадлежащей стороне, которая отказалась от контракта, если другая сторона не будет ее возвращать, несмотря на то что контракт аннулирован.

Максимы права справедливости

 

Мы уже показали, что принципы и нормы права справедливости во многом отличаются от принципов и норм общего права. Что­бы еще лучше понять различия между ними, надо иметь в виду, что цель и назначение права справедливости состоят в достиже­нии справедливости и честного решения по совести, а не только, как бы мы сказали сегодня, "в соответствии с нормами действу­ющего законодательства".

Чтобы добиться справедливого решения дел, английские судьи разработали систему правил, которые регламентировали разреше­ние судебных споров в тех случаях, когда общее право по данно­му поводу молчало либо когда следование его нормам приводило к заведомо несправедливому решению. Эти основополагающие принципы, позволяющие корректировать общее право, в англий­ской юриспруденции принято называть максимами права справед­ливости. Наличие особых максим права справедливости, отлич­ных от принципов общего права, английскими юристами рассматривается как неоспоримое доказательство самостоятельной при­роды и особого характера права справедливости.

Было выработано довольно большое число максим права справедливости. Приведем лишь основополагающие и общие ма­ксимы.

Право справедливости не оставит любое неправильное поведение без ответственности. Право справедливости применяется в тех случаях, когда какое-то поведение не может получить соответст­вующую оценку в общем праве с учетом его требований и норм. Назначение права справедливости заключается в том, чтобы не осталось без ответственности неправильное поведение. Ответст­венность по нормам права справедливости наступает даже в том случае, когда по нормам общего права никакого нарушения не усматривается.

Право справедливости следует общему праву. Право справедли­вости признает те права, которыми обладают субъекты в юрис­дикции общего права, а его нормы не подменяют и не должны подменять собой нормы общего права. Право справедливости применяется лишь в контексте общего права, следует ему.

Примером, иллюстрирующим эту максиму права справедливо­сти, служит дело Miller v. Jackson [1977]. В этом деле истцу при­надлежал жилой дом, который примыкал к площадке для игры в крикет. На этом месте жители окрестных домов играли в крикет уже на протяжении 70 лет, а площадка была оборудована задолго до того, как был построен дом. Ответчиком выступал клуб игро­ков в крикет. Истец в соответствии с нормами общего права по­требовал от суда назначить компенсацию за беспокойство, кото­рое доставляла ему игра в крикет. На основании положений пра­ва справедливости истец потребовал также от суда выдать запрет на игру в крикет на данной площадке, так как это, по мнению истца, препятствует реализации его, истца, права на частную соб­ственность. Следуя принципам общего права, суд признал права частного собственника и присудил компенсацию за доставленное ему беспокойство. Однако суд отказался выдать приказ о запрете играть в крикет на том основании, что за долгие годы у клуба иг­роков в крикет возникло соответствующее право, которое не мо­жет быть отменено лишь на том основании, что частное лицо вы­ражает недовольство им.

К праву справедливости может обращаться лишь тот, у кого "совесть чиста". Эта максима исходит из того, что нечестный участник судебного процесса не может рассчитывать на призна­ние его иска даже в том случае, если его позиции в общем праве будут безупречны. Так, истец должен быть справедлив в своих возможных уступках ответчику, если последний их предложит. Истец также справедливо должен относиться к ответчику и до су­да, и во время суда. Он не должен "капризничать", злоупотреб­лять своими правами, ставить целью "засудить ответчика" и т.п.

Примером может служить дело D.& Builders v. Rees [1965]. В этом деле ответчик не оплатил выполненные истцом строительные работы на сумму 482 ф. ст. Через некоторое время ответчик выяснил, что истец оказался в затруднительном финансовом по­ложении и ему срочно требуются деньги. Ответчик тут же пред­ложил истцу вместо 482 ф. ст. принять 300 ф. ст. и после этого считать, что долг погашен. Истец против своего желания был вы­нужден согласиться с предложением и принял от ответчика 300 ф. ст. в счет долга. Однако после этого строительная фирма все же обратилась в суд с иском о взыскании недостающей части долга в размере 182 ф. ст. Иск был подан, несмотря на то что ранее ис­тец согласился с предложением ответчика и пообещал считать долг выплаченным. Ответчик пытался защищаться, сославшись на известную в праве справедливости доктрину, согласно которой суд может запретить стороне в споре отказываться от обещания, ранее данного другой стороне.

Дело рассматривалось в юрисдикции права справедливости. Суд признал, что ответчик был нечестен. Он не хотел выполнять свои обязательства по контракту и воспользовался тем затрудни­тельным положением, в котором оказался истец. Иск был при­знан обоснованным, а ссылки ответчика на обещание, данное ему истцом, в данном случае неубедительными.

Решения в суде права справедливости принимаются на основании усмотрения суда, а не на основании абстрактных норм общего пра­ва. Всякий раз, следуя нормам права справедливости, суд прини­мает решение, исходя из конкретных обстоятельств конкретного дела. Участники процесса не могут рассчитывать на то или иное решение суда, исходя лишь из существующих независимо от суда и до суда норм общего права.

Кто добивается права справедливости, должен сам поступать справедливо. Согласно данной максиме, необходимым условием для обращения в суд на основании права справедливости служит честное отношение к своему оппоненту. Например, если должник по закладной желает обратиться к возможностям права справед­ливости для того, чтобы выкупить закладную, он должен в разум­ные сроки оповестить о своем намерении все заинтересованные стороны. Иными словами, от него ждут, что он должен быть че­стен до конца, справедлив и благороден по отношению к своим оппонентам.

Равенство есть справедливость. Эту максиму следует понимать в сравнении права справедливости с требованиями общего права. Последнее, как известно, предъявляет требования формального равенства. Иное дело в юрисдикции права справедливости. На­пример, право справедливости не позволяет применять какие-то меры в отношении несовершеннолетних (это так называемая ус­тупка молодому возрасту), и в силу требований справедливости несовершеннолетнему также не разрешается заявлять о льготах, которые в юрисдикции общего права у него имеются в силу его несовершеннолетнего возраста. В этом заключается справедли­вость равенства. С позиций общего права такой подход, конечно, неприемлем, так как он означает умаление субъективных прав, принадлежащих тому или иному лицу по закону (или по праву).

Право справедливости в первую очередь интересуют намерения, а не юридическая форма. Например, если выяснится, что услови­ями контракта предусматривается оговорка, в силу которой нару­шитель контракта обязуется выплатить неустойку, размеры кото­рой не соответствуют действительному возможному ущербу, то в праве справедливости это положение контракта рассматривается как штрафное и призвано обеспечить выполнение контракта. По­этому суд, признавая обязательную силу контракта в том виде, в каком он заключен, определит размер компенсации в пределах действительного ущерба, который понесла невиновная в наруше­нии контракта сторона.

Приведенные максимы права справедливости иллюстрируют принципы и интересы, которые суд должен принимать во внима­ние на основе права справедливости, прежде чем принять то или иное решение по делу. Они не ограничиваются только требовани­ями правовых норм. Наиболее важной является максима, соглас­но которой решения в суде права справедливости принимаются судьями на основании их усмотрения. В этом наиболее отчетливо просматривается особая природа права справедливости по срав­нению с общим правом.


Дата добавления: 2018-04-04; просмотров: 739;