Происхождение и природа права справедливости



 

В Средние века, с конца XII в., правотворчество королевских су­дей начинает постепенно терять свой напор и темп. Судьи не об­наруживали большой склонности что-либо менять в сложившей­ся системе общего права. Они уже столетиями пользовались его нормами и привыкли к ним. Парламент же заседал нерегулярно и не выражал большого желания вмешиваться в вопросы права по политическим соображениям. Все это способствовало тому, что английское право, "не вызрев как следует", с точки зрения тре­бований Нового времени фактически прекращает развиваться не только в содержательно-материальном, но и в формально-процес­суальном отношении.

Вот как характеризуют атмосферу появления права справедли­вости К. Цвайгерт и X. Кётц: "Оказалось, что процедура рассмо­трения дел в судах сложна и формалистична, применяемое право не соответствует изменившимся условиям и имеет много пробе­лов. Дела проигрываются из-за технических ошибок, подкупов, процессуальных уловок или сильного политического влияния другой стороны"*.

* Цвайгерт К., Кётц X. Указ. соч. С. 283.

 

Появление самой идеи права справедливости объясняется тем, что нормы общего права не позволяли обращаться в суд с неко­торыми исками, необходимость которых возникла уже в тот пери­од, когда средневековое общее право сформировалось в своих ос­новных чертах. Разочарованные в преимуществах общего права люди начинают обращаться к королю с многочисленными пети­циями. В них заявители просят короля решить вопрос "по справедливости и в порядке исключения , так как суды им отказыва­ли в справедливости и правосудии "на основе права".

Как правило, английские короли перепоручали рассматривать такие петиции своим лорд-канцлерам. Это было вызвано в основ­ном тем, что в ранний период истории Англии лорд-канцлеры на­значались королем из числа служителей церкви. Поэтому фор­мально они не были связаны требованиями светского общего права и могли принимать решения "по справедливости, а не по праву". Лорд-канцлеры были склонны игнорировать предписания суда земного и ориентировались скорее на голос совести.

На протяжении всего XV в. лорд-канцлер действовал на осно­вании своего усмотрения. Впоследствии появились особые прави­ла и нормы, вырабатывались особые принципы, которые были названы максимами права справедливости. Постепенно правила оформляются в правовые нормы, и в конце концов их начинают соблюдать, как соблюдают любые другие нормы права. Начиная с 1529 г., когда в Англии появляется первый светский лорд-канц­лер (им стал Томас Мор, известный английский государственный деятель, философ и писатель), рассмотрение дел на началах пра­ва справедливости все больше следует образцу общего права.

Естественно, что поначалу каждый лорд-канцлер имел свое понимание того, какое решение является "честным и справедли­вым" в конкретном случае. С годами были выработаны некото­рые общие правила и нормы "естественной справедливости", на­званные правом справедливости. По мере развития практики раз­решения споров по нормам права справедливости правосудие на основе этого права стало отправляться в общепринятом порядке, но в особом суде — Суде канцлера (или Канцлерском суде спра­ведливости).

Поначалу Суд канцлера действовал в условиях отсутствия ка­ких-либо определенных правил и норм. Постепенно он стал опи­раться на собственные решения. Суд канцлера возглавлял лорд-канцлер короля. Была установлена упрощенная процедура обра­щения к лорд-канцлеру, которая отличалась от процедуры обра­щения в королевский суд.

Таким образом, Суд канцлера от имени английского короля стал разрешать в порядке новой судебной процедуры те дела, по которым нормы общего права отсутствовали или же предлагаемые общим правом решения представлялись как заведомо несправед­ливые.

Однако самостоятельного значения право справедливости, ко­нечно, не имело, да и не могло иметь по целому ряду причин. Так, право справедливости никогда не претендовало на то, чтобы его рассматривали как самостоятельное и самодостаточное право. Без общего права оно не могло бы существовать. Считалось, что без особой нужды Суд канцлера не должен вмешиваться в юрис­дикцию судов, действующих в рамках общего права. Судьи и ад­вокаты должны были неукоснительно и твердо следовать принци­пу "право справедливости лишь следует общему праву". Кстати сказать, в этом заключается секрет столь длительного сохранения права справедливости в английском праве.

Тем не менее английское правоведение и судебная практика продолжают рассматривать право справедливости лишь как глосс, т.е. пристрастное и благоприятное толкование общего права. По­добно комментарию, который не имеет самостоятельного значе­ния, взятый сам по себе, т.е. без текста, к которому дан, право справедливости также не имеет никакого практического значения в отрыве от своего "текста" — от общего права.

Считалось, что невозможно, не обращаясь к нормам общего права, даже обсуждать положения права справедливости, не гово­ря уже о практическом их применении. Для читателя, незнакомо­го с общим правом, все научные труды в области английского права справедливости оставались тайной за семью печатями. Они воспринимались как сложные юридические тексты, лишенные какого бы то ни было практического смысла. Современники от­мечали, что юристу, практикующему не в юрисдикции общего права, понять книги по праву справедливости было практически невозможно.

Право справедливости по сравнению с общим правом имело определенные преимущества:

 

§ отличалось гибкостью;

§ предусматривало широкий набор возможных санкций;

§ свидетели могли быть доставлены в суд для дачи показаний;

§ предполагало более быструю и более дешевую процедуру су­дебного рассмотрения дел.

 

Наконец, важной особенностью права справедливости было то, что оно признало и дало ход многим новым концепциям в праве (например, ответственность за обман и нечестность).

И тем не менее право справедливости подвергалось серьезной критике. В средневековой Англии преимущества, которыми обла­дало право справедливости, многими рассматривались как его не­достатки. К тому же поначалу право справедливости действовало как бы за спиной у авторитетного общего права. Это приводило к тому, что принципы общего права хотя чисто внешне и сохраня­ли свое значение, на самом деле с помощью норм права справед­ливости фактически переставали соблюдаться, например, по де­лам, которые рассматривались в Суде канцлера.

Негативная оценка нововведений не могла не найти отражение в юридическом фольклоре. Хорошо известно кочующее в литера­туре язвительное замечание, брошенное кем-то по поводу появле­ния Суда канцлера: "В Англии один суд был учрежден, чтобы тво­рить несправедливость, а другой — чтобы это прекратить"*.

* Williams G. Op. cit. P. 27.

 

С течением времени благодаря своей умеренной практике раз­решения споров право справедливости завоевало определенный авторитет в глазах юридического сословия Англии. Это же сдела­ло возможным, казалось бы, невозможное. Право справедливости избежало печальной участи многих других правовых институтов, которые попросту исчезли в горниле гражданских войн, охватив­ших Англию в XVII в. О многих из них уже никто и не вспоми­нает.

Одновременно с возникновением права справедливости скла­дывается положение, при котором фактически действуют две си­стемы судов: суды, применяющие нормы общего права, и суды справедливости под эгидой лорд-канцлера. Этот дуализм в орга­низации судопроизводства сохраняется вплоть до XIX в. Его от­голоски обнаруживаются в судебной системе Англии и сегодня, когда общее право и право справедливости уже слились воедино. Например, в настоящее время в Англии существуют два уровня судов уголовной юрисдикции, в которых рассматриваются делапопервой инстанции. Суды гражданской юрисдикции, рассматрива­ющие дела по первой инстанции, организованы на трех уровнях. В то же время подсудность дел, рассматриваемых судами разного уровня, практически не разграничивается*.

* См.: Derbyshire P. English Legal System in a Nutshell. P.1.

 

В 1873 г. судебные системы общего права и права справедли­вости были реформированы и объединены. Общее право, инкор­порируя право справедливости, возрождалось на новой, совре­менной основе.

Как видим, право справедливости — это разновидность анг­лийского прецедентного права. Однако прецеденты создаются здесь не на основе норм общего права, а как бы в дополнение к ним. Право справедливости не существует как самостоятельная правовая система. Без общего права его существование оказыва­ется немыслимым. Право справедливости было призвано допол­нить и развить общее право в той части, в какой последнее обна­руживало признаки архаизма, устарело или имело пробелы. Эти задачи во многом были решены во второй половине XIX в. В ан­глийском праве считается недопустимым анализировать содержа­ние норм права справедливости вне контекста общего права.

 


Дата добавления: 2018-04-04; просмотров: 330;