ШАГРЕНЕВАЯ КОЖА РЕГИОНАЛЬНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ



Аннотация: В статье анализируется кризис политической журналистики в региональных печатных изданиях. Тиражирование информации протокольного характера, практика договоров на информационное обслуживание между редакциями и органами власти, реализация модели односторонней коммуникации приводят к подмене журналистики политическим пиаром, вымыванию журналистики из средств массовой информации и сокращению информационного пространства региона.

Ключевые слова: региональные СМИ, политическая журналистика, политический пиар, информационное пространство.

 

O.V. Tretyakova

Northern (Arctic) Federal University

named after M.V. Lomonosov

Arkhangelsk, Russia

THE SHAGREEN SKIN OF REGIONAL JOURNALISM

Abstract: This article discusses the political journalism crisis in the regional print mass media. Replication of protocolary information, editorial contracts for authorities and government agencies' informational servicing, one-way communication lead to substitution of political journalism by political PR, to disappearance of journalism from mass media and to reduction of regional informational space.

Keywords: regional mass media, political journalism, public relations, informational space.

 

В большинстве регионов России журналистика вымывается из средств массовой информации, поскольку в последние 10–15 лет пресса монополизирована государством, финансируется из бюджетных источников, и редакционная политика определяется с учетом интересов распорядителей бюджетных средств. Постепенный переход общества к авторитарной политической культуре и «суверенной демократии» (без реального разделения властей, без свободных выборов, без СМИ, не зависимых от органов власти или от аффилированных с государством корпораций) сделали журналистику вновь, как в советский период, инструментом обслуживания власти.

Немногие оставшиеся «в живых» частные СМИ развиваются в основном как рекламно-коммерческие издания: журналисты отказываются от политической тематики в пользу социально-бытовой, культурно-просветительской, спортивной, развлекательной и т.п. А если и не уходят от политики совсем, то придерживаются модели односторонней коммуникации, которая предполагает трансляцию только одного мнения по определенной теме. Не сообщая аудитории о происходящих в стране политических событиях, не предоставляя возможности высказаться представителям разных слоев и групп населения, не следуя принципу плюрализма позиций и мнений, пресса не выполняет функций, присущих ей как социальному институту демократического государства. Исследователь В.В. Тулупов давно уже отметил, что региональная журналистика превращается из гражданского общественно-политического института в обслуживающий информационно-пропагандистский комплекс, тормозящий развитие демократии[11].

В марте 2016 года в Архангельске перестала выходить областная газета «Правда Севера», которая издавалась с апреля 1917 года. Даже в самые глухие советские времена эту газету, официальный орган обкома КПСС, выписывали в семьях на протяжении многих поколений. И в областном центре, и во всех районах области ее читали и любили благодаря традиционно высокому профессионализму сотрудников редакции. Но она исчезла в разгар подготовки к 100-летнему юбилею, неожиданно и молча, без каких-либо объяснений хотя бы перед подписчиками. Вместо влиятельного и популярного издания появился очередной информационный портал.

В 1990-е годы «Правда Севера» имела большой авторитет у читателей благодаря своей смелости и независимости, оперативным комментариям происходящих в стране событий, обратной связи с читателями, разъяснениям новых правовых и экономических реалий, журналистским расследованиям в защиту «маленького человека» от беззакония и злоупотреблений чиновников и т.п. Выжив тогда в условиях невиданной прежде конкуренции, непредсказуемого рынка, неконтролируемого роста цен на бумагу, типографские услуги и распространение, а также резкого ухудшения материального положения подписчиков, «Правда Севера», к сожалению, не сумела себя сохранить в «тучные» нулевые. Не сумела избежать искушения «золотым дождем» из государственной казны.

Следует сказать, что почти все ее конкуренты в борьбе за читателя – официальная областная газета «Волна», городская газета «Архангельск», частное издание «Ведомости Поморья», корпоративная газета «Независимый взгляд», региональные приложения к газетам «Известия», «АиФ», «Московский комсомолец» и «Комсомольская правда» и вовсе исчезли, в том числе и популярная в советские годы молодежная газета «Северный комсомолец». Избалованные дотациями из государственной казны редакторы большинства печатных СМИ не смогли нести бремя финансовой ответственности за деятельность редакций. И наоборот, сумели удержаться на плаву никогда не сидевшие «на игле» бюджетных вливаний частный издательский дом «Имидж-пресс», выпускающий в Архангельске с начала нулевых деловую газету «Бизнес-класс», и в Северодвинске – частное издательство «Северная неделя», выпускающее за счет доходов от рекламных изданий газету «Вечерний Северодвинск».

С.М. Гуревич писал о неразвитости экономического мышления владельцев и главных редакторов периодических изданий еще в 2003 году[12]. Редакционные менеджеры не понимают специфики экономического управления коллективом, ничего не знают о потенциальной аудитории издания и других сегментах рынка периодики, не имеют представления о возможности получения доходов, связанных с эмиссией капитала, работы с оборотным капиталом и др. По результатам исследования профессиональной деятельности российских медиаменеджеров[13], редакторы изданий (а редакторское звено в медиаменеджменте является ключевым) уделяют большую часть своего времени и внимания созданию контента, а стратегическое планирование, анализ рынка и финансовый менеджмент находятся на заднем плане.

Экономический кризис 2008–2010 годов вынудил российские средства массовой информации искать средства на существование – и прежде всего в виде «договоров на информационное обслуживание». Эта форма финансового контроля со стороны губернаторов за местными СМИ постепенно распространилась и на столицу. Договоры на информационное обслуживание регулируются законодательством о государственных закупках, в соответствии с которым органы государственной и муниципальной власти закупают разнообразные товары и услуги. Схема хорошо известна и распространена по всей России: власть выставляет на сайте госзакупок определенный лот, в котором указаны параметры заказа (определенное количество передач на телевидении или радио, статей в газетах-журналах), за что заказчиком назначается сумма бюджетных средств для победителя тендера.

Архангельская область оказалась в числе лидеров по тратам на пиар областной власти. Самыми крупными суммами из областного бюджета оплачиваются, например, «информационные услуги в области телевидения» (1 899 600 рублей), «услуги по информационному сопровождению деятельности правительства Архангельской области» (1 790 080 рублей). Новости, размещаемые на порталах Архангельских информагентств, тоже фильтруются с помощью договоров на «оказание услуг информационного агентства по подготовке и размещению материалов в электронных периодических изданиях – 1 582 000 рублей»[14]. Заключение такого договора – это фактически госзаказ или техзадание (сколько и о чем писать, как писать и о чем не писать).

Объемы эфирного времени, печатных площадей (и миллионы бюджетных денег), отведенных на рассказы о деятельности органов власти, росли, в некоторых выпусках новостей и номерах печатных изданий до 80 процентов эфирного времени или газетной (не рекламной!) площади оплачивалось в соответствии с договорами об информационном обслуживании. Даже обсуждение острых вопросов жизни общества часто публикуется на коммерческой основе. При этом читатели и зрители и не подозревают о том, что журналисты сообщают им новости за деньги от заказчиков услуг, потому что эти публикации вопреки ФЗ РФ «О рекламе» не распознаются читателями как рекламный продукт. Это можно объяснить (но не оправдать) тем, что расценки на публикацию текстов без рекламного значка значительно выше. Региональные телерадиокомпании практически никогда не маркируют передачи и сюжеты, созданные на бюджетные деньги и под контролем чиновников. И эта легализация «джинсы», интеграция журналистики и пиара характерна для всех регионов страны. «Чем дальше от федерального центра, тем сильнее ощущается давление… Большинство журналистов придерживаются строго заданных “правил игры” и являются рупором государственной власти»[15].

Понятно, что в СМИ, ставших обслугой, нет не только никакой независимости и свободы – нет и журналистики. Сотрудники агентства по печати и СМИ начали посылать в редакции, в том числе частных изданий, «заявки», в которых подробно расписывалось, что должна включать в себя будущая публикация, какие слова губернатора необходимо процитировать, о чем умолчать и т.п. На страницах «Правды Севера» осталась в основном социальная проблематика, освещение политической жизни было сведено к нулю: жители области, узнающие новости исключительно из телевизора, понятия не имеют о том, что происходит в стране на самом деле. Беда в том, что основная часть журналистов соглашается с предлагаемыми условиями, хотя они не могут не понимать, что настоящая, реальная повестка дня, которую определяли когда-то они сами исходя из интересов общества и своей аудитории, «никуда не делась, просто она исключена из сообщаемой россиянам реальности»[16].

Так «Правда Севера» в конце нулевых годов просто перестала быть механизмом диалога власти с населением. В конце концов она была продана местному «медиамагнату», который всегда строил свой рекламный и телевизионный бизнес на дружбе с распорядителями бюджетных средств. Он окончательно превратил ее в заурядную и пресную, суперлояльную к областной власти газету. А когда глава региона передумал заключать с ним договоры на информационное обслуживание – тут же избавился от дорогостоящего проекта.

Однако в августе 2016 года очередной номер газеты «Правда Севера» все-таки вышел в новом медиахолдинге, контролируемом, судя по всему, губернатором (ключевые должности в нем заняли люди из агентства по печати и СМИ). Глава областной администрации И.А. Орлов, видимо, не захотел войти в историю как губернатор, при котором весьма скандально, за год до 100-летия, была закрыта «Правда Севера». Поэтому до юбилея она скорее всего будет выходить, но дальнейшие перспективы вызывают большие сомнения: непонятна пока ни ее периодичность, ни тираж, ни система распространения. Подписчики прежней «Правды Севера» так и не получили ни газеты, ни отданных за подписку денег, ни каких-либо объяснений от редакции или учредителя.

Областная власть является учредителем издательского дома «Двина» (две городские газеты, в т.ч. газета «Архангельск», одна районная и журнал), из которого за последние полгода ушли все журналисты. Причина – полная некомпетентность менеджеров (редакцией, как и агентством по печати и СМИ, руководят специалисты по рекламе, никогда не имевшие отношения к журналистике) и опасение, что их издания просто закроют: кому нужны несколько одинаковых государственных газет, да и на какие средства их будут издавать? Журналисты понимают, что верить обещаниям нельзя: издательско-полиграфическому предприятию «Правда Севера» тоже обещали сохранить профиль деятельности, когда его акции были проданы пензенскому ОАО «Универмаг», но теперь в здании ИПП работает супермаркет и оборудуется кафе.

Государственные печатные СМИ всегда финансировались плохо, журналисты сидели то без зарплаты, то без отключенного за неуплату отопления, электричества и даже телефонов. Заказчикам «информационных услуг» выгоднее работать с теми, кто получает финансирование по договорам – с них можно потребовать «заказанную музыку», а вот вмешиваться в редакционную политику издания учредитель не имеет права. Поэтому ради сокращения расходов на пиар иногда пытаются сократить бюджет государственных печатных изданий. (Это не относится к региональным телекомпаниям, принадлежащим государству и финансируемым государством: они получают от органов региональной власти десятки миллионов еще и по договорам – то есть дополнительно продают эфирное время).

Содержание газеты «Архангельск», подобно контенту «Правды Севера», позволяет предположить, что журналисты не видят разницы между политическим пиаром и политической журналистикой, которая, безусловно, предполагает модель двусторонней коммуникации: открытость публичной сферы, дискуссионность, предоставление всем субъектам коммуникации возможности высказаться. Когда-то и это издание было трибуной для политических дискуссий, для выражения самых разных взглядов и мнений, журналисты критически оценивали, анализировали деятельность органов власти и отдельных политиков, предоставляя слово оппонентам и несогласным. В последние годы темы публикаций связаны в основном с заседаниями и совещаниями в органах региональной власти: сессиями областного Собрания депутатов, сессиями городской Думы, совещаниями в правительстве области. Характер информации зачастую символический: губернатор провел пресс-конференцию, губернатор обратился к областному Собранию депутатов, губернатор обсудил законопроект и т.д.

Огосударствление СМИ в эпоху «суверенной демократии», а также ориентация журналистов на получение прибыли привели к тому, что полная и достоверная информация и свобода выражения мнений, в том числе конструктивная критика должностных лиц, исчезли со страниц печатных изданий. Из региональной прессы исчезли журналистские расследования, публикации о превышении должностными лицами служебных полномочий, об уголовных делах местных чиновников, критические высказывания и предложения читателей в адрес политиков, мнения и оценки людей о деятельности политических партий и т.п. Политический дизайн провинциальных СМИ стал, как в советские времена, напоминать унылую равнину без цветов и оттенков.

Среди российских журналистов, безусловно, есть честные и принципиальные люди, обладающие развитой гражданской культурой, независимые в суждениях и преданные не хозяину, а только своей профессии. Глава республики А.П. Худилайнен объявил войну журналистам, дискредитируя их в своих публичных выступлениях: журналисты распространяют домыслы, 95 процентов сообщений в СМИ – дезинформация, журналистские суждения (не совпадающие с его мнением) – «лабуда». Союз журналистов Карелии, устав от несправедливых нападок, разместил на своем сайте http://journalist-karelia.ru открытое письмо главе республики: «Средства массовой информации обязаны максимально широко представлять события жизни, обнародовать разные точки зрения. В этом нуждаются люди. В противном случае можно в очередной раз угодить в политические и экономические тупики. Комплиментарная по отношению к власти журналистика является угрозой для общества…»

Оставшимся верными своей профессии журналистам, безусловно, нужна независимая, свободная журналистика. Но нужна ли она их читателям, зрителям и слушателям? Глубоко патерналистская советская политическая культура оказалась очень устойчивой, ожидаемого перехода к политической культуре участия не произошло. Восемьдесят с лишним процентов поддерживающих режим говорят не о любви к этому режиму, а о том, что люди не хотят новых изменений, устали от них, что притерпелись к существующему порядку. Безразличное отношение людей к политической системе, безропотное признание авторитета власти, пассивность в политической жизни – всё это привело к тому, что политическая журналистика в обществе не востребована.

Кроме этого, журналистика уходит в интернет, и не только в регионах. Так, недавно ИД «Коммерсантъ» сообщил[17], что перестает печатать журналы «Деньги» и «Власть» и оставит лишь их электронные версии, потому что стоимость печати увеличивается, а продажи рекламы в них не растут, аудитория печатных номеров неуклонно снижается. Однако на уровне региона интернет-журналистика пока еще не профессиональна, большинство текстов на архангельских новостных порталах публикуются без проверки, редактирования и корректуры, «дискуссии» чаще всего носят скандальный характер. Несколько информационных порталов – основные поставщики местных новостей – похожи один на другой, да и новости там практически одни и те же, взятые в основном из пресс-релизов органов власти и ведомств. Новостной дискурс преобладает и в интернет-версиях лояльных к власти традиционных изданий.

Не комментируя происходящие в стране события, пресса не выполняет свойственных ей функций ориентирования, социального контроля и формирования системы ценностей, т.е. не только действует непрофессионально, но и изменяет своему предназначению, своей сущности. Журналисты должны служить обществу, а не прислуживать чиновникам, тем не менее последние просто покупают СМИ на государственные средства.

Так информационное пространство региона необратимо сокращается подобно шагреневой коже, сжимающейся после каждого выполненного желания его «хозяев». И об этом должны задуматься его истинные хозяева – работающие в интересах общества журналисты. А чтобы задуматься, им было бы полезно перечитать повесть Лидии Чуковской о сталинских репрессиях «Софья Петровна»: «Готовность редакций – всех, на всем огромном пространстве нашей страны, редакций всех газет, книг, журналов всегда повиноваться дирижерской палочке стоящего у пульта дирижера, допускать или не допускать на свои страницы то или иное сообщение (например, о беззаконных арестах и пытках) – не есть ли одна из причин совершившегося…» Может быть, прочитав это, они осознают опасность послушания и печати молчания, которую региональные СМИ сами на себя наложили.

Список литературы:

1. Гатов В. Путин, марьиванна и «украинцы в телевизоре» [электронный ресурс] // Радио свобода.  URL: http://www.svoboda.org/content/article/26840571.html. (дата обращения: 12.11.2016)

2. Гуревич С.М. Можно ли бороться с атипичной лихорадкой, поразившей наши газеты? // Журналистика и медиарынок. 2003. № 3. С. 34–35.

3. Вырковский А.В. Российские медиаменеджеры в условиях конвергенции: рабочие процессы, компетенции и личные качества // Меди@льманах. 2015. № 5 (70). С. 24–33.

4. Официальный сайт Российской Федерации в сети Интернет для размещения информации о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг. [электронный ресурс]. URL: http://zakupki.gov.ru (дата обращения: 02.11.2016)

5. Симкачева М.В. Факторы влияния на региональную журналистику и профессиональное поведение журналистов // Региональные СМИ: проблематика, тенденции развития / под ред. С.К. Шайхитдиновой. Казань: Казан. ун-т, 2011. С. 101-102.

6. Стулов М. Ни «Власти», ни «Денег» // Ведомости. 2017. 9 января.

7. Тулупов В.В. О будущем местной прессы: четыре варианта развития событий [электронный ресурс] // Российские СМИ и журналистика в новой реальности: Материалы Междунар. науч.-практ. конф., посвященной 75-летию журналистского образования на Урале (Екатеринбург, 14 – 15 апреля 2011 г.) / Ф-т журналистики Урал. гос. ун-та. URL: URL:=http%3A%2F%2 Felar.urfu.ru%2Fbitstream%2F10995%2F3477%2F3%2Fjourn_conf_2011.pdf&name=journ_conf_2011.pdf&lang=ru&c=58b1f4b44428&page=2. (дата обращения: 22.10.2016)


 

УДК 070 / ББК 76.02

А.О. Макарова,

ФГБОУ ВО «Мурманский арктический

 государственный университет»,

г. Мурманск, Россия


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 96; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ