Организация модуля нейропсихологических занятий на неделю 5 страница



7.Формирование произвольности начинается с заданий, где ребенку пред­лагается придумать, спланировать или выбрать какое-либо «дело» для прияте­ля (педагога, мамы). При этом (по вашей подсказке!) сначала он должен объ­яснить и показать последовательность и цель действий другим так, чтобы они его поняли, а затем проконтролировать процесс выполнения задания и оце­нить его результат, назвав допущенные ошибки и объяснив, как их можно исправить. Понятно, что начинать здесь уместно с самых привычных бытовых занятий. Например, ненавязчиво подвести его к сюжету: «Папа, давай прибьем для мамы полочку», «Бабушка, хочешь, я научу тебя поливать цветы правильно и накрывать стол к обеду?». Ответы взрослых в таких случаях должны быть: «Откуда же я знаю, как это делать?», «Научи меня, пожалуйста» и т. п.

8.Не надо стесняться быть недостаточно осведомленными и вслух призна­вать свои ошибки. Ведь только так у ребенка сформируется спокойная, взве­шенная позиция относительно собственных просчетов и неумений. Глядя на вашу адекватную реакцию, он постепенно поймет и примет за правило, что человеку свойственно ошибаться. И дело совсем не в том, чтобы никогда не ошибаться или уметь (знать) все на свете: это просто невозможно. Важно вовремя эти ошибки и недочеты заметить и спокойно исправить; а то, чему хочешь научиться, — изо дня в день настойчиво, без лишних эмоций, учить­ся делать.

Более того, полезно даже несколько преувеличить собственную некомпе­тентность. И вместе с ребенком найти книгу, где написано то, что вы сейчас обсуждаете. Так вы проложите для него маршрут: «Не знаю — спрошу — подойду к полке — возьму книгу — прочитаю — узнаю». Если он воспроизво­дится постоянно, у ребенка формируется четкий алгоритм поиска и нахожде­ния нужной информации. А поскольку вопросов будет много и ответ на каж­дый прячется в определенной книге, он постепенно привыкнет находить нужные ответы в нужном месте. И у него не возникнет проблем, например, с географией, если вы вместе много раз посмотрели атлас мира (глобус). Особенно важно это делать накануне какой-то поездки и по возвращении. Ведь он многое увидел, услышал. Самое время еще раз посмотреть на карте, где вы побывали, какие еще города есть в этой стране, какие рядом с ней дру­гие страны и т. п. Заодно найти в Интернете интересные изображения страны, сведения о ее животном и растительном мире, обычаях, кухне. А потом вме­сте приготовить понравившееся блюдо. Все эти мелочи во все времена были неотъемлемой частью общекультурного развития.

9.Важным фактором развития произвольной саморегуляции является принятие и выполнение ребенком правил и норм взаимодействия с другими людьми и самим собой. Необходимым при этом часто бывает ведение «днев­ника природы», собственного календаря с обозначением эмоционально значимых дат и событий жизни. Немаловажно, чтобы ребенок сам написал (нарисовал) свой распорядок дня с часами напротив каждого вида своей деятельности, в том числе и на период конкретного занятия по изложенным в этой книге программам. А появление в жизни ребенка экзотических песоч­ных часов может способствовать моментальному превращению «копуши» в «сверхскоростной лайнер».

Очевидно, что базой здесь должно быть реальное соблюдение в повсе­дневной жизни режима и определенных «домашних» ритуалов, посвяще­ний и обязанностей. Мытье рук, чистка зубов, переодевание в домашнюю одежду после прихода с улицы; чашку на стол подавать непременно с блюд­цем, выходя из автобуса — предлагать маме руку, своевременно говорить «спасибо» и «извините», позвонить заболевшему другу и т. д. Ребенок дол­жен понять и усвоить нормы и правила (ритуалы) поведения в семье, группе, основные принципы «ролевого» взаимодействия с ее членами. Чтобы он ощутил, что человек рядом с ним — его партнер, к которому надо приспосо­биться, полезно внедрить в повседневную жизнь различные парные упраж­нения, этюды по согласованным действиям: «пилка дров», «гребля», «пере­мотка ниток», совместный рисунок и т. п.

10.Другая сторона медали состоит в максимальном обогащении ребенка разнообразными играми: лото, карты, классики, вышибалы, эстафеты и мно­гое другое автоматически формируют у него осознание необходимости зна­ния и соблюдения правил игры, которые могут кардинально меняться в зависимости от той роли, которую он принимает на себя в том или ином жиз­ненном сюжете.

Не забудьте, пожалуйста, о пользе игр в «крестики-нолики», «морской бой», шашки и шахматы, карты, «найди семь отличий», прохождение по лаби­ринтам, различного рода эстафеты и т. п. Важно также, чтобы участники любой игры были заинтересованы в победе, вели борьбу «на интерес». Например, проигравший должен сделать что-то штрафное (вымыть посуду, вынести мусорное ведро, сократить время, проводимое у компьютера), а выиг­равший — непременно получить мини-приз. Тем самым мы закрепляем лишний раз механизм обратной связи. Кроме того, если нет внешних, вполне матери­альных маркеров успешности—неуспешности, своего рода знаков отличия, ребенку (да и нам с вами) не очевидны плюсы и минусы подведения итогов. Это замечание справедливо и в отношении «маркировки» перехода любого чело­века на новый возрастной (жизненный) уровень. Так во все века переход к отрочеству «обозначался», например, другим костюмом, часами или сережка­ми, поступление в колледж или университет — вручением соответствующего значка-эмблемы, женитьба — кольцом и т. п.

Поскольку никакая игра невозможна без сосредоточенности на ней, надо постоянно использовать ряд базовых упражнений, направленных на форми­рование навыков внимания и преодоление поведенческих стереотипов.

11.Упражнения на развитие произвольного внимания строятся по нескольким основным принципам. Например, задается условный сигнал и соответствующая ему реакция. В ходе игры ребенок должен как можно быстрее реагировать на определенный сигнал необходимой реакцией. Во всех этих играх-упражнениях надо создавать эмоциональный настрой, усло­вия соревнования, поддерживая интерес ребенка к выполнению задания. Например: «Кто самый внимательный, усидчивый, выдержанный и т. д.?»

В другом варианте задается один условный сигнал и два положения: например, стоя и сидя или упражнения «кошка» и «кобра»; пение и шипение или называние четных и нечетных чисел, растений и животных, красных и желтых объектов, существительных и глаголов и т. п.

Каждый раз, услышав сигнал, ребенок должен как можно быстрее пере­ключиться с первого упражнения (положения, действия) на второе. Например, встать, если до этого он сидел; зашипеть, если до этого пел; вспомнить названия различных цветов, деревьев или фруктов, если до этого перечислял птиц, и т. д.

Следующим вариантом таких упражнений является поиск какого-то пред­мета или изображения, спрятанного среди других. А на прогулке можно поиграть «в шпионов»: кто заметит (услышит, увидит) во всех деталях боль­ше событий, происходящих вокруг.

Наконец, очень важно научить ребенка прислушиваться к собственным ощущениям. Помимо прочего, сосредоточенность на разных частях тела, например во время выполнения двигательных упражнений, существенно уве­личит их эффективность. Потому и существует у супермастеров единоборств аксиома: «Когда ты ешь — ты сосредоточен только на еде, а когда рисуешь (стреляешь) — только на рисунке (пистолете и мишени). Где внимание — там и кровь!» Это действительно так: кровообращение и обмен веществ суще­ственно выше в тех частях тела и мозга, которые актуально включены в теку­щую деятельность. Но только при условии полной сосредоточенности на данном процессе и получении от него искреннего удовольствия.

Повышению сосредоточенности, реактивности и развитию навыков быстрого реагирования способствуют также более сложные упражнения на переключение и преодоление двигательного стереотипа. Здесь задается не один, а 2—4 условных сигнала и соответствующие им реакции, которые ребе­нок должен запомнить.

Не останавливаемся здесь на конкретных методах, поскольку они под­робно описаны в главе 4. Мы рекомендуем использовать их каждый раз перед началом основных занятий и в конце занятий, как завершающие под­вижные игры, которые так любят дети.

12.Принципиальным моментом является формирование у ребенка двух важнейших психологических факторов: разворачивания во времени и про­странстве плавной двигательной мелодии и автоматического осу­ществления конкурирующих между собой действий. О разнообразных методах обучения двигательной (всем телом и отдельными его частями, толь­ко рукой и т. д.) и речевой кинетике речь пойдет в следующих главах. Здесь же приведем примеры конкурирующих заданий или «реакций выбора». Они строятся по единому алгоритму, включающему следующие правила:

На первом этапе на определенное ваше движение ребенок (как «эхо») должен ответить тем же движением. Понятно, что это может быть абсолют­но любой, доступный ребенку двигательный образ: поднятый палец (нога, язык) или другое движение, жест, мимика. Очень полезно поработать с цве­тами, звуками, словами и т. д. В старшем возрасте можно привлекать более сложные конструкции, например интегрируя в этот и следующие алгоритмы знания ребенка по литературе, физике или биологии.

Например, вы подняли палец — он поднял палец; улыбнулись — он улыба­ется; подняли красный мячик — он делает то же самое. Вы постучали три раза — он три раза; два сильных удара, один слабый — два сильных удара, один слабый. Вы произносите «би-ба-бо», он повторяет это в том же поряд­ке. Упражнение можно постепенно усложнять, увеличивая количество заданных образов до 2—5.

Сначала это происходит в рамках одной какой-то модальности: жест- жест—жест (кулак—палец—открытая ладонь). Затем — привлекая разные модальности. Например, вы опускаете голову, поднимаете руку и произноси­те звук; ребенок повторяет, как «эхо», все ваши действия. Или: мячик под­брасывается вверх — кидается в цель — высовывается язык — произносится сложное слово или скороговорка.

После нескольких таких единообразных паттернов или набора движений программа меняется: «Я показываю тебе палец, а ты мне — открытую ладонь (кулак)». Или: «Если я говорю «д» — ты должен сказать «т» (и наоборот: «Я — «т», а ты — „д”»); «Я беру красный шарик, а ты — зеленый» и т. п. Затем пра­вила игры усложняются так же, как описано выше.

Самое сложное задание — необходимость совместить два действия. Сначала они должны быть аналогичными друг другу. Например, что-то нужно произносить шепотом (слова, цифры, считалки) и одновременно очень тихо хлопать в ладоши. На следующем этапе инструкция усложняется: «Говорим тихо, а хлопаем (топаем) громко». Или: «Размахиваемся медленно, слабо, а кидаем резко». Понятно, что высший пилотаж здесь достигается путем очень быстрой смены программ, отраженных на всех перечисленных этапах.

13.Следующим важным аспектом оптимизации произвольной саморегу­ляции ребенка является работа с ним в режиме «глухой инструкции» и формирование у него «детектора ошибок».

«Глухая инструкция». Вы играете с ребенком в игру: «Я принесла тебе интересную книжку с загадками, но в нее забыли положить инструкцию. Давай подумаем (придумаем), что за загадки хотел предложить нам автор и как их решать».

Далее ребенку предлагается наглядный материал, анализируя который вы совместно постепенно приходите к нужному решению. Этот алгоритм необхо­димо применять и при многократном воспроизведении (в разных вариациях) одного и того же упражнения. Работая с любым из заданий, описанных в этой и следующих главах, прекратите на определенном этапе давать ребенку раз­вернутую инструкцию; постепенно сокращайте ее до вопроса: «Что-то я не помню, а что мы с тобой делали в этом упражнении?» или «Посмотри, все ли мы с тобой поставили на стол к обеду (взяли с собой, выходя на прогулку)?»

Вначале, безусловно, необходимо предлагать ребенку абсолютно одно­значно интерпретируемые паттерны. Например, недорисованную (частично изображенную пунктиром) фигурку или букву можно только дорисовать, 3—4 фрагмента известного предмета — только сложить в единый образ, сюжет картинки (или серии картинок) — только рассказать, ряд из чередую­щихся белых и черных шашек (белая—черная—белая—черная и т. д.) — толь­ко продолжить аналогичным раппортом.

Естественно, сначала вы придумываете «потерянную инструкцию» вме­сте. Например, глядя на недорисованное изображение, спрашиваете: «Может быть, картинку надо дорисовать и раскрасить? Как ты думаешь? Давай попробуем». А в завершение этой процедуры удовлетворенно конста­тировать: «Здорово, что мы с тобой все правильно угадали!»

«Детектор ошибок». Ребенку предлагается для анализа заведомо неправильная, ошибочная ситуация, которую он должен исправить. Это может быть реальная ситуация: мама перепутала и летом вместо кроссовок вынула из шкафа зимние сапоги; хлеб положила в холодильник, а масло — в хлебницу, к чаю подала столовую ложку и т. д. Когда ребенок (с вашей ненавязчивой помощью) замечает нелепость ситуации, обязательно надо акцентировать это: «Ой, какая же я невнимательная! Какой же ты молодец, что вовремя меня поправил!»

В том же ряду стоят задания, где ребенку предлагаются заведомо неле­пые сюжеты: зимний пейзаж с птицами, распевающими на цветущем дереве; пингвин, разгуливающий по пустыне; магазин с вывеской «Обувь» и фрукта­ми на прилавке; дерево, растущее корнями вверх, и т. д. Или надо найти ошибку художника, неправильно нарисовавшего какой-то предмет (цветок, животное, букву, цифру); отыскать правильное изображение среди анало­гичных, но неверно — зеркально или с пропущенными, перепутанными дета­лями — нарисованных.

«Исправь ошибки». Аналогичные по смыслу «речевые» упражнения в старшем дошкольном возрасте необходимы ребенку (освоившему письмо и чтение) для профилактики будущих ошибок в школе. Наиболее часты сле­дующие ошибки: звуковые замены, например дочка—точка, бочка—почка, чашка—шашка, рука—рога, коза—коса и т. п., оптические замены (по зри­тельному сходству), например для печатных букв Р—Б—В, Ш—П, С—Э, зер­кальное написание букв; несоблюдение границ слов, слитное их написание, пропуск букв и слов; логико-грамматические (под—над, перед—после, сверху—снизу и т. п.), смысловые замены.

Подготовьте бланки с буквами, словами и простыми предложениями (которые не раз встречались ребенку при чтении сказок), сделав «необходи­мые» ошибки. Предложите ребенку найти все ошибки и подчеркнуть их. В другом варианте детям раздают картинки с изображениями; взрослый произносит близкие по звучанию слова, а ребенок должен их показать. Можно сыграть в игры: «Кто найдет больше неправильно написанных букв» или «Где неправильно подписаны картинки?» и т. п. Примеры заданий (их можно давать как на слух, так и в печатном варианте):

- Зимой расцвели яблони. На елке выросли яблоки.

- Под носом глаза. Передвесной лето.

- Велка любит грызть орешки. В лсу запел сомовей.

- Настоле стоит каэтрюля.

14.Эти универсальные нейропсихологические технологии формирования произвольной саморегуляции необходимо дополнить различными упражне­ниями, направленными на развитие интеллектуальных процессов. Они во всем многообразии представлены в главе 5.

Алгоритмы мышления — наиболее компактные способы взаимодей­ствия человека с самой разнообразной информацией. Они отработаны века­ми, потому с самого раннего детства должны ежедневно присутствовать в жизни ребенка. Сначала в самых простых наглядных ситуациях,которые вы обсуждаете вместе с ним во всех подробностях. А затем — и в отвле­ченных, абстрактных ситуациях.

Не забудьте обо всех этих универсальных психотехниках, когда приступите к циклу нейропсихологических занятий. Все изложенные приемы и правила должны проходить красной нитью не только через обы­денную жизнь, но и быть каркасом ваших взаимоотношений с ребенком в процессе этих «уроков» («игр»).

 

§ 2. Энергетические ресурсы адаптации. Психосоматический баланс

Психологическая организация человека (равно как и психическое развитие) является иерархически организованной, саморегулирующейся «нейро-психо- соматической» системой, включающей три пересекающиеся и не существую­щие друг без друга плоскости. «Нейро-» — связанная с деятельностью нерв­ной системы, главным организатором которой является мозг. «Психо-» — отражающая его психическую деятельность. «Соматическая» — телесная, включающая всю совокупность внутренних и внешних органов и процессов.

Подчеркнем еще раз единство этих трех плоскостей: в изолированной форме они просто не существуют в природе. Поэтому здесь и далее в книге мы ставим ударение на слове «единовременное». Сбой, задержки, искаже­ния или опережение в развитии каждой из перечисленных граней влечет за собой дезинтеграцию и/или перестройку всей системы, подчас в самом неприятном, препатологическом или патологическом варианте. В связи с этим нейропсихологическое сопровождение по методу замещающего онто­генеза, представленное в данном издании, руководствуется основным прин­ципом: холистический, целостный взгляд на природу человека.

Подумайте, как много действий взрослый человек осуществляет автома­тически. Не задумываясь, как это сделать. И не контролируя себя на каждом шагу. Чтобы достигнуть такого уровня, ребенку надо много и долго учиться. А вначале (как мы видели в предыдущем параграфе) каждый его навык дол­жен быть многогранно осознан, проговорен и многократно воспроизведен. Этот процесс чрезвычайно энергоемок. Психическое развитие всегда тре­бует очень много энергии.

Именно поэтому в детском возрасте так часты эмоциональные и психосо­матические срывы, склонность к неврозоподобным проявлениям и несба­лансированность систем «возбуждение—торможение». Любое произволь­ное, проговоренное (про себя и вслух), развернутое действие чрезвычайно энергоемко. Мозг человека — удивительно совершенный и тонкий инстру­мент, но он располагает в каждом конкретном случае конечным количеством энергии. Она расходуется и на эмоции, и на познавательные процес­сы, и на модуляцию иммунного, эндокринного статуса. Перечень уникальных функций и талантов мозга можно продолжать бесконечно.

В самом общем виде положение таково: чем больше энергии расходу­ется но высшие познавательные процессы (восприятие, речь, счет, мышле­ние и тем более произвольная саморегуляция), тем больше вероятность «обкрадывания» базальных структур психики, в том числе психосомати­ческих и эмоциональных. Иными словами, ход развития ребенка достаточно часто можно описать по формуле: «Нос вытащил — хвост увяз...»

С одной стороны, у большинства современных детей неблагополучно ран­нее развитие, что весьма пагубно сказывается на их психосоматическом стату­се. С другой — очевидно сократился репертуар подвижных игр и других чисто детских радостей. Дети изолированы от окружающего мира в угоду компью­теру, телевизору и т. п. Иными словами, на неблагоприятное течение внутри­утробного развития и родовые травмы накладывается общая гиподинамия и «сенсорный голод». Потому не происходит естественной коррекции, какой испокон веков были обширные коммуникации ребенка с собой и окружающим миром. Следовательно, необходимо: 1) расширить границы его познаватель­ного репертуара и 2) создать повседневный фон жизни ребенка, который под­держивал бы оптимальное состояние его психосоматического статуса.

Я не призываю возвращаться к пещерному быту. Но взрослые должны отдавать себе отчет в том, что, например, памперсы приводят к отсутствию дискомфортных ощущений (тактильно-кинестетических, обонятельных и т. д.) и закономерному снижению чувствительности от систем малого таза и внеш­них половых органов. Отчего же нас так удивляет нарастание случаев энуреза и онанизма у дошкольников, сексуальных расстройств в подростковом и юно­шеском возрасте? В целом же своего рода «сенсорная депривация» детей, которая стала приметой сегодняшнего дня, не может не привести к деприва­ции эмоционально-мотивационной, личностной незрелости, которая так вол­нует взрослых. Добавим, что «тепличные условия» самым пагубным образом сказываются на развитии вообще. Потому все приводимые ниже блоки упраж­нений необходимо применять постоянно. Хотя бы для того, чтобы заполнить «сенсомоторный» вакуум у современных детей.


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 99;