Олег Смирнов: Это да. Но у нас есть Якутия, у нас есть северные части, где и свет-то не всегда бывает



Павел Ройтберг: Слушайте, насколько я помню, телемедицина появилась, когда у нас жил Парацельс, 600 лет назад? По-моему, да. Он оказывал ее по почте, ему писали, он через 2 – 3 месяца давал рекомендации. Часто больные умирали до получения ответа. Но в принципе, это…

0:14:29

Олег Смирнов: В принципе, работало, то есть, в общем-то, ничего не мешает.

Павел Ройтберг: Да, в принципе, работало, некоторым помогало. То есть, смотрите, будет, как минимум, голос. И мы в своем сервисе, то есть, что позволило мне начать мечтать о телемедицине, я почему увидел в этом большой потенциал? Во-первых, мы доработали нашего робота, который может контролировать врачей.

0:14:55.2

Ксения Ульянова: Павел, а какой это робот?

0:14:57

Олег Смирнов: Смартмедицина.

Павел Ройтберг: В смартмедицине есть такой подраздел, искусственный интеллект, можно сказать, который контролирует по 19 параметрам лекарства, медицинские стандарты, 0:15:07 пересечение с хроническими диагнозами, с аллергиями, вес, пол и дозы, возраст и прочее. Я просто неоднократно в Москве сталкиваюсь с друзьями, что дипломированные доктора лечат неправильно, то есть, не в смысле сложный случай, не поняли, а в смысле базовые простейшие вещи в нарушение всех стандартов, учебник второго курса не соблюдается. Но очевидно, мотивированные деньгами назначаются индийские бады, какие-то витамины сверхдорогие, о которых никто раньше не слышал, иммуномодуляторы на базе женьшеня капельные, в общем, всё, что угодно, только не то, что нужно. Ни анализов, ни антибиотиков, только, по всей видимости, простимулированные, потому что у меня других идей нет. Если это от незнания, это еще хуже, наверное.

0:15:57

Олег Смирнов: Ну влияние фармы, оно присутствует, никто же не отрицает.

Павел Ройтберг: мы хотим в своем сервисе, во-первых, на входе скролить врачей. Если они не проходят экзамен по стандартам, мы говорим пока на несколько месяцев, до пересдачи, прямо очень жестко.

0:16:12

Олег Смирнов: Ну это в рамках своего, естественно?

Павел Ройтберг: Да. А во-вторых, проверять качество лечения.

0:16:18

Ксения Ульянова: Лечение по неким мировым стандартам?

Павел Ройтберг: Мы начнем с Российских. У нас есть данные европейские и американские, там есть большая проблема с адаптацией, у нас лекарства разные, причем очень сильно разные. Например, в штатах нет ношпы, и в Европе. Она очень эффективна.

0:16:36

Олег Смирнов: Ну Азитромицин есть почти везде при этом.

Павел Ройтберг: Его не назначают в России, вот не принято. Есть обратный пример мой второй любимый – это Терафлю. В штатах оно работает и помогает, а у нас нет, потому что у нас изменили рецепт, у нас там был раньше кодеин.

0:16:55

Олег Смирнов: А кодеин у нас, увы, по многим, убрали.

Павел Ройтберг: Предикат к этому крокодилу почему-то еще, его везде убрали, поэтому он не помогает. И от того, что в стандарте мы возьмем американский, он там будет работать, у нас – нет, причем лекарство может одинаково называться, там есть действующие вещества, надо смотреть.

0:17:11

Олег Смирнов: Ну у нас там много примеров, тот же пенталгин, который был с кодеином и который сейчас стал, это, увы, это совершенно разные препараты.

Павел Ройтберг: А сейчас другое, да. Поэтому российские стандарты на самом деле, они неплохие. Мы в АО «Медицина» гордо заявляем, что мы добились 98% выполнения стандартов из 7,5, по-моему, сейчас, и очень горды этим. Последние проценты очень тяжело даются. Так вот, я увидел 2 вещи: во-первых, что мы можем проверять врачей таким образом, фильтровать некачественных, повышать качество, во-вторых, в Штатах я в прошлом году был на конференции «Лидерство IT в здравоохранении» в Гарварде, в медицинской школе 0:17:50. И там был один из интереснейших докладов. Американцы с помощью телемедицины очень узкой пытались решить проблему удешевления сервиса послеоперационного. Они решали, как обычно, деньги. Это нормально. Попутно получили интереснейший эффект – вдвое снизилась смертность после операций на сердце, в несколько раз осложнения у диабетиков. Но для меня волшебным образом было то, что они получили, - сейчас будут очень жестокие слова, не воспринимайте их, пожалуйста, агрессивно, - они получили устойчивый эффект изменения поведенческого алгоритма у популяции людей.

0:18:34


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 106; Мы поможем в написании вашей работы!






Мы поможем в написании ваших работ!