Олег Смирнов: Ну их можно понять, зачем они это делают, да



Павел Ройтберг: Да, да. Вот то же самое. Одну категорию можно, другую нет. Сегодня у нас всё это свалили вместе в одну кучу и она выглядит страшно пока что.

0:09:32

Олег Смирнов: Ну будем надеяться, что на уровне подзаконных актов что-то нормализуется.

Павел Ройтберг: еще может на самом деле, да.

0:09:39

Олег Смирнов: Там перспектива-то не убита.

Павел Ройтберг: Закон достаточно размытый, чтобы его можно было подкрутить.

0:09:44

Олег Смирнов: Ну да, там же можно по ведомствам. Чуть по лучше ситуация у кардиологов с наблюдениями, то есть, там абсолютные дыры в той же урологии, где ничего не прописано, что там как оказывать, ну и так же по направлениям.

0:10:00

Ксения Ульянова: Павел, а скажите, а вот телемедицина заработает официально у нас с 1 января?

Павел Ройтберг: Она работала до этого много лет.

0:10:07

Олег Смирнов: В частной практике, я думаю, вообще никогда не прекращалась.

Павел Ройтберг: Смотрите, нет, кроме всего прочего, мы абсолютно законным образом в клинике АО «Медицина» оказывали скайп- приемы, и оказываем, я не знаю, что мы будем делать с 1 января, но любой пациент, который у нас прикреплен, мог сказать: «Не хочу приезжать, я же был на первичном приеме». Первичку мы всё же любим смотреть Вторичку – ему хочется рассказать, помогает ли ему таблетка и спросить, ее пить дальше или другую.

0:10:32

Олег Смирнов: Или дозировку просто поменять, может быть.

Павел Ройтберг: Зачем ему к нам ехать? Он записывается на прием, мы ставим его в расписание и он звонит по скайпу, доктор ждет этого. Они говорят, вот вам телеприем- Сегодня скайп окажется несертифицированным, там не будет госуслуг, не знаю, что мы будем делать, возможно, перестанем оказывать услугу.

0:10:51

Олег Смирнов: Павел, у меня вопрос: когда объявили, что ура, мы идем в сторону телемедицины, все айтишники бодро взялись за видеомессенджеры, меня скепсис одолел – а нафига мне доктора-то видеть, или доктору меня, чего он там не видел? Идентификация?

Павел Ройтберг: Нет, мне, как айтишнику, кажется почти как вам. Но та часть моей души, которая диффузировалась от папы доктора и мамы доктора, она активно протестует. Доктор сегодня получает очень много информации, хороший доктор, от визуального…

0:11:29

Олег Смирнов: Ну адекватность, ладно.

Павел Ройтберг: Нет, не адекватность. Он смотрит, он, может быть, не может сформулировать, но он смотрит, есть ли у вас мешки под глазами, красные ли глаза.

0:11:40

Олег Смирнов: При условии, что камеры хорошие у человека и канал связи надежный.

Павел Ройтберг: Да. Ну если он хоть что-то видит более-менее, он может посмотреть, что человек дергается, что у него подергивается глаз, что кровоизлияние в глазу, допустим. Человек жалуется на головную боль, а видно, что один из глаз заплыл кровью – нехороший симптом.

0:12:02

Олег Смирнов: Ну предиктивно на инсульт можно подумать, да.

Павел Ройтберг: Надо бы послать его прямо сейчас куда-нибудь. Или он бодрый, здоровый лось, который спрашивает, что ему в аптеке купить, чтобы вообще всё хорошо было. Он видит это, для него это гораздо больше информации, чем когда человек спрашивает. Женская тема классическая – что выпить при цистите? По-хорошему надо бы спросить, а откуда человек знает, что у него цистит.

0:12:31

Олег Смирнов: Ну да, с чего он взял, что цистит, безусловно.

Павел Ройтберг: Я знаю группу московских фотомоделей, там примерно из 20 девушек 18 никогда не были, но уверены, что только это бывает, другой болезни не бывает, поэтому при любых программах они лечатся от цистита. По-хорошему доктор должен посмотреть, прикинуть и начать задавать какие-то вопросы, уточнения. Ему может что-то подсказать во внешнем виде пациента, что что-то не так, просто больше информации.

0:12:59

Олег Смирнов: При цистите по внешнему виду? Ой…

Павел Ройтберг: У моделей видно будет, они будут слишком худыми, они будут практически анорексичными. Там возникают проблемы с иммунитетом, в том числе и с половым влечением, и со всем.

0:13:16

Олег Смирнов: Ну хорошо, это, опять же, внутри локальных сервисов, Москва, то есть, где мы имеем хороший достаточно канал связи, нормальное оборудование. Но телемедицина же у нас решала проблемы, по крайней мере, по лозунгам, что мы сейчас быстренько обеспечим регионы качественной медицинской помощью. И вот здесь у меня, опять же, тоже вопрос к каналам связи. Интернет-то не очень хороший, мягко скажем. Да, Ростелеком все эти кабеля тащит, обещает обеспечить всех, но это тоже в далекой перспективе А чего все 0:13:52 туда-то, чего там ковырять-то пока?

Павел Ройтберг: Когда-нибудь будет быстрый интернет. Сегодня он на самом деле неплохой, то есть, не так много стран с нами сравнится по доступности интернета.

0:14:04


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 73;