Олег Смирнов: Нет, это понятно



0:43:18

Ксения Ульянова: Ну это совсем нонсенс, да.

Павел ройтберг: Он месяц проходил с острым гнойным синуситом, лечась то одним бадом, то другим.

0:43:26

Олег Смирнов: Какая прелесть.

Павел ройтберг: Кандидат наук и доцент, 2 доктора в двух разных коммерческих клиниках в Москве. Я не боюсь этих людей настраивать против себя, потому что я больше боюсь за человека, которому это советуют.

0:43:39

Олег Смирнов: Вы знаете, мне нравится ваш подход. От человека – это, наверное, правильный. Удачи!

Павел ройтберг: спасибо большое.

0:43:48

Олег Смирнов: На самом деле удачи в развитии сервиса, пусть он стартует, пусть у нас развивается телемедицина, я тоже за предиктивную медицину, за то, чтобы люди смотрели за собой, за велнес в каком-то виде.

0:43:59

Ксения Ульянова: Конечно.

0:44:00

Олег Смирнов: Но при этом чтобы как-то классическая медицинская школа всё-таки не померла, она у нас не плохая.

Павел ройтберг: Она хорошая, на самом деле она действительно неплохая. И для этого, собственно, в нашем сервисе есть блокчейн, который позволяет 0:44:12.

0:44:12

Олег Смирнов: А, так вот он где появился?

Павел ройтберг: Конечно. Он позволяет делать 2 вещи: во-первых, прямо там есть оценка, скоринг, проходил врач, мы прямо записываем, какие вопросы попали, как он ответил, с какой скоростью отвечал, как мы это оценили. Не вырубить топором – всегда известно. Второе – если доктор заработал денег, это такой реверанс, на мой взгляд, я сторонник платить налоги, в открытом виде видно, сколько он заработал.

0:44:40

Олег Смирнов: Тоже хорошо.

Павел ройтберг: Гражданскому обществу не видно, кто заработал, но если органы приходят и говорят…

0:44:46

Олег Смирнов: «Где?».

Павел ройтберг: «Айдишник вот такой-то, это кто?». Мы говорим: «Это Васечкин Иван Иванович». Но это же нормально. Он же заработал? Заработал, он должен всё заплатить. Где-то мы за него заплатим, как налоговый агент, где-то, если человек говорит, что он сам, пусть заплатит сам. Кроме того, это позволяет страховым компаниям автоматически отскорить рискованность, полис того или иного пациента и я очень надеюсь, что это заставит страховые компании, даст им возможность отказаться от практики выяснения, за что они платят, упростить процесс полисов.

0:45:23

Олег Смирнов: А не появится, что у нас ДМС вообще сократится вот до такусенького сегмента здоровых людей?

Павел ройтберг: Знаете, тяжелый вопрос, не знаю.

0:45:33

Олег Смирнов: Ну вот я тоже не знаю, потому что сейчас такое количество отказов по процедурам, особенно по большим компаниям.

Павел ройтберг: Конечно, конечно, это везде так. Но понимаете, поставьте себя на точку зрения пациента. Вот вы купили полис…

0:45:50

Олег Смирнов: Так с точки зрения пациента, наоборот, казалось бы, всё хорошо, «Я деньги заплатил, вот, принес свои».

Павел ройтберг: Деньги заплатил, но вы никогда не знаете, вам заплатят за что-то или нет. Там мелким шрифтом 50 листов, их невозможно осознать, никакой робот или искусственный интеллект их вменяемо не осознает. Там юристы хорошо поработали, там много своё, нечитаемая защита.

0:46:12

Олег Смирнов: Это да.

Павел ройтберг: Мы хотим предложить упрощение. Может быть, мы не покроем сложные случаи, но простые вещи… То есть, идея была какая. Не знаю, что из нее выйдет с законом, что если мы говорим, что если наш врач послал человека на прием к физическому врачу, то какое-то количество таких приемов в год включено в план обслуживания. Понятно, что никакие сложные операции, онкология, они по-другому считаются.

0:46:38

Олег Смирнов: Ну это у нас всё-таки разделено.

Павел ройтберг: У нас просто нет страховок, на территории Российской Федерации у нас такой просто план обслуживания.

0:46:43

Олег Смирнов: Ну да, у нас нет страховок ни на беременность, ни на онкологию, и на диабет-то нет.

Павел ройтберг: Нет, у нас, в принципе, страховок нет, у нас есть план обслуживания. Вы платите страховой и она покрывает все ваши расходы, чем бы вы раньше ни болели. Вот сейчас из этого онкологию вычитают.

0:47:00

Олег Смирнов: Ну это пока она не знает, страховая, что вы чем-то болеете, как только она узнает, то всё.

Павел ройтберг: Почему? Если вы диабетик, вы всё еще покупаете обычный план обслуживания, а это большое отличие, в Штатах, например, не так. Поэтому вначале вы делаете диспансеризацию, а потом, в зависимости от того, что они нашли, на то страхуем. Логично же, это же страховка.

0:47:20


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 83;