Ксения Ульянова: А, это есть такие сервисы на веб MD, когда взаимодействие лекарств, там показывают риски?



0:00:10

Олег Смирнов: Добрый вечер. В эфире «Медиаметрикс», программа «Медицинские гаджеты». В гостях у нас с Ксенией сегодня Павел Ройтберг. Павел, добрый вечер.

Павел Ройтберг: Здравствуйте, добрый вечер.

0:00:20

Олег Смирнов: У вас очень интересный послужной список. У вас такой набор компаний, прямо на зависть многим топ-менеджерам. И почему вы пошли в собственные проекты? У вас же там был МТС, еще красивые названия. Что привело? Я пока вообще не спрашиваю про блокчейн.

0:00:40

Ксения Ульянова: И медицину.

0:00:41

Олег Смирнов: Да.

Павел Ройтберг: Олег, можно немножко поправить? Смотрите, я Павел Ройтберг, есть еще Павел Ройтберг, я в АО «Медицина», он в МТС, он американский гражданин, я – нет, я – российский гражданин.

0:00:50

Олег Смирнов: А, то есть, всё-таки в этом, то есть, это всё скраивается оттуда?

Павел Ройтберг: Конечно, просто половина русскоязычного интернета взяла одну биографию, взяла вторую, склеила их.

0:01:04

Олег Смирнов: Какая прелесть.

Павел Ройтберг: Да, и мы с ним оба на эту тему, с одной стороны, мы, в принципе, очень хорошие друзья, мы хорошо друг к другу относимся, но как-то некоторые вещи лишние.

0:01:16

Олег Смирнов: Окей, всё-таки медицина?

Павел Ройтберг: Я – медицина, онлайн-игры, онлайн-проекты и кандидатская на тему криптовалют в 2003 году.

0:01:25

Олег Смирнов: Круто.

0:01:25

Ксения Ульянова: Круто, да.

0:01:26

Олег Смирнов: Криптовалюта – это вообще, это отдельная песня, правда, офлайновая. Такое бывает?

Павел Ройтберг: Я написал даже прототип на Эмбеджет Ява, который можно было между карточками передавать друг другу деньги цифровой подписью без блокчейновой составляющей.

0:01:39

Олег Смирнов: Интересно, то есть, можно без блокчейна, без интернета, да?

0:01:42

Ксения Ульянова: С ума сойти, можно просто крипт?

Павел Ройтберг: Да, да, идея была в этом.

0:01:46

Олег Смирнов: Окей, тогда мы возвращаемся. ОАО «Медицина» была?

Павел Ройтберг: Была, есть.

0:01:50

Олег Смирнов: Есть. Прекрасная клиника, насколько я знаю, шикарная.

Павел Ройтберг: Да.

0:01:54.4

Олег Смирнов: Смарт-медицина?

Павел Ройтберг: Есть.

0:01:57

Олег Смирнов: Это принятие решений, помощь врачам?

Павел Ройтберг: Это электронная история болезней и принятие решения, да.

0:02:03

Олег Смирнов: Так, и то, что происходило не 2 недели назад, что это было?

Павел Ройтберг: У нас целых 2 проекта запустилось одновременно, один мой, один с моим партнером Володей Никольским, который по совместительству с моим проектом, он еще немножко подрабатывает в mail.ru. Вот это-то и вызвало, в общем-то, вопросы у общественности.

0:02:23

Ксения Ульянова: Ну тут сразу такая интересная история, и блокчейн, и искусственный интеллект,

0:02:27

Олег Смирнов: Да нет, там даже то, что работает в mail.ru и тут вот эти все взаимосвязи, здоровье, нездоровье.

Павел Ройтберг: Проблема в том, что журналисты очень любят желтые заголовки. Никому не интересно рассказывать о том, что мы улучшим, допустим, на 30% медицинские выхлопы. Основное, что нас спрашивали: «А можно ли написать, что ваш искусственный интеллект уволит всех докторов в России?». Я говорю: «А где вы это прочитали?». «Ну там где-то у вас в тексте вроде бы было». Мы бросаемся смотреть текст – ничего похожего нет, но это интересно писать. О сухой реальности часто писать не интересно. И на самом деле этот путь мы начали очень давно. Я начал его в АО «Медицина». АО «Медицина» - одна из первых клиник в мире полностью ушла от бумажной истории болезни. Американцы начали этот путь в 9-м – 10-м году, мы в 6-м, начиная с 6-го предоставляем пациентам в реальном режиме доступ к своей истории болезни. Этого до сих пор практически нигде нет.

0:03:25

Олег Смирнов: Это очень круто, да, этого нет нигде, точнее, я не встречал на своей практике, скажем так.

Павел Ройтберг: Потом мы ушли в сторону аналитики искусственных интеллектов, сделали внутри для себя алгоритмический автомат, модное слово «Искусственный интеллект».

0:03:41

Олег Смирнов: Нейросети.

Павел Ройтберг: Нет, нейросеть, она наступает дальше. Вначале вы строите базу. На первом этапе он умел просто обычным образом проверить взаимодействие лекарств. Аналогичные алгоритмы, но чуть попроще, американцам позволили вдвое снизить количество пострадавших от неправильных назначений в год.

0:04:02

Олег Смирнов: Шикарно.

0:04:02

Ксения Ульянова: А, это есть такие сервисы на веб MD, когда взаимодействие лекарств, там показывают риски?

Павел Ройтберг: На самом деле не столько риски, сколько запрет на взаимодействие. Мы начали с полностью запрещенных вещей. Это основное, что дает результат. Врач часто не смотрит на то, что назначил другой врач, забывает что-то. У американцев особенно частая тема с неправильной дозировкой, потому что на прошлый год у обоих систем основных, 0:04:27,дозировки выбирались 1, 10, 100, 1000, 10 000, 2, 20, 200, 2000, 20 000. И врачи часто пытались выбрать и немножко ошибались, вместо 3 можно было выбрать 20 000, потому что они по цепочке же рядом. И система эта проверяет и вводит. Потом мы подключили туда, собственно, с другого боку медицинские стандарты, медико-экономические, как лечить надо.

0:04:58


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 66;