И в радости и в горе монах, старец больной,



Идёт к святой иконе, в саду, в тиши ночной,

Чтоб Богу помолиться за мир и всех людей

И Старцу поклониться о Родине своей:

Молись Благой Царице, великий Серафим,

Она Христа десница, Помощница больным,

Заступница убогим, одежда для нагих,

В скорбях великих многих спасёт рабов Своих…

В грехах мы погибаем, от Бога отступив,

И Бога оскорбляем в деяниях своих.

  

Старец молился Божией Матери и преподобному Серафиму, и мы имеем замечательное свидетельство о действенности этой молитвы. Зимой 1942 года матушке Серафиме ночью приснился сон: отец Серафим в валенках и белом халате гонит по заснеженному полю множество вооружённых немецких солдат, которые в ужасе бегут от него (немцы в это время были ещё в Вырице).

Утром, когда мать Серафима хотела рассказать, какой удивительный сон ей приснился, старец сказал:

- Видела? Пойди теперь посуши валенки и халат.

Действительно, ночью он выходил в зимний сад и молился на камне в валенках, набросив на себя белый халат для маскировки, что бы соседи не увидели. Валенки и халат, как вспоминала мать Серафима, были мокрыми. Как старец выдерживал эти ночные бдения при его больных ногах – одному Богу известно.

Близкие старца так вспоминают об этом подвиге:

«В 1941 году дедушке шёл уже семьдесят шестой год. К тому времени болезнь очень сильно его ослабила, и он практически не мог передвигаться без посторонней помощи. В саду, за домом, метрах пятидесяти, выступал из земли гранитный валун, перед которым росла небольшая яблонька. Вот на этом-то камне и возносил ко Господу свои прошения отец Серафим. К месту моления его вели под руки, а иногда просто несли. На яблоньки укреплялась икона, а дедушка вставал своими больными коленями на камень и, простирал руки к небу… Чего это ему стоило! Ведь он страдал хроническими заболеваниями ног, сердца, сосудов и лёгких. Видимо, Сам Господь помогал ему, но без слёз на всё это смотреть было невозможно. Неоднократно мы умоляли мы его оставить этот подвиг – ведь можно было молиться и в келье, но в этом случае он был беспощаден и к себе, и к нам. Молился отец Серафим столько, насколько хватало сил – иногда час, иногда два, а порою и несколько часов кряду… Помним, что дедушка говорил нам:

- Один молитвенник за страну может спасти все города и веси…»

Монахиня Таисия вспоминает: «На Пильном батюшка, подражая преподобному Серафиму Саровскому, молился на камне. Молился на камне. Когда участок разделили, отец Серафим поставил другой камень. Камни сохранились и сейчас. В это время отец Серафим был весь прозрачный. Он только лежал, принимая так мало пищи, что осталось лишь восковая кожа и кости. Отец Серафим постился очень строго: съедал в день одну просфору и немножко тёртой моркови, пил святую воду. Он был очень слаб здоровьем и только изредка приходил в Казанский храм и служил в пределе преподобного Серафима Саровского».

Духовные чада и близкие старца, которые ночевали в Вырице, вспоминают, что батюшка ночи напролёт молился. За день собиралось множество записок о здравии и упокоении от приходивших к старцу. Ночью батюшка обязательно прочитывал эти записки, а на следующий день их уносили в вырицкий Казанский храм. Туда же передавали значительную часть подарков и денег, которые приносили посетители.

Сохранилось письмо к родным служившего с августа 1943 года в Казанской церкви священника Иоанна Молчанова, в котором он вспоминает о посещении старца Серафима: «Был в гостях у старца иеросхимонаха Серафима. Он никуда не ходит, лежит всё в постели, но чувствует себя бодрым и весёлым, говорит, что от перенесённой болезни поправился и что очень рад видеть священника той церкви, где он числится прихожанином. Живёт он в расстоянии 15-20 минут ходу от храма. Сугубо был рад, когда узнал, что я брат Пети – крестного отца его внучки – теперь шестилетней шустренькой красивой девочки Олечки. Порекомендовал мне числить себя членом их семьи и сказал, что он уже зачислил меня членом своей семьи».

 

Одна из чад батюшки решила пойти к старцу за благословением на переезд из Вырицы – муж очень настаивал. Когда сказала ему, что спросит у батюшки, муж возмутился:

- Поехали! Что ты всё к нему ходишь?

Но она пошла к старцу, и тот сказал:

- Пусть едет, а ты оставайся.

Вскоре после отъезда мужа началась война, и он пропал без вести.

В войну пришла к батюшке женщина с дочкой за благословением на тъезд перед эвакуацией. Старец задержал её, обняв ладонями голову девочки, долго держал её так и молился, а потом сказал:

- Вы спасены.

После этого благословил отъезд.

Поезд, в котором они ехали, вышел из графика и задержался перед станцией. В это время немцы совершили налёт на станцию, и составы, которые подошли раньше, сгорели, а их поезд остался невредим.

…В самом начале оккупации прибежала к отцу Серафиму женщина в слезах:

- Батюшка, немцы побывали в нашем доме, велели уходить!

- Сиди спокойно, будем вместе, никуда не поедем.

Через некоторое время немцы снова пришли, уже угрожая. Стали собирать вещи. Но старец вновь повторил:

- Оставайтесь.

Больше немцы в этом доме не появлялись.

 

…Пришла к отцу Серафиму женщина узнать о судьбе своего мужа, пропавшего без вести на фронте. Старец сказал:

- Поминай в храме как без вести пропавшего, но живого, а там и сам весточку подаст.

Так вскоре и произошло. Однажды ей передали записку от мужа: он находился недалеко от Вырицы, в немецком лагере для военнопленных. Наскоро собравшись, отправилась она в указанное место и встретилась с мужем. Но радости её не было предела, когда лагерное начальство отпустило домой единственного кормильца семьи.

…Во время оккупации вырицкая жительница зачала ребёнка и решила сделать аборт. От мужа она скрыла, что заберемела, и ожидала подходящего момента, чтобы исполнить своё намерение. Однажды она зашла к батюшке Серафиму, а тот ей и говорит:

- Представляешь, что ныне происходит? Некоторые матери, уподобляясь в жестокости Ироду, становятся убийцами собственных невинных младенцев!    

Женщина поняла, что старец всё знает, и со слезами раскаяния опустилась перед ним на колени. Когда ребёнок родился, а это была девочка, отец Серафим нарёк ей имя и назначил крёстных.

Жительницу Вырицы – Екатерину молитва батюшки спасла от лютой смерти. Когда она шла, чтобы надоить коров, и оказалась возле немецкого штаба, один из охранников натравил на неё двух овчарок: «Фас, рус, фас!» Огромные волкодавы буквально повисли на женщине, которая только и могла кричать: «Не боюсь, не боюсь!» Неожиданно из штаба выглянул другой немец и крикнул:

- Беги, мама, беги! Вчера на этом месте разорвали мужчину.

Екатерина плохо помнила, как добралась до дому. Когда она зашла после этого в батюшкину келью, старец сказал:

- Екатерина, твоя жизнь была на одной волосинке, я очень молился, и Господь тебя пощадил ради детей.

«Все мы чувствовали на себе чудотворную силу молитв батюшки Серафима, - вспоминает Елена Г. – Над всеми страхами и ужасами оккупации, моральными и физическими, - батюшкина добрая улыбка, проницательный взор, строгий и ласковый одновременно. И слова – простые, мудрые. На сердце водворялись тишина и спокойствие.

Я же на себе испытала силу его молитв, попав в детский дом, куда все устроились работать, чтобы не уехать в Германию. После ухода немцев я заболела сыпным тифом в очень тяжёлой форме. Целую неделю, лежала дома, не приходя в сознание. «Иисус, Мария» - только и слышали из моего полудетского бреда. И вот открывается дверь и входит посланный от старца, обращаясь к родным:

- Что ж вы не идёте? Леночка умирает, батюшка ждёт вас немедленно.

Друг нашей семьи Пашенька побежала к нему и услышала от старца:

- Где вы были до сих пор? Почему не пришли ко мне? Идите и благодарите Бога….Она будет жить.

С этого дня кризис миновал, дело пошло на поправку, и началось медленное выздоровление…»

 

…В 1944 году немцы угоняли работоспособных жителей Вырицы в Германию. Отец Серафим предсказал одной уезжавшей семье, что все её члены вернуться на родину и будут жить в большом городе. Так и случилось. Несмотря на то, что семья попала в концлагерь, Господь сохранил её. По возвращении из плена им удалось поселиться в Ленинграде.

Сохранился рассказ женщины, которая жила в Вырице в годы войны и ходила к отцу Серафиму почти каждый день. При бомбёжках бывало очень страшно, поэтому она с мамой боялась ночевать в своём доме и нередко оставалась в доме старца. Здесь они без всякого бомбоубежища или подвала чувствовали себя совершенно спокойно.

 

…Пришла во время войны к отцу Серафиму заплаканная женщина: получила извещение, что сын пропал без вести, не знает, как о нём молиться – о здравии или об упокоении. Старец сказал ей:

- Немедленно поезжай в Новороссийск, а то опоздаешь.

Женщина прямо от старца поехала – и успела на похороны сына. Он был военным моряком. Его корабль затонул, и весь экипаж погиб. Сына этой женщины море вынесло к берегу. В день, когда она приехала, моряка, так и не опознав, собирались хоронить в братской могиле, поскольку никаких документов при нём не нашли. Вот мать и получила утешение, проводив своё чадо в последний путь. Ведь как важно для матери знать, где могила сына!

Мы уже упоминали о том, что, еще, будучи духовником Александро-Невской Лавры, отец Серафим предсказал патриаршество архиепископу Хутынскому Алексию (Симанскому). В 1944 году, когда сняли блокаду, Владыка Алексий, бывший тогда митрополитом Ленинградским, навестил старца в Вырице. Вот как это происходило.

Однажды отец Серафим, обращаясь к своим близким, сказал6

- Сейчас к нам приедет митрополит.

Матушка Серафима, услышав эти слова, улыбнулась про себя, решив, что это не возможно. Очевидец вспоминает: «Раздался стук в дверь, вошли иподиаконы митрополита Ленинградского Алексия, сказавшие, что к старцу приехал владыка Алексий. Вслед за ними в келью батюшки вошёл митрополит Алексий и опустился на колени перед лежащим на одре старцем. Батюшка сложил руки, прося благословения, владыка благословил, после чего батюшка поцеловал его руку. Тогда владыка, оставаясь стоять на коленях, сам поцеловал руку старца.

Отец Серафим попросил митрополита встать, сказав, что сам должен стоять на коленях перед Первосвятителем Московским:

-  Вы будете Первосвятителем Московским в течении двадцати пяти лет, как ваш небесный покровитель.

Владыка начал объяснять, что вряд ли возможно, судя по существующему положению дел.

Старец сказал:

- Сталин пришлёт вызов, и вас изберут патриархом.

Так и случилось, как предсказывал батюшка. Всю свою жизнь патриарх с особым благоговением чтил память дивного старца».

 

…Ещё полыхала война, а старец уже размышлял о мирной жизни, давал советы: как устраиваться, что делать после войны. Говорил он и о преобразованиях в стране, о восстановлении храмов, монастырей, о возрождении святого Православия.

В 1945 году скончалась схимонахиня Серафима, бывшая в миру супругой старца. Похоронили её рядом с вырицким Казанским храмом. Батюшка сказал тогда:

- Вот здесь и я буду рядышком с ней лежать.

Своей верной спутнице, разделившей с ним молитвенные труды, а так же все тяготы и радости жизни в Вырице, батюшка посвятил такие строки:


Дата добавления: 2018-02-28; просмотров: 119;