Великое делание за 100 лет до Христиана Розенкрвйца



 

Загадка Данте так бы и оставалась загадкой, и мы не смогли бы пристать ни к тому, пи к этому берегу, то есть не сумели бы отнести его ни к последователю тамплнерскогоэзотеризма, ни к привержен-Пу нарождавшегося (или народившегося?) розенкрейцерства, если бьі не одно -но-, которое доносит до нас, впрочем, не совсем пнят-«о, Элифас Леви. Речь ндег о другом произведении - «Романе о Розе». Однако российскому читателю, с этим романом практически Ие знакомому, трудно понять, о чем идет речь. Тем более что абзац в

«Истории магии», посвященный ЭТОМУ роману, для нас полон НОВЫХ загадок. Отчего поминает Э. Лепи Гийомл де Лорриса, если говорит, что он-де -не написал» «Романа о Розе».- Почему заявляет, что Кло-иинель все же палисад его, но через пятьдесят лег? Дс Лоррис не написал потому, что не мог. или потому, что не хотел? А Клопинель отчего лишь через 51)лет написал - иогому. что выжидал, или потому. ЧТО бЫДО просто не до того?

Вопрос не праздный, очень серьезный, и разговора об этом «Романе о Розе- нам не обойти. И псе потому, что это краеугольное произведение, в котором выразилось и Средневековье, и Возрождение. Го же можно, конечно, сказать и о Данте, но история «Романа о Розе» для подобных заявлений подходит как нельзя лучше.

Дело втом. что поэтическая книга под названием «Роман о Розе-написана двумя авторами. Это уже упомянутый Гийом де Лоррис, написавший первую часть книги, и Жаи де Мен (Мен, вроде бы гак следует произносить) - вторую часть. Всего книга насчитывает 22 817 стихов, из которых на долю Гнйома де Лорриса приходится всего 4GG9 — чувствуете, какова будет разность?

11рп чем же здесь Клопинель. которого упоминает Э. Леви? А при том. что это прозвище Жала де Мена. Вторая часть, написанная Жаном де Меном по мотивам первой части Де Лорриса, это и есть и сатира, и оккультизм, и инициация. Содержание второй части «Романа о Розе- - мистерия, заключающая п себе полное содержание Великого делания. Жан де Мен настолько увязал содержание первой части (многие считают, что «Роман о Розе- был просто недописан Де Лоррисом. и вполне вероятно, именно потому Э. Леви говорите сожалением: что ж ты, мол, не написал этого романа?) со споим собственным продолжением, что произведение кажется единым, хотя оно и написано, как бы сейчас сказали, «в разных жанрах*. В нем Средневековье заканчивается с последним стихом, принадлежащим перу 1 ийома де Лорриса. Куртуазный подход к Даме сердца, свойственный поэтам эпохи тамплиеров, целиком выражается в сюжете, придуманном автором: лирический герой (если можно так сказать) домогается красивой нераспустившейся Розы, обнаруженной им в таинственном саду за высокими стенами, у источника Нарцисса. Стены, коими обнесен сад. расписаны символами (фигурами, изображе-ннямн). которые препятствуют проникновению героя сначала через стену, потом к источнику, потом поцеловать Розу... Символы эти:

Ненависть, Измена. Корыстолюбие, Скупость, Зависть. Уныние, Старость, Время, Лицемерие и Бедность. А Беззаботность, которая является подругой Утехи, открывает герою маленькую калиточку в стене. Впрочем, встречающиеся далее аллегорические фигуры не очень-то и мешают подобраться поэту к Розе: ведь это Веселье, которое водит хороводы с Красотой. Юностью, Богатгтпом, Щедростью и т.д. Созерцая Розу, поэт-герой неожиданно получает от Амура пять стрел, которые ранят его. и их имена: Красота, Простота, Любезность. Радушие и Миловидность.

Под «руководством» Амура юноша объявляет себя вассалом Любви. Далее появляются новые аллегории — беды и блага, которые Амур достает прямо из сердца героя, к которому у него, естественно, нашлись ключи. Это, однако, не просто беды и блага, это беды и блага Любви.

Благосклонный Прием, который оказывает ему Роза (да, фигура Благосклонного Приема тоже возникает, но некоторые переводчики называют его Радушным Приемом, что, согласитесь, не одно и то же), сбивает героя с толку, он становится слишком пылким, и вот уже откуда ни возьмись появляются суровые стражи Розы — Сопротивление, Страх и Стыд (если играть в указанную игру, то Сопротивление здесь, пожалуй, выбивается из ряда, но так переведено). Разум с высокой башни подает юноше свои советы, по страсть ослепляет его. и он их не слушает, хотя Разум советует дельное — воздержанность и умеренность. Герою помогает Друг, и Амур не оставляет его своими заботами, прислав на помощь Великодушие и Жалость. Уговорив и умилостивив стражей Розы, юноша неожиданно сталкивается с новым препятствием — па этот раз таковым препятствием становится Целомудрен н ость,

Видимо. Венере делается невыносимо за всем этим наблюдать, и она выступает па стороне «влюбленного джигита». Юноша умудряется-таки поцеловать Розу. Но лучше бы он этого не делал: в гневе стражи возводят вокруг Розы неприступный замок. Участвуют в этом Злоязычие, Ревность и (опять) Сопротивление. Наряду с Розой они заключают за стены замка и Благосклонный Прием, который так помогал герою. Что ж остается ему теперь? Оплакивать свою судьбу, при этом сетуя на непостоянство Фортуны и Амура. На этом первая часть заканчивается.

Остроумие Жана дс Мена состоит в том, что он пользуется теми же персонажами и героями, которых ввел Гийом де Лоррис. Однако события во второй части приобретают более жесткий оборот. Одновременно Разум В1гутпает герою, что гоняться за чувственностью в любви, за коей гоняются большинство мужчин и женщин, совсем не обязательно, ибо любовь существует только для воспроизводства человеческого рода. Есть любовь выше этой — то любовь к ближнему. По разве герой готов слушать советы Разума? Нет. он привлекает на свою сторону Богатство и с его помощью пытается освободить Благосклонный Прием из заточеиья. Но Богатство с возмущением отказывается; ведь Благосклонный Прием скорее недруг его, чем друг (неужели были времена, когда Богатство Плохо понимали??}).

За дело берется Любовь. Она собирается взять замок приступом. Ей помогают Скрытность и Притворство. 11оиятпо, что они собираются действовать обманом и ложью. Амур тем временем асе готовит штурм. Послав к матери Венере Великодушие и Сладостный Взор, Амур ждет поддержки. Венера мчится на колеснице, запряженной стаей голубок. Попутно богиня возмущается Целомудренностью: для Вспсры это действительно лишнее препятствие.

Наконец замок захвачен войсками Амура под предводительством Притворства. Освобождается Благосклонный Прием. Но вперед выходят те же три стража — Сопротивление, Страх и Стыд: их мы видели в первой части.

А Природа все это время находится в своей кузнице: она куст жизнь. Природа высказывает герою (откуда-то вместе» поэта появляется Гений, и она высказывает это ему) свою мудрость: все в мире подчиняется только ее законам, но люди забывают их. и вместо того чтобы -плодиться и размножаться», они из этого занятия извлекают только плотские утехи. Наслушавшись Природы. 1сиий отправляется к Любви и передает- ей претензии Природы.

Амур облачает Гения в ризу, дает ему перстень, посох и митру, а Венера вручает ему зажженную свечу. Все войско посылает проклятья Целомудренности и движется на последний штурм. Гений бросает на крепостную степу свечу, а Венера - свой факел. Стражи Розы побеждены. Благосклонный 11рием позволяет- юноше приблизиться к Розе.,.

1ёрой срывает Розу и... И просыпается.

Вот таков сюжет. Только не т/жно думать, что -Роман о Розе- написан столь же примитивно, как он передай мною, да и то. честно говоря, с чужих слов. Я нашел этот пересказ в Интернете за подписью: Ii.lt. Рынкевич, Не знаю, точно ли передано или нет, правнльпо ли переведены имена аллегорических действующих лиц, но, вероятнее всего, сюжет недалек от действительного.

Вторая часть -Романа о Розе», написанная Жаном де Меном, представляет собою нечто вроде комплекта (или нескольких комплектов) матрешек. Текст пронизан виртуозными отступлениями, сентенциями, отдельными рассказами и апекдотами, описаниями и т.д. Вернее, именно из них-то и состоит повествование, а коротко представленный сюжет — это все, что происходит в книге. Остальное (и основное) — это то. что -по поводу», а иногда, может быть, и без всякого повода, В общем, произведение Жана дс Мена — это слояшо представленная энциклопедия тогдашней современности, примерно то же. что сделает в XVI в. Франсуа Рабле в -Гаргантюа и Пантагрюэле-, а Пушкин, столь же блестяще — в «Евгении Онегине».

Несколько слов, комментирующих текст, набранный курсивом, о котором я предупредил в примечании. Вот он: -Весьма возможно, что Данте никогда не был прочитай...» Правда, далее Э. Лсви конкретно называет того, кем не был прочитан текст Данте: Мартином Лютером (1483—1546). Иопимаем. что, возможно, и впрямь Лютер не читал Данте, но ведь сам Э.Лепи говорит: реформатор лишь ока-лался реформатором, а сама реформация назревала два-три столетия, если не больше. То есть для нас не обязательно, чтобы Лютер, такой же противник папства, как Данте, читал Данте. Хотя это и было бы абсурдом: единомышленники находят друг друга не только сквозь века, но и сквозь океаны, и наверняка весьма осведомленный Лютер читал Данте. Я же нарочно положил курсив только на первую часть фразы, чтобы это прозвучало для наших дней, и особенно для российского читателя. Вполне вероятно, что по меньшей мерс последние сто лет Данте действительно не был прочитан, как надо. И не Лютером, а нами. Для современников и более поздних европейских чи гателей-католиков Данте был не только гораздо яснее, чем для нас, но. видимо, ясен и прозрачен до той степени, какая только возможна. Тамплнерская тематика современникам Данте была понятна в любом случае — разделялась она ими или нет. Сакральный смысл поамы великого итальянца (и не только поэмы), вне зависимости от Разделения читателем его взглядов или неразделения их. вероятнее всего, не задавал читателю XIV, XV и XVI вв. тех загадок, которые сейчас нам весьма трудно разгадать. В любом случае, разгаданный или

 

 

не разгаданный, воспринятый или не воспринятый, смысл этот чувствовался. Скорее всего, он сделался тайной .та семью печатями только в эпоху Просвещения, когда волна атеизма налетела и на Запад, а затем и на епропейский Восток. И для пас //первые прочел Дайте только сегодня В.В. Смирнов! Разглядел ли он розенкрейцерские мотивы помимо тамплиерских? Л если разглядел, то почему не показал своего открытия? Но пе многого ли мы от одного автора хотим? Он описал литургию — и этого уже достаточно для того, кто понимает, что этот ритуал и есть ритуал алхимический, процесс Великого делания.

Но вернемся к -Роману о Розе-. Пауза, которую Э. Леви определил в 50. на самом деле составляет всего $9 лет. Первая часть закончена Лоррисом п 1240 п.аЖаномдеМеном (1250—1305) завершена вторая в 1279-м (некоторые называют для «круглостн» 1280-й). Теперь читателю становится понятна и причина, по которой Клони-нсль так долго не писал окончания; -Роман о Розе» уже 10 лет ходил в списках (хотя наверняка пе так успешно, как в завершенном виде), а соавтор только родился! Достигнув сознательного (зрелого— 25 лет) возраста. Жан де Мен принялся за работу. Учтем, что предварительно он, вероятнее всего, получил некоторое образование, чтобы иметь не только возможность, но и потребность дописать -куцый» роман. Имеется в виду совсем не то образование, которое ігуж-ио для успешной литературной деятельности, но и специальное образование, то есті, те знания, которые и легли в основу продолжения романа: оккультные, причем не поверхностные, а достаточно глубокие — настолько, чтобы суметь описать процесс Великого делания.

Мы совершим еще одну ошибку, если подумаем, что великий Данте, создавая свою «Божественную комедию», не знал «Романа о Розе-(ему было 15 лет. когда возник в полном виде «Роман о Розе»). Мы совершим еще большую ошибку, если решим, что два произведения, о которых говорит Э. Леви, писались независимо. И Жан де Мен, писавший «продолжение-, имел за образец начало романа от ДеЛорриса. И Данте, писавший совсем другую книгу, пе только опирался на -Роман о Розе», но и. конечно же. собирался его переще л ять. Вот Отчего сокрушается Э- Леви, когда восклицает: ах. отч же Гийом де Лоррис не написал «Романа о Розе-? Да. Де Лоррис бі первым, и если не лавры, то хоті, понимание трудности его задачи должны ему от нас достаться. Мы знаем, что такое литература, сколько она принесла подлинных шедевров, но забываем на секунду, что речь идет о первой половине XIII в.. когда еще пе было ни Сервантеса, ни Шекспира, ни великого Данте, а потому за образец Лоррису приходилось держать... труверов. Правда, в его распоряжении были еще великие предшественники — Гомер. їеродот. Пифагор, Платон... И Де Лоррис сумел-таки сделать правильный зачин!

Великолепный писатель, к сожалению рано ушедший из жизни, Владимир Бацалев. оставивший нам в качестве творческого наследия неопубликованный роман «Когда взойдут Гиады» (1999), посвященный истории Греции времен мессенскнх войн со Спартой, в начале романа в главе Бета предупредил читателя, что будет гопорить о времени, когда всего и всех, что и кого он перечисляет ниже, еще не ^"Шествовало;

«...Страшно представить, чего пс бььто в сто эпоху и чего он не Мог знать (речь о герое романа Аристомсне. Л.В.).

 

Еще не висели в Вапилонс салм Шаммурамат, хотя сама царица уже умерла; еще Герострат не сжег храм Артемиды в Эфесе, потому что его еще не построили; еще Фидий не усадил Зевса в Олимпии, так как стоя тот пробил бы своей божественной башкой крышу, еще Харес не раздвинул ноги колоссу Родосскому, чтобы между ними проплывали корабли; еще не родился Мавсол и никому не приходило в голову сносип. мавзолеи; даже Александрийский маяк в отсутствие Македонского не желал являться по тьму хотя бы названием. Из всех чудес света стояли лишь пирамиды, но сгояли уже две тысячи лет.

Еще никто не слышал о семи мудрецах, да и не было их пока вовсе. А еочи кто и появился, то мог услышать от Аристомсиа лишь: "Хороший мальчик. Учись больше, мудрецом станешь".

Чего еще только не было и быть пе могло! Апаксимандр не составил карты звездного неба, а 1скатей — карты известных стран, Эратосфен не вычислил размеров земли, а Посидоний — расстояния от Земли до Солнца, Аристарх не открыл вращения плапет вокруг солнца, а Пифей не разгадал тайны приливов и отливов, настырно глядя на лутгу и подвывая за компапию собакам. И даже Лев-киип. гладя по головке хорошенького ученика Демокрита, не высидел на завалинке мысли, что мир состоит из атомов, и не слепил вручную первой таблетки, которой, впрочем, Гиппократ не воспользовался, потому что лечил подвешиванием вниз головой и советовал из6авлят!.ся от опухолей умеренной пилкой дров, при этом уговаривая сам себя: "Не навреди!" Еще Гераклит пе плакал по всякому поводу, будь то тихая грусть или скромная радость, но нагло утверждал: "Гомер заслуживает того, чтобы быть изгнанным из общественных мест и высеченным розгами", — что Солнце размером с человеческую ступню и никакое знание пе даст ума. иначе он был бы у Пифагора, который, в свою очередь, еще не дозрел до мысли, будто число — первоначало всего, и до "равноштанной" теоремы. Филолай еще не посвящал углы треугольника богам, Евклид пе изобрел геометрии, а Архимед —тригонометрии, винта своего имени и ручного планетария. Еще не родился даже прапра... дедушка этого человека, в голом виде кричавшего на площади Сиракуз: "Эврика!" — а что нашел? — никому не показывал и толком объяснить не мог. И даже Пиррон, основатель школы скептиков, еще не считался самым ученым мужем, потому что ни на одни вопрос не решался высказать собственного мнения...

А еще?.. Платон не изобрел будильника, приговаривая: "Ребята, надежды — это сны бодрствующих", — Архит— погремушки. Ктеси-бий — насоса, сифона и водяного органа. Евполид еще не прорубил тоннелем гору на Самосе, а Гиннодам не построил ни одного города с регулярной планировкой, хотя на востоке такие города давно были, и весьма огромные, вроде Вавилона, в котором даже через три дня после падения не все горожане слышали о случившемся. Халдей Ьс-рос не изобрел солнечных часов, а ночью не предсказывал судьбу но звездам, и Витрувий Поллион еще не объяснял Августу: "Машина есть система связанных между собой частей, обладающая наибольшей мощностью для передвижения тяжестей"...»

И так далее. І Ісрсчислсний хватило на целую главу романа, причем почти псе из перечисленного мы с вами когда-либо знали или слышали. Вопрос п другом. Нам хорошо судить с позиций известного пам, а что было в середине ХГГІ в., когда сам Данте еще не родился, а истории тамплиеров оставалась лишь ее последняя четверть?.. В Париже еще не было Эйфелевой башни. — это наверняка многих удручит, по мало кто себе можег представить: это был другой Париж, другая Европа... Но то заграница. А чтобы нам было понятней, — не было не только Останкинской телебашни, по и Садового кольца, а Кремль на Москве был еще деревянный. И вспомним, что было на Русь как раз монголо-татарское нашествие...

Вернувшись к Элифасу Леви. обратим ваше внимание на то обстоятельство, что происхождение розенкрейцерства, если верить магу, меняет не только историческую временную точку, но и географию: оно перемещается из Германии в Италию и Францию. А еще Э. Леви неспроста несколько абзацев посвящает Лютеру. Весь текст, касающийся реформатора, я приводить не стану; но вес же познакомлю читателя с одним абзацем, где помещен любопытнейший диалог Лютера со своей женой, а из пропущенного нам может быть интересно то, что Э. Левн считает единомышленников Лютера поклонявшимися Сатане. Итак, текст Элифаса Леви:

-Эти несчастные еретики (протестанты. — A.IL) боялись своих Теней, их воззрения оставались католическими и безжалостно осуждали их па муки ада. Прогуливаясь вечером со споей женой Екатери-иоц Ьор. Лютер взглянул на небеса и сказал вполголоса, глубоко вздымая; "Ах. прекрасное небо, которого я никогда не увижу!" — "Почему? --воскликнула жена. — Думаешь, что ты осужден?" Лютер ответил:

"'Кто знает, не накажет ли нас Бог. не веря нашим клятвам?" 11илагаю, что Екатерина, видя его неуверенность в себе, прокляла и оставила его. Можно предположить, что реформатор, осененный Божественным предупреждением, осознал преступность попытки нарушить правило, но которому Церковь является сто первой супругой, и стеная возвратился в монастырь, который он самовольно оставил. По Бог, который противостоит гордыне, несомненно нашел его нс СТОЯЩИМэтого спасительного несчастья. Кощунственная комедия брака Лютера была провиденциальным наказанием его гордости, и поскольку онт!родолжал упорствовать в своем грехе, это наказание было всегда с ним и высмеивало его до конца. Он умер между дьяволом и своей женой, устрашенный одним и чрезвычайно запутанный другою.

Разложение и суеверие всегда сопутствуют друг другу. Эпоха распущенного Ренессанса в действительности не была эпохой возрождения разума. Екатерина де Медичи была колдуньей. Карл ГХ консультировал некромантов, Генрих ill метался между набожностью и дебошами. Это было время расцвета астрологов, хотя некоторых из них время от времени замучивали, заставляя изменить свои предсказания. Были, однако, придворные колдуны-отравители, избежавшие пигалицы. Трул-Эптелль. маг Карла IX. фокусник и жулик, однажды признался королю в своих злодеяниях, которые не были простым грешком. Король нросгил его. но обещал повесить, если это повторится; это повторилось, и он был повешен4*.

Когда Лига осудила на смерть больного и несчастного !ёнрихл III,— это ознаменовало возврат к колдовству и черной магии. Л'Этуаль сообщает, что восковая фигурка короля была помешена на алтарь, у которого священник Лиги служил мессу, и эта фигурка протыкалась ножом во время молитвы, исполненной угрозами и анафемами. Поскольку король не умер достаточно быстро, решили, что он тоже колдун. Были распространены памфлеты, в которых Генрих 1П представлялся заключившим соглашения, в сравнении с которыми преступления Содома и Гоморры казались лишь прелюдией более страшных и неслыханных деяний. Говорилось, что среди королевских фаворитов есть один, который является дьяволом по плоти, и юные девственницы похищались и развращались силами Вельзевула.. Народ верил этим сказкам, и. наконец, был найден фанатик, чтобы исполнить угрозы колдовства. Жак Клсман страдал от видений и но девающих голосов, которые ириказыпали ему убить короля, он рассматривал цареубийство как мученичество и умер, смеясь, как герои скандинавской мифологии. Хроники уверяют, что первая леди двора вдохновляла мопаха-отшельника магнетизмом своих чар, но это всего лишь предположение. Монашеский образ жизни усилил его экзальтацию, и он предался страсти и неутомимой жажде удовольствий, которые овладели его натурой, вызвав отвращение к смерти».

 

 

 

 

Этот отрывок не нуждается в каких-либо комментариях. Просто я хочу обратить ваше внимание па то, что времена начала и развития розенкрейцерства — это были времена не высоких достижений и идей, коими делились с человечеством на тог предмет, тгобы оно сделалось лучше и поскорее облагородилось: черпая магия и колдов-ство, с которыми боролась инквизиция, были самыми распространенными методами достижения тех или иных целей. Из перечисленного магом вы видите, что и короли не гнушались прибегать к услугам колдунов. Мы жалуемся на то. что сейчас жизнь человеческая •-"гонт очень мало, по тогда она фактически ничего не стоила. Поут-РУ стража стаскивала баграми с площадей в укромное место... нет. не мусор, а — трута тех. кто не пережил эту ночь. То же было и п Москве — трупы практически еженощно стаскивались с Красной площа-- чтобы к восходу солнца вид ее не пу!ал горожан и гостей. Тех, кого стаскивала стража, называли -сволочью- (от глагола -волочить-): их не переносили и уж тем более не перевозили, а именно сволакивали. Гак было не только в Москве.

 

 

Э. Леви подвел нас к мысли, что розенкрейцеры, если они имели какое-то отношение к Германии, возникли там не раньше XVI в., а скорее всего — как раз в то время, которое мы называем временем -классических- розенкрейцеров. Адо того он населяет Германию только алхимиками и магами, не имевшими к розенкрейцерству отношения. Убедимся:

«Когда мир охватили религиозные войны, тайные сообщества иллюминатов, которые были не чем иным, как теургическими и магическими школами, распространились в Германии. Кажется, самое древнее из HiTX — это общество Розенкрейцеров, чьи символы восходят к временам гвельфов и гибеллинов, как мы видели в аллегориях поэмы Данте и эмблемах "Романа о Розе".

Роза, которая во все времена была образцом красоты, жизни, любви и удовольствия, мистически выражала тайную мысль всех протестов эпохи Ренессанса. Это была плоть, восставшая против давления духа; это была Природа, удостоверяющая, что она дочь Бога; это была любовь, отказывающаяся от стеснения безбрачия; это была жизнь, восставшая против бесплодия; это была гумаиност стремящаяся к естественной религии, полной разума и любви, дящей откровения л гармонии бытия, у которой роза для посвящ НИХ была живым символом. Это воистину пантакль; форма се ци. кулярна, венчик собран из сердцеобразных лепестков, гармонично приле1аюшнх друт к другу; ее тона являются самыми i-армонич сочетаниями элементарных цветов; ее чашечка пурпурная и зол Мы видели, что Фламель, или. скорее. "Книга Авраама Перся", Щставляет ее как иероглифический знак исполнения Великого делания.

Здесь находится ключ к роману Клопинеля и Гнйома де Лорри Завоевание Розы явилось проблемой, предлагаемой ипициацие науке, в то время как религия была предназначена для того, что подготовить и установит!, всеобщий, исключительный и окончат* ный триумф Креста.

Проблема, предложенная высокой инициацией, была Союз Розы и Креста. И в действенной оккультной философии, будучи нереальным синтезом, должна была разрешить все феномены быт

 

 

 

 

основанного на древних тайных знаниях человечества, в первую очередь — конечно, тайны Великого делания. Однако вполне возможно, что Великое делание пришло в Европу и помимо розенкрейцеров: всплеск -классического- розенкрейцерства совпадает и с другим всплеском — коммуникативным. Европа и Восток стали активно обмениваться знаниями, а если быть более точным — культурными достижениями. Припомним, что груды и астрономические таблицы Улугбека примерно в то время возникают на французском языке, записанные его учеником, Европа наводняется арабскими сказками, поэзией и т.д. В том числе непременно и тайными знаниями. Не исключено, что сюда успели примешаться и некоторые тайные знания, хранившиеся иерофантами Америки. Индии. Китая. Расцвет- алхимии и магии способствовал не только скорому образованию (в смысле приобретения знаний) человечества, но и сокрытию истинного Братства Розы и Креста. Вероятно, «подбросив- заодно несколько полезных задач по «осчастл и вливанию- человечества «классическим- розенкрейцерам, оно продолжало скрутгулез1гую И тайную работу, собирая по крупицам свои тайные книги знаний, которые и было призвано охранять. До норы до времени. А это время еще не наступило.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

' Явным образом выразив позицию тамплиеров, причем самых посвященных, Данте тем не менее числился в Третьем ордене мирян св. Франциска, то есть был францисканцем. Кстати ска:іать, тамплиером ног быть лишь тот, кто, согласно Уставу, не состоял более ни в каком ином ордене. Впрочем, если это орден мирян, как в данном случае, то неизвестно. Зато достоверен другой факт: францисканцы имели тот же взгляд на изначальную Святую Церковь, что и храмовники, и это подтверждается даже современной исследовательницей М- Мельвиль в ее книге «История Ордена Тамплиеров-.

г Клятва тамплиера включала три составляющие, три критерия, которым рыцарь должен был следовать всю жизнь: бедность, целомудрие, послушание. Впрочем, практически все монашеские ордена давали именно такую клятву. Тамплиеры брали на себя и четвертую обязанность: охрана христианских святынь.

* Сюда относились воровство, убийство, бунт, побег, кощунство, трусость, сообщение постановлений капитула брату, не принимающем)' участия в заседаниях капитула, мужеложство и содомия. (Прим. Г. Шустера.)

* Таковы: неповиновение, клевета па брата, оскорбление действием брата или другого христианина, общение с продажными женщинами, откат брату в пище и питье и т. д. Кто раз лишился плаща, уже никогда не мог занимать почетной должности или давать показания против кого-нибудь из братьев. До тех пор, пока ему'не возвращали плаща, он должен был работать с рабами, есть на земле и не смел прикасаться к оружию. (Прим. Г. Шустера.)

5 Обратите внимание, как без всякого предупреждения автор (Г. Шустер) с этого абзаца переходит <гг описаний статутов «Свода» (XII в.) к иным материалам — протоколам допросов тамплиеров (XIV в.), откуда и черпает полуправду-полуложь, ибо точно так же, как в советских процессах вредителей и шпионов, под пытками тамплиеры всячески оговаривают себя — лишь бы весь этот ужас поскорее закончился, хотя бы и костром.

6 14 января — леш. св. Илария. 3 Образец (анг.).

* Т. Мзлори можно считать либо скрытым тамплиером, либо розенкрейцером, потому что это автор XV в.. но тема его повести — та же: либо разговор о тайной Церкви Христа, либо о Великом делании.

9 Лилия и роза — равнозначные символы, определяющие ту же Первую церковь, или Деву. Лилия тамплиеров стала Розой розенкрейцеров.

10       На могилу святого Иакова.

1; О нем мы станем говорить далее как о Раймунде Луллии.

18 Правильнее^ XKI, поскольку Иисус — это Jesus. Впрочем, в рассуждениях В. Смирнова это уточнение в принципе ничего не меняет, хотя и трудно, конечно, сделать переход на «Анри».

13 «Дама» трубадуров — это, возможно, дама сердца, хотя и у трубадуров далеко не всегда. У Робера же де Сабле Дама — это Святая церковь однозначно. Припомним, что согласно Уставу и Установлениям тамплиер не только давал обет безбрачия, но и, конечно же, не мог иметь подруту на стороне. Этим, как мы знаем, и воспользовались противники, обвинявшие затем Орден Храма в мужеложстве и содомии.

11       Здесь момент очень непонятный: «Роман о Розе- написан ГиЙомом де Лоррисом и Жаном де Меном (Клопинелсм). и это очень важный роман, о котором мы станем позднее говорить. Или М. Мсльвиль ошибается в имени автора, или Жан Ренар тоже писал «Роман о Розе- (свой).

11 Монастырь картезианцев, основанный в 1084 г. св. Бруно. (Из примечаний Ю.М. Медведева к книге М. Мельвиль.)

16       Монашеская обшина, основанная в 1076 г. св. Стефаном Муретским как монастырь, перенесенная впоследствии в Великогорскую пустынь в Лимузене и получившая статус ордена в 1156 г. (Из примечаний Ю.М. Медведева к книге М. Мельвиль.)

17       Монашеский орден премопстратов. основанный в 1120 г. св. Норбертом. (Из примечаний Ю.М. Медведева к книге М. Мельвиль.)

iS Трусоватый персонаж книг Ф. Рабле о Пантагрюэле. (Из примечаний Ю.М. Медведева к книге М. Мельвиль.)

Iv Не косвенное ли это подтверждение причастности тамплиеров к оккультизму и магии? Впрочем, как мы выяснили, основываться не па знании, а всего только на мнении М. Мельвиль - никак не следует. Однако она заметила, что описание Грааля у Вольфрама фон Эшенбаха не соответствует описаниям Тайной вечери, хотя и не замечает (или не знает), что Грааль фон Эшенбаха прекрасно вписывается в ритуал христианской литургии, о чем замечательно рассказано читателю в книге В. Смирнова. И столь ж* соответствует процессу Великого делания.

80 Облатка Причастия, тело Христово под видом хлеба. (Из примечаний Ю.М. Медведева к книге М, Мельвиль.)

11 Слова М. Мельвиль подтверждают сказанное о ней ранее: француженка не видит очевидного.

а Здесь стоит признать правоту М. Мельвиль: никто не ведает истинных путей, которыми движется вдохновение Мастера, в том числе часто и он сам. Однако это правильно по сути творческой, но не по части информированности автора о тайнах тамплиеров, тем более о том. владели ли они тайной доктриной.

м Меньше чем через 100 лет начнутся Альбигойские войны, в которых поляжет очень много рыцарей и с альбигойской, и с римской стороны. Противоречие между благочестивыми альбигойцами и катарами, а также тамплиерами, с одной стороны (они выступали и за Первую церковь, и за соблюдение, особенно священниками, заповеданного Христом благочестия, и особенно против узурпации Римом церковной власти), и Римской курии, с другой, переросло в вооруженный конфликт, длившийся несколько десятилетий, вплоть до падения последнего оплота катаров замка Мопсегюр в марте 1244 г. Тамплиеры участвовали в Альбигойских войнах и с той и с другой стороны, не очень четко разделившись па «северных- (против) и «южных-, бившихся на стороне альбигойцев.

** Вполне вероятно, у фрашгуза или испанца этот исторический персонаж дополнительных вопросов не вызывает, но я прошу у читателя прощения: мне упомянутые деликатные обстоятельства неизвестны, а М. Мельвиль больше не обмолвилась о них.

Переводчики (или издатели?) искрение считают, что здесь следует запятая.

™ В переводе с французского это означает «публичное извинение-.

Е. Блаватская не единожды произносит эту словесную формулу. Если на первый взгляд кажется, что в ней мало того смысла, о котором следовало бы очень задуматься, то. вспомнив Великое делание, то есть процесс получения Философского камня, мы поймем, о чем может идти речь: человек, о котором Блаватская так говорит, несомненно получил Философский камень алхимическим путем. Однако вероятен и иной смысл: человек, о котором говорят, не мог бы получит!, тех знаний, благодаря которым «сгал». если бы его не -сделали», т. е. посвятили. Второй вариант предполагает, что -сделанный» может и не заниматься Великим деланием (или оно у него не получается). К таковым относится большинство розенкрейцеров, в отличие от единиц, получивших Философский камень. Если второе, то позиция Е.П. Блапатской становится весьма расплывчатой: получится, что о Великом делании она либо не знает, что невозможно, либо знать не хочет.

28 Говорят. Алексей Максимович был масоном, и что он тайно принял иудаизм. Более того... Я читал публикацию, по которой меня самого записали в православные праведники, а из-за пересказанного мною сообщения вагонного попутчика тридцатилетней давности, которое я умудрился опубликовать дважды — в книге -Тайны НЛО» и в журнале -Чудеса и приключения» (вторая без моего ведома - меня лишь позвали за гонораром, когда журнал уже вышел) — великого Сергея Есенина — в черные маги. Каюсь, не ожидал. Но, возвращаясь к горькому, скажем: розенкрейцером он точно не был, и здесь он — просто к слову.

w «Книга Сияния», написанная Симопом бсп Иохаи в I в. до н. э.; по другим источникам — в 80 г. н.э. (Прим. Е.П. Блаватской.)

30       Это значение аналогично значению египетских пирамид. Небезызвестный фрашгуэский археолог д-р Ребо демонстрирует высокую культуру египтян уже в 5000 г. до н.э.. показывая по различным источникам, что в то время существовало не менее -30 иди 40 школ посвященных жрецов, изучавших оккультные науки и практическую магию». (Прим, Е.П. Блаватской.)

31       Ср. в книге -Санкхья» Капилы - Пуруша и Пракриги; они способны проявиться в этом мире чувств только в их сочетании преобразовании единства. (Прим. Е.П. Блаватской.)

32       На санскрите — шестиутольннк. {Прим. Е.П. Блаесапской.)

ю Брахманда — «Яйцо Брахмана», предсущее яйцо, из которого родилась Вселенная. (Прим. Е.П. Блавапіской.)

** По книге Хауга «Айтарея Брахман», индуистский Мапас (ум) или Бхагаван творит не больше пифагорейского Монаса. ()п входит в Яйцо Мира и посылает оттуда эманации [эманирует оттуда как Брахма, ибо в своем собственном обличье (Ьхагавана) пе имеет первопричины (Апурва)]. (Прим. Е.П. Блаватской.)

м Для того чтобы все было правильно хотя бы в графическом плане, пришлось все же -исправить» оригинал издателей и проставит!, везде правильные скобки. Другие знаки препинания и орфография оставлены, как в оригинале. (A.B.)

36       Шести- и пятиугольника. {Прим. Е.П. Блаватской.)

37       Один из способов -достижения другого берега» посредством мудрости — Праджны — воспринимаемой как богиня, эманация Акшобхмт или всех дхьянибудд; женщина-бодхисатва. (Прим. Е.П. Блаеатской. )

38       Чуднії дела Твои, Господи! Розенкрейцер Флудд говоритт что

розенкрейцеров не существует.

39       Элифас Леви, который довольно неточно цитирует Данте, считал, что он совершил такого же рода мысленное паломничество и вышел из него таким же образом — переворачиванием догмы. Он сказал: «І Іосле того, как он спускался из бездны в бездну и от страха к страху ко дну седьмого круга пропасти... Данте... победоносно поднялся к свету. Мы совершили такое же путешествие, и мы предстаем перед миром со спокойствием и миром в сердце... чтобы заверить человечество, что ад и дьявол... и вся остальная зловещая фантасмагория—это ночной кошмар сумасшествия». (Прим. издателя -Истории магии".)

40       По всей видимости, Э. Леви ошибся на 20 лет. Данте Алигьери и в самом деле родился в 1265 г., но Гийом де Лоррис скончался не в 1260, а в 1240 г. в возрасте 35 лет (р. 1205).

41       Этот курсив я далее объясню.

** Мне кажется, этот анекдот кочует от личности к личности. Вутсряпной и через два века «восстановленной» автобиографии Авиценны такой же случай приписывается юному дарованию Иби-Сине. Верить в это или нет? Будто у гениев не было иного занятия, как швырять в учителей чернильницами...

 

По свидетельству демонографа Вод зла. Труа-Этелль признался королю, что отдался .туху, который сделает ci о способным творить чудеса. Он был прошен при условии, что раскроет других, которые были виновны в колдовстве. Полагалось, что ciu последующее осуждение было следствием новых действий с сто стороны. (Скорее всего, прим. автора.)

** Еше раз повторю: именно поэтому розенкрейцеры, в том числе и -классические», не могли ставить перед собою революционных целей |вШ> реформации власти или даже просто насилия над существующей этикой: это непременно вело бы к анархии, против которой, по словам Э. Леви. сами они были.

41 Об втом говорил, в частности, Уинстон Черчилль в своей речи, прозвучавшей 11 октября 1930 г. в Копенгагене.

*' Отмстим, в связи с этим, различные заявления для прессы, сделанные в свое время Эйнштейном.

*       Это согласуется как раз с принципом неопределенности, который тот же Дс Любнч повторяет вслед за нынешними учеными в его попятном для нас виде: результат опыта не может быть определенным только потому, что сам факт наблюдения за процессом уже вмешивается в процесс и изменяет сто. На еще более простом языке советских -ядреных- физиков можно добавить: сколько угодно примеров, когда многократно удававшийся опыт не давал ожидаемого результата только потому, что за этим опытом следила присланная -сверху- комиссия. Это не шутка, а вполне достоверный факт, подтвержденный многократно.

" Мне кажется, можно было и не напоминать, насколько Голливуду поправились все эти -кольца- и -мечи-: мы видели их и в -Горце-, и во -Властелине кольца-, и в других фантастических фильмах и сериалах.

*       Прочтите В. Смирнова и убедитесь, что и с Ариэлем те же ассоциации: тамплиеры явные предшественники розенкрейцеров.

50       Ах. так вот кто персонально виновен в русской Смуте?!

51       Вероятно, это поверье бытует везде: первая жена - от Бога, вторая - от людей, а третья — от дьявола.

Относительно Постеля имеется досадное разночтение. Я впервые сталкиваюсь с тем. что один и тот же автор (ЭлнфасЛеви) называет одного и того же человека в одной книге (-История магии») Гийомом. а в другой (-Учение и ритуал высшей магии») — Вильгсльмом. Если предположить^! то было два Постеля. то есть один из них был мистически влюблен в старую монахиню, а другой переводил с еврейского -Зогар» и -Сефер Иецира». — тоже не получается: Э. Леви -обоих» называет переводчиками и докладчиками перед святыми отцами Треитского Совета. То же разночтение продолжается и у других авторов: и Вильгельм, и Гийом набирают примерно равное число-голосов». Ничего не остается, как счесть это мистикой, когорую практиковал и которой был верен Постель.

и Древний Египет. Гак - страной Ксми - называли себя сами древние копты. Есть мнение, что именно это имя стало основой слова -алхимия» (-химия» тоже).

м А. Кульский писал этот текст в 1997 г.

54 Поверьте, ни об одном из прелшествутощих пяти ключей автор прежде не заикается! К тому же весьма странно применение термина -легендарный»: так говорят о том. что (или кто) всем известно (известен) - например, о Чапаеве. Пушкине и т. д., которые у всех и в уме. и па устах. Про -шестой ключ» читатель слышит впервые — какой же он -легендарный».

х Так немного не по-русски говорится о том, что сколько было по весу одного вещества, столько получалось (по весу же) и другого.

57 Получается, что РаЙмуид Луллий. в понимании сочинившего про него и его возлюбленную Амброзию ту душещипательную историю с эликсиром долголетия, не знал. что. выпив эликсир, он не закрепляет в организме нынешнее его состояние, а именно омолаживает! Тогда он помог бы и любимой жепщинс избежать нагрянувшей старости...

м Здесь слово «легендарный» как раз уместно: о Философском камне слышали если не все. то очень многие.

10 Человек четвертого уровня — это как все. Человек пятого уровня обладает способностями (лучше сказать — свойствами) ктсленор* тации, длительному пребыванию вне физического тела, созданию по своему желанию собственного двойника и т. д.

60 Такое ощущение, что А. Кульский -заводит» сам себя подобными позерскими вопросами. Вельсам же рассказал, что Джон Ди научился заклинать и вызывать ангелов, которые подарили (пожаловали) ему не только Черный камень, но еще и ангельский язык... Это гораздо более интересный вопрос, чем то. почему вдруг у него собрались вместе три дара. Л тот факт, что в письме, подписанном Кпископом. прямо укалывается имя Джона Ди, разве неудивителен? Тем более что Епископ умер за 50 лет до того, как написал письмо. И так далее. Автор пережимает с фигурами речи, теряя на них суть повествования. И если уж говорить о -дарах», то -белый лев» — это не третий дар, а только часть второго. Третий дар — совсем другое, и А. Кульский на предыдущей странице знал это: -третий дар» - это сам расшифрованный Эдвардом Келли манускрипт Великого делания. Об этом А. Кульский неожиданно -вспомнил» уже в следующей за данным театральным вопросом фразе.

61 Слава Богу, значит. Джои Ди -ускользнул» благополучно: только он мог привлечь Елизавету па выручку вустерского подделывателя документов, да еще и сидящего в заграничной тюрьме по приказу самого императора, то есть как личный враг Империи. Либо дурак Джон Ди, либо сама королева, если о каком-то алхимике, который сам лаже ничего не открыл, беспокоится как о потере колонии, обращаясь непосредственно к Максимилнатгу и ничего равноценного не давая взамен.

и Слово -ангел» я не беру в кавычки, и точно так же делают почти все исследователи, описывающие беседы Джона Ди с «ангелами», хотя попятно, что заклинать и вызывать он мог лишь демонов, поскольку магия не предполагает заклинаний Ангелов.

65 Г. Шустер приводит в примечании слова о книге Рената-Саму-э-ля Рихтера об Ордене Золотых Розенкрейцеров: «Среди всевозможных бредней, которыми наполнена эта книга, в ней трактуются также законы ордена, носящие несомненные следы иезуитского влияния. Эти статуты бесспорно послужили образцом для ордена Розенкрейцеров». Как видите, кроме принципов масонства, мне следовало бы припомнить и законы иезуитов. Впрочем, иезуитство и масонство достаточно близки по своим внутренним законам. А одержимость тех и других может сблизить их и на все сто.

64       Как ни странно, Роджера Бэкона именуют то розенкрейцером, а то тамплиером. Впрочем, вероятно, эта фигура равносильна «Роману о Розе», то есть она и в Средневековье, и в Возрождении.

65       Эти слова Е 1ории в фильме «Формула любви» приписал слуге Джузеппе Калиостро, заменив при этом 130 лег на 200. Впрочем, Калиостро в этом фильме получил очень многое из биографии СснЖермена.

** Какая чушь! Неужели народную веру можно установить предписаниями? Впрочем, у иллюминатов было в запасе много всего и кроме предписаний и учреждений. Менее чем через 150 лет и поколеблют, и переделают народную веру большевики. Не у всего народа, но у многих и многих.

Здесь у Г Шусгера сноска: «Среди них поражают имена герцога Эрнеста II ІЬтского, герцога Карла Августа Веймарского, герцога Фердинанда Брауншвейгского. князя ф. Найвида, коадъютора Лиль-берта. графа Паппеигсйма и Сайпсгсйма, геттингенских профессоров Копне. Федера и Мертенса, їсте, Гердера, Николаи, Якоби, Пес-талоцци. Иоганна Іеорга Шлоссера и др. Воде, известный писатель и переводчик, также принадлежал к ордену Иллюминатов. Один из самых влиятельных вожаков масонства, Боде под именем Амелиуса сделался также одним из главных поборников Иллюмииатства».

я С этого времени Книгге отказался от всякого дальнейшего участия в тайных обществах. Тем не менее вскоре после того он принял деятельное участие в «Немецком союзе», но когда положение и здесь показалось ему опасным, беззастенчиво отрицал свою причастность к нему. (Прим. Г. Шустера.)

м Обвинения, конечно, смешны, но ими воспользовались в полной мере, тем более что для Ісрмании они казались наистрашнейшими. Правда, документов на эту тему так и не было найдено... А муссировалось следующее: будто иллюминаты за спиной правительства договаривались с Австрией об обмене Баварии па Бельгию или Бургундию... Весьма напоминает вину тех, кто расстрелян в СССР по 58-й статье за то, что собирался -закрыть» Босфор и Дарданеллы, а то — прокопать подземную железную дороіу Москва — Тбилиси, чтобы отправить по ней Сталина вон из Москвы... И за прочую равно-цешгую чушь.

70 Мемуары ландграфа Карла гессенского (1866) совершенно ясно свидетельствуют, что этот благочестивый мистагог перенес на невинные мечты иллюминатов о будущем впечатления, полученные им позднее от событий Французской революции. (Прим. Г. Шустера.)

 

Научно-популярное издание Тайные общества, ордена и секти

Варакин Александр Сергеевич РОЗЕНКРЕЙЦЕРЫ - РЫЦАРИ РОЗЫ И КРЕСТА

Генеральный директор Л.Л. Полько Ответственный за выпуск В.П. ЕU Ш v 1 Данный редактор С//. Дмитриев Редактор Е.С Лазарев Корректор Е.Ю. Таскон Дизайн обложки Л Й- Ірушин Верстка ИМ. Сорокина

ООО -Издательство -Вече 2000-

ЭАО -Издательство -Вече-ООО -Издательский дом -Вече-

 

129М8. Москаа, уя. Красной Согни. 24.

Саніггарноаіінаемиологическос заключение № 77.9Э.98.95ЛЛ.012212.1? 06 от 21.12.2006 г. E-mail: vef he(tfVerhc.ni hup'//www.vechc.ru

Подшмано » печать 21.05 2007. Формат 60x90 '/и. Іарнигтра -NewIusfcrmUcC- Печать офсетная. Бумага офсетная. Печ. д. 26 І ирдж Л000 якэ. Заказ .V 5849.

Отпечатано С иредос пиленных дна по j йти но я ш ОАО -Ту.пыкад типоірдфия-. .100600. г Тула, пр. Ленина, 109.

 


[1]ак и понимали. Иначе они не породили бы «классических- розен-крейцеров. К тому же Спиноза оказался если не первым, то одним Из первых «научных» атеистов, и для него было уже совсем естествен-Чо поставить Природу на место Бога. Розенкрейцеры же делали это

[2]Розспкрейш ;обмен нриветстнимми (пеолнократпо нубликовав-шийся) алеть цити|»у стся с ошибками. (1а деле этот латинским гежгт выгля­дит так: -Aw Kratcr- - -Rosaeet Aurcac- — -Ouris-—-BenedictusDeus IXiininus помет, qui поЫч signuni-. (-Здраисгвуи. Брат- - -Розового и Золотого- - -Кре­ста- — -Благословен Пмгподь Бог наш. давший нам печать-). - Примеч. ред.

[3]Розспкрейш ;обмен нриветстнимми (пеолнократпо нубликовав-шийся) алеть цити|»у стся с ошибками. (1а деле этот латинским гежгт выгля­дит так: -Aw Kratcr- - -Rosaeet Aurcac- — -Ouris-—-BenedictusDeus IXiininus помет, qui поЫч signuni-. (-Здраисгвуи. Брат- - -Розового и Золотого- - -Кре­ста- — -Благословен Пмгподь Бог наш. давший нам печать-). - Примеч. ред.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 174;