Классификация политических партий



Одну из первых попыток исторической периодизации форм партийной организации предпринял М. Вебер, который выделил три таких этапа: аристократические группировки; политические клубы; современные массовые партии.

Ядром принятой сегодня классификацииполитических партий ос­тается схема Дюверже, представленная им в работе «Политические партии»(1951), который по организационному строению разделил их на два основ­ных типа: кадровые и массовые.Кадровыми он назвал партии, возникшие в результате сотрудничества низовых избирательных комитетов рядовых граждан и парламентских групп в верхах.Массовые партии — плод все­общего избирательного права. Различаются эти два типа по характеру свя­зей гражданина (в монархиях — подданного) с партией и по своей внут­ренней структуре. Отношения человека с какой-либо партией обычно ил­люстрируют с помощью схемы, содержащей четыре концентрические окружности. Наименьшую из них (на схеме D) образуют активисты и функционеры партии, для которых она — смысл их политической жизни и/или работы; они обеспечивают организационную и пропагандистскую (не­редко и идеологическую) деятельность. Следующий круг (С) — члены партии, выплачивающие в ее фонд взносы и имеющие регистрационный документ. Третий круг (В) — симпатизирующие партии; они оказывают ей всевозможную поддержку и участвуют во вспомогательных объединени­ях — молодежных, женских, спортивных и пр. Самая большая окружность (А)— избиратели партии, чья привязка к ней чаще всего ограничена голо­сованием в ее пользу.

 

Схема участия в партийной жизни

А — электорат

В — симпатизирующие

С — члены партии

D — активисты и функционеры

 

В кадровых партиях обычно нет строгого постоянного членства и статуса индивидуального участия, а также централизованной структуры; при этoм партийный курс вырабатывают влиятельные боссы (консервативные партии в англосаксонских странах). Схему таких партий можно определить как А + В + D. «Концентрическая» структура массовых партий дополнена их постоянными членами: + С. Они довольно сильно централизованны, ос­нованы на иерархии (соподчинении) от нижнего уровня местных организа­ций до высших органов партии, финансируются в основном из собранных членских взносов. Важным показателем влияния партий, по Дюверже, вы­ступает так называемый индекс членства: соотношение между числом из­бирателей и членов данной партии (А/С). Позже этот ученый скорректиро­вал свою схему, признав факт существования массовых непрямых партий (лейбористы в Англии: человек сначала вступает в профсоюз и автомати­чески числится членом партии, если прямо от этого не отказывается).

По внутреннему строению различаются партии с сильной и слабойструктурой. В первом случае внутрипартийная дисциплина, фиксирован­ная в уставах, предписывает всем депутатам подчиняться распоряжениям парламентской группы и руководящих органов партии. Слабоструктуриро­ванная партия означает, что ее парламентарии располагают почти полной свободой голосования.

 Во второй половине ХХ в. традиционные партии претерпели значительную трансформацию, что нашло отражение в разработке новых представлений о партиях. В частности, в 1970-х гг. был идентифицирован тип партии, названный им «партия-хватай-всех» (англ. catch-all party) (его называют еще партией избирателей или универсальной партией). Подобные «межклас­совые» объединения считают вторичным рост своих рядов, но стараются сплотить вокруг себя максимальное количество избирателей самой разной социальной, этнической и прочей принадлежности, идейной ориентации, с неодинаковыми частными и групповыми интересами для решения важнейших проблем текущего политического момента, а также для того, чтобы получить возможность править эмпирическим, т.е. основанным на непос­редственном опыте, путем. Шарло и Сартори предложили трехсоставную классификацию: кадровые, массовые и партии избирателей. К последним привилось название универсальных партий.

В конце XX в.универсальные партии— или партии избирателей отличались самым динамичным развитием по сравнению с остальными, мно­гие из которых перестраиваются под эту модель. Их прогресс объясняется переосмыслением механизма взаимодействия между партиями и обществом: новые технологии и информатика радикально преобразовали социально-про­фессиональные структуры и традиционные идейные предпочтения; изменился и демографический состав населения. Тем самым была ослаблена привязка партий к некогда ориентировавшимся на них социальным группам, что сде­лало партийную базу неустойчивой, а исход выборов — малопредсказуемым. Чреватое конфликтами партийное размежевание перестало быть смыслом политической жизни, а взамен расширилась сфера общенационального со­гласия. Ощутимо усилилась исполнительная власть, нередко в ущерб зако­нодательной. Эти и другие факторы заставляют партии обращаться сразу почти ко всем группам избирателей, многие из которых отныне проявляют повы­шенный интерес к универсальным (в смысле — общечеловеческим), а не классовым, к постматериальпым (духовным), а не материальным ценностям.

Для универсальных партий в целом характерна гибкая политическая линия. Они выстраиваются вокруг лидеров (чаще — одного национально­го лидера), предлагающих обществу идеи согласия, баланса интересов раз­ных социальных групп. Такие партии прагматичны в плане идеологии, заимствуя свои предложения из разных источников, что позволяет им не ско­вывать свою нацеленность на электоральный прогресс какими-то догмати­ческими приверженностями.

Немногим позднее партий избирателей, уже включенных в качестве третьего компонента в классификацию, в политологической литературе появились описания еще одной разновидности этого негосударственного политического института, названной тогдапартии «новой волны». Их са­моопределение в политическом мире было связано с бурным развитием с конца 1960-х гг. новых социальных движений (НСД) — экологических, коммунитарных, гражданских инициатив и т.д. В то время ощутимо падал пре­стиж партий классического, т.е. парламентского, образца, которые, по мне­нию многих граждан, отчуждались от гражданского общества, входя в опас­ную для демократии близость с государством.

Эти новые партии (яркие примеры — зеленые ФРГ, социал-демокра­тическая партия Великобритании) формировались на основе самой актив­ной части НСД и в 1980-е гг. довольно быстро прошли процесс институционализации в политических системах разных стран. Их отличают от других партий оригинальное организационное строение, иной тип отношении с избирателями и симпатизирующими, четкая ориентация на постматериальные ценности, своеобразный политический стиль. Вместе с тем такие партии не похожи и друг на друга.

В целом роль партий «новой волны» состоит даже не в отвоеванных ими голосах избирателей, не в заинтересованности в коалиции с ними кад­ровых, массовых и универсальных партий, а в том, что эти последние заду­мались о неполном соответствии своей организационной структуры и поли­тической линии крупнейшим общественным преобразованием конца XX в. и стали перенимать некоторые идеи у партий-движений. Ускоряющееся раз­витие модели партий избирателей тоже можно считать ответом на критику партиями «новой волны» устоявшихся правил политической игры.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 245; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ