Годы. Обзор войн навахо через краткие биографии их вождей. 14 страница



Несколько лет спустя, Филип Сент Джордж Кук, в своих воспоминаниях упомянул: «Навахо многочисленное и воинственное племя, которое живет в горной цитадели на западе от Дель-Норте (Рио-Гранде). Эти навахо гораздо богаче новомексиканцев, чьи стада и гуртовщиков они обычно изводят. Из-за навахо, стада новомексиканцев с 1832 года уменьшились почти на 80 процентов».    

2 октября - когда главные вожди навахо, приглашенные на совет в Санта-Фе, не явились туда, генерал Кирни приказал полковнику Александру Донифену, командиру 1-го полка Миссурийских Конных Волонтеров, маршировать со своим подразделением в страну навахо, где он должен был «заставить выдать всех пленников и собственность, украденную ими у жителей территории Нью-Мексико, а также потребовать от них таких гарантий для будущего их хорошего поведения, которые можно придумать, обоснованных и в достаточном количестве, например, предоставление заложников, или что-то иное».

В лагере, расположенном в изгибе Рио-Гранде, возле деревни Ла-Хойя, лейтенант Эмори записал в этот день: «Мы получили предупреждение от майордомо соседней ранчерии, что мы должны быть настороже относительно наших животных, так как 40 навахо вчера вечером переправились через реку. Вторжения этих индейцев препятствуют заселению и развитию этой части страны.

3 октября - навахо атаковали у Рио-Гранде город Польвадера, вынуждая жителей прятаться в домах и угоняя скот и лошадей. Отряд из армии генерала Кирни, который располагался лагерем в 12 милях ниже по Рио-Гранде, был отправлен на поиски налетчиков, но вскоре возвратился и сообщил, что навахо бросили крупнорогатый скот новомексиканцев и сбежали с лошадьми.

5 октября - в своем лагере возле Сокорро, Нью-Мексико, генерал Кирни выпустил прокламацию следующего содержания: «Из-за частых и почти ежедневных бесчинств навахо в области Рио-Абахо, в которых несколько жизней потеряны и много лошадей и мулов у жителей украдены, ставлю свою подпись под разрешением маршировать в страну этих индейцев. Отныне всем должно быть известно, что я, бригадный генерал Стивен Кирни, командующий войсками на территории Нью-Мексико, уполномачиваю всех жителей (мексиканцев и пуэбло), проживающих в вышеуказанном округе страны, Рио-Абахо, формировать военные партии для марша в страну их противника навахо, чтобы возвращать свою собственность, и совершать ответные меры, добиваясь возмещения за оскорбления, понесенные от них. Старики, женщины и дети навахо не должны притесняться.

11 октября - лейтенант J.W. Аберт, находясь в пуэбло Санто-Доминго, сделал такую запись в своем дневнике: «Старый Монтехо предложил мне купить у него женщину навахо, когда мы торговались за мула, и тогда же он рассказал нам длинную историю бесчинств, совершаемых этим племенем. На следующий день Аберт написал, что на Рио-дель-Норте (Рио-Гранде), около  пуэбло Санто-Доминго, «люди живут в постоянном страхе навахо, которые спускаются  с гор и сметают «кабальядас» (табуны-исп.), принадлежащие уступчивым пуэбло и мексиканцам». Еще через три дня он написал уже в Альбукерке: «Мы предупреждены людьми об опасности,  и должны выступить скорее в Сибольетта по военной тропе навахо, которая проходит через долину реки Пуэрко (река Пекос)».

15 октября - губернатор Чарльз Бент сообщил госсекретарю Джеймсу Бьюкенену: «Навахо ведут открытую войну против жителей этой страны в течение двенадцати последних лет, иногда прерываемую кратковременными интервалами ненадежного мира. Они- воинственное и богатое племя, многие члены которого намного богаче, чем средний житель этой территории. Их основное богатство состоит из огромных табунов лошадей и мулов; стад овец и коз. Местность, которую они населяют - гористая и труднопроходимая, - и есть много мест, которые описаны как недоступные, куда они могут отступить в случае опасности. Эти индейцы имеют постоянные деревни, в окрестностях которых они выращивают все типы зерновых и фруктов, что известны испанцам в здешних климатических условиях. Они  ткут   одеяла редкой красоты и совершенства, и знакомы с денежным обращением. Ограбления, осуществляемые этими индейцами, в указанный период (двенадцать последних лет) ограничиваются испанскими поселениями вдоль Рио-дель-Норте, от Санта-Фе до Сокорро, откуда они ежегодно угоняют огромные стада овец, крупнорогатого скота, лошадей и других домашних животных. Они не уничтожают мексиканцев полностью лишь по той причине, чтобы те продолжали выращивать для них скот на мясо и для передвижения. До тех пор, пока эти индейцы не будут целиком подчинены, эта территория будет подвергаться их ограблениям, что, в свою очередь, будет мешать ее процветанию». 

20 октября - полковник Донифен написал военному секретарю W.L. Мэрси: «Генерал Кирни приказал мне поднимать полк под моим командованием и завершать войну между мексиканцами с одной стороны, и юта с навахо с другой, а затем сопроводить (при огромных ежедневных издержках) крупных торговцев этой территории, ныне здесь застрявших, в Чиуауа. Я рад сообщить в департамент, что на 15-е число мы завершили войну с ютами, заключив с ними договор, который, как я считаю, будет прочным. Но навахо по-прежнему ежедневно грабят мексиканцев. Через несколько дней я направлюсь в их страну. Они населяют горы между Рио-Гранде и Рио-Колорадо на западе». Экспедиция полковника Донифена стала первой американской экспедицией, проникшей в страну навахо.

21 октября - в пяти милях от Куберо, Нью-Мексико, навахо похитили 40 лошадей у авангарда войск Донифена, расположившихся лагерем вдоль Рио-Сан-Хосе. Полковник Джексон во главе роты из 60 солдат немедленно приступил к преследованию налетчиков, имея приказ скальпировать их при обнаружении, а если они не будут найдены, взять в заложники любых навахо, - в количестве равноценному украденному скоту. В Себольета к Джексону присоединился в его поисках дружественный вождь навахо Сандовал. Один журналист, находившийся с этой экспедицией, так описал вождя: «Сандовал богач. У него имеется 5000 овец и 100 лошадей. Его местопребывание одно из самых красивых - это плоскогорье, возвышающееся на 3000 футов над уровнем остальной страны, с горой позади него, имеющей снежную вершину. Родники чистейшей воды фонтанируют из скалистых отрогов, образуя ручьи, которые текут через равнину к краю пропасти, с которого вода совершает прыжок, разлетаясь по ветру брызгами. Вид зеленой травы и низких деревьев, с его красивыми кукурузными и пшеничными полями, позволяет на мгновение забыть, что эта обитель принадлежит простодушному индейцу».

26 октября - полковник Донифен и главные силы его полка выступили из Санта-Фе. Экспедиция вторглась в страну навахо в клещевом захвате. Донифен так позже писал: « Я оставил город Санта-Фе  26-го октября и встал на маршрут, ведущий в страну навахо. Эта область лежит западнее горной цепи, что окаймляет долину Дель-Норте с ее западной стороны и простирается до западных притоков Рио-Колорадо. Мы захватили их страну несколькими колоннами. Майор Уильям Гилпин с двумя сотнями людей двигался по северному пути, покинув долину Дель-Норте в устье Рио-Чамас. Далее он шел вдоль Чамас до основной горной цепи, разделяющей воды Дель-Норте и Колорадо. Оттуда - вниз к Сан-Хуан,  через гору Течуника и Ред-Лейк в долину Литтл-Колорадо. Другая часть полка покинула долину Дель-Норте в Альбукерке, и затем направилась на запад по долине Рио-Пуэрко, добравшись почти до ее истока. Капитан Рид маршировал со своим отрядом  через центр страны; капитан Парсонс шел южнее; и последнее подразделение еще южнее. Таким образом, каждая часть региона была нами посещена. В итоге, большинство племени, возможно три четверти его, собралось   в Охо-Осо, где мы заключили с ними постоянный договор.

В этот же день лейтенант J. W. Аберт получил известие, что навахо атаковали в не более чем 20 милях от Альбукерка и похитили 5000 овец.

1 ноября - полковник Хагнес в его описании экспедиции Донифена отметил: «Войска прошли до самого Альбукерка и далее вниз по реке до пуэбло Ислета, в окрестностях которого атаковали группу из 60-70 навахо, убивая двоих из них и конфискуя огромное количество скота. Тем не менее, индейцы ушли с одной испанской женщиной и пятью детьми.

10 ноября - в письме к уполномоченному по индейским делам, губернатор Чарльз Бент дал описание навахо: «Это трудолюбивое, развитое и воинственное племя индейцев, которое возделывает землю, выращивая на ней достаточное количество зерна для собственного потребления, а также некоторые виды фруктов. Они - владельцы больших стад и табунов крупнорогатого скота, овец, лошадей, мулов и ослов. Оценено, что племя является обладателем 30000 голов крупнорогатого скота, 500000 голов овец и 10000 коз, а также 400-500 голов других животных. Говорят, что их лошади, выращенные мексиканцами, самые лучшие. Большинство их скота приобретено в мародерствующих экспедициях против поселений этой территории. Они изготовляют превосходные грубошерстные одеяла и такую же грубошерстную одежду. Они не имеют постоянных деревень или мест стоянок, скитаясь в области между рекой Сан-Хуан на севере и рекой Хила на юге. Протяженность этой страны почти 150 миль в ширину, она включает высокие труднодоступные плоскогорья, в которых они находят отличное убежище от своих врагов. Воды там мало, и ее нелегко обнаружить тем, кто не знаком с их страной. Это также дает им естественную защиту от вторжений. Их численность по различным оценкам равняется от 1000 до 2000 семейств, или от семи до четырнадцати тысяч душ. Как мне известно - навахо единственные индейцы на континенте, которые, имея постоянные контакты с белыми людьми, увеличиваются численно. Они владеют множеством пленных - мужчины, женщины и дети, захваченые   в поселениях этой территории, - которых они содержат на положении рабов».   

21 ноября - в Бер-Спрингс (форт Уингейт), Нью-Мексико, собрались около 180 американцев и 500 индейцев навахо, включая главных вождей, чтобы заключить мирный  договор - первый из семи, заключенных между США и навахо в следующие 22 года. Хагнес так описал Нарбону в своем журнале: «Еще до прибытия в лагерь, мы были встречены всеми главными людьми этого племени. Главный вождь Нарбона очень болен, но, тем не менее, сидит верхом и прибыл тоже. Он всю ночь проспал в моем лагере. Нарбона, которому вероятно 70 лет, очень уважаем в племени за его военные подвиги, совершенные им в молодости и зрелом  возрасте, но сейчас является обыкновенным человеком-скелетом, совершенно измученным ревматизмом -единственной всеобщей болезнью в этой стране. По обычаю главных людей своего племени, он очень долго  отращивал свои ногти - в один с половиной дюйм - грозное оружие! Он казался мягким и дружелюбным человеком, и хотя он был воином, как таковым, он до смерти хотел обеспечить для своего народа мир со всеми своими врагами, а также с нами - «новыми людьми», - как он сам нас называл».

Заркильос Ларгос, молодой вождь великой проницательности и отваги, встал со своего места во время переговоров и обратился к полковнику Донифену: «Американцы! У вас имеется какая-то странная причина для войны с навахо. Мы ведем войну против новомексиканцев несколько лет. Мы ограбили их деревни и убили многих их людей, и многих взяли в плен. У нас есть полное основание для всего этого. Вы в последнее время тоже начали войну против этих же людей. Вы сильные. У вас большие пушки и много храбрых солдат. Поэтому вы их завоевали. То же самое мы пытаемся сделать уже много лет. А теперь вы повернули против нас за попытку сделать то, что вы сделали сами. Мы не можем разглядеть причину для ссоры с нами в нашей борьбе с новомексиканцами на западе, в то время, как вы то же самое делаете на востоке. Посмотрите, как обстоит дело в действительности. Это - наша война. У нас есть больше права жаловаться на вас за то, что вы создаете нам помехи в нашей войне, чем у вас ссориться с нами из-за того, что мы ведем войну, которую начали задолго до вашего прихода сюда. Если вы   желаете справедливости, вы должны позволить нам самим решать наши разногласия».

22 ноября - в Бер-Спрингс, Нью-Мексико, был заключен договор между полковником Александром Донифеном, подполковником Конгривом Джексоном и майором Уильямом Гилпином-со стороны Соединенных Штатов; и вождями:Нарбона, Заркильос Ларгос, Киатанито (Каэтано), Хосе Ларго, Сегундо, Педро Хосе, Мануэлито, Тапио, Арчулета, Хуанико и Савойетта  Гарсия - со стороны навахо. Условия соглашения предусматривали соблюдение прочного и длительного мира между навахо с одной стороны, и новомексиканцами и индейцами пуэбло с другой, - теперь все упоминутые под новым термином «американцы»; взаимную торговлю, освобождение всех пленных – «с обязательствами всех сторон выкупать заключенных в силу того, что обмена, как такового, каждый на каждого, могло и не быть»; возвращение всей собственнности, захваченной любой стороной у другой с 18 августа  по сегодняшний день.

Этот договор - первый из семи, заключенных США с племенем навахо, никогда  не был ратифицирован сенатом США.

(Преследование воров навахо - отличительный признак и визитная карточка Нью-Мексико    середины 19   века).  

26 ноября - через четыре дня, под присмотром полковника Донифена и его команды, в пуэбло Зуни был заключен договор между навахо и индейцами этого пуэбло.  

28 ноября - в лагере возле Вальверде, у Рио-Гранде, лейтенант Аберт написал в своем дневнике: «Сегодня утром мы узнали о гибели волонтеров, расположившихся лагерем недалеко от нас. Эти люди отошли от их лагеря на пять или шесть миль, не захватив никакого оружия, и были атакованы навахо, которые напичкали их тростниковыми стрелами, а затем выбили им камнями мозги. Индейцы похитили около 800 овец. Команда из 300 человек немедленно отправились в преследование, но успеха не имела».

30 ноября - в своем длинном письме к Томасу Бентону, губернатор Бент писал: «Считаю, что Конгресс не только должен предпринять всевозможные меры для обеспечения эффективной и беспрепятственной работы территориального правительства в Нью-Мексико, но и должен помочь территориальному правительству в проведении закона в жизнь, в случае необходимости, при помощи военной силы, чтобы подавить и привести к покорности многочисленные индейские племена, которые воздействуют на территорию и ее границы, с давних пор ведя безнаказанную грабительскую войну против ее жителей, роковым образом разрушая ее богатства и процветание, а также защитить южные и юго-западные рубежи от бесчинств мексиканских бандитов, которые, с полной уверенность можно это предположить, будут наводнять каждую часть этой страны после заключения мира с Мексикой. Обширные стада и табуны, которые с подачи индейцев исчезли из долин и плоскогорий Нью-Мексико, должны появиться вновь, сельскохозяйственная продукция должна значительно возрасти, и тогда территория станет способной прокормить себя сама».

18 декабря - губернатор Бент сообщил полковнику Донифену о человеке по имени  Хосе Рафаэль Бальехос, проживающего возле Ла-Вальета, что в ночь на 15 октября навахо похитили у него 250 овец. Он просил полковника провести расследорвание этого дела.

Год.

19 января- индейцы из пуэбло Таос совместно с мексиканскими повстанцами, навахо и апачами подняли мятеж против американских распорядков. В этот день они атаковали дом губернатора Чарльза Бента, убивая и скальпируя его и еще двоих человек. 4 февраля войска атаковали пуэбло Таос, убивая и раня около 150 индейцев и теряя более 50 своих убитыми и ранеными. Многие получили смертельные ранения, включая одного из командиров капитана Джона Генри Баргвина. Томас, один из лидеров индейцев Таос, позже был убит часовым в караульном помещении. Пабло Монтойя, другой лидер индейцев, был повешен 7 февраля.

5 марта - четыре человека, убитые навахо в последней атаке возле Белен, были отпеты там же католическим священником.

23 марта - Отец Мариано де Хесус Лопес писал из пуэбло Зуни: «Известная причина моего нездоровья - непрерывные военные действия язычников навахо, которые перекрывают дорогу от Лагуна до пуэбло Зуни, совершая значительные опустошения. Всё это, а также нехватка  надежной охраны, не давало мне провести проверку этой миссии, находящейся под моим попечительством. Однако, вопреки тысячам опасностей, мне наконец повезло с небольшой кампанией испанцев, которая выступила из Себольета против навахо под командованием капитана Хосе Мануэля Сааведра».

28 марта - две девушки навахо, 18 и 20 лет, пленницы, принятые Хуаном Кристобалем Армихо, были крещены в Ранчос-де-Альбукерк. В этом же году другие слуги и пленные навахо были крещены в Санта-Фе, Берналильо, Томе, Лагуна, Таосе, Белен и Альбукерке.

24 июня - Хуан Антонио Раэль, взрослый житель Аламеда, убитый навахо в пустыне, был отпет католическим священником в Альбукерке. Менее, чем через месяц -20 июля - там же удостоился церковного погребения другой взрослый житель, убитый навахо. 

12 августа - корреспондент еженедельника St. Louis Republican опубликовал следующее: «По образованию гражданского правительства в Нью-Мексико, жителям были гарантированы права человека, неприкосновеннности их имущества и уважение к исповедуемой религии. Также были обещаны: защита от индейцев, и возвращение всей украденной собственности со времени прихода американцев. Я вынужден теперь признать, что ничего из этого выполнено не было. Отряды волонтеров в разных точках, и даже гарнизонные солдаты, питают мало уважения к воинской дисциплине или приказам, а также к кому-либо из представителей гражданских властей или правам граждан. Полковник Донифен заключил всеобщий мир с навахо, и наложил на них договорные обязательствами в отношение вещей, исполнить которые ему было приказано, и он должен был требовать этого немедленно. Впоследствии, перед тем, как полковник Донифен и его команда добровольно покинули территорию, двое из его людей были убиты индейцами, и началась серия ограблений и  бесчинств, которые продолжаются по сегодняшний день с такой иненсивностью, что многие жители совершенно разорены. В течение года, так же, как и в предыдущие двадцать лет, бесчинства этих индейцев (навахо) были очень гибельными для жизней и собственности. В области Рио-Абахо свыше 50 граждан убиты и унесены в неволю, и 60000 голов лошадей, мулов и овец похищены. Никакие меры не были предприняты для защиты этой границы, или для того, чтобы  выполнить обещания, данные этим людям. Вместо выполнения этих обещания, с каждым днем на них все меньше обращается внимания. Табуны лошадей и мулов угнаны, и люди убиты в пределах шести миль от столицы. В пограничных поселениях жители изгнаны с принадлежащих им пастбищ, а некоторые деревни вовсе покинуты.

2 сентября- в этот день первая американская экспедиция - батальон волонтеров под командованием майора Роберта Уолкера - проникла в каньон де  Челли. Современник написал в своем дневнике: «Сегодня батальон Санта-Фе выступил в страну навахо. Эти индейцы, своими ограблениями мексиканцев, нарушили договор с полковником Донифеном . Три роты, формирующие батальон, набраны в основном из волонтеров-сверхсрочников, многие из которых очень дикие и безрассудные. Почти каждый из них уехал пьяным! Обеспеченные провизией на два месяца, участники кампании очень страдали в дальнейшем от нехватки еды, когда достигли входа в каньон де Челли. Поэтому, прежде чем встать на обратный маршрут в Санта-Фе, они с риском для жизни продвинулись по нему всего на шесть миль.

Комментируя эту экспедицию, “Santa Fe Republican” написала: «Полковник   Донифен по приказу генерала Кирни занял эту страну в конце осени, когда эти ненадежные индейцы встретились с ним на совете и заключили мирный договор. С той поры, в разные периоды, они вторгаются на эту территорию, убивая много мексиканцев и угоняя большие стада скота, часть которого принадлежит американцам. В силу необходимости остановки этих бесчинств, майор Роберт Уолкер с батальоном волонтеров, который составили сверхсрочники, вновь вторгся в их страну, чтобы привести их к подчинению. Все эти люди закалены и привыкли к службе, и имеют твердое намерение наградить мародеров наказанием, которое они не скоро забудут.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 265;