Глава 13. «Зато я буду рядом».



«Если вам удастся найти кого-то, с кем вы можете обняться и закрыть глаза на весь мир, вам повезло — даже если это продлится всего минуту».

Патрик Ротфус

Мне пришлось выгнать Эйдана, потому что я хотела разобраться в своих мыслях. Конечно, сопротивлялся он недолго: промычал что-то и ушел через окно. Использовал он магию, когда спрыгивал – я не знаю, но очевидно, что нет, потому что я слышала какой-то жалобный писк и тихие ругательства, которые исходили из сада.

Я лежала на кровати, свернувшись калачиком, и обдумывала весь свой день. Столько всего произошло, а я еще к удивлению стою на ногах и здраво мыслю. Наверное. Больше всего меня волновал завтрашний день, который предвещает быть не менее интересным, чем предыдущие. Что будет? Чего ждать, а чего не миновать? Хотя, у меня есть ответы на все вопросы: все будет намного запутаннее, страшнее и опаснее. Чем дальше я буду идти по лезвию, - тем больнее мне будет. Но что поделать. Я – будущий хранитель и должна буду защищать людей в этом мире, буду стараться исправить огромную ошибку наших предков и постараюсь доказать, что наши звания должны быть снова присвоены нам. Хоть мы и хранители, здесь, в этом мире, но мы не хранители в Эльстинге. Даже если нам удастся попасть в это измерение каким-нибудь способом, то нас не признают, нас не примут, и все это из-за ошибки наших предков. Они впустили клыкастых на свои земли, пожалели их и этим самым уничтожили себя, свой будущий род, свои звания. Они разрушили все, чего так добивались, из-за своей глупости и наивности.

Если из рода хранителей родился обычный человек, - то он счастливчик. Он будет жить нормальной жизнью; ему не придется проходить эти глупые испытания, всю жизнь тренироваться и спасать кого-то. А мы же… Мы – маги, рожденные для того, чтобы быть хранителями. Мы – защитники. Мы обязаны тренироваться всю жизнь, совершенствуя навыки борьбы и темных искусств. Маги, которые даже не начинают испытания – умирают из-за проклятия первородных, а если уж проходят их, то считаются хранителями. Те, кто провалил испытания – становятся обычными людьми и теряют свою магию навсегда. Я читала, что эти самые три испытания даются не просто так, а для проверки наших возможностей. «Маг должен быть достойным, чтобы стать хранителем» - гласили строчки книги. – «Он обязан выдержать испытания и пройти их полностью. Сильный – достойный, слабый – никчемный».

Перевернувшись на спину, я посмотрела на белый потолок, затем переключила взгляд на свой телефон. Звонить ли мне подругам или нет? Хотя, думаю, они не хотят со мной разговаривать. Я сказала Джесс, что завтра уезжаю, и не просто куда-то, а во Францию. Произнесла все так легко и спокойно, будто хотела побыстрее высказаться. Ну что мне теперь делать? У меня столько дел, столько всего, что нужно успеть сделать… и у меня всего год. Что будет после того, если я стану хранителем? Я, наверное, не смогу больше видеться с подругами, не смогу жить нормальной жизнью, какой бы хотела.

***

Проснувшись рано утром, что не свойственно мне, я быстро схватила телефон, который лежал на косметическом столике, и с великой надеждой взглянула на экран.

Никто не звонил.

Не единого сообщения.

Не став копошиться, я быстренько умылась, напялила светлые джинсы и какую-то майку в спортивном стиле. На голове у меня было черти что и, поэтому, пришлось собрать волосы в непонятный бесформенный пучок. Лицо я покрыла легким слоем пудры, чтобы не были видны мои мешки под глазами, которые с каждым днем увеличивались в размерах. Да, сегодня я практически не спала: ворочалась, терялась в своих бесконечных мыслях и думала о будущем. Я просто не могла отдыхать спокойно, зная, что в моей жизни не все так сладко и хорошо…

Заправив кровать, я протерла от пыли столы, расставила предметы по местам и, наконец, пропылесосила. Особенно тщательно я на этот раз убиралась под кроватью. Мало ли что. Вдруг Эйдан еще раз наведается таким способом и мне придется его прятать?

Спустившись по лестнице, я завернула на кухню и села на ближайший стул. Стуча ногтями по черной крышке телефона, я оглядывалась вокруг, ища маму. Но ее не было. Наверное, уехала на свои занятия по бальным танцам. Посмотрев в сторону парадной двери, я не обнаружила ее любимых синих туфель, значит, она действительно ушла. Но, почему не оставила записку?

Мягкие лучики солнца просачивались в окна и покрывали мебель в кухне своим светом. Коричневые цвета приобрели немного оранжевый оттенок, от которого болела моя голова. Дверцы шкафчиков изредка поблескивали, когда ловили золотистые лучи на себе. На кухне не чувствовался запах жаренного или чего-то вареного, значит, мама ничего не поела и убежала на свои танцы голодной или же она встала намного раньше и приготовила себе утренний кофе. Столы были довольно чистыми, и у меня создавалось ощущение, что она вообще не завтракала.

Я почувствовала, что в моих руках завибрировал телефон. Открыв его, я увидела сообщение от Эйдана. Боже… Что ему опять надо?

«Ты еще спишь?»

Я закатила глаза и, нажав на экран, начала печатать ответ:

«Только что проснулась. А что?»

Я положила смартфон на стол и, поднявшись со стула, начала рыскать по шкафам, ища что-нибудь съестное. Открыв боковой шкафчик, я заметила рассыпанную банку с кофе и какие-то погрызанные печенья. Не поняла. Это еще откуда?

Подорвавшись от ритмичной мелодии группы «Linkin Park» я автоматически захлопнула дверцу и кинулась к телефону, в надежде, что звонит кто-то из подруг, но на самом деле звонил Эйдан.

- Слушаю, - бесстрастным голосом ответила я.

- Привет. Ты меня вчера выгнала, а мы могли бы еще немного позаниматься, - его голос звучал четко и в то же время мягко.

- У меня заболела голова.

- А ты не забыла про сегодняшние тренировки?

- Нет, - сквозь зубы ответила я, подавляя гнев. – Но я не знаю, во сколько смогу прийти. Мне тут нужно разобраться кое с чем, - вспоминая про Джессику и Сару, произнесла я. – Да и мама хочет мне рассказать о хранителях, как я уже догадалась. Ты же вчера слышал наш с ней разговор? – Я потопала к холодильнику и, открыв скрипящую дверцу, пробежалась взглядом по содержимому.

- Да, слышал, - промямлил он. – Ты вообще как?

- Ты про что? – я достала ананасовый сок и пару бутербродов, которые были за раннее приготовлены мамой.

- Ну… чувствуешь себя как? Настрой какой? Не устала? Может быть, тебе не помешает отдых?

- Да нет, все нормально, - соврала я, наливая в стакан напиток. – Вы же сами говорили, что у меня год, бла-бла-бла, я ничему не научусь, если не буду тренироваться.

Послышался смешок.

- Верно подмечено. Но организм тоже нельзя перетруждать. – Он затих на пару секунд, будто размышляя о чем-то. – В общем, давай я позвоню тебе через час, и ты скажешь мне, как распланировала день, чтобы там уладить свои дела или еще что.

Я откусила бутерброд с пармезаном и ветчиной, затем, прожевав кусок, ответила:

- Я еще не знаю, что будет. Мама ушла, подруги не отвечают на звонки.

- Игнорируют? – с усмешкой произнес он.

- Да. В общем… расскажу тебе все потом, что случилось между мною и Джесс, а пока что не хочу портить себе настроение.

- Хорошо. Я позвоню тебе, а то мне надо идти: Сэм приготовила что-то странное и заставляет всех это есть.

Я улыбнулась.

- Смотри, не отравись!

- Уж постараюсь.

Я доела свой завтрак, помыла посуду и убралась в гостиной. Сев на мягкий просторный диван с салатовой накидкой, я еще раз попыталась дозвониться до подруг, но безуспешно. Видимо, Джесс все рассказала Саре, и они теперь вообще не хотят меня даже слышать, ни то чтобы видеть. Мне от всех своих выдуманных слов безумно стыдно перед подругами; я не хотела им врать, но и правду тоже не могла сказать. Мне ничего не оставалось делать, как надеяться на лучшее; надеяться на то, что они, наконец, позвонят, или хотя бы напишут сообщения.

Что мне теперь делать? Все происходит как в каком-то фантастическом сне, из которого я не могу проснуться. Почему не все так легко? Почему все это происходит со мной? Я – обычная девчонка: наивная, чувствительная и … немного влюбчивая. Моя жизнь неделю назад была совершенно скучной и примитивной. А сейчас? Сейчас она стала «ярче» в каком-то смысле. Ни то чтобы веселой, а более живой. Я бы даже и подумать не смогла бы, что за какие-то жалкие дни моя жизнь, мое существование хоть обретет какой-то жалкий смысл. Ведь теперь я знаю, что я нужна хранителям для того, чтобы пополнить их ряды и защищать людей от клыкастых.

Прошло два часа. Эйдан еще не звонил. За это время я успела пересмотреть свой любимый фильм про зомби, выпить капучино и послушать грустные песни, от которых мне становилось еще хуже, чем было. Я пыталась дозвониться до мамы, но она не брала трубку, а потом и вовсе отключила телефон. Что-то она уже долго на своих танцах… Может быть, решила заехать к подругам или в магазин?

Я набрала номер Эйдана и после двух гудков он сразу же ответил:

- Слушаю.

- Почему ты не позвонил час назад? – спросила я.

Он откашлялся.

- Прости, я был занят. Мы с Лео пытались разработать план, как найти Фрэда. Он просто знает что-то о тебе: точнее твое будущее.

У меня вдруг что-то сжалось в горле, отчего я и поперхнулась. Что Эйдан имеет ввиду?

- Мое будущее? – мой голос казался писклявым и сильно удивленным.

-Да. Помнишь когда вас с Сэм окружили дампиры?

Я обвела ноги рукой и прижалась подбородком к коленям. Конечно, я помню тот день, помню то, что случилось с Сэм и никогда этого не забуду. Я помню, как мне было страшно и боязно смотреть в глаза Фрэда, которые были заполнены ненавистью и злобой.

- Он же что-то сделал тогда, – взволновалась я. – Он меня целовал, а затем у меня начала кружиться голова. – Я сглотнула. – Что это было?

Эйдан выдохнул.

- У некоторых дампиров есть способности, которые включают в себя телепатию, гипноз и возможность видеть будущее или прошлое. Фрэд тогда воспользовался моментом: он знал, что ты потомок хранителей; знал, что ты еще ничего не умеешь из того, что умеем мы. И вот, скорее всего, из тех способностей у него была одна – это видеть будущее. – Я услышала какой-то тупой звук, затем шум воды и ругань Эйдана. – Прости, я на секунду. Тут кружка разбилась.

Я бы ухмыльнулась его неуклюжестью или просто посмеялась, но мне сейчас было не до этого. Мое лицо на данный момент выражало испуг, страх и какой-то вселенский ужас. Я даже и не подозревала, что Фрэд видел мое будущее, видел мою жизнь лет так через пять-шесть или больше. Он знает про меня то, что я сама про себя не знаю… Вот что тогда Эйдан имел ввиду в своем сообщении: «Как освободишься, приходи к Лео: есть дело. Клуб «Красный перекресток» кишит вампирами и дампирами. Надеюсь, мы найдем там того говнюка Фрэда и его «банду». Они что-то знают. Э. Б». Мой приятель просто хотел расспросить их о том, что они знают обо мне. Ну, естественно, что бы там не увидел Фрэд в моем будущем, он по любому кому-нибудь да рассказал о нем. Я помню, что в тот день главарь дампиров чего-то испугался, когда рылся у меня в голове. Его напугало мое будущее? Тогда, что же он в нем увидел? Что бы это ни было, плохое или хорошее – Фрэд в курсе, что будет происходить в моей дальнейшей жизни, и мне, честно сказать, это не в радость. Он мог бы меня убить в тот день, но не сделал этого почему-то. Он мог навсегда покончить со мной и этим самым уничтожить будущее, которое его так напугало. Но Фрэд этого не сделал. У него, наверное, были веские причины, чтобы оставить меня в живых. Ну, уж тот факт, что он меня хотел пожалеть – я даже и не думаю рассматривать.

На конце провода я слышала какое-то шуршание и звук стекла. Эйдан заметал разбитую кружку или убирал осколки, проклиная себя и свои кривые руки.

- Эй, - сказала я, прислонив телефон плотнее к уху, - ты меня слышишь?

Через несколько секунд, после очередной ругани, мой приятель, наконец, заговорил со мной:

- Меня Лео убьет. Я разбил кружку из его сервиза. – Он откашлялся. – Видимо, мне не суждено сегодня было пить индийский чай.

- Так что там про Фрэда? – спросила я, не обращая внимания на то, что только что сказал Эйдан.

- Он тебя поцеловал, потому что этим самым ты открылась для него, и он смог влезть в твой мозг и увидеть будущее, - злобно выдохнув, промямлил он. – У дампиров с этой способностью есть один нюанс: чтобы увидеть будущее им нужно либо хорошо знать человека, либо сделать все то, чтобы он открылся для них. Ты, наверное, боялась Фрэда и его шайку, и поэтому, твой мозг твердил, что им нельзя доверять и верить, ведь они опасны и мало ли что могут сделать. Но после того как Фрэд начал тебя целовать, ты подумала, что он не причинит тебе вреда и не собирается убивать, и вот тогда-то твой мозг заверил саму тебя, что ему можно верить. Ведь так?

Моя грудь сжалась и будто от нехватки воздуха я открыла рот. Слова Эйдана абсолютно были верны.

- Да, - с трудом произнесла я. – Теперь мне стало страшно, что кто-то знает, что со мной произойдет и будет происходить. Но, почему он сделал это: заглянул в мое будущее?

- Этого я не знаю. Кланы вампиров и дампиров – чокнутые. Информация о твоем будущем им могла понадобиться для чего угодно.

***

Я сидела у Эйдана в машине и стучала ногтями по приборной панели. Меня волновало много вопросов, которые бесконечно крутились у меня в голове и не оставляли ни на секунду. Мне было безумно интересно побольше разузнать обо всем, что со мною произошло и как это повлияет на будущее. Ведь теперь, когда я знаю, что Фрэд рылся в мое голове, я не могу с этим смириться, потому что понимаю, что он видел то, что не видела я. Он знает, как будет складываться или рушиться моя дальнейшая жизнь.

В автомобиле был включен кондиционер, который своим холодным дуновением охлаждал мое вспотевшее от солнечной жары тело. Через темные окна просачивались лучи солнца и пекли ноги, находившиеся в джинсах. В салоне чувствовался резкий запах духов и чего-то горького.

Я повернулась к Эйдану. Он сидел за рулем и бесцветно посматривал в окно, в котором виднелись многоэтажные дома. Его волосы находились в беспорядке, будто он их не расчесал с утра, когда проснулся. Глаза, все те же небесно-голубые, редко взирали на меня с каким-то любопытством и загадкой. Для такой душной погоды Эйдан был одет слишком тепло. На его широких плечах висела темная футболка и черная кожанка с множеством карманов; на ногах были опять-таки темных тонов джинсы и кроссовки от «Naik».

Он закатал рукава на куртке и, нажав на кнопку, приоткрыл окно, чтобы впустить свежий воздух в салон. Я выключила кондиционер и набрала в легкие больше кислорода, когда почувствовала, что запах стремных духов выветрился.

- Думаешь, я правильно поступила, сказав подругам, что уезжаю? – мой голос немного дрожал. За это время, что мы сидели в машине возле дома Лео, я успела рассказать Эйдану о том разговоре с Джесс. Он, конечно, отреагировал не положительно, чего я и ожидала. Сначала мой приятель твердил, что я поторопила события и сказала немного не то, но все же, я считаю, что я поступила правильно. Хотя, как бы мне не было стыдно и грустно, я должна была сказать подруге, что уезжаю. Другого выхода у меня не было. Хотя, был выбор: правда или ложь. Я выбрала ложь… Выбрала ее и теперь жалею. Мои подруги меня ненавидят и считают, что я их кинула, но это не так! Я их очень люблю и дорожу ими, но для их же блага, для их же защиты я солгала. Если бы они узнали правду обо мне и о хранителях, то это бы привело к ужасным необратимым последствиям. Мои подруги были бы завлечены в дела хранителей и возможно находились бы в опасности из-за меня. А я не хочу, чтобы они подвергались ей; не хочу, чтобы с ними что-нибудь случилось. Я не прощу себе, если они пострадают из-за меня. Не прощу!

- Рано ли поздно, ты должна была это им сказать, - ответил он, посмотрев мои глаза.

Скупая слеза скатилась по моей щеке и устремилась упасть на джинсы. Мое лицо погорячело, а глаза защипали, будто их намазали мылом. Сейчас в моей голове крутились слова Лео: «У нас не будет собственной жизни, не будет того, ради чего мы бы хотели жить».

- Эй,- шепнул он, увидев мои слезы, - ты чего? – Нагнувшись ко мне, Эйдан большим пальцем сметнул жидкость на щеках и сделал это так нежно, что от его прикосновения я вздрогнула, ощутив, как по телу пробежался ток.

- Они меня ненавидят. - Я закрыла лицо руками и отвернулась к окну. Меня что-то душило в области горла, и спокойно вдыхать воздух я не могла. Получались какие-то всхлипы и странные звуки, которые были похожи на жалобные стоны. – Боже, все так быстро изменилось. Я не могу привыкнуть ко всему этому.

Я не видела лицо Эйдана, но знала, что оно выражало сочувствие и понимание. Ощутив его руку на плече, я автоматически повернулась в сторону парня и встретилась с яркими глазами, которые были больше похожи на морской бриз. Секунду спустя Эйдан обнял меня и другой рукой, затем прижал к себе, утешая. Я почувствовала, что жар, который окутывал его тело, охватил и меня.

Положив голову на его плечо и обведя его спину руками, я всхлипнула и попыталась успокоиться, но безуспешно: слезы продолжали идти. В моей голове до сих пор проносились слова Лео и делали мне еще больнее. Я старалась не думать ни о чем, но не получалось. Именно в этот момент я вспомнила все счастливые моменты, проведенные с подругами; вспомнила, как нам было весело и хорошо вместе и, учитывая то, что практически я больше не увижу их, не посмеюсь с ними и не поболтаю, я залилась слезами.

- Они больше не будут со мной рядом, - прошептала сквозь слезы я.

Эйдан провел рукой по моим волосам.

- Зато я буду рядом.

Всхлипнув, я обняло его еще крепче, словно он был самое дорогое в моей жизни; обняла его так, будто боялась потерять. Он ответил тем же и затем опустил свою голову на мое плечо, повторяя все те же четыре слова, от которых моей душе становилось тепло и спокойно.

***

Тренировку сегодня вместо Кевина проводил Лео. Он заставил меня боксировать ту чертову грушу на поляне два часа, дабы для того, чтобы я натренировала руки и в случаи драки могла, хоть как-то отбиваться. Паркер неизвестно куда пропал: Эйдан сказал, что последний раз видел его вчера, когда он уехал куда-то на своей машине, после того, как искал Фрэда вместе с ним и Лео. Я, конечно, думаю, что он обиделся на меня или разозлился, потому что я не ответила ему взаимностью на признание. Ну а что мне нужно было ему сказать? Я знакома с Кевином недавно, как и с другими хранителями, и у меня еще не сложилась четкая  картинка о нем: я плохо его знаю. Как бы он на меня не сердился, ему не нужно было сразу признаваться в своих «чувствах» или симпатии ко мне, потому что это абсурдно. Он меня знает ровно столько же дней, сколько и я знаю его: немного. Когда Кевин говорил, что хочет быть со мной, я сначала приняла это за шутку, но уж потом, когда его слова стали звучать убедительней и правдивей, я приняла их за правду. Я просто не могла ответить ему взаимностью или сказать, что у меня есть к нему симпатия, потому что это бы прозвучало глупо и наивно, опираясь на то, что мы с ним знакомы не так давно.

Мы находились в лесу на том месте, где у меня была первая тренировка. Эйдан и Лео отрабатывали удары и захваты, а я вместе с Сэм раскладывала оружие, вытаскивая его из огромной сумки. Погода все также была душной: ветер слабо проносился по нашим затылкам и нес с собой аромат полевых цветов. Деревья немного покачивались при его дуновении и с каждым разом склоняли свои веточки к низу. Солнце светило ярко и освещало все в этом мрачном лесу: цветы, растущие неподалеку от нас, темные места, в которых ни разу не проникал свет и поляны.

- Куда делся Кевин? – спросила я, выуживая из походной сумки клинок с надписью на ангельском языке.

Сэм окатила меня осуждающим взглядом.

- Я хотела это у тебя спросить.

Я положила оружие возле всех остальных составленных в ряд и, потерев колени, встала. Голова, конечно, гудела, руки ныли и болели, как в первую тренировку. Думать сейчас я могла с трудом, а мыслить так вообще.

- Эйдан сказал, что Паркер куда-то уехал.

Сэм втянула губы и, последовав моему примеру, встала с сидячего положения, откинув пустую сумку в сторону.

- И?

- Что «и»? – изогнув бровь в недоумении, произнесла я.

Она выдохнула и, положив руки на талию, прикусила губу.

- Ты не думаешь, что он обиделся или что-то в этом роде? Вдруг ты разбила ему сердце? – На ее лицо наползла ухмылка.

- Разбила ему сердце? – съязвила я, смотря в ее аквамариновые глаза.

- Ну а что. Он уехал после того, как вернулся с задания и после этого его никто не видел. Хотя, обычно, Кев приходит к нам каждое утро, когда не уезжает куда-нибудь, чтобы опустошить холодильник, а уходит только к ночи. Сегодня он не являлся, а уже, - Она согнула руку и посмотрела на часы, - полдень. Это не похоже на него.

- А вы не пробовали ему позвонить? – посоветовала я. – Вдруг он у себя дома и просто отдыхает, а вы тут суетитесь.

- Первым делом это сделали, - ответила блондинка, оттряхивая грязь с черной майки. – Он не отвечает на звонки. Я ему уже оставила под сотню голосовых сообщений, а он не перезванивает. Наверное, никого не хочет слышать.

Я протянула руку.

- Дай мне свой телефон, я попробую ему позвонить или хотя бы оставить сообщение.

Она пожала плечами и, засунув руку в карман серых шорт, выудила блестящий розовый смартфон, затем вручила мне. Я вопросительно посмотрела на него и ухмыльнулась такому необычному дизайну.

- Без комментариев, - улыбнулась она, проведя рукой в воздухе.

Когда Сэм ушла к Лео и Эйдану, я залезла в список ее контактов и еле как нашла Кевина с псевдонимом «Парнокопытный» и с фоткой какого-то бешеного козла. Посмеявшись полминуты над этим, я нажала на кнопку вызова и прислонила телефон к уху, ожидая гудков.

- Это Кевин. Возможно, меня сейчас нет дома или я чем-то занят, так что, оставьте свое сообщение после сигнала и не скучайте без меня: я вам обязательно перезвоню, - сказал голос на конце провода.

Я услышала сигнал, оповещающий о том, что нужно начать говорить.

- Привет, это я – Эви. Куда ты пропал? Ты сейчас дома или где? – взволнованно спросила я и, прижав телефон ближе к уху, продолжила: - Прости меня за вчерашнее. Для меня это просто было неожиданно и быстро, поэтому я ничего не ответила тебе. Я знаю, ты зол на меня или обижен, но … давай поговорим об этом если хочешь? Как насчет субботы? Позвони мне, когда сможешь.

Глава 14. Магия.

«Некоторые вещи могут быть необъяснимыми».

- Так, начнем, пожалуй, - протянула Сэм, смотря на аккуратно сложенное в ряд оружие, которое включало в себя колы, ножи, клинки и сюрикены. Присев напротив меня, блондинка провела в воздухе рукой, будто показывая мне все эти орудия для убийства, затем продолжила: - Ну, Эви, представь ситуацию: вечер, темно, ты идешь по улице одна, и вдруг… на тебя нападает вампир! Твои действия?

Я набрала в легкие больше воздуха и, потерев костяшки пальцев, ответила:

- Наверное, начну бежать и…

- … нет! – перебила она, скорчив лицо. – Ты будешь отбиваться, а не бежать. Допустим, у тебя, в твоей сумочке нож, смазанный ядовитым плющом, и что ты сделаешь, чтобы хоть как-то остановить кровососа?

- Ударю его этим ножом, - неуверенно произнесла я.

Сэм рассмеялась и схватилась за голову, будто я только что рассказала ей анекдот. Проведя рукой ото лба до затылка, она вновь посмотрела на меня, сдерживая улыбку.

- Пойми, Эви, вампира или полукровку не просто так можно убить или обезвредить. Даже если у тебя будет достаточно сил, чтобы использовать магию, то ты не всегда сможешь ею воспользоваться, не совладав со своим разумом и эмоциями. Ты просто испугаешься и единственный способ, который у тебя останется – это драться; драться без магии, - парировала она, изучая острое лезвие клинка, лежавшего возле моих ног.- Запомни: дети тьмы сильны и быстры и повалить их на землю и ударить не так-то просто, как ты думаешь. Нужны тренировки и мотивация!

И тут я вспомнила как в «Красном перекрестке» впервые убила вампира, воспользовавшись магией. Честно сказать, я не знаю, как я это сделала: подожгла кровососа изнутри, а уж потом дело пошло само собой, потому что он воспламенился и снаружи. Я понятия не имею, почему именно тогда раскрылась и дала о себе знать моя магия, о которой я практически не подозревала. Да, не отрицаю, что год назад со мной и в моем окружении происходили некие странности, но я им не придавала никакого значения, а должна была. Получается, что магия во мне пробудилась поздно или слишком поздно. Не знаю, как у других с ней обстоят дела, но у меня на данный момент – плохо. У Сэм, Эйдана и Кевина, возможно способности появились еще в детстве, а у меня совершенно недавно. Это связанно как-то с моим приближением к двадцатилетию, чтобы стать хранителем или нет? А быть может, магия окончательно пробудилась во мне, когда я встретилась с хранителями? Не могу подтверждать эти доводы, пока не разберусь в себе и во всем, что происходит здесь.

- А как же тогда я смогла убить вампира? Почему моя магия пробудилась именно в тот момент, когда я даже о ней не думала? – спросила я.

Сэм заправила прядь волос за ухо и задумалась над чем-то. Ее брови вспылили на лоб, и в этот момент она посмотрела на меня, уже удивленно.

- Это плохо, даже очень, - проговорила она. После ее слов я вздрогнула, будто мне за шиворот накидали льда. – Обычно стадия, когда нужно что-то или… кого-то поджигать раскрывается при усиленных магических тренировках, а ты без проблем в том баре смогла развести огонек на голове у клыкастого. Конечно, это похвально, но страшно: ты не можешь контролировать свою магию, пока не научишься полностью ею совладать, управляя не только своими эмоциями, но и движениями. Магия заключается в нас самих. Мы – это и есть отражение своей собственной силы. – Она лукаво улыбнулась. – Если ты научишься ее контролировать, то ты сможешь достичь многого. Чем сильнее эмоции, вера в свои способности и сосредоточенность, - тем сильнее твоя магическая сила. Ты злишься – значит в этот момент у тебя лучше получится все крушить, поджигать и взрывать; ты улыбаешься – сможешь сделать что-то удивительное и невероятное; боишься – не сможешь сделать ничего, потому что в этот момент ты растеряешься и не сумеешь сконцентрироваться на своей силе и добраться до нее. Магия – это ты. Сможешь управлять своими эмоциями вместе с нею, значит, сможешь контролировать ее, - изучая мое лицо, сказала она.

- То есть, ты хочешь сказать, что мне нужно научиться контролировать мою магию?

- Да. И не только контролировать, а управлять, - добавила Сэм. – Эмоции и движения – вот что главное в ней.

Я собрала брови в кучу, раздумывая над всем, что она только что сказала. Эмоции и движения? Как это работает? Что если я нечаянно воспользуюсь магией, когда этого не захочу и этим самым нанесу кому-нибудь вред? Что если я вообще не научусь ею управлять?

- А как научиться ею управлять? Что я должна для этого делать? – в моей голове летало множество вопросов, которые я хотела задать Сэм, но выделила лишь из этого множества – два самых главных.

Она встала с сидячего положения и стала разминать ноги.

- Во-первых, как нас учил Лео, ты должна почувствовать в себе свою магию и представить, что ты часть нее, часть чего-то важного и сильного, - потерев сухие руки от недостатка влаги, пробормотала она. Я в недоумении посмотрела на свою подругу, а она, увидев это, ухмыльнулась, будто подозревая, что я ничего не поняла. – Ладно. Представь себе, что ты рычаг, с помощью которого можно включить или вырубить все электричество в доме, а электричество – это магия. Так вот, как ты думаешь, что будет, если отключить рычаг?

Я почесала затылок, ухмыляясь только что сказанным. Какой я рычаг? На что намекает Сэм? Она что, хочет меня убить или что? Никогда не понимала людей, которые приводят странные ассоциации.

- Не будет электричества? – неуверенно произнесла я, заикаясь на последнем слове.

Она хлопнула в ладоши.

- Верно! Рычаг – это ты, электричество – магия. Если не будешь стараться и работать над собой, над своими способностями и всем остальным, то у тебя не получится научиться управлять магией или контролировать ее. Тогда ты никогда не включишь свое электричество.

На этот раз я немного уловила ее суть. Сэм толковала о том, что если я не буду развивать свои магические способности или открывать их, то я никогда не смогу контролировать магию, ни то, что уж ею пользоваться. Мне нужно научиться всему, что умеют хранители, нужно научиться использовать магию, совладав со своими эмоциями и наоборот.

Я ничего так и не ответив, подвилась и встала подле Сэм. Я даже и не знала, что сказать ей на это, ведь если я сейчас начну задавать больше вопросов, то меня не остановить.

- Можно мне перерыв?

Блондинка улыбнулась и посмотрела на меня каким-то жалким взглядом. Мне на секунду показалось, будто она сейчас пустит слезу, но это предположение быстро развеялось, когда ее глаза сузились и засверкали огоньками.

- У нас только что началась тренировка, а тебе уже нужен перерыв? – произнесла она так, что ее слова заставили меня чувствовать себя слабой и немощной.

Я прикусила губу и отвела взгляд в сторону, где боролись Лео и Эйдан, грациозно уклоняясь от ударов, которые наносили друг другу. Черный плащ Лео развивался с каждым разом, когда он наклонялся или отпаивал в сторону, уходя от замашек Эйдана. Тот, в отличие от моего дяди, выглядел не совсем собранным и постоянно смотрел в мою сторону, криво улыбаясь и забывая, что находится на тренировке. Может быть, он просто вспоминал ту «сцену» в машине, когда он меня обнял? Или же что-то другое? А быть может, он даже не улыбается мне, а сдерживает смех.

- Мне нужно уладить кое-какие дела. Я хочу съездить домой и посмотреть, приехала ли мама. Просто… она ушла на танцы и давно уже должна была прийти, а ее все нет. На звонки не отвечала, когда я звонила, а теперь и вовсе отключила телефон.

Сэм пожала плечами.

- Может быть, у нее разрядился телефон или еще что…

Я посмотрела в глаза подруги и собрала брови в кучу.

- Это странно покажется или нет, но мама всегда отвечает на звонки: по крайней мере на мои и никогда не выключает телефон. Тем более она носит с собой еще одну полностью заряженную батарейку, потому что как раз таки боится таких случаев, что у нее может сдохнуть телефон, а она не сможет мне позвонить. – Я впилась ногтями в ладошку, пытаясь придумать оправдание, почему мама отключила телефон и не отвечала на мои звонки. Кто знает, вдруг с ней что-то случилось? Можно еще и не начинать волноваться, ведь сейчас только полдень и мало что могло произойти с ее телефоном: с ее древним телефоном. Он мог сломаться или разбиться о пол окончательно. Еще есть версия, что моя мама просто поставила телефон на вибрацию, закинула в сумку и он там каким-то образом отключился. 

- Сильно не переживай, - «успокоила» меня Сэм. – Съезди сейчас домой и поищи ее. Если что, я или Лео позвоним тебе и расспросим обо всем.

Я кивнула.

- Эйдан, - крикнула девушка и направилась к нему ленивой походкой, - прыгай в свой «Porshe» и вези Эви домой!

Борьба прекратилась. Дядя в недоумение посмотрел на меня. Эйдан встал как вкопанный и тоже начал на меня взирать, только с неким удивлением.

- Домой? – рассерженным голосом спросил Лео, сложив руки на груди. – Это еще почему?

Я сглотнула подступивший к горлу комок и хотела-была ответить, но не успела: Сэм первая это сделала:

- Кэтрин не берет трубку. Эви ее потеряла, так что ей нужно съездит домой и посмотреть там ли она или нет.

Эйдан снял спортивную черную кофту и напялил свою кожанку. Достав ключи из бокового кармана, он подкинул их вверх, затем словив, произнес:

- Поехали.

Лео округлил глаза до такой степени, что было ощущение, что они сейчас выпадут из орбит и покатятся по земле.

- Вы не думали для начала спросить у меня разрешение? – возмутился он и двинулся с места.

Эйдан потопал в мою сторону, игнорируя слова верховного. Мне на секунду показалось, что он злостно ухмыльнулся, будто показывая всем своим видом, что ему нет дела до слов верховного хранителя. Сэм громко прогудела, что означало «Тебе не жить» или «Готовь себе могилу, парень». Лео вскинул брови вверх и с быстрым уверенным шагом догнал Эйдана, после чего и остановил. Я впилась ногами в землю и уперлась взглядом на них, не желая вмешиваться.

- Ты так и не ответил на мой вопрос, Эйдан Беггерсон, - поворачивая его к себе, произнес монотонным голосом Лео.

- Ты нам всего лишь верховный. Мы не обязаны спрашивать у тебя разрешение, и ты не должен нам указывать. – Он выдохнул и убрал руку моего дяди со своего плеча. – Мы все-таки уже стали хранителями, прошли испытания, и тебе уже пора было бы перестать нас опекать и строить из себя «папашу». Пора тебе уже набрать новых магов и обучать их, а нас отпустить.

Глаза Лео сверкнул при лучах солнца, и было ощущение, что он сдерживает слезы. Его лицо напряглось и не желало покидать серьезное выражение. Зачем Эйдан так грубо и прямо ему сказал про это? Эти слова обидели моего дядю и оскорбили. Он учил Эйдана и других с самого детства: опекал их, заботился, в конце то концов растил. И что получил взамен всего этому? Удар ниже пояса! За все, что ему сделал Лео, Эйдан может отплатить только такими словами, как: «Ты нам всего лишь верховный. Хватит строить из себя «папашу»».

- Во-первых, я вас не могу отпустить: вам некуда идти. Во-вторых, - верховный замялся, - я привык к вам и вы для меня как дети. – Я видела, что его глаза краснели. Он сдерживал себя, чтобы не пустить слезу.

Эйдан перекинул взгляд с верховного на землю, затем посмотрел на наши удивленные с Сэм лица.  Было понятно, что он потихоньку стал осознавать, что сболтнул ни то; что своими словами оскорбил моего дядю.

- Нам нужно ехать, - кинул брюнет и, пытаясь не смотреть на лицо Лео, направился в заросли кустарников.

***

Машина плавно остановилась, и я вышла с нее, сильно хлопнув дверцей. Я была зла на Эйдана за то, что он так поступил с моим дядей. Он ничего ему не ответил и ушел. Он обидел Лео. Все дорогу к дому, я пыталась расспросить своего приятеля об этом инциденте в лесу, но было бесполезно: он уходил от ответа и пытался менять темы каждый раз, когда я говорила о дяде. Я пыталась достучаться до него, что он поступил плохо и ему нужно извиниться за свое поведение, но Эйдан не слушал меня. Быть может он осознавал, что повел себя как придурок и сказал ни то, но не хотел это признавать. Или он боится потерять свою гордость, извинившись перед Лео, или все же считает, что поступил правильно и не собирается приносить извинения.

Машина загудела от рева и круто развернувшись, рванула на всех скоростях по дороге, затем скрылась за двух этажными домами. Я стиснула зубы от злости и поплелась к двери. Мои руки болели, костяшки на них были немного продраны и покарябаны. Естественно, я лупила по груше два часа без передышки, и тем более на моих ладонях был тонкий слой бинта, чем в предыдущий раз. Тем более я не надевала перчаток. Так если уж пошло о боли, то моя голова тоже покалывала в области висков, а ноги казалось, потяжелели, и было ощущение, что к икрам привязали два огромных булыжника и велели не снимать.

Поднимаясь по лестнице, я заметила возле двери огромный букет ромашек и какую-то бумажку в них. Быстро перелетев через две ступеньки, я оказалась возле цветов и, кинув сумку на пол, стала в недопонимании смотреть на них. Свежий букет, обернутый в зеленую бумагу, лежал возле порога и, судя по капелькам воды на корнях ромашек, его положили недавно.

Я присела на корточки, взяла цветы и вдохнула с наслаждением их сладкий и кружащий голову аромат. Мои пальцы устремились к записке, которая была сложена вчетверо и, развернув ее, я уставилась в предложения:

«Как тебе букет? Слушай, давай встретимся сегодня в девять в ресторане «Бекки»? Мне нужно кое-что тебе сказать и обсудить».

***

Кевин. Гад. Где его носит? Почему он не берет трубку и… приглашает меня на свидание? Я не отвечала ему взаимностью и пока не собираюсь. Я плохо знаю этого парня, и сразу вешаться на его шею не в моем стиле. Хотя… может быть этот букет и не от него или же… от него. Естественно, кто же мне пришлет букет шикарных цветов, кроме Кевина. Конечно, странно, что это не розы, ведь Паркер, наверное, не знает про мою аллергию.

Я покрутила записку в руках, в поисках хоть какого-либо инициала или упоминания, кто все это прислал, но так и ничего и не обнаружила. Аноним. Хм… или же Кевин. Не став ломать себе голову, я набрала его номер еще раз, но так и не услышала его голоса: он выключил телефон! Этот блондин и моя мама что, издеваются надо мной? Почему они отключили свои мобильники?

Я открыла дверь и обошла весь дом в поисках женщины, которая меня родила и куда-то исчезла, но ее я так и не обнаружила. Все было на своих местах и, следовательно, домой мама не приходила. Тот же стол, усыпанный крошками, не подметенный пол… оставались нетронутыми. Мама, где ты  шляешься?

Побежав по лестнице в свою комнату, я приняла душ, поставила ромашки в вазу, переоделась в джинсы и футболку цвета хаки, затем набрала номер Эйдана. Вспомнив, что я на него разозлилась, мой палец автоматически нажал на кнопку сброса. Решившись, я набрала номер дяди.

- Ну, что Эвилин, Кэтрин дома?

- Нет, - нервозно пропела я. – Я не знаю, что вообще происходит. Кевин и моя мама что, сговорились?

- Ты о чем?

- Сначала телефон мамы был включен, и она просто не брала трубку, а потом она его выключила, когда я стала названивать. Та же история с Кевином. Не находишь ничего странного? Мама ушла утром на танцы и должна быть уже дома давно. Обычно, она оставляет мне записку на холодильнике или на столе, когда куда-то уходит по утрам, а сейчас…

- Подожди, - остановил меня Лео, - ты не думаешь, что это совпадение? Ну, мало ли что… Может быть, у этих двоих разрядились телефоны или они заняты? Не волнуйся, сейчас только обед. Если к вечеру не дадут о себе знать, то, будем их искать.

- Ладно, допустим. И, прости меня Лео за это, но КАКОГО ЧЕРТА Кевин присылает мне ромашки, приглашает в ресторан «Белла» или «Бекка» и не отвечает при этом на звонки? – почти криком, вырвалось у меня.

- Постой, ресторан «Бекки» ты имеешь в виду?

- Да!

- В этом месте часто бывают вампиры по вечерам, и они не очень-то любят, когда туда приходят хранители. Это не может быть Кевин! Он бы не послал тебя на верную смерть! – Дядя затих. Мое сердце начало колотиться с бешеной скоростью.- Это кто-то другой прислал тебе цветы и пригласил в ресторан.

- Кто?- испуганно произнесла я.

- Не иди сегодня никуда, слышишь? Я приеду через три часа, а пока пошлю к тебе Эйдана и Сэм.

Я хотела-была сказать, чтобы он не отправлял ко мне Эйдана, но не успела. Дядя отключился.

***

- Пахнут нормально, вид свежий и, вроде бы, не ядовиты, - с сомнением произнесла Сэм, обсматривая букет ромашек на кухонном столе. – Это точно не Кевин. Этот идиот даже бы и не додумался подарить тебе цветы, а если бы уж додумался, то их он наверняка бы содрал с твоего сада.

При слове «идиот» Эйдан ухмыльнулся и так же, продолжая всех игнорировать, крутился возле шкафчиков, читая состав фруктового чая.

- Нет, ну я бы поверила, что этот букет прислал Кевин, если бы цветы были в «тяжелом» состоянии, а записка была бы написана небрежно, даже для свиньи, - парировала блондинка, теребя бедные ромашки.

- Этот ресторан «Бекки» и правда популярен среди вампиров? – спросила я, садясь на диван.

- Ну, не то чтобы популярен. Он, скорее ЗНАМЕНИТ. Вампиры в нем не раз убивали и высасывали кровь с людей, которые его посещали, а нам приходилось скрывать трупы, чтобы никто не узнал о существовании кровососов и чтобы не навести панику на город.

- Это ужасно, - заметила я. – Хорошо, что меня осведомили…

- А ты что, собиралась идти? – Блондинка плюхнулась рядом и обняла лиловую подушку.

- Наверное, да…

Эйдан что-то уронил, отчего наши взгляды переключились на него.

- Что, братец, руки до сих пор из заднего прохода растут? – усмехнулась Сэм, смотря на рассыпанную по полу заварку и переключая взгляд на злобное лицо брюнета.

- Я просто увлекся, читая про свойства гибискуса, - оправдывался парень, собирая на полу заварку.

- За раковиной есть веник, - сказала я. Хоть и мне не хотелось разговаривать с Эйданом, но все же было немного жалко его, смотря на то, как он тщательно собирал каждый засушенный чайный листочек. Да и дело не только в этом. Я еще вспомнила про утро, когда он меня утешал, насчет подруг. И да, кстати, хоть я и отправляла Джесс и Саре сообщения с извинениями, но они до сих пор так и не ответили. Меня что, все игнорируют?

Я повернулась к Сэм и тяжело выдохнула.

- Знаю, он как ребенок, - заметила подруга.

Я улыбнулась и, заправив выбившуюся прядь волос за ухо, сказала:

- Сэм, меня уже несколько дней волнует пара вопросов, которые я вам ни как не могу задать. То ни тот момент, то ни то время…

- Выкладывай.

- Почему вы так редко, даже практически не пользуетесь магией?

Она посмотрела на свои пальцы.

- Мы уже привыкли, что нам нельзя раскрывать себя, потому что люди могут узнать о нашем существовании, как и о существовании клыкастых. И уже автоматически не пользуемся магией. Как бы отвыкли. Обычно, при борьбе мы вспоминаем про нее. Ну, еще один момент, это то, что магия отбирает много сил и энергии. Вечно мы ей тоже не можем пользоваться. Я тебе уже говорила, что магия – это мы?

Я качнула головой и кинула взгляд на Эйдана, который уже что-то размешивал в кружках.

- Ну и, следовательно, она живая и нуждается в отдыхе. Так что на заметку: не пользуйся ей часто и попросту.

Я вновь посмотрела на блондинку.

- Теперь следующий вопрос. Маму тогда оберегали хранители? Кто были эти люди и оберегают ли они ее сейчас?

- Шон Мастерс и Грэйси Пиллаф – давние знакомые Лео. Они приглядывали за Кэтрин, чтобы на нее не напали вампиры и делали это до того, пока Эйдан не вернул время назад, проведя ритуал. Ты, наверное, уже знаешь, что хранители или маги, которые должны ими стать, поддаются ритуалу, но помнят все, что с ними происходило до него?

- Да. А дети тьмы, прочая нечисть и примитивные, поддаются ритуалу, но не помнят всего того, что с ними происходило до него, - перефразировав ее слова, дополнила я. – И, наверное, эти… знакомые Лео перестали охранять мою маму, потому что Эйдан вернул время назад на тот день, когда я должна была встретить вампира. И выходит, что кровосос и его дружки, которым он, скорее всего, рассказал про меня и маму, вообще забыли про нас, потому что на них так подействовал ритуал? Да?

Блондинка ухмыльнувшись, кивнула головой.

- Верно. Эйдан вернул время всего на день назад и, поэтому, этот день не помнят ни примитивные, ни нечисть.

Мы услышали стук подле себя и, когда повернули головы, увидели на кофейном столике поднос с тремя кружками чая.

- Прошу вас, дамы, - сказал Эйдан после того, как схватил свой напиток и уселся в кресло напротив.

- А этот чай не с пола случайно ли? – поморщилась Сэм, вглядываясь в содержимое кружок.

Я засмеялась, а парень, увидев это, бросил на меня озлобленный взгляд.

- Да. Жалко было выкидывать, поэтому запарил вам и себе заодно. Я же любитель все пробовать с пола. – Судя по тому, что на его лице не дернулся ни один мускул, это было не похоже на шутку.

- Святые небеса! – протянула блондинка. – Дожились! Как ты мог нам запарить этот чай?! – Она скривила лицо, когда Эйдан отхлебнул от кружки. – И как ты можешь пить эту дрянь?

- Это было комично, Саманта. Ты опять ведешься на мои шутки.

Девушка ухмыльнулась и, схватив чай, сделала пару глотков. Я последовала ее примеру.

- А вдруг я опять пошутил и этот чай на самом деле с пола? – пытаясь сдерживать улыбку, произнес Эйдан.

Девушка выплюнула в кружку то, что только что отхлебнула от нее.

- Я тебя убью!

Я засмеялась, наблюдая за реакцией Сэм. Она сделала такое лицо, будто уже мысленно поджаривала своего братика на костре.

Девушка резко взмахнула рукой в сторону Эйдана, и его чай с кружки пролился на живот. Последовал крик. Парень выругался, соскочил с кресла¸ уронил кружку, которая после этого разбилась, и стал хлопать по месту ожога. Чай ведь горячий! О чем думала Сэм?

Я подорвалась с места и, достав из морозилки лед, положила его в тряпку, затем подбежала к прыгающему вокруг своей оси парню и, задрав его футболку, прислонила лед к торсу. Эйдан с облегчением вздохнув, обхватил тряпку и кивнул мне в знак благодарности.

- Прости, - сказала Сэм, пряча свои виноватые глаза. – Ты меня просто разозлил.

Я отошла от Эйдана, который стал еще злее.

- В следующий раз, когда захочешь мне отомстить, не пользуйся своими способностями, а лучше пни меня, как делала это раньше.

Я прошествовала к блондинке, которая жалобно взирала на Эйдана.

- Ты ведь мне сама говорила, что магией по пустякам лучше не пользоваться.

Глава 15. Пожар.

«Одно слово может изменить твое решение. Одно чувство может изменить твою жизнь. Один человек может изменить тебя».

Конфуций

Я обработала ожог Эйдана, а затем этот паренек куда-то смылся на улицу. Я не понимала, зачем он ушел: может быть на Сэм обиделся или разозлился.

- У него живот опух, - сказала я, смотря сердито в глаза блондинки.

- А я ему говорила, чтобы он меньше ел…

- Да из-за ожога! – разведя руками, выкрикнула я. – Зачем ты с ним так?

- Я просто не подумала, - объяснилась Сэм, вставая с дивана и потирая колени.

- Ладно. Ты знаешь, куда он пошел?

- Без понятия. – Девушка проехалась рукой по волосам и, достав телефон, взглянула на экран. – Может быть, поехал к Лео?

- Вряд ли, потому что Лео сам приедет сюда скоро и ехать к нему сейчас – просто не имеет смысла. - Я спустила воздух через рот и приземлилась на мягкое кресло, закинув ноги на спинку.

Сэм подошла ко мне и примостилась на ручку кресла. Она выглядела какой-то замученной и вялой. Может быть, не спала?

- Слушай, Эви, ты действительно хочешь стать хранителем?

Я собрала брови в кучу и посмотрела на нее недопонимающее. К чему такое вопрос? Да, я понимаю, что быть хранителем нелегко и опасно, но все же им нужно быть, ведь кто-то должен оберегать примитивных, наводить порядок в мире, верно? Почему Сэм задала мне такой вопрос? Быть может, когда меня привели к Лео, посвятили во все подробности: кто я, каково мое предназначение, не успели спросить, хочу ли я быть хранителем? Скорее всего, да. Честно сказать, я не знаю точного ответа на этот вопрос. Одна моя сторона хочет быть хранителем и твердит, что я пройду испытания, что у меня все получится, а другая сторона говорит обратное. Сейчас я стою на перепутье и если приму неверное решение, то потом вскоре пожалею, если из-за него жизнь пойдет в худшую сторону.

- Мне сложно дать ответ, - прошептала я, сжав ладони в кулаки.

- Просто, - ухмыльнулась Сэм, - мы тебя готовим к испытаниям и даже не спросили тебя, хочешь ли ты быть хранителем. Знаю, сейчас мало чему мы можем научить тебя за год, но все же следует постараться. Вдруг получится?

- Сэм, - Я взяла ее за руку, - спасибо вам, что уделяете мне время, готовите к испытаниям. Конечно, ваши тренировки часто откладываются или переносятся, но я понимаю причину. Вы взялись за меня и хотите подготовить к испытаниям за год. Да, знаю, это абсурдно и до ужаса невозможно, но ты права насчет того, что стоит постараться.

Блондинка улыбнулась и опустила голову к своим ногам.

- Ты можешь не быть хранителем, если хочешь. Это твой выбор, Эви. Ну, уж если ты решишься им быть, то я уверенна, что ты пройдешь все испытания, которые дадут тебе первородные и станешь отличным хранителем. Я это знаю, потому что верю в тебя и в твои силы. – Она мило на меня посмотрела. – Ты чем-то напоминаешь меня в детстве.

Я ухмыльнулась.

- Спасибо, что веришь в меня. – Я прикусила губу и задумалась. – Сэм, ты ведь хранитель, как и Эйдан, Кевин?

Она качнула головой.

- Мне Лео говорил, что когда маг проходит испытания, становится хранителем, то ему даются дополнительные способности. Это правда?

- Да. Дело в том, что эту самую способность нужно обнаружить в себе. Уходят месяцы, а то и годы, чтобы найти ее, ну и развить. Понимаешь? – объяснила она.

- Угу. А вы нашли свои способности? – поинтересовалась я.

- Еще нет. Никто из нас, даже Эйдан еще ничего не обнаружил.

- А как же Лео? – ухмыльнулась я.

- Лео? Ох, совсем про него забыла. Он умеет читать мысли, когда этого захочет. Способность появилась у него давно, поэтому, он сумел ее хорошо развить.

Я издала восхищенный вдох. Все мои мысли, слова, которые я держала в голове – все это возможно слышал Лео. Я даже и не помню, что я думала или размышляла, когда говорила с дядей. Вдруг мои мысли были про него? Вдруг они были плохими? Все, мне конец. Почему мне этого раньше никто не сказал, что у Лео есть такая способность? Наверное, решили узнать, что я думаю про них. Отлично. Интересно, какие мои мысли дядя именно читал? Сэм говорила, что он пользуется этой способностью, когда сам этого пожелает и, наверное, чтобы узнать меня получше, он читал мои мысли. Супер.

Мне вспомнился тот момент, когда я была в квартире Лео и искала что-нибудь съестное, потому что очень хотела есть. И неожиданно в кухню влетел Лео и, даже не посмотрев, что я делаю, сказал: «Кстати, за хлопьями вкусные печенья с шоколадом, попробуй». Вспомнился еще один момент, когда мы разговаривали с ним, насчет измерения, и он ответил: «И прошу, Эвилин, не задавай сейчас глупых вопросов, вроде тех, которые только что у тебя появились в голове». Значит, практически постоянно он читал мои мысли? Круто, что сказать. Мало что вообще творится в моей больной голове, так в нее еще кто-то залазает! Лео просто не имеет право шариться в моих мыслях, потому что они могут быть личными!

- Наверное, это круто: знать, о чем думают другие, - монотонным голосом произнесла я.

- Мне кажется это извращение, - подметила Сэм и вздрогнула. – Когда я нахожусь с Лео, то стараюсь думать только о хорошем, по крайней мере. В голове я повторяю лишь одну фразу: «Я так всех люблю».

Я прыснула со смеху, когда Сэм скривила лицо, повторяя эти слова и жестикулируя руками, изображая девочку, которая любит всех и все. Она выпятила губу, соскочила с кресла и начала копировать походку Лео и его серьезное выражение лица, показывая на меня пальцем и говоря что-то вроде: «Я знаю о тебе все, детка».

Я схватилась за живот, сползла с места и начала повторять за подругой, пытаясь сдержать смех.

- Я знал, что вы двое немного того, но не до такой же степени, - послышался голос возле двери.

Мы с Сэм остановились и медленно повернули головы к источнику звука. Возле двери стоял Эйдан, держа в руках какой-то огромный сверток бумаги. На его лице виднелась легкая улыбка; глаза взирали на нас, а брови всплыли ко лбу. Он удивлен.

- Ты что, научился ходить сквозь стены? – ухмыльнувшись, предположила Сэм. Она сложила руки на груди и стала осматривать парня, который прошел мимо нас и примостился на диване.

- Я научился тихо открывать дверь.

- Маньяк! – кинула я, пытаясь опять не рассмеяться.

- Можно и так сказать. – Эйдан положил сверток подле себя и начал нас осматривать подозрительным взглядом. – Что вы тут делали?

Мы с блондинкой переглянулись.

- Развлекались, как могли, - ответила я, сев рядом с парнем.

Да уж, развлекались.

- Понятно.

Моя подруга обсмотрела сверток, лежащий рядом с Эйданом, и ухмыльнулась.

- Скажи, что это не огромная туалетная бумага. – Девушка потерла подбородок, взирая на предмет. Ее белые щеки приобрели немного розоватый оттенок, а глаза еще больше засияли. Я стала замечать, что когда Сэм смеется, то ее лицо начинает приобретать теплый оттенок.

- Нет, Саманта, это карта Нью-Йорка.

- Зачем она тебе? – спросила я.

- А ты разве не хочешь узнать, где твоя мама или Кевин? – Брюнет приподнял бровь и посмотрел на меня.

- Конечно, хочу, но… как это нам поможет?

Эйдан прикусил нижнюю губу, провел руками в воздухе, словно изображая радугу, затем произнес слегка детским голоском:

- Магия…

Я сохмурила брови, а Сэм что-то промычала, будто поняла. Девушка прошествовала к нам с удивленным лицом.

- Ты что, научился этому трюку у верховного?

Брюнет покачал головой.

- Только Лео просил, без него не начинать.

- Я одна не понимаю, о чем вы? – влезла я.

- Просто Лео научил Эйдана искать людей магией с помощью карты, - объяснила Сэм.

- Вау.

***

Мне не давала покоя одна мысль: почему все от меня отвернулись и куда-то пропали? Почему? Все пошло к чертям собачьим, когда я связалась с хранителями. И да, если бы мама отдала меня к Лео, как и должна была, то, наверное, у меня была бы другая жизнь. Я бы научилась пользоваться магией, хорошо бы владела боевыми искусствами и была бы готова к испытаниям. Но, вот что меня ждет, когда я буду проходить их? Что будет? Меня же практически не учат! Сейчас все так сложно и запутанно, что я даже не могу осознать: нахожусь ли я в реальности или же во сне? Столько проблем навалилось на нас! Все забыли про мои тренировки, подруги на меня обиделись, моя мама и Кевин куда-то пропали. Что происходит? Нет, ну я, конечно, понимаю, что судьба хранителей «не сахар», но не до такой же степени.

Когда подъехал Лео, то зайдя в дом, он сразу же направился к букету ромашек и стал подозрительно на него взирать. Затем, схватив записку в руки, в которой говорилось про ресторан «Бекки», он собрал брови в кучу, когда прочитал, что в ней было написано.

- Когда ты нашла этот букет? – обратился он ко мне.

- Сразу же, когда меня привез Эйдан после тренировки.

- Телефоны Кевина и Кэтрин отключены. Мы им звонили уже несчитанное количество раз, - произнес Эйдан, наблюдая за верховным.

Дядя даже не посмотрел на брюнета и ничего так и не ответил. Очевидно, он был еще зол на него или обижен. Значит, Эйдан еще не извинился. Ну ладно, подождем. День еще не кончился.

- Не находите во всем этом ничего общего? – включилась в беседу Сэм, после того, как допила гранатовый сок.

- Находим. Вчера мама говорила мне, что хочет мне что-то сказать и показать. И, кстати, я уже поняла, что этот разговор должен был быть о хранителях.

- Мы узнали, что Кэтрин сегодня ходила к совету и просила, чтобы ей дали книгу хранителей. Не обычную копию, а оригинал. Совет, конечно, ей отказал, и она после этого куда-то ушла, - произес Лео, подходя ко мне.

- Когда это было? – взволнованно спросила я. – Утром?

- Да.

Ладно, все немного прояснилось. Мама, оказывается, ходила к совету, чтобы взять книгу, а потом показать ее мне. Но… она давно должна была вернуться домой, верно? Ее бальные танцы длятся недолго и должны были уже кончаться давно.

- Может быть, эти цветы, приглашение в ресторан «Бекки» дело рук клыкастых? – спросила Сэм, сложив руки в боки. – Как же говнюк Фрэд?

Лео повернулся к ней.

- Возможно. Скорее, они хотели заманить Эви, а затем схватить ее. Ведь Фрэд знает будущее Эвилин и еще неизвестно, что он задумал.

Я сглотнула подступивший к горлу комок и поняла, что во всем этом в чем-то виновата я. Наверное, маму и Кевина схватили для того, чтобы расспросить их о чем-то про меня и не отпустили до сих пор, потому что не узнали того, что хотели. Значит, клыкастым нужна я, а ни кто-то другой.

- Вы думаете, что действительно в исчезновении моей мамы и Кевина причастен Фрэд? – спросила я, и так зная ответ.

Конечно, Эви. Это ведь очевидно и сразу понятно.

- Это странно, но скорее всего - да. Кровососы, видимо, давно не получали по своим тощим задницам, - ответила Сэм, подходя к Эйдану.

- Обнаружить Кэтрин и Кевина с помощью магии мы-то сможем, но вот еще неизвестно будут ли они живыми или нет, когда мы их найдем. Ведь дети тьмы терпеть не могут хранителей, - сказал дядя, приподняв брови.

- А вы ходили к Паркеру домой? – спросила я, смотря на Лео. – Вдруг он там и просто никого не хочет видеть и слышать? М?

- Нет, Эвилин, в квартире его нету, я смотрел.

- Насчет Кэтрин можно пока что не волноваться: вдруг она придет? – предположила Сэм, переключая взгляд то на меня, то на верховного. – Допустим, она пошла по делам и ей понадобилось вырубить мобильник. Как вам эта версия?

- Сэм, если бы мама пошла куда-нибудь с подругами после занятий или просто поплелась бы в магазин, то она либо оставила бы записку или позвонила. Телефон отключать – это не в ее стиле.

- Так, мне это уже начинает надоедать, - признался Эйдан и встал с сидячего положения, затем схватил карту. – Кровососы что, думают, что мы тупые и не найдем Кевина и Кэтрин?

- Они по-любому знают, что мы не перестанем искать своих друзей и, может быть, готовят нам ловушку. Раз Эви они пытались заманить куда-то цветами и запиской, следовательно, клыкастые знают, что у нее есть поклонник, а точнее наш Кев. – Девушка прикусила губу и сложила руки на груди. – А откуда бы они про это узнали? Скорее всего, Паркер у них и эти твари, наверное, пытали его, чтобы узнать все про Эви. Вот только не понимаю, зачем им наша Эвилин? Фрэд ведь знает что-то про ее будущее, которое его так напугало и, может быть, он хочет уяснить кое-какие детали, порывшись в ее голове еще раз?

Мои ладони вспотели, когда блондинка вновь напомнила мне про мое будущее. Нет, ну правда, что так напугало Фрэда? Что он там увидел? Что бы это ни было, я, наверное, буду не в восторге, если узнаю про все.

- Сэм права, - согласился Лео и отобрал у Эйдана сверток, затек поплелся к кухонному столу. – Есть версия, что Кэтрин у клыкастых или же где-то ходит. Но мне кажется, что правдоподобен первый вариант. – Дядя развернул карту и на ее четыре угла поставил разные предметы, чтобы она не заворачивалась.

Сэм направилась к Лео, а Эйдан остался стоять подле меня с каким-то озлобленным выражением лица. Боже, когда уже все померятся и будут жить счастливо?

- Эвилин, мне нужен какой-нибудь предмет твоей мамы, - сказал Лео, посмотрев на меня.

- Да, хорошо.

Я двинулась с места и начала шарить глазами по гостиной, ища какую-нибудь личную вещь мамы. Я обсмотрела полку с книгами, затем переметнула взгляд на статуэтки в виде ангелов и, наконец, обнаружила ее шкатулку, которую ей подарил папа на годовщину свадьбы. Мама очень любила эту шкатулку и клала в нее самые ценные предметы и вещи. Размерами она была небольшой, но и не слишком маленькой. В нее вмещались все мамины цацки, кое-какая мелочевка и деньги на черный день. Шкатулка была обделана деревом и обрамлена золотом, переплетенным с серебром. Да уж, настоящий антиквариат: девятнадцатый век. Папа угрохал немало денег на нее, чтобы порадовать маму, которая обожает всякие старинные предметы.

Я схватила шкатулку и понеслась к хранителям, которые стояли у стола, склонившись к карте. Они проводили пальцами по бумаге и что-то говорили, чуть ли не ругаясь. У Эйдана настроение было такое же, как и у Лео: угрюмое. Одна Сэм немного улыбалась.

- Вот. – Я вручила вещь мамы дяде и встала подле Эйдана, уперевшись ладонями об стол. – Это ее любимая шкатулка, - пояснила я, когда Лео начал осматривать предмет, вертя его во все стороны. – А зачем вам она?

Эйдан кивнул в сторону какой-то красной футболки, ютившийся на краю стола, и сказал:

- Вещи Кевина и твоей мамы пригодятся для поиска.

Лео положил шкатулку рядом с футболкой и хрустнул пальцами. Закрыв глаза, он развел руки и поставил их на определенном интервале, держа над картой. Эйдан посмотрел на верховного и сделал все то же самое. Мы с блондинкой перекинулись парочкой недопонимающих взглядов, затем ухмыльнулись. Брюнет и мой дядя потихоньку шевелили ладонями в стороны, делая все синхронно и сосредоточенно. Секунду спустя я заметила, что карта начала светиться неким желтым цветом, а затем стала потихоньку дымиться. Я насторожилась и немного отпрянула назад при виде этого, а Сэм собрала брови в кучу, наблюдая, как дым продолжал усиливаться. Лео, как и Эйдан, взметнул руки вверх, и в этот момент карта вспыхнула огнем. Я издала восхищенный вдох и округлила глаза, когда огонь спалил практически всю карту и, оставив какой-то непонятный обрывок, продолжал гореть по его краям, ничего не сжигая. Руки Эйдана и Лео синхронно опустились вниз, и языки пламени  по их командам прекратили существовать. Потухли.

Эйдан первым открыл глаза, а затем это же сделал и Лео. Их взгляды сразу же остановились на небольшом подпаленном обрывке.

- А нельзя было как-то поэкономней? – ухмыльнулась Сэм, разглядывая то, что осталось от карты.

- Манхэттен. Подпольное казино. Это недалеко от ресторана «Бекки», - сказал Эйдан, пригнувшись к обрывку. – Значит, Кевин и Кэтрин там. Вместе.

Биение моего сердца усилилось в два раза, когда я, наконец, поняла, что моя мам действительно в опасности. Я даже не знаю, жива ли она сейчас или нет, но я очень надеюсь, что с ней все хорошо. Я себе не прощу того, если кровососы что-нибудь с ней сделают; я не прощу себе, если моя мама пострадает. Я очень ее люблю и дорожу ею и потерять ее я просто не могу.

- Вместе с вампирами или дампирами? – спросила неуверенно я.

- Возможно и с теми и с теми, - бесцветным голосом проговорил Лео, косясь на меня. – Нужно идти сейчас, а то потом будет поздно. Вечер – время клыкастых.

- Хорошо, - засуетившись, сказала я. – Сейчас я только возьму кое-что и пойдем. – Я уже хотела-была идти в свою комнату, как услышала голос, который заставил меня стоять на месте:

- Ты никуда не пойдешь.

Я скрипнула зубами и повернула голову к говорящему. Лео.

- Это еще почему?

- Потому что это опасно и ты ничему не обучена, Эвилин, - пояснил дядя. В его глазах сгустился коричневый цвет, и мне на секунду показалось, что они стали черного оттенка. Очевидно, он говорил на полном серьезе.

Ну, вот, началось.

- И что ты предлагаешь мне? Сидеть дома? – разозлилась я.

- Да.

- Ну, уж нет. У клыкастых моя мама и я не собираюсь просто так сидеть дома, сложа руки. Я иду с вами и точка.

- Лео прав, - начал Эйдан, смотря на меня. – Помнишь, что случилось в «Красном перекрестке»? Ты тогда пострадала. Эви, пойми, это не шутки. Мы сейчас пойдем в неизвестное место и еще не знаем, что будет с нами или вообще чего ожидать. – В глазах парня сверкнули искорки. – Ты не должна идти. Мы к тебе привыкли и если что-нибудь с тобой случиться, если ты пострадаешь, мы этого себе не простим… я не прощу.

Мои ноги потяжелели, а ладони вспотели. Я знаю, из-за чего меня не хотят брать с собой, но я должна, должна пойти! Мне плевать, если я пострадаю или еще что, но я должна найти маму!

- Ты не можешь жертвовать собой, Эви, - тихо сказал брюнет, положив свою руку на мое плечо.

- А ты разве можешь? Вы можете?

- Мы хранители и обязаны это делать, чтобы установить в мире порядок и спасти невинные жизни.

Я почувствовала в горле комок.

- Отлично, - развела я руками в сторону. Мне хотелось разреветься на месте, но я старалась сдерживать слезы. – И что это значит? Что кто-то из вас не вернется?!

- Никогда не знаешь, когда тебя убьют или когда ты умрешь. Возможно, для кого-то из нас – это последний день, а может и нет, - сказала блондинка, смотря в мои глаза. – Не стоит думать, размышлять или предполагать, что нас ждет, а что нет, потому что судьбу не изменить. Что будет – то будет.

Эйдан посмотрел на Сэм, затем тяжело вздохнул. Я заметила, что глаза Лео покраснели и из-за этого он сразу же повернулся к столу, дабы опять взглянуть на карту. Я стояла и не знала, что и ответить.

- Нам нужно идти, - произнес Лео, запихивая остаток карты в карман черного плаща. – Сэм, Эйдан?

Ребята качнули головами и вместе с верховным вышли из дома. Я поспешила за хранителями и хотела-была уже выйти за дверь, чтобы последовать за ними, но не смогла: она не открывалась. Я взялась за ручку и со всей силы начала ее дергать, но ничего так и не вышло: дверь все также находилась в неподвижном состоянии. Меня что, закрыли? Но как? Я недовольно вскрикнула и, прислонившись лбом к небольшому окошку, стала рыскать взглядом хоть одну живую душу. Прижавшись к стеклу плотнее, я заметила Эйдана, который вышел из угла дома и подошел к двери. Его глаза встретились с моими, и он положил ладони на окно, все также, не отводя от меня своего взгляда, который выражал печаль.

- Открой дверь! – крикнула я, показывая пальцем на замочную скважину. Не знаю, услышал он то, что я сказала, но надеюсь, что – да. Через дверь я еще ни с кем не разговаривала.

- Я не могу, - процедил парень сквозь зубы. Его пальцы плотнее прижались к окну, а взгляд стал обеспокоенным. Челка почти что закрывала лоб, когда брюнет немного опускал голову.

- Я хочу пойти с вами! – закричала я, тщетно пытаясь открыть дверь, пиная ее и дергая за ручку. – Зачем вы меня закрыли? Вы не можете так со мной поступить!

- Мы наложили на дом заклинание. Все двери, окна, наглухо заперты и выбить их ты просто так не сможешь. Это для твоей же безопасности, Эви.

- Издеваетесь? Выпустите меня! – громче обычного проорала я, стуча кулаками по стеклу, которое к удивлению еще оставалось целым, не смотря на то, что я лупила по нему со всей силы.

- Нет.

Я яростно выдохнула, затем аккуратно положила руки на стекло, поставив их на такое же место, где находились ладони Эйдана. Мои легкие сжались, и я почувствовала ком в горле. Парень, видимо, хотел, чтобы у наших рук не было препятствия – стекла, поэтому стал сильнее вжиматься ладонями в окно. Кончики его пальцев побелели и так плотно припаяли к поверхности, что было ощущение, что стекло вот-вот лопнет под давлением, но… этого так и не произошло. Заклинание.

- Пожалуйста, - умоляющим и спокойным голосом, сказала я.

- Прости. – Руки хранителя скользнули по стеклу и, отойдя от двери, он отвернулся от меня, затем ушел.

- ЭЙДАН! – Глаза взмокли и с них полились горячие слезы. – Выпусти меня!

Он ушел.

Повернувшись спиной к двери, я скатилась по ней и, обведя руками ноги, опустила голову к коленям. Мне было паршиво, что меня вот тут заперли. Мне было больно, что обо мне опять думают как о слабом звене, которое не способно себя защитить. Хоть это была и вторая из причин, но первая – это то, что хранители боятся потерять меня. А они подумали друг о друге? В конце концов, о себе самих? Я знаю их, хоть и недавно, но уже успела полюбить и привыкнуть к каждому и потерять всех или кого-нибудь из хранителей – я не могу. Я просто не переживу, если что-нибудь с ними случиться. Они пекутся обо мне, как о человеке, которого знают очень давно и, поэтому, оставили меня тут. А я? Я даже и не пыталась их остановить или удержать! Мне противно за саму себя, за все то, что я не сделала и не сказала. Я бы могла остановить хранителей или хотя бы попытаться, но я не сделала этого. Они ушли, и я не знаю, вернутся ли они вообще…

Я себя ненавижу!

Я вытерла слезы и всхлипнула. На душе было тяжело и паршиво: я не знаю, живы ли мама и Кевин, не знаю, вернуться ли они вообще вместе с другими хранителями. Что сейчас делать?

Я ощущала необузданную злость и ненависть по отношению к себе. У меня было настолько паршивое настроение, что моя голова стала сильно колоть и болеть из-за этого. Руки потяжелели и начали дрожать почему-то; сердцебиение усилилось. Почувствовав резкое покалывание в области затылка, я вскрикнула и схватилась за него, чтобы хоть как-то попытаться подавить боль, но было бесполезно: она не проходила. Я закрыла глаза и отползла от двери, все так же держась руками за голову. Крик вырвался сам, когда я почувствовала, что мои мозги будто медленно разрезают ножом, как и ладошки. Я упала спиной на пол и стала зажимать голову руками. Боль усилилась опять и я ощутила, что мои ладони стали какими-то горячими. Открыв глаза, я аккуратно убрала руки от головы и стала осматривать пальцы, которые постепенно покрывались розовыми пятнами. Аккуратно растопырив их я заметила, что моя кожа стала еще белее, чем была; даже показались фиолетовые вены. Черт, что происходит?! Голова вновь кольнула; крик снова вырвался из моих губ, и в этот момент я почувствовала, что руки стали уж совсем горячими. Опустив взгляд на них, я обомлела: языки пламени охватили ладони и стали добираться до пальцем, вырастая в размерах с каждой секундой. Боже! Откуда это взялось? Я же сгорю сейчас!

Я начала кричать и махать руками в разные стороны, пытаясь потушить огонь. Но это было бесполезно. С каждым моим махом языки пламени отскакивали от пальцем и продолжали существовать там, где приземлились: на диване, на тюле и даже на потолке. Огонь распространялся с бешеной скоростью и охватывал все на своем пути, ничего ни щадя. В голове начала пульсировать кровь и я поняла, что сгорю вместе со своим домом.

Я крикнула и, поднявшись на ноги еле как, стала быстро вертеть кистями, в надежде, что огонь потухнет. Странно, но языки пламени находились на моих руках и даже не обжигали кожу, хотя должны были. Они же откуда-то взялись, верно? Скорее всего, это сделала я: вызвала огонь своим гневом. Я помню, что мне говорили хранители про магию и как ее можно контролировать, помню слова Сэм: «Ты не можешь контролировать свою магию, пока не научишься полностью ею совладать, управляя не только своими эмоциями, но и движениями. Магия заключается в нас самих. Мы – это и есть отражение своей собственной силы». Так если это я сделала огонь с помощь магии, то означает, что и я смогу его предотвратить. Но только как? Я припоминаю, что Сэм говорила что-то про эмоции: про злость и спокойствие. Она твердила, что если я буду зла, то в этот момент лучше всего что у меня выйдет – это рушить и поджигать с помощью магии, а если я буду спокойна, то смогу сделать что-то необычное и замечательно. Так выходит, что мне нужно утихомирить мои эмоции и успокоиться, чтобы попытаться хотя бы потушить огонь на руках? Нужно попробовать.

Я бешеным взглядом осмотрела гостиную, которую постепенно охватывало пламя, затем отойдя подальше от огня, я выставила руки перед собой и попыталась успокоиться. Сердцебиение сложно, конечно же, было контролировать, но я старалась, как это делала и с дыханием. Ох, не задохнуться бы тут от запаха гари! Я посмотрела на свои пылающие пламенем руки, затем закрыла глаза и спокойно стала вбирать в себя воздух, стараясь не думать уже о том, что я, возможно, сгорю в собственном доме. Стук сердца приобрел более спокойным ритм, и я смогла успокоить себя. По моим рукам пробежалась волна мурашек, после чего я ощутила, что ладони потихоньку начали становиться нормальной температуры. Через несколько секунд ожиданий, я подняла веки и увидела, что мои руки уже не охватывали языки пламени, которые недавно были на них. О, Боже, я смогла!

Радостно вскрикнув, я встряхнула ладони и стала озираться вокруг, раздумывая стратегию, как потушить остальное пламя, которое уже охватило всю кухню. Огонь сжег все шторы, хорошенько подпалил диван и перебрался на стены. С потолка стала сыпаться краска; обои были полностью сожжены и языки пламени, находившиеся на кухни, стали подбираться к газовой плите. О, черт! Я не успею остановить или убрать пламя, потому что в это время взорвусь вместе с домом. Нужно выбираться отсюда! Вот только как? На дом наложено заклинание, и я вряд ли покину его.

Натянув майку на нос, чтобы не задохнуться от дыма, я пригнулась и направилась к двери, которая находилась в объятьях огня, как и окно. Став колотить по единственному выходу кулаками, не задевая пламя, я начала кричать, надеясь на то, что меня, возможно, кто-нибудь услышит. Огонь, видимо, еще не вышел наружу, а был только внутри и, поэтому шансы на то, что его заметят, - нулевые.

Я заметила, что когда языки пламени охватили все окно, находящееся возле двери, оно стало дрожать, а затем, когда и вовсе затряслось, то лопнуло. Осколки полетели в разные стороны, и я чудом укрылась от них. Еще бы чуть-чуть и стекло впилось бы в мою ногу. Я просунула руку в окно и ощутила ветер, который стал щекотать мои пальцы. Это выход! Но, как? Эйдан сказал, что окно или дверь непросто будет выбить и, выходит, что огонь смог разрушить заклинание?

Я быстро сметнула осколки стекла, находящиеся на раме и, встав на нее коленками, я просунула голову в окно, затем придвинув ноги ближе к ней, прыгнула на землю. Быстро подведясь, я, что есть сил, рванула в сторону, перепрыгивая через цветы. Оглянувшись, чтобы посмотреть на дом, я врезалась во что-то, а затем упала на землю.

- Давно не виделись, блондиночка, - сказал кривой голос.

Я подняла голову и увидела… Фрэда. Он стоял, сжав кулаки, и взирая на меня ненавистным взглядом. Его белая футболка была запачкана кровью, как и лоб; глаза были налиты сочным красным и немного светились. Откуда он взялся? Что ему от меня надо?

Я вскрикнула и, хватаясь руками за землю, начала ползти назад, также помогая ногами, чтобы отдалиться от этого психа, но это было бесполезно. С каждым разом, как я отодвигалась, он делал шаг ко мне и немного посмеивался, будто задумал что-то. Фрэд наблюдал за мной, как за жертвой или испуганным щенком.

- А я-то думал, ты никогда не выйдешь. Было бы здорово посмотреть на то, как ты горишь.

Я сглотнула подступивший к горлу комок и незаметно набрала в руку горсть земли, затем, выбрав подходящий момент, когда сумасшедший пригнулся ближе, я кинула землю ему в лицо и быстро встав, побежала, что есть мочи. Фрэд издал недовольный звук и крикнул:

- А вот это ты зря, стерва!

Я выбежала на тротуар и начала оглядываться, чтобы найти хоть кого-нибудь из людей, но как на зло, на улице не было ни единой души. Мое сердцебиение усилилось, когда я почувствовала на своем плече чью-то ладонь. Фрэд. Медленно повернувшись, я увидела этого психа, который уже держал в руках какую-то белую тряпку и улыбался, словно маньяк, обнаруживший новую жертву.

- Что тебе надо? – сказала я, пытаясь не показывать свой страх.

Фрэд рассмеялся и закрыл мне рот и нос этой тряпкой, что держал в руках, затем подошел сзади и обхватил руки так, чтобы я не смогла отбиваться или дрыгаться. Я пыталась закричать, но не выходило: эта ткань была обмочена каким-то средством, которое заставило меня закрыть глаза и потерять сознание.

Глава 16. Плен.

«Запасись терпением. Солнце должно снова взойти. Оно всегда так поступает».

Ли Якокка

Я почувствовала запах спекшийся крови, пыли и пота и, сморщившись, резко открыла глаза. Некий тусклый свет откуда-то сверху ударил в глаза, чуть ли не ослепляя. Я видела лишь какими-то размытыми пятнами, но потом зрение стало восстанавливаться, и я обнаружила, что нахожусь в огромной бетонной комнате с незнакомцами.

Подорвавшись с лежачего положения, я хотела-была ринуться в сторону, но не смогла: мои руки были скованы наручниками, из которых исходила толстая цепь, вкованная в грязную стену. Черт! Я помню, что меня схватил Фрэд и,… наверное, понес в свое логово. Я помню, что Эйдан твердил что-то про подпольное казино и кровососов, которые держат там маму и Кевина. Опираясь на все это, можно предположить, что я сейчас в этом самом месте.

- Ну ты и размазня! Провалялась несколько часов, - издался голос где-то в темных углах комнаты.

Я дернулась и встала в настороженную позу, осматривая всех незнакомцев в черном и пытаясь найти говорящего. Через секунду из тени появилась высокая фигура с яркими красными глазами, которые потом постепенно приобрели человеческий зеленый цвет. Полукровка Фрэд.

- Где я? ГДЕ МОИ ДРУЗЬЯ?

Парень подошел ко мне и засунул руки в карманы своего черного плаща. Да уж, видимо успел переодеться и умыться от чьей-то крови.

- Ты умеешь разговаривать? – ухмыльнулся он. – А я-то думал, что ты под действием страха не можешь вымолвить и слова.

Я впилась ногтями в ладони и придвинулась ближе к лицу Фрэда. Тот лукаво улыбнулся и приподнял бровь, разглядывая меня.

- Я тебя не боюсь.

- Да ты что. А почему я тогда слышу бешеный стук твоего крохотного сердечка?

- Потому что, смотря на твою рожу, которая так и проситься тумаков, у меня происходит выброс адреналина, и я не могу отказаться от такого желания, чтобы врезать тебе. Очень уж хочется, - язвительным голосом проговорила я.

- Девочка рвется в бой? – И в очередной раз я услышала усмешку.

- Повторяю вопрос: где мои друзья?

- Ох, это ты про Кэтрин и Кевина? – спросил он. В его глазах блеснули искорки от ламп.

- Что ты с ними сделал?

- Пока что ничего. С ними все в порядке.

- Тогда, зачем они тебе нужны? – спросила я.

- Твои друзья мне были нужны для того, чтобы привлечь тебя сюда, - пояснил Фрэд, отойдя от меня. – Как видишь, Эйдан, Лео и Сэм тебя бросили и заперли в доме, с помощью магии. Они знали, что ты начнешь злиться и ненавидеть всех и все; они знали, что ты воспользуешься своей силой, сама этого нехотя и подожжешь дом. Они хотели твоей смерти, Эвилин.

Я собрала брови в кучу и сглотнула подступивший к горлу комок. Я, конечно, не верю словам Фрэда, но он говорит убедительно и без раздумий. Вдруг что-то из этого и есть настоящая правда?

- Как ты можешь говорить о моих друзьях, если не знаешь их? – взбесилась я.

- Поверь, я следил за вами, и это все было очевидно. Ты для них обуза, крошка, и твои друзья хотели от тебя избавиться еще в самом начале.

- Это не правда.

Фрэд засмеялся и покачал головой.

- Хочешь не верь мне, но я говорю все то, что знаю и вижу. Тогда, как ты объяснишь то, что твои «друзья» взяли тебя в «Красный перекресток» если знали, что там опасно и ты ничему не обучена? Они хотели, чтобы тебя убили!

- Ты врешь, - процедила сквозь зубы я.

- Нет. Я видел, что когда Эйдан и Кевин побежала за мной и Стивом, то бросили тебя и ту другую блондиночку Сэм на произвол судьбы. Эти два паренька не так уж и глупы: они отработали стратегию. Наверное, знали, что Сэм сможет отбиваться, а ты нет. Они предполагали, что тебя убьют, но этого так и не произошло. К сожалению, убили наших собратьев – вампиров.

- Хранители бы ни за что не дали бы меня в обиду, - сказала я, прекрасно веря своим словам.

Несет ли Фрэд антимонию – я не знаю.

- Ну, конечно. У них не получилось избавиться от тебя в клубе и, поэтому, твои прекрасные «друзья» заперли тебя в доме, потому что знали, что ты его подожжешь и сгоришь вмести с ним. Но, увы, ты как-то смогла выбраться и спасти свою задницу. – В его голосе я не чувствовала фальши, но и правды. Я не знала, верить ли этому дампиру? Говорит ли он правду или нет?

- Они меня там заперли, потому что не хотели, чтобы я шла за ними. Хранители хотели обезопасить меня!

- Бла, бла! – встряхнув кистями, пропел полукровка. – ВРАНЬЕ!

- Не пытайся запудрить мне мозги.

- Я говорю правду, глупышка. – Он повернулся ко мне и взглянул в глаза. – Хочешь, не верь мне, но я не вру. Твои друзья лишь создавали иллюзию, что любят тебя и дружат с тобой.

- Я все равно тебе не верю. Меня научили не поддаваться на все то, что говорят клыкастые, - сказала я. – Слушай, а ты не боишься, что я вот-вот разозлюсь и смогу расплавить эти наручники, затем и твою голову?

Фрэд залился диким хохотом, затем схватился за живот. Он что, думает, что я не смогу повторить трюк, из-за которого подожгла дом? Очень уж ошибается.

- Наручники блокируют магию. Ты не сможешь ничего сделать.

Я округлила глаза и пробежалась взглядом по незнакомцам, которые, видимо, были в качестве «охраны» или надзирателей. Они выглядели почти что также, как и Фрэд. Наверное, тоже дампиры, а может быть и вампиры. Не знаю. Но, почему их так много? В этой комнате ведь только я пленная.

- Это ты подложил ромашки и позвал в ресторан «Бекки»?

- Мои братья, - пояснил он.

- Что ты увидел в моем будущем? Для чего я тебе нужна?

- Я могу сказать тебе о твоем будущем лишь одно: оно опасно, - ответил дампир.

- Опасно? И что это значит?! – крикнула я, наклонившись ближе к парню.

- Если ты пройдешь испытания и тебя посвятят в хранители, то ты получишь дополнительную способность, как и все после посвящения.

- Насчет этого я в курсе, - процедила я.

- Нет, ты не дослушала, девочка. Способность твоя будет опасная и очень редкая. Ты не сможешь ее контролировать и никогда не научишься. Она убьет тебя и твоих друзей.

Я вздрогнула. Мое тело покрылось мурашками, а руки немного задрожали. Что он несет? Какая еще опасная способность?

- Убьет? С чего я должна тебе верить?

Фрэд ухмыльнулся.

- Опять ты за свое.

- Если ты говоришь правду, то с каких это пор ты печешься обо мне и об моих друзьях? – спросила я, сощурив глаза. – Тебя это волнует?

- Нет. Мне плевать на тебя и на твоих друзей, но не на себя. Твоя сила убьет не только их, но и, возможно, нас тоже. Я видел, как умирали члены моего клана от твоей руки.

Я сглотнула ком в горле.

- Так если я так опасна или еще что, то, почему ты не убьешь меня прямо сейчас?

Дампир замотал головой и ухмыльнулся. Он осмотрел меня с ног до головы, затем вскинул брови ко лбу.

- Это слишком просто. Я убью тебя и сделаю себе и своему клану только хуже. Хранители, наверное, начнут целыми днями выслеживать нас, чтобы отомстить. А мне это надо? – признался парень. – Хоть они нас и убивают, калечат, я не спорю, но делают это не так часто. Обычно они прибегают, когда мы нападаем на примитивных.

- Тогда, я не понимаю. Раз ты не хочешь меня убивать, тогда зачем я тебе?

- Я хочу предложить тебе сделку.

Мое сердцебиение увеличилось в несколько раз; в голове начал отдаваться барабанный ритм. Какая еще сделка? Насчет чего?

Фрэд прошелся рукой по волосам и серьезным взглядом вновь посмотрел на меня, затем сказал:

- Ты провалишь испытания. У тебя исчезнет магия и ты не получишь ту опасную силу, которая убьет твоих друзей, мой клан и, возможно, тебя. В этом первый плюс. Второй, ты станешь работать на нас: будешь докладывать нам, что задумали хранители, каков будет их ход действий и все такое, но при этом будешь жить у них и не говорить про нашу сделку или вообще об этом разговоре. Выгода тебе будет в том, что твои друзья останутся целыми и невредимыми.

- А что будет, если я провалю испытания и не стану работать на вас? – спросила я.

- То мы начнем поочередно убивать твоих друзей и других хранителей. Мы будем целыми днями следить и охотиться на них, пока не перебьем всех до единого, - не задумываясь, ответил он. Видимо, уже все хорошенько обдумал. – На твоих глазах мы убьем всех тех, кто тебе так дорог. Включая твоих подружек Джессику и Сару.

- Ты не посмеешь, - крикнула я.

- Ох, еще как посмею, улыбаясь, сказал он. – Ну что, согласна на мою сделку?

- Это даже не сделка! Ты меня провоцируешь.

- Я предлагаю тебе здравое решение.

- А где будет гарантия, что ты не станешь трогать никого, кто мне так дорог? А? – процедила сквозь зубы я. Мое лицо покраснело от злости, а руки стали дрожать. Я хотела врезать Фрэду по его физиономии. Да что тут врезать? Я хотела оторвать ему башку!

- Просто верь мне. Тем более, если ты будешь на меня работать, то мне не будет дела до твоих подружек. Ну, насчет твоих друзей – хранителей, я постараюсь их не убивать, если те, не будут лезть, - пояснил дампир.

Я прикусила щеку и села на пол, положив руки на колени. Я не знала, что и отвечать этому психу. Я могу согласиться на сделку, но также могу отказаться от нее и подвергнуть риску своих друзей и родных. Я не переживу, если Фрэд и его шайка что-нибудь сделают с моими близкими….

Что выбрать?

Я также не могу вечно врать всех, предавать своих друзей и просто быть шпионом. У меня было желание стать хранителем, защищать людей, но теперь оно пропало. Если я им стану, то уничтожу всех тех, кто мне дорог. Я не знаю, говорил ли Фрэд правду, насчет моей опасной силы, которую я получу, если стану хранителем, но опираясь на все то, что он мне сказал, я начинаю верить, что все это не ложь. Тогда, когда он узнал про мое будущее, он испугался и убежал вместе со своими шавками. Наверное, он увидел, как умирали члены его клана из-за моей силы и, поэтому, побоялся что-либо делать со мной. Но, что будет, если я соглашусь на его сделку? Я опозорю и предам род хранителей, как это сделали наши предки, впустив детей тьмы на свою территорию. Я не должна верить клыкастым, не должна повторять ошибку наших предков, но мне придется. Другого выхода у меня нет. Я не знаю, соглашаться на сделку Фрэда или нет?

- Для своих друзей ты обуза и ненужная вещь, - начал парень. – Они тебя не любят, но ты ими дорожишь, верно? И ты не простишь себя, если с ними что-нибудь случиться?

- Я знаю своих друзей. Они меня любят, - твердо сказала я. – Слушай, с чего это я должна тебе верить, что у меня появится какая-та сила, которая уничтожит всех, кто мне дорог?

Фрэд засмеялся и приложил руку ко рту.

- Я знал, что ты это спросишь, поэтому, у меня есть доказательства. – Парень присел рядом со мной, прислонил указательный палец к своему виску, затем тем же пальцем, только на другой руке, дотронулся до моего виска и еле слышно произнес: - Смотри.

Я дернулась, когда почувствовала, что с его руки вырвалась электрическая волна, из-за которой я увидела резкую вспышку света. Появилась картинка. Комната, заполненная светлой мебелью: просторный диван, кресла и бежевый столик. Неподалеку открытое окно, из которого дует ветер и поднимает прозрачный тюль. Рядом с диваном расположена небольшая полка с книгами и разными статуэтками. Скорее всего, это гостиная. Дверь в комнату отворяется и в нее входит фигура, облаченная во все черное. Лица не видно: его закрывает огромный капюшон. Человек падает на пол и дергается в конвульсиях. Мотая головой, он откидывает ее назад и в этот момент падает капюшон. Показывается лицо: золотисто-карие глаза, белая кожа, светлые волнистые локоны. Боже, это я.

Мой двойник издает предсмертный звук и его голова со стеклянными глазами ударяется об пол. Из-за тяжелой вещи показываются его руки, которые полностью испачканы кровью.

Картинка исчезла. Я опять увидела белый свет, который стал наполняться разными цветами, составляя новое изображение. Появляется комната, наполненная мраком. В ней практически ничего не видно, кроме темной фигуры, склонившуюся над чем-то или кем-то. Она дрыгается, всхлипывает и плачет, затем пытается кого-то поднять. Но безуспешно. Фигура подкашивается и падает на пол, затем, еле как присев, гладит руками чье-то лицо и продолжает лить слезы. Человек встает на ноги и направляется к двери, пряча руки в длинные рукава. По комнате проносится яркий свет из другой комнаты, когда фигура открывает дверь, и на полу освещаются пять безжизненных тел в крови: Эйдана, Лео, Сэм, Кевина и мамы. На предсмертных лицах хранителей выражен ужас, страх, боль. Их стеклянные глаза смотрят куда-то вдаль; рты немного приоткрыты, а конечности лежат в разных положениях.

Темная фигура уходит из комнаты, закрывает дверь и, пройдя несколько шагов падает на пол, дрыгается, затем откидывает голову назад и открывает свое лицо. Девушка, внешностью, как и я, издает предсмертный звук и роняет голову на пол. Из-за темного одеяния показываются окровавленный руки.

Картинка залилась тьмой, а затем и вовсе пропала. Я увидела черноту, а затем лицо Фрэда, который лукаво улыбался. Он ухмыльнулся, когда я округлила глаза и приоткрыла рот, в знак удивления. Конечно, я была в шоке от того, что увидела. Это же была я! Боже… Я убила хранителей, а затем скончалась сама. И все это из-за той опасной силы, которую я, возможно, получу, став хранителем?

Дампир встал, и я последовала его примеру. С моей головы до сих пор не уходила ужасная картина: мертвые тела хранителей, кровь,…я. Боже, я убила своих близких! Фрэд не врал насчет моей будущей способности.

- Это я тебе показал совсем немного того, что видел в твоем будущем. Большего не жди, крошка.

Я до сих пор не могла отойти от шока. Мне было страшно и боязно, когда я вновь вспоминала, что только что увидела. Я не знала, что если я стану хранителем, то получу такую опасную силу, которая убьет всех тех, кем я дорожу. Ну почему опять я? Почему именно мене достанется эта ужасная способность? Я не хочу, чтобы страдали мои родные, друзья; я не хочу их калечить. Тогда, что мне выбрать? Я не могу стать хранителем, не могу не соглашаться на сделку с Фрэдом, но и соглашаться на нее тоже не могу. Черт! Я в тупике. Что мне сейчас делать?

- Твои друзья: Эйдан, Сэм и Лео, видимо, уже спешат сюда, чтобы спасти тебя? Да? – язвительным голоском проговорил дампир. – Мы устроим им «теплый» прием.

- Только тронь их!

- И что? Что мне будет? – смеясь, спросил он.

Я сощурила глаза и ненавистным взглядом окатила парня, который продолжал посмеиваться. Меня отвлекло то, что чугунная дверь напротив меня открылась, и в комнату вошел какой-то плотный мужчина в темном одеянии. На голове у него была прическа «черти что, меня брила слепая бабушка»; глаза закрывала черная безвкусная челка, а на лице виднелась довольная улыбка. Незнакомец тащил за собой какую-то еле живую девушку, взяв ее под руку, как вещь.

- Сэр, - обратился он к Фрэду, - мистера Стива сейчас нет, но он скоро придет. Тут у нас новообращенная. Что с ней делать? – Мужчина схватился грязной рукой за светлое личико девушки и нагло стал осматривать ее. – Она отбивается, кричит и постоянно пытается убежать.

Дампир повернулся к говорящему, затем стал медленно подходить, осматривая светловолосую девушку, которая была в изнеможении даже самостоятельно держать голову. Что эти твари с ней сделали? Обратили ее что ли?

- А сейчас как она себя ведет? – спросил Фрэд, сложа руки на груди.

- Вроде бы перестала буянить. Она сейчас мало что сможет сделать.

- Ладно. Положи ее возле той блондинки, - указал он на меня. – Надеюсь, она еще не кусается? Когда было первое кормление?

Мужчина покачал головой, и поднял глаза вверх, будто вспоминая какую-то информацию.

- Ее обратили недавно. Стадии превращения еще не было. Она безобидна, по крайней мере, на час. – Незнакомец взял девушку на руки и, пройдя несколько шагов, положил ее подле меня. – Для информации: ее зовут Эбигейл.

Фрэд качнул головой и подошел к мужчине, который стал меня осматривать. Я скривила лицо, когда встретилась с глазами незнакомца.

- Она тоже новообращенная?

- Нет. Она маг: из рода хранителей.

Мужчина резко дернулся, когда услышал, кто я такая. Он отошел от меня на пару шагов. Его руки заметно дрожали; грудь стала вздыматься намного чаще. Бедненький, испугался. Да я все равно не смогу ему ничего сделать: во-первых, я в наручниках, во-вторых, я, практически, ничему не обучена.

- Почему вы не убьете ее? – протороторил незнакомец, указывая на меня.

- Не тот случай, - пояснил дампир. – Свободен, Шон.

Мужчина качнул головой и хотел было уже уйти, но вдруг остановился и сказал:

- Сэр, в соседней комнате блондин разбушевался. Ему вколоть усыпительное?

Блондин? Боже, Кевин!

Я подорвалась после слов Шона, стала греметь цепью, махая руками и пытаясь освободиться. Все мои попытки были бесполезны. Фрэд засмеялся, увидев мою реакцию, затем отрицательно покачал головой, в ответ мужчине. Тот удалился, когда еще раз испуганно меня осмотрел.

- И давно вы держите моего друга? – спросила я, сжав руки в кулаки.

- Прилично, - спокойным голосом ответил парень.

- Отпусти Кевина и мою маму! Ведь я тебе нужна, а не они.

- Я что, похож на идиота? – вскинул он брови ко лбу.

- Возможно.

Фрэд фыркнул и подошел к девушке, которая стонала от какой-то боли, лежа на полу. Она вертела головой в стороны и что-то мямлила. Ее глаза постепенно то открывались, то вновь закрывались; руки немного дрожали.

- Компанию пока что тебе составит будущий вампир, а я сейчас отойду ненадолго, - обратился ко мне Фрэд. – Повеселитесь! – Плавной походкой он направился к одному их охранников, затем, шепнув ему что-то, вышел из комнаты.

Я посмотрела на девушку и аккуратно присела возле нее. Естественно, я боялась, потому что ее обратили недавно и еще неизвестно, что ожидать от этой бедняги. Возможно, ей сейчас нелегко, судя по ее состоянию. Девушка чувствует какой-то дискомфорт или боль.

- Эй, - шепнула я девушке, - тебя Эбигейл зовут?

Она еле как смогла открыть глаза и повернуть голову ко мне. Ее лицо выглядело усталым и измученным: на нем не наблюдалось признаков макияжа или еще чего, но оно было идеальным. Кожа девушки имела некую прозрачность, отчего и казалась слишком бледной. Яркими атрибутами на ее лице являлись розовый губы и аквамариновые глаза. На вид блондинке было лет семнадцать-восемнадцать.

Охранники встрепенулись и стали внимательней наблюдать за мной. Я старалась делать вид, что не говорю с новообращенной, поэтому, немного опустила голову вниз и перестала взирать на девушку.

- Где я? – промямлила Эбигейл.

- Говори тише, - предупредила я ее. – Мы в плохом месте.

- Тебя тоже обратили?

- Нет, славу Богу. – Я покосилась на нее. – Я маг. Из рода хранителей.

- Кто? – удивилась она.

- Понятно, ты не в курсе. Как давно тебя обратили?

Она прикусила губу и сжала руки в кулаки.

- Не помню. Я лишь знаю одно, - призналась девушка. – Когда я шла домой от подруги, было поздно, и шел дождь. Тогда я завернула в какой-то переулок, чтобы укоротить себе путь и на меня кто-то напал. Я пыталась отбиваться, но было бесполезно. Меня чем-то ударили по голове, и я отключилась. – Эбигейл начала массировать кисти рук, не переставая стонать от боли. – Очнулась я в каком-то помещении. У меня заболело все тело, и я еле как смогла подняться. Потом, подошел мужчина и сказал, что меня обратили, я мол, теперь вампир. Я хотела-была рассмеяться, но мне было не до этого. Я очень испугалась, когда меня начал расспрашивать тот незнакомец. Затем опять упала. Потеряла ли я тогда сознание – не помню. Но мне было дерьмово.

- Как сейчас себя чувствуешь? – поинтересовалась я.

- Чуточку лучше, но голова до сих пор раскалывается и ощущение такое, будто я неделю не ела. – Девушка повернула голову и начала меня разглядывать. – Почему ты в наручниках? Что вообще происходит? Кто все те люди?

- Поверь, происходит ужасное. Нам нужно как-нибудь выбраться отсюда и сделать это незаметно, - ответила я, смотря на охранников. – Не подавая виду, что ты уже окончательно пришла в себя, хорошо? А то, возможно, и тебя закуют в наручники.

Эбигейл послушно покачала головой, затем немного прикрыв глаза, расслабила руки.

- Так нормально?

Я ухмыльнулась.

- Сойдет.

- Как ты думаешь отсюда выбраться? Есть ли вообще выход?

- Этого я не знаю, - призналась я. Конечно, я понимаю, что нахожусь в подпольном казино, но не имею смысла как из него выбраться. Нужен план. – Помоги мне сначала избавиться от наручников, а там уже посмотрим. Нужно что-нибудь острое и желательно тонкое. – Я осмотрела замочную скважину, а затем, придвинув руки ближе к Эбигейл, дала ей возможность тоже разглядеть наручники.

Девушка поморщилась и издала очередной стон, свидетельствующий о боли, потом начала незаметно щупать свою голову, смотря на охранников. Я осмотрела помещение и поняла, что выход только одни: через мощеную дверь. Отлично. Было бы намного проще сбежать, если бы тут не стояли надзиратели.

- Не знаю, подойдет ли это, - прошипела моя знакомая, тыкая мне в руку какой-то острой штукой.

Я повернула голову и увидела шпильку в ее руке. Пытаясь не привлекать к себе особого внимания, я быстро забрала предмет и сжала его в ладони. Немного отдалившись от Эбигейл, я положила руки на колени и, вертя в разные стороны украшение для волос, стала осматривать замочную скважину, приблизительно предполагая, сможет ли шпилька избавить меня от наручников. Девушка тоже затихла, видимо поняла, что у меня уже есть какой-то план. Да, он есть, но еще не факт, что сработает. Я хочу воспользоваться магией, если смогу, но для этого мне нужно снять наручники, которые ее блокируют. Уж повторить тот «фокус» с огоньком в доме я смогу, если хорошенько разозлюсь и постараюсь контролировать ситуацию.

Дверь резко отворилась. От испуга я уронила шпильку на пол и вздрогнула. Эбигейл тоже не обрадовалась. Бедняга обвела ноги руками и опустила вниз голову. Наверное, ее до сих пор не оставляла боль. В дверном проеме появился Фрэд, который вел кого-то за собою, дергая за цепь. Парень сделал несколько шагов и оказался в освещаемой области, затем опустил цепь, и человек сзади него рухнул на пол. Дампир направился к Эбигейл, а я в это время стала осматривать незнакомца, сощурив глаза.

Не может быть, это Кевин!

Блондин лежал, скорчившись на бетонном полу в одних джинсах. На его накаченном торсе были огромные царапины, из которых стекала свежая кровь. Волосы имели потрепанный вид; карие глаза были усталыми и под ними находились огромные фиолетовые мешки. Я заметила, что у Кевина на руках были точно такие же наручники, как и на мне. Блондин был в изнеможении и, поэтому, даже не понимал, где находится и что с ним делают. Его грудь тяжело вздымалась; с каждым разом, как парень вдыхал воздух, он похрипывал и немного дрожал, будто ему было больно вбирать в легкие кислород.

Я подорвалась с места и стала бешеным взглядом смотреть на Кевина, не веря тому, что он в таком состоянии. Что с ним делали эти твари? Пытали? Как давно? Я убью того, кто с ним такое сделал! Фрэд же сам говорил, что моя мама и Кевин в полном порядке. Так, стоп! Если он или его дружки покалечили Паркера, то тогда что же они сделали с моей мамой? Черт! Я себе не прощу, если что-нибудь с ней случиться; я просто не переживу, если моя мама пострадает.

- Кевин! – крикнула я. Мое сердце заколотилось в сумасшедшем ритме.

Фрэд ухмыльнулся и, отойдя от Эбигейл, подошел ко мне.

- Что, испугалась за своего бой-френда?

- Ты же сказал, что ничего не делал с мамой и Кевином! – процедила сквозь зубы я.

- Я просто немного поиграл.

- Ты псих!

Дампир повернулся к мужчинам и махнул им рукой в сторону Кевина. Те, увидев жест, натянули на носы красные тряпки, которые красовались на их шеях, затем, подойдя к блондину подняли его и поволокли к стене. Бедняга вскрикнул и хотел было отбиваться, но не смог: его руки мало того, что были скованны, так их еще и держали несколько незнакомцев. У Кевина просто нет шансов высвободиться.

- Наслаждайся представлением, - прошептал мне в ухо Фрэд, затем, схватив Эбигейл, поволок к хранителю.

- Что ты собираешься делать? – крикнула я. – Отпусти их!

Охранники подошли к стене и облокотили на нее Кевина, затем обмотали его цепь от наручников возле какого-то кольца и закрепили чем-то, чтобы в случае сего, блондин не смог высвободиться. Кевин, наконец, полностью открыл глаза и, осмотрев незнакомцев в красных повязках, стал дергаться: видимо, уже начал приходить в себя. Он сжал кулаки так, что костяшки на его руках побелели, затем попытался нанести кому-нибудь из мужчин удар, но у него не получилось: цепь была слишком короткая, да и в наручниках двигаться было не очень-то и удобно.

Фрэд бросил новообращенную возле Кевина, затем опять показал своим шавкам жест, чтобы те уходили на свои места. Мужчины послушавшись, заняли свои позиции. До меня только сейчас дошло, что тряпки на носы они нацепили, чтобы не чувствовать запах крови на груди Паркера. Значит, эти охранники тоже из какого-нибудь клана клыкастых. Отлично.

- Кевин! – крикнула я, смотря на него.

Парень замотал головой, ища источник звука и, увидев меня, округлил глаза, затем еще больше задергался. Он явно был удивлен.

- Эвилин! Они тебя пытали? Как ты здесь оказалась? – Паркер дернул руками; цепь загремела.

- На вас больно смотреть, - подметил Фрэд, кидая взгляд то на меня, то на хранителя. Он поднял на ноги девушку, которая дрожала, испуганно взирая на него, и принялся что-то ей шептать.

Я собрала брови в кучу и воспользовалась моментом, чтобы незаметно поднять шпильку, которая валялась неподалеку от меня. Я медленно встала, смотря на охранников, и носком ботинка подцепила предмет. Придвинув его к себе, я вновь села, и мои руки схватили шпильку. Надежда, чтобы выбраться, еще есть!

Засунув украшение для волос в замочную скважину, я стала им вертеть, посматривая на Фрэда, который уже просто тряс Эбигейл, пытаясь ей что-то сказать, чтобы та поняла и осмыслила. Девушка естественно была до ужаса напугана, поэтому стала плакать. Дампир разозлился и толкнул новообращенную к Кевину, затем, достав из ножен клинок, начал проводить по груди блондина. Последовал мучительный крик.

Я крепко сжала зубы и стала быстрее шевелить шпилькой, чтобы высвободиться. Фрэд засмеялся, когда блондин начал махать руками и злостно на него смотреть. Сжав крепче оружие в руках, псих принялся наносить еще несколько царапин на окровавленный торс парня.

- Хватит! ПЕРЕСТАНЬ! – крикнула я и поднялась с места. Во мне бурлила злость и ненависть; я хотела сделать с Фрэдом все то, что он делал и сейчас делает с Кевином.

 

- Я только начинаю! – Дампир толкнул Эбигейл к блондину. Девушка припаяла к нему и автоматически обхватила его руками. – Первое кормление всегда должно быть особенным.

Я психанула, когда шпилька перегнулась попалим. Черт! И что сейчас делать?

Эбигейл немного отошла от блондина и стала смотреть на кровь, которая покрывала его грудь и торс. Девушка была словно загипнотизированной, когда наблюдала за каждой алой капелькой. Фрэд ухмыльнулся, смотря на зрелище, затем сказал:

- Я бы полакомился с тобой, но, увы, я уже сегодня ел. Чем мы и отличаемся от вас, вампиры, это тем, что кроме крови можем еще есть обычную человеческую пищу, да и при дневном свете находиться на улице. Но у вас плюс в том, что вы сильнее. – Фрэд похлопал блондинку по плечу, когда та прикоснулась к Кевину. – Возьми себе на заметку, крошка: никогда не выходи на улицу днем, питайся в меру, по крайней мере, и развивай свою силу.

Девушка даже и не посмотрела на Фрэда. Она все никак не могла оторвать взгляда от крови, которая медленно струилась по груди Кевина и охватывала область живота. Блондин, смотря на девушку, исказился в отвращении и стал дергать руками. Он уже подозревал, что сейчас произойдет.

Эбигейл припаяла губами к груди Кевина и стала облизывать кровь, медленно запрокидывая голову от удовольствия. Она даже закрыла глаза. Паркер дернулся и ногой толкнул девушку. Та упала и в растерянности стала глазеть на Фрэда.

- Лучше убей меня, сучка, чем будешь пить мою кровь! – процедил Кевин, злобно взирая на Эбигейл.

Я разогнула шпильку и вновь воткнула ее в замочную скважину, затем повернула несколько раз и услышала тихий щелчок. Наручники ослабли. У меня получилось! Я аккуратно их сняла с рук и сжала в ладонях. Теперь я свободна, только нужно определиться еще с тем, как вытащить Кевина.

- А ты знаешь, хранитель, что девушек нельзя обижать? - начал Фрэд, обращаясь к Кевину.

- Если бы она была бы девушкой, я не стал бы даже ее трогать. Она вампир! Мерзкая тварь, которая живет ради чужой крови.

- У тебя такая ненависть к вампирам, потому что они убили твою семью? Да? – Фрэд широко улыбнулся и начал смеяться. Он помог девушке встать, а потом вновь повернулся к блондину.

Кевин яростно выдохнул и кинул злобный взгляд на дампира. Тот лишь ухмыльнулся, когда увидел выражение его лица.

Глава 17. Побег.

«Правильного выбора в реальности не существует – есть только сделанный выбор и его последствия».

Эльчин Сафарли

Фрэд облизнул лезвие клинка, которое было в крови, затем посмотрел на новообращенную. Девушка стала кашлять и хвататься за рот. Дампир, видя все это, улыбался; видимо, знал, что происходит. Может быть, стадия превращения у Эбигейл уже началась?

Я сидела на полу и ждала какого-то момента, чтобы начать бежать. Я все никак не решалась соскочить с места и рвануть к Кевину, чтобы освободить его. Но вопрос: как я это сделаю? Естественно, если я побегу, то меня схватят и опять наденут наручники. Что же делать?

Дверь резко распахнулась, и в нее влетел человек в черном плаще, который пробежав до середины комнаты, остановился. Я издала удивленный возглас, когда увидела, что этот самый человек – Лео. Он встал в настороженную позу и стал осматривать то Фрэда, то охранников, которые встрепенулись и хотели были уже напасть на верховного, но Фрэд показал им жест, свидетельствующие о том, чтобы те оставались на своих местах. Кевин удивился не меньше меня: он собрал брови в кучу и приоткрыл рот, взирая на Лео.

- Какой сюрприз, - пропел дампир, подходя к моему дяде. – Я вижу, Лео, ты не в полном составе. Где твои ученики: Сэм и Эйдан?

- За них не волнуйся.

Последовала ухмылка.

- Я знаю, за кем ты пришел. За своей племянницей Эвилин?

Лео сжал руки в кулаки.

- И не только, - неохотно ответил он. Дядя посмотрел на меня и подмигнул одним глазом, давая знать, что у него есть какой-то план. Честно сказать, меня это в сто раз обрадовало.

- Влетел сюда без приглашения, да еще и не поздоровался, - не унимался Фрэд, расхаживая рядом с верховным. – Надеюсь, хотя бы клинок или кол успел взять, Рембо?

- Эй, - крикнул Кевин, - рожа клыкастая!

Улыбка с лица Фрэда пропала. Он повернулся к блондину и в этот момент Лео достал какую-то фляжку и ее содержимым облил охранников, стоящих подле стены. Те закричали и стали плясать на месте, пытаясь вытереть эту штуку своими красными повязками. Фрэд яростно крикнул и, резко повернувшись к Лео, схватил его за горло и стал сжимать. Дядя обхватил руки дампира и откинул их, затем размахнувшись, врезал кулаком по его физиономии.

Я подорвалась с места и откинула наручники в сторону. Пока Лео справлялся с Фрэдом, я подбежала к Кевину и стала мучить замочную скважину в его наручниках.

- Святая вода перестает действовать, - сказал Паркер, смотря на охранников, которые уже практически не издавали никаких криков. – Быстрее, Эви!

- Стараюсь! – прошипела я, дергая шпилькой в разные стороны. – Черт! Она окончательно сломалась…

Кевин выругался и стал шевелить руками, то поднимая их вверх, то опуская. У него не получалось высвободиться; парень приводил в движение только цепь. Эбигейл, стоящая рядом со мной, до сих пор кашляла и хваталась за горло. С ее рта струйкой стекала алая кровь.

Я отбросила сломанный предмет в сторону и начала разглядывать комнату. Охранники уже потихоньку приходили в себя и к удивлению даже не кричали. Они, увидев, что их «лидера» мутузят кулаками, подбежали к нему и откинули Лео в сторону. Дядя пролетел пару метров и стукнулся об стену. Я крикнула и начала бежать к нему, но не успела: меня кто-то схватил со спины, протащил пару метров и со всей силы кинул на пол. Я вскрикнула от боли и, открыв глаза, увидела перед собой Фрэда, который возвышался надо мной.

- Ты же сделаешь правильный выбор, Эвилин?

- В этом не сомневайся, - процедила я, напрягла ноги и ударила ими его в колени.

Дампир ухмыльнулся и даже не скорчился от боли. Он схватил меня за руки и стал сильно сжимать. Я пыталась отбиваться, дрыгая свободными конечностями, но у меня не получалось.

Кто-то сзади схватил Фрэда за плечи и откинул в сторону. Я растерянно начала осматриваться и увидела перед собой Эйдана, который протягивал мне руку и странно улыбался. Внутри меня будто что-то взорвалось, и я не смогла сдержаться от радостного возгласа.

- Мы не слишком поздно?

Я обхватила руку Эйдана и с его помощью встала на ноги. Оглядевшись, я заметила Сэм, которая влетела в двери и широко распахнула глаза, когда увидела, что на беднягу Лео напали все клыкастые.

- Святые небеса! Откуда они только берутся? – удивилась блондинка. Она осмотрела обстановку и, увидев Кевина, шепнула что-то Эйдану, затем, похлопав меня по плечу, присоединилась к верховному.

Эйдан схватил меня за руку и поволок за собой, направляясь к Паркеру. Он бежал так быстро, что я еле успевала за ним. Остановившись, парень начал осматривать наручники и что-то тихо шептать, затем, вытащив из-под ножен острый клинок, начал пилить основную толстую цепь.

Я в это время осматривалась по сторонам и остановила взгляд на Фрэде, который направлялся в нашу сторону с озлобленным выражением лица. Он не торопясь передвигал ногами и яростно вбирал в грудь воздух. Его взгляд показался мне еще более ненавистным, когда его радужная оболочка сменила цвет с зеленого на красный.

- Эйдан, - начала я, - у нас проблемка. – Я показала пальцем на дампира, когда мой приятель посмотрел на меня.

Парень выругался и, всучив мне оружие, которым он пилил цепь, пошел навстречу к Фрэду, сжав кулаки.

- Ты умеешь закалять оружие с помощью магии? – задал глупый вопрос Кевин, уже не в терпении смотреть на то, как я мучаю цепь.

- О, да, конечно! Вы же меня этому научили!

Я сжала клинок крепче и стала сильнее проводить лезвием по одному из железных колец. У меня получалось только повредить цепь, но до конца я ее не могла распилить. Были бы у меня сильные руки… Хотя, о чем я сейчас думаю?

Я вздрогнула, когда ощутила, что кто-то прикоснулся к моим пальцам. Резко повернув голову, я увидела Эбигейл, которая выглядела не совсем здоровой. У нее появились огромные мешки под глазами; радужная оболочка потихоньку меняла цвет. Девушка свободной рукой прикрывала нос, а другой держала меня за ладонь.

- Можно я?

Я сглотнула подступивший к горлу комок, затем в растерянности посмотрела на Кевина. Тот отрицательно качнул головой и скривил лицо в отвращении.

- Даже не прикасайся к оружию. Вдруг ты нас убьешь?

- Я хочу помочь! – пробубнила девушка, пытаясь не смотреть на кровь, стекающую по торсу блондина.

- Ты хочешь нас убить! – процедил парень.

- Кевин, она и вправду хочет помочь. Это она мне дала шпильку, чтобы я смогла освободиться от наручников. Это не ее вина, что ее обратили эти твари. Эбигейл на нашей стороне!

Кевин рыкнул и ничего не ответил. Я так поняла, что он согласился с тем, что я сказала и, поэтому, я вручила клинок новообращенной и отошла в сторону. Девушка крепко сжала оружие и, проведя по цепи несколько раз, распилила ее.

- Вот. – Она протянула клинок мне и, отойдя от нас, села в угол.

Кевин собрал брови в кучу и посмотрел на скованные руки.

- А как же наручники?

- С ними потом разберемся. Главное сейчас – это то, что ты можешь бегать, - ответила я и повернула голову к Эйдану, который хватался за живот и продолжал бороться с Фрэдом. Он умело уклонялся от ударов, но неуклюже пытался защищаться одой рукой. Боже, он ранен?

- Нужно помочь Сэм и Лео, - сказал Кевин и ринулся к ним, волоча за собой остаток цепи.

Я кинула оружие в сторону и начала оглядываться. Моя подруга и дядя убили несколько клыкастых, но не всех. Кровососов осталось пятеро, но они не сдавались: нападали вновь и вновь, пытались ранить хранителей их же клинками, которые, наверное, смогли отобрать.

Я рванула к Эйдану, когда увидела, что Фрэд повалил его и начал наносить удары кулаками. Толкнув дампира в сторону, я вытащила своего приятеля и помогла ему подняться на ноги и не терять ориентацию. Фрэд засмеялся и, подведясь, пошел в нашу сторону.

- Ты же знаешь, крошка, что можешь сделать выбор прямо сейчас, пока не поздно. Твои друзья еще целы, так что решай, - прошипел он, после того, как облизал губы.

Эйдан крепче обвел свой живот и, посмотрев на меня, спросил:

- О чем это он?

Мое сердце бешено заколотилось. Я не хотела отвечать на вопрос хранителя, потому что у меня не было желания рассказывать ему или кому-то еще про мое будущее и про сделку. Я не хотела говорить обо всем, что произошло здесь, и что я видела…

- Ни о чем. Этот псих бредет.

- Лучше ответь сейчас. Стив со своей свитой скоро явится и убьет твоих друзей. А ты же этого не хочешь, верно?

Я стала отходить, когда Фрэд приближался все ближе ко мне и Эйдану.

- Эви, иди к выходу, поняла? – прошипел мне в ухо хранитель. – Сэм и Кевин подойдут к тебе позже. У нас есть план.

- Какой? – с таким же тембром звука, спросила я, продолжая отходить назад.

- Подожжем все к чертям собачьим!

- Хорошо, только мне нужно собрать Эбигейл.

- Кого?

- Эй, вы, не поделитесь, о чем ведете разговор? – влез Фрэд.

Эйдан отпихнул меня в сторону, а сам кинулся на дампира и повалил его с ног. Я подбежала к новообращенной и помогла ей подняться на ноги. Девушка до сих пор закрывала рот ладошкой и мутным взглядом смотрела на обстановку.

Я приобняла ее за плечи и мы начали идти к выходу.

- Я стала монстром! – С глаз девушки полились слезы. – Почему ты мне помогаешь?

- Потому что ты мне помогла.

Я вышла за дверь и сказала Эбигейл, чтобы она ждала меня тут. Зайдя обратно в комнату, я крикнула:

- Эйдан, можно начинать! Выходите.

Лео Сэм и Кевин оттолкнули клыкастых и проскочили мимо них. За хранителями последовал и Эйдан, после того, как отбился от хватки Фрэда. Ребята выбежали за дверь и встали подле меня. До кровососов, видимо, только сейчас доперло, что мы собираемся воспользоваться магией. «Бедняги» ринулись к выходу, сбивая друг друга с ног. Лео протиснулся мимо хранителей и, выставив руки вперед, напряг пальцы. Его кисти вспыхнули ярким пламенем, которое заставило клыкастых остановиться и прищурить глаза.

- В добрый путь! – Верховный взмахнул кистями; языки пламени покинули его руки и разлетелись в стороны. Приземлившись рядом с напуганными мужчинами, огонь разошелся лентой так, что перекрыл им путь к единственному выходу. Пламя возросло в размерах и достигло человеческого роста. Кровососы оголили клыки, изогнули спины и стали шипеть на стихию.

Лео опустил руки, на которых исчезло пламя, и тяжело выдохнул. Я начала разглядывать клыкастых и заметила Фрэда. Он смотрел на меня ненавистным взглядом сквозь огонь. В отличие от других своих сородичей, парень не боялся стихии и стоял спокойно. Он даже не собирался бежать или прятаться от пламени.

- Подумай, Эвилин! – крикнул он.

Хранители переглянулись и посмотрели на меня.

- Подумать над чем? – повернулся дядя.

- Не знаю, - выпалила я. – Он несет бред.

Эйдан вскрикнул и стал сильнее сжимать область живота. Сэм обняла его за плечи и, пригнувшись к его лицу, что-то шепнула.

- Он ранен?

- Да, - ответила блондинка. – Пора уходить! Нужно только Кэтрин забрать.

- Так мама здесь? – в моем голосе послышались нотки обеспокоенности.

- В соседней комнате. Надо ее вытащить, пока пламя не разошлось и туда, - ответил Лео, осматривая длинный коридор, обделанный железом.

Дядя ринулся с места и, пройдя несколько старых столиков от покера, вошел в соседнюю дверь. Эйдан и Сэм двинули за ним, а я стала поднимать Эбигейл, которая сидела, прижавшись к стене спиной. Девушка с моей помощью подвелась и закинула свою руку мне на плечо. Другой она прикрывала рот и нос. Кевин повернулся ко мне и вопросительно поднял бровь, разглядывая новообращенную.

- Не понял. А она откуда здесь?

- Она идет с нами, - процедила я, пройдя мимо парня.

- Она меня чуть ли не сожрала, а ты тащишь ее с нами? – не унимался блондин, идя сзади меня. Его цепь гремела так, что на секунду мне показалось, будто за мной следует пес.

Я не удосужилась ответом и хотела-была уже вместе с Эбигейл войти в комнату, но увидела хранителей, которые появились в проходе, остановилась. Мой взгляд встретился с взглядом мамы, которая вышла из комнаты, после Лео. Ее волосы были взлохмачены; лицо выглядело усталым и бледным; на руках, кроме наручников с болтающейся цепью, виднелись мелкие царапины и грязь. На ее теле болталась мешковатая синяя футболка и черные штаны.

- Мама! – радостно крикнула я и, убрав руку Эбигейл со своего плеча, повесила девушку на Кевина. Тот скорчился, но стал ее держать, несмотря на свою неприязнь.

- Детка! – Женщина подошла ко мне и стала плакать. – Я бы тебя обняла, но, - Она посмотрела на наручники, - не могу.

- Зато я могу. – Я обвела руками спину мамы и крепко прижала ее к себе. То, что я хотела сегодня больше всего на свете – исполнилось. Мои глаза тоже взмокли от слез, и я, сама этого нехотя, просто разрыдалась. – Ты не ранена? С тобой все в порядке?

- Крошка, со мной все хорошо…

Ребята, стоящие подле нас, затихли и стали в растерянности друг на друга смотреть. Я, не став их и дальше смущать, отпрянула от мамы и начала вытирать теплые капли, которые горошинками скатывались по моим щекам.

- Милая, извини меня. Я давно должна была тебе обо всем рассказать. Я просто не хотела, чтобы с тобой что-нибудь случилось. Я не хотела, чтобы ты была хранителем.

- Мам, все нормально. Я на тебя не злюсь, - ответила, улыбнувшись я. – Мне Лео и его ученики рассказали все и уже начали подготавливать к испытаниям.

- Так ты решила быть хранителем? – взволнованно спросила мама.

- Извините, - вмешался Кевин, - мы находимся в логове кровососов, соседняя комната горит и на нас, возможно, сейчас нападут другие клыкастые. Вы не можете отложить свой разговор на потом?

Я прикусила губу и качнула головой. Лео достал из ножен клинок и направился первым по коридору. Мы последовали за ним, настороженно глазея вперед. Дядя повернул влево и показал нам жест «стоп». Удостоверившись, что никакой опасности нет, он позвал нас за собой. Очутившись в коридорчике меньшего размера, я заметила, что он был освещен слабо, чем основной. Дядя подошел к одной из стрех дверей и, схватившись за ручку, дернул ее. Заперто. Сэм и Эйдан перекинулись недопонимающими взглядами.

- Дверь ведь не должна быть заперта! – подметила Сэм. – Мы же недавно с помощью нее вошли сюда.

- А другой выход есть? – спросила мама, смотря на блондинку.

- Вот этого я не знаю.

- Может быть, ее выломать? – предложил Кевин, приподняв бровь.

- Идиот, она железная! – закатив глаза, сказала Сэм.

Кевин цокнул языком и посмотрел на Эбигейл, которая стала немного пошатываться. Девушка держалась и не падала с ног только благодаря ему. По ее состоянию можно было определить, что ей явно нехорошо.

- Магией мы не сможем воспользоваться, чтобы отпереть дверь, - произнес дядя и отпустил ручку. – Железо – плотный металл и вряд ли наша магия пропихнется сквозь него, чтобы достичь защелки. Да и можно было бы попробовать открыть дверь самостоятельно с помощью какого-нибудь предмета, но я не вижу здесь замочную скважину.

- А как же другие двери? – спросила я. – Ведь должен же быть другой выход, верно?

- Должен. – Дядя подошел к огромной деревянной двери и, прислонившись к ней ухом, стал вслушиваться.

- Что там? – поинтересовался Эйдан.

- Какая-то музыка. – Лео убрал голову и направился к маме.

Я подошла к двери и, прислонив голову, стала вслушиваться. Кроме ритмичных и тихих басов гремели чьи-то голоса, смех и какой-то шум. Может быть, это и есть выход? Я схватилась за ручку и прежде чем услышала чей-то крик: «Не надо!», отворила дверь. В темный коридор влился некий тусклый свет; музыка стала громче. Воздух наполнился запахом алкоголя и оливок.

- Черт! Она меня укусила за руку! – крикнул Кевин и оттолкнул Эбигейл к моей маме.

- Извини, - пробубнила новообращенная.

Ребята, как и я, впали в ступор, когда увидели, что все люди в огромном игральном зале повернулись и, заметив нас, изогнули свои спины и оголили клыки. Я ошибалась, они не люди! Толпа кровососов начала шипеть и ринулась на нас. Мужчины в официальных черных костюмах вырвались вперед и, сметая все на своем пути, подбегали все ближе и ближе к двери. Мое сердце упало в пятки; я даже перестала дышать.

- Что же ты стоишь? Закрывай дверь, Эви! – раздался голос дяди.

Я будто не слышала того, что мне сказали, и продолжала стоять, не двинувшись с места. Лео оттолкнул меня и, захлопнув дверь, начал осматривать ребят бешеными глазами.

- Бежим! – крикнула Сэм и, махнув рукой, рванула вместе с Эйданом в основной коридор. За ними с таким же темпом последовали мама, которая держала Эбигейл и странно на нее смотрела. Конечно, она не знала, что эта новообращенная вообще с нами делает. Кевин сжал укусанную руку и поплелся за хранителями. Лео схватил меня за ладонь, и мы побежали.

- Там же нет выхода! – задыхаясь, проговорил Эйдан.

Мы с дядей вырвались вперед и стали ускорять темп. Остановившись, он отпустил мою руку и сказал, чтобы я бежала за ребятами. По коридору пронесся звук чьих-то голосов; послышалось шипение и шарканье ног. Я стала оглядываться и увидела, что Лео встал в настороженную позу, сжал крепче клинок и начал ждать, пока его настигнут клыкастые, которые с каждым разом были все ближе и ближе. Остановившись, я рванула к нему. Ко мне присоединилась мама с Эбигейл, а затем и все остальные.

Верховный, увидев, что мы подбежали к нему, собрал брови в кучу и окатил нас томным взглядом. Он будто вовсе и не хотел, чтобы ему помогали.

- Я их задержу, а вы уходите! – прошипел он.

- Мы тебя не бросим тут одного, - сказала, улыбнувшись, я.

- Да. Подыхать – так вместе! – подметил Кевин, который до сих пор сверлил взглядом новообращенную и потирал свою руку.

Дядя улыбнулся и, посмотрев на нас, кивнул головой. Конечно, он был рад, что его не бросят и не оставят наедине с этими кровососами. В его глазах даже блеснули огоньки. Сейчас мне вспомнились слова Сэм: «Никогда не знаешь, когда тебя убьют или когда ты умрешь. Возможно, для кого-то из нас – это последний день, а может и нет. Не стоит думать, размышлять или предполагать, что нас ждет, а что нет, потому что судьбу не изменить. Что будет – то будет». Мне кажется, этот день настал. На нас сейчас бежит толпа клыкастых, мы находимся в западне, и выхода просто нет. Надежда на то, что мы выберемся отсюда или же перебьем всех кровососов – умерла. Неизвестно, что будет. Останутся ли живы мои друзья, родные, я? Хотя, умереть в компании близких, может быть и не так плохо. Ведь они будут с тобой не только в момент смерти, но и после него.

О чем я сейчас думаю? О смерти? Ну, уж нет, Эвилин Мэлдент, хватит дрожать! Борись! Ведь шанс, что мы победим или убьем клыкастых, все же есть, хоть и небольшой, верно? Нужно перестать быть такой пессимисткой!

На нашем пути появились несколько мужчин в костюмах, которые выбежали из темного коридора. За ними спешили и «дамы» в цветастых платьях, потерявшие свою привлекательность, сгорбившись, и расставив руки в стороны. Кровососов становилось все больше, как и шума от них. Лео начал разглядывать приближающихся существ и в нервозности играть желваками, прокручивая через пальцы остро-заточенный клинок. Я встала подле него и осмотрела приближающуюся толпу.

- Какой план? Подпалим их? – спросила я.

- Подпалим их – сгорим сами. Пространство слишком маленькое. Это абсурдно.

Верховный оглядел коридор и, задержав свой взгляд на потолке, сказал:

- Есть идея.

Эйдан и Сэм переглянулись.

- Какая? – спросила мама.

- Потолок, в отличие от стен бетонный. Мы сможем его разрушить магией. Нужно только действовать всем вместе, - объяснил дядя. – Нельзя терять ни секунды! Эйдан, Сэм, вы со мной?

Ребята качнули головами и, подойдя к верховному, стали подле него. Мой приятель был ранен в живот и, поэтому, немного пошатывался и стонал, но все равно пытался держаться на ногах и не падать. Лео посмотрел на своих учеников и сказал:

- Сэм, Эйдан, помните, я показывал вам этот трюк?

Хранители кивнули и вместе с Лео закрыли глаза, затем выставили руки вперед.

- Сосредоточьтесь.

Тройка сжала руки в кулаки и стала медленно вбирать воздух в легкие. Дети тьмы были уже практически возле нас, но когда увидели, что хранители собираются воспользоваться магией, остановились. Они вновь оголили свои клыки и, пригнувшись, стали шипеть на тройку, медленно двигаясь к ним. Конечно, кровососы не знают чего ожидать, вот и насторожились. Их лики стали озлобленными; брови собрались в кучу, а руки так и продолжали быть в положении «я чайка и собираюсь лететь».

Ребята стали шевелить кулаками; коридор задрожал, свет потух. Пыль с потолка начала сыпаться на клыкастых. Те, не понимая, что происходит, закрыли свои головы руками и пригнулись еще больше, глазея вверх и также продолжая шипеть. Под ногами я почувствовала, что прошла какая-то волна, которая устремилась к потолку и заставила его трескаться. Хранители синхронно разжали кулаки и резко встряхнули кистями. Послышался треск; пыль сверху усилилась, и потолок стал разрушаться, падая огромными бетонными булыжниками на детей тьмы. Издались крики, которые заставили меня вздрогнуть. Видимо, кого-то придавило или убило камнем.

- Нихрена себе! – раздался неподалеку голос Кевина.

Тройка опустила руки и открыла глаза, затем начала потихоньку отходить назад, пока не встала возле нас. Разрушение продолжалось до того момента, пока на потолке не образовалась большая дырка и не упали все булыжники, достигающие практически ее высоты. В темноте я практически ничего не видела, но могла разглядеть очертания предметов и лица ребят.

Пыль поднялась столбом и заставила меня пару раз почесать нос и чихнуть. Я заглянула в дырку и увидела еле освещенный белый потолок, какую-то высокую полку с мелким содержимым и темные картины или портреты, висящие на стенах.

- Что там? – закрывая нос от пыли, спросила я.

- Вроде бы магазин, - ответила мама. – Идемте!

Какая-то фигура полезла по камням и, сощурив глаза, я заметила, что это был Лео. Он быстро вскарабкался по булыжникам и оказался наверху, затем, пригнувшись, протянул руку, чтобы мы смогли выбраться тоже. За дядей последовала мама, затем Кевин и Сэм. Эбигейл с моей помощью оказалась наверху, когда я ее пару раз подтолкнула, чтобы она не падала.

Осмотревшись вокруг, я разглядела Эйдана, который сидел, облокотившись спиной о стену. Его голова была опущена вниз; руками он все также сжимал живот.

- Эй, - окликнула я его, - ты можешь идти?

- Кажется, нет. У меня подкашиваются ноги, я не в силах теперь даже встать. Идите без меня.

- Ну, уж нет. Я не брошу тебя здесь, - твердо сказала я и, подойдя к нему, обвела свою руку вокруг его спины. Мои ноги напряглись, и я подняла хранителя, затем закинула одну из его рук к себе на плечи и поволокла к булыжникам. – Лео, мне нужна помощь. – Я взобралась на разрушенный бетон и еле как подняла Эйдана, который старался передвигать ногами. Дядя взял его и с помощью Сэм затащил наверх.

Я выдохнула и, обхватив поданную руку Сэм, собиралась уже собраться внутрь, но вдруг почувствовала, что чья-то ладонь обвела мою лодыжку и начала тянуть вниз. Я крикнула и стала болтать ногами, чтобы меня отпустили, но мои попытки были бесполезны. Блондинка обхватила меня сильнее, ей помог и Лео, когда услышал мой крик.

- Там кто-то есть! Я слышу, как они карабкаются! – испуганно произнесла, дергая ногой.

Естественно, когда рушился потолок, он не придавил всех клыкастых; кто-то да остался жив. Большая часть. И, наверное, выжившие сейчас разгребают булыжники и пытаются добраться до нас. Черт! Мы от них еще не избавились.

Чьи-то когти впились в мою кожу и потянули ногу вниз. Я стала кричать. Хранители обхватили меня и пытались поднять, но у них не получалось; этот кто-то за камнями был намного сильнее.

- Эви, не бойся! – пыталась «успокоить» меня мама, наклонив голову ко мне. – Мы тебя вытащим, слышишь?

В ответ я кивнула. Хранители обхватили меня сильнее и, наконец, смогли поднять. Чья-то рука отпустила мою ногу. Я оказалась на полу, когда меня положили. Автоматически мой взгляд переключился на то место, за которое меня кто-то схватил. На коже я увидела пять кровавых точек приличного диаметра; алые капли потихоньку стекали с них. Нога начала болеть.

- Нужно немедленно идти! – подведясь с пола, сказал Лео. – Они выбираются!

Внизу послышался шум подающихся камней, криков и шипения. Всполошилась пыль. Чьи-то руки появились из дыры и обхватили пол рядом с нами. Я быстро поднялась с места, как и другие и ринулась за Лео, который бежал куда-то. Сквозь темноту было плохо видно, но с помощью лунного света, падающего с окна, я могла разглядеть хранителей.

Мы остановились, когда увидели, что Лео прилип к парадной стеклянной двери и стал ее дергать. Заперто. Послышался рев и крики клыкастых, которые с каждым разом приближались все ближе и ближе к нам. Кевин цокнул языком и отодвинул верховного в сторону. Размахнувшись руками, он разбил стекло с первого раза. Осколки с шумом посыпались на асфальт, затем раздался звук сигнализации.

- Вот и выход, - пропел блондин, встряхнув руками.

Ребята переглянулись, сморщились от писклявого звука сигнализации и ринулись в получившийся проход. Я последовала за ними, быстро передвигая ногами. Очутившись на улице, я вдохнула свежий воздух, пахнущий озоном, затем оглядела асфальтированную площадку, заполненную машинами.

- Наш автомобиль там, - указал влево дядя и бегом направился туда.

Мы рванули за Лео, преодолевая разные препятствия на своем пути. С Эйданом и Эбигейл наше движение немного замедлялось, но мы все равно продолжали бежать, что есть сил. Звездное небо и луна освещали нам путь и с помощью них мы могли ориентироваться.

Шипение и звук шагов сзади заставляли меня дрожать и нестись, как ненормальная. Дети тьмы настигали нас, и было такое ощущение, что мы не добежим до машины: нас убьют неподалеку от нее. Перегрызут ли нам глотки или свернут бошки – решать клыкастым.

Перепрыгнув через балку, мы завернули за угол и увидели авто Эйдана.

Наконец-то!

- Все мы не поместимся! – крикнул Лео, подбегая к машине.

- И что ты предлагаешь? – спросила мама, дико оглядываясь назад. Ее глаза сверкнули огоньками.

- Кто-то должен сесть в багажник. – Дядя открыл дверь авто и прыгнул на водительское сиденье за руль.

- Кев, лезь в багажник, - крикнула Сэм, придерживая Эбигейл.

- А почему это я?

- Ты больше всех ноешь, - подметила блондинка, в спешке открывая дверь.

- Я тебе это еще припомню, Саманта, - злостно произнес Паркер, направляясь к багажнику.

Мы все еле как уместились в машине. Лео пробежался глазами по нам, удостоверившись, что никого не забыл, затем завел авто. Дядя положил руку на спинку маминого сиденья и повернул голову, чтобы посмотреть в заднее стекло. Послышался тупой шум. Кто-то прыгнул на крышу машины и от этого она пошатнулась. У нас сперло дыхание, когда этот кто-то сделал несколько шагов, пригнулся и заглянул в лобовое окно, улыбаясь.

- Газуй! – крикнула Сэм, схватившись руками за спинку его сиденья.

Дав задний ход, дядя повернул руль и выехал со стоянки на дорогу, вдарив по газам. Существо на крыше пошатнулся и грохнулся с ужасным стуком. Послышался еще один шум; по-моему, к тому клыкастому присоединился его приятель. Нехорошо. Топот стал сильнее; последовали удары кулаками и дикий рев. Я от испуга схватила ладонь Эйдана и крепко сжала. Парень, почувствовав мою руку на своей, сделал тоже самое.

Дядя нажал на тормоз; две темные фигуры стукнулись об крышу и, скатившись, упали на капот, затем и на асфальт. Сдав немного назад, Лео развернул руль влево и, объехав кровососов, нажал на газ, переключаясь на следующую передачу. «Porshe» завизжал и с дикой скоростью ринулся вперед.

- Они бегут за нами! – крикнула Сэм, повернув голову назад.

Я повернулась и сквозь темноту увидела, что за машиной бежит толпа клыкастых. Мое сердце бешено заколотилось; я отпустила руку Эйдана, затем медленно отвернулась и посмотрела на свою подругу.

- Ничего. Они нас не догонят, - сказал Лео. Я заметила, что стрелка на спидометре с каждым разом поднималась; скорость увеличивалась.

***

Мы сидели в квартире верховного и обрабатывали раны. Конечно, натерпелись мы за день много, поэтому, все были в легком шоке и испуге; ну, по крайней мере, я. Нелепая тишина проносилась по гостиной; хранители молчали, не желая что-либо говорить. Естественно, нас чуть ли не убили трижды за день, мы на всех скоростях уматывали от клыкастых, чтобы они нас не настигли. Было ужасно страшно и боязно, когда эти твари наклоняли позвоночники все ниже и, пригнувшись, бежали за нами с нечеловеческой скоростью. Они были похоже на животных; диких животных. Я никогда не испытывала подобных чувств, не считая первого случая, где возле дома на меня напал вампир.

- Они нас не найдут? – спросила я, плотнее вжавшись в кресло. Мое сердцебиение до сих пор отбарабанивало бешенную мелодию. Кровь в голове так и пульсировала.

- Наверное, нет. Но на всякий случай нам нужно переехать, - ответил дядя, вытирая салфеткой лицо от пыли. Его волосы сейчас выглядели такими лохматыми и грязными, что приобрели цвет переспелой ржи. Черный плащ так вообще покрылся слоем грязи и казался серым при освещении.

- Мы разгромили магазин, разбили дверь, навели много шума. Думаешь, нас не найдут? – поинтересовалась мама, пригнувшись ближе к своему брату. Ее наручники, как и наручники Кевина еще не сняли; Лео пообещал им, что когда все обработают раны, царапины, то он постарается их освободить от железяк.

- Я успел позвонить совету. Они все наладят, Кэтрин.

- Кстати, - начал Эйдан, смотря на меня, - как ты выбралась из дома? На нем же было заклинание. – Парень сморщился, когда Сэм провела мокрой тряпкой по его торсу, чтобы вытереть кровь.

- Да. Насчет этого. – Мои волосы встали дыбом, когда я вспомнила про дом. Я же подожгла его! Он, наверное, сгорел и то, что от него только осталось сейчас – это пепел. Вот и как эту «чудесную» новость мне сказать маме? Она же меня убьет! Мы же теперь без определенного место жительства: бомжи!

- Ну? – Мама изогнула бровь, в ожидании ответа.

Я сглотнула подступивший к горлу комок и опустила взгляд на пол.

- Мам, у нас теперь нет дома.

- В смысле?

- Я его подожгла.

Хранители переглянулись друг с другом, заметно округлили глаза и, затем, уставились на меня. Конечно, они не ожидали такого.

- Подожгла? – повторила мама, приоткрыв в удивлении рот.

Ну, все, мне конец! Пойду копать себе могилу…

- Я не виновата, - начала оправдываться я. – Хранители меня заперли с помощью заклинания, а очень-очень хотела пойти с ними! И…

- … вы ее заперли? – перебила она меня, окатив злостным взглядом всех, кроме меня.

- Для ее же безопасности, Кэт. Она хотела пойти с нами, но мы сказали, что в то место, куда мы идем – очень опасно. Эвилин не послушалась нас, и нам пришлось наложить на дом заклинание, - объяснил дядя, проведя рукой по грязным волосам.

- Дочка, я не поняла: как ты смогла поджечь дом? Это все из-за газовой плиты, да? Я так и знала, что надо было брать обычную.

- Нет, мам, - покачала я головой в стороны. Пряди волос упали мне на лицо и прилипли к потному лбу. – Я воспользовалась магией, сама этого нехотя. Я разозлилась и нечаянно подожгла дом. Огонь уже разошелся по всей гостиной, и я не смогла его остановить, - мой голос показался тонким. – Окно лопнуло, и через него я выбралась, а там меня уже схватил Фрэд, который взялся непонятно откуда.

- Наверное, огонь смог разрушить заклинание, - влился в разговор Кевин, сидящий на полу возле моего кресла.

- Кто-нибудь видел, что дом горел или тот момент, когда тебя схватил Фрэд? – спросила Сэм, выжимая тряпку над тазиком с водой.

- Не уверенна. Мам, - я посмотрела на нее,- прости.

- Ничего, солнце, страховка все покроет.

- Страховка? – переспросила, улыбнувшись, я.

Она довольно покачала головой и прикусила губу. Мама ничего мне не говорила про страховку и даже никогда не заводила о ней и речи.

- Эви, я перед тобой тоже обязана извиниться. Прости меня, если сможешь, за мою ложь столько лет. Я просто пыталась тебя обезопасить, скрывала от Лео и не рассказывала правду о хранителях. Я плохая мать, знаю…

- Нет, что ты. Я на тебя даже не злюсь. Я понимаю твою ситуацию, мам. Ты пыталась меня защитить.

Кивок.

- В тот момент, когда я выходила из комнаты и увидела, что ты тоже стоишь вместе с хранителями, я просто чуть ли не впала в ступор. Я сразу поняла, что Лео тебе все рассказал, и у меня появилось такое чувство, будто ты меня ненавидишь за то, что я тебе не рассказывала обо всем. Я не хотела, чтобы ты была хранителем, чтобы жертвовала своей жизнью, ради чужих. Я хотела, чтобы у тебя была нормальная жизнь! Да, мне бы все равно пришлось бы тебе говорить про ритуал, испытания и все такое, но я уже тогда все обдумала: я хотела, чтобы ты провалила испытания и стала обычным, нормальным человеком. – Мама тяжело выдохнула и посмотрела на меня. – Когда мне позвонил Лео и попросил, чтобы ты осталось у него ночевать, я сразу поняла, что он тебе что-нибудь да рассказал. Вы не виделись уже столько лет, как и мы с ним, и это было очевидно, что разговор ваш пойдет о хранителях, ведь тебе скоро исполнится двадцать лет. Нужно начать ритуал, - сказала спокойным голосом мама, пытаясь не показывать нотки печали. – Так вот, когда ты вернулась домой, я решила, что все тебе расскажу, когда попрошу у совета оригинальную книгу хранителей, поэтому, сказала тебе, чтобы ты подождала два дня. Но, как и следовалось ожидать, совет отказал в моей просьбе. Я пошла домой, вся растерянная и в отчаяние и… дальше ничего не помню: меня кто-то ударил по голове тупым предметом.

- Мам, - протянула я, - я и правда все знала тогда: мне о хранителях рассказали ученики Лео и он сам. Я просто тогда не знала, говорить ли тебе о том, что я уже знаю все, или же нет. Я путалась в сомнениях и решила все же ничего тебе не говорить. Я в тайне ходила на тренировки, а тебе говорила, что ухожу к подругам. Кстати о них: я сказала Джесс и Саре, что будто уезжаю доучиваться во Францию. Я просто не могла придумать ничего другого, поэтому, и ляпнула, что, мол, еду туда. У меня просто весь год будет занят, и видеться я с ними просто не смогу. Они на меня разозлились или обиделись из-за этого…

- Детка, так ты решила быть хранителем? – поинтересовалась мама. Ее взгляд стал обеспокоенным.

- Я еще не знаю. Это абсурдно, но меня уже начали подготавливать к испытаниям, которые, наверное, я не пройду. Я просто не смогу научиться за год тому, чему учились хранители почти с пеленок. Я провалю испытания и стану обычным человеком, как ты и хотела.

- Эви, я не должна решать за себя, поэтому, выбирай сама: хочешь ты быть хранителем или нет. Если все-таки будешь им, то придется усилить твои тренировки, чтобы ты смогла пройти испытания, - произнесла мама. – Это твой выбор, детка.

- Хорошо. Я подумаю над этим. – В моей голове всплыло все то, что мне говорил и показывал Фрэд. Мое будущее – оно ужасно. Если я стану хранителем, то получу опасную силу, которая убьет меня и моих близких. Хотя, а где гарантия, что я смогу пройти испытания? Я видела свое будущее, видела себя, моих мертвых друзей и родных, которых я убила полученной силой и, следовательно, я прошла испытания и стала хранителем. Ну что же выбрать? Если я провалю испытания, то никакого выигрыша не получу. У меня будет два варианта: согласиться на сделку с Фрэдом или же отказаться от нее, поставив на угрозу своих близких. Черт! Я не знаю, что и делать; что выбирать или стоит вообще выбирать? Может быть, Фрэд сгорел в той комнате и мне теперь не нужно соглашаться на сделку; я просто могу провалить испытания и все! Я буду жить спокойно, но это только на тот случай, если он мертв.

- Знаешь, солнце, я много тебе врала. Я постоянно уходила выполнять долг хранителя и говорила тебе, что иду с подругами по магазинам. Я каждый божий день рисковала своей жизнью. И знаешь что? Я не боялась, что умру; я боялась, что если меня не станет, то я больше никогда не смогу увидеть тебя, обнять, поцеловать… Я пыталась выжить, ради тебя и как видишь, до сих пор живу. Детка, я делала все, чтобы твоя жизнь не была похожа на жизнь сумасшедшего хранителя; я знала, какая это ответственность, риск, поэтому не хотела, чтобы ты была хранителем, - сказала она таким голосом, от которого по моей спине пробежала волна мурашек. – Когда Лео пришел тебя забрать, я на него накричала и просто выгнала из дома. Я не хотела тебя отдавать.

Мои глаза защипали и с них полились слезы. Ребята смотрели на нас и ничего не произносили. Я провела рукой по лицу и всхлипнула, затем, поднявшись с места, подошла к маме и крепко ее обняла. Мама тоже хотела меня обнять, но из-за наручников не могла.

- Я тебя люблю, - прошептала я ей на ухо и закрыла глаза.

Грудь мамы тоже стала дергаться и я поняла, что она тоже не смогла сдержаться от слез. Она положила свою голову мне на плечо и тихо произнесла:

- Я тебя тоже…

Я поцеловала маму в теплую щеку, а затем села на свое место, когда поняла, что мы смущаем хранителей. Они щенячьими глазами смотрели на нас, обрабатывая друг другу раны.

- Мам, папа знает обо всем?

- Нет, - помотала она головой, сметая скованными руками слезинки. Ее светлые волосы были лохматыми, как и у меня; лицо казалось тусклым, а голубые глаза сверкали алмазным блеском.

- Эви, а что нужно было Фрэду? Ты узнала? – спросил Кевин, смотря на меня.

- Нет. Он псих. Просто решил с нами поиграть, вот и все, - промямлила я. Я даже и не знаю, говорить обо всем хранителям? Посвящать ли их в эти подробности?

- Он говорил, чтобы ты над чем-то подумала. А над чем? Что он имел в виду? – поинтересовалась Сэм, вытирая руки салфеткой.

- Я не знаю, честно, - заикаясь, произнесла я. В моей голове летало множество мыслей, которые были о сделке, но я старалась очистить голову от них и ни о чем не думать, ведь мой дядя может прочитать мои мысли и узнать правду.

Лео собрал брови в кучу и молча стал взирать на меня. В голове я прокручивала одну пластинку: «Фрэд псих. Я абсолютно не знаю, что он имел в виду. Что еще от меня хотят эти хранители?»

- Ладно, - сказал дядя, размяв спину. – Ты точно не знаешь, о чем он тогда говорил?

- Если бы я знала, то немедленно бы вам сказала. У меня нет от вас секретов.

Есть, конечно.

- Если ты не знаешь, тогда я начинаю верить, что у Фрэда и впрямь поехала «крыша», - парировал брюнет.

- Слушайте, а я от одного укуса могу стать вампиром? – спросил Кевин, разглядывая руку.

- Новообращенная тебя укусила, а не обратила, - закатив глаза, ответила Сэм. Она уже обработала рану Эйдана и царапины Паркера. Ей бы не понадобилось бы это делать, если бы медальон магов был бы заряжен. – Теперь ты, Эви. – Она схватила воду, вату и бинты, затем направилась ко мне.

Я подняла гачу штанов и положила ногу на кофейный столик. Блондинка, подойдя, расположилась и начала промывать лодыжку от крови. Конечно, с каждым ее прикосновением я немного пищала от боли, но старалась не вскрикивать, чтобы не показаться неженкой.

- Кстати, насчет новообращенной. Что будем делать? Она сейчас спит в комнате Молли, а что будет дальше? – спросил Кевин, дергая желваками от нервозности. – Мы ее не можем оставить, потому что это противоречит законам хранителей! Тем более мы не должны верить детям тьмы.

- Нужно ее оставить, - твердо сказала я. – Она помогла мне снять наручники. Эбигейл на нашей стороне.

- Отлично. У нас что, приют, чтобы всех в подряд оставлять? – не унимался Кевин, чуть ли не брызгая слюной.

- А куда ее еще девать?

- Пока что будет под нашим присмотром, а потом уже решим что-нибудь. Главное, вовремя ее накормить, чтобы она на нас не напала, - ответил Лео, задумчиво всматриваясь в потолок.

- Хм. Интересно, чем вы собираетесь ее кормить? Она вампир, забыли? Питается кровью, - процедил Паркер.

- Слушай, а давай она будет питаться тобой? М? Эбигейл ведь уже попробовала твою кровушку и я уверенна, что ей понравилось, - ухмыльнувшись, предложила Сэм. Она уже обматывала мою ногу бинтом.

- Ты издеваешься? Из-за тебя мне пришлось сесть в багажник; я отдавил себе голову, и у меня затекла шея!

- Ноешь, как баба. – Улыбка на лицо девушки вновь наползла. Кевин бросил на нее испепеляющий взгляд, от которого блондинка только брызнула со смеху.

Я улыбнулась, смотря на Паркера.

- Так, успокойтесь! – приказал верховный, встав с места. – Питаться она будет кровью, но не человеческой.

- Боже, прошло уже столько лет, - сказала мама, осматривая хранителей. – Лео, перед тобой я тоже должна извиниться за все. Прости меня, если сможешь.

Дядя лукаво улыбнулся.

- Так уж и быть, Кэт. Я принимаю твои извинения.

- Я даже и не знала, что твои ученики выросли такими храбрыми и сильными. Я просто восхищаюсь тому, как ты смог их воспитать. Вижу, они многому научились у тебя, - подметила мама и переключила взгляд на Сэм и Эйдана. – Я помню, что вы были такими крохами, когда я впервые вас увидела, а сейчас… вы такие взрослые. Я с трудом вас узнала. Саманта и Эйдан?

 Ребята улыбнулись и качнули головами.

- А где же Питер и малышка Молли?

- Молли сбежала от нас, когда узнала, какая участь ее ждет, - ответил дядя. – Питер… он… погиб. Спасал одну девушку от вампиров во время пожара и не вернулся.

- Прости, я не знала.

- Ничего, - выдохнув, произнес дядя.

Я посмотрела на Эйдана. Он стал какой-то мутный и не очень-то веселый. В его глазах сверкнули блестки, и от этого он немного наклонил голову вниз. Я помню, когда я спросила своего приятеля о Питере, то он отреагировал не положительно и вовсе не хотел ничего мне рассказывать. Наверное, Эйдану был очень дорог Питер…

- Ты вроде бы Кевин, верно? – спросила моя мама, смотря на парня.

- Да, миссис Мэлдент.

- Я слышала, что случилось с твоей семьей. Это ужасно.

- Вампиры не знают пощады, - натянув невеселую улыбку, произнес он.

***

Лео снял маме и Кевину наручники, воспользовавшись какой-то проволокой. Конечно, вышло это только с двадцатой попытки. Так как уже была глухая ночь, большинство хранителей уснули прямо после того, как смыли с себя всю грязь. Да уж, денек выдался не из легких!

С помощью моего телефона, мама связалась со страховым агентом и ушла в кухню. Она могла бы позвонить со своего мобильника, но, увы, его у нее отобрали клыкастые, как и телефон Кевина.

Я переоделась в пижаму с цветочками, которую мне дала Сэм и села в гостиную, взяв кружку горячего шоколада. Я вовсе и не хотела спать из-за всего, что произошло с нами. Мысли в моей голове не укладывались, и я продолжала обдумывать каждый момент и каждый случай, который был. Перед глазами у меня вновь и вновь проносились озлобленные лики детей тьмы, вспоминался весь страх и ужас, который мы испытали. Я хотела ни о чем не думать, но у меня не получалось…

Сделав глоток сладкого напитка, я положила его на кофейный столик и, встав, прошла в общую ванную. Включив в ней свет, я направилась к огромному круглому зеркалу, которое было обрамлено золотой рамой, и начала в него смотреть. Да, хоть я и выглядела усталой, тусклой, но я вовсе и не хотела идти спать. Мои волосы еще были немного влажные, от того, что я их помыла; синяки под глазами не желали исчезать, пока я не отдохну. Кожа казалась прозрачной из-за слишком яркого света.

Я открыла кран с холодной водой и намочила ею лицо. Взяв сухую салфетку, я вытерла влажную кожу и, смяв изделие из бумаги, хотела уже выбросить его, но тут остановилась: в урне я заметила две пары наручников, которые недавно сняли с мамы и Кевина. Я думала, Лео их забрал себе или еще что, но не знала, что он их выбросил.

Я аккуратно достала одну пару наручников и, промыв их под водой, начала рассматривать. На круглых железных ободках я увидела вычеканную надпись на неизвестном языке. Это был не английский, но и не ангельский (по крайней мере, не похож на него).

Нащупав карман на мягких штанах, я аккуратно положила в него наручники и к удивлению они поместились; если бы пижамные штаны не были бы такими свободными, то наручники сразу же можно было бы увидеть. А так, практически незаметно.

Я вышла из ванной и уже подходя к своему месту, увидела Кевина, развалившегося на диване. Сев в кресло, я пододвинула кружку с шоколадом и сделала глоток, смотря на блондина. Тот ухмыльнулся, наблюдая за мной.

- Что?

- Ты такая… необычная в этой пижаме.

- О, да неужели? – улыбнулась я.

Кевин поднялся с лежачего положения и сел, закинув руки за голову.

- Мы давно не разговаривали.

- И не виделись, - подметила я, сделав очередной глоток.

- Мне нужно с тобой поговорить, - серьезным голосом сказал Паркер и опустил руки на колени.

Я собрала брови в кучу и отложила кружку с напитком на стол. Подобрав ноги под себя, я окатила его ожидающим взглядом.

- И… о чем же?

- О том признании в комнате.

По моему телу прошла электрическая волна, и я автоматически выпрямила спину. В голове начал отдаваться барабанный ритм; сердце сжалось.

- Я обнаружил, что у меня начала проявляться дополнительная способность. Я вроде бы вижу будущее.

- Что? – заикаясь, спросила я. – Будущее?

- Да. Картинки сами появляются в моей голове, даже когда я этого не хочу, - объяснил мой собеседник.

- А ты можешь узнать чье-либо будущее, если захочешь?

- В том то и дело, что нет. Образы, картинки и все прочее появляются сами, - произнес он.

- Когда все это началось?

- Совсем недавно. Помнишь тот случай, когда дампиры побили Сэм?

Я кивнула головой. Естественно я помню, что тогда произошло с моей подругой. Она пострадала от рук клыкастых, которые напали на нее: хрупкую девушку. Эти твари били ее и им было плевать, если бы она умерла, потому что они этого хотели.

- Я был у себя в квартире, разбирал чемоданы, и тут у меня заколола голова. Все затуманилось, и я увидел покалеченную Сэм, затем Лео, который вез ее в больницу. Я решил, что все это неспроста и, поэтому, взяв медальон, направился туда же, куда и верховный. – Он облизнул губы. – Действительно, я был в шоке, когда увидел машину Лео возле больницы и еле живую Сэм. Я сначала подумал, что это совпадение, но когда уже вспомнил про дополнительную способность, которая дается хранителям, то понял, что это она: моя способность. Я вижу будущее.

- Ты что-нибудь еще видел? – поинтересовалась я.

- Да. Нас с тобой. Мы шли по дороге и просто смеялись; нам было весело. Я держал тебя за руку.

Я поперхнулась слюной.

- И это все?

- Подожди. Тогда, когда я это увидел, я подумал, что, возможно, мы будем встречаться в будущем и все такое и, поэтому, решил не медлить и сказать тебе, что ты мне нравишься. Я знаю, это было неожиданно и…

- … глупо, - перебила я его.

- Я просто хотел, чтобы все произошло быстрее.

- Может быть, ты все не так понял? – произнесла я, вдумываясь в свои слова. – Наверное, мы держались за руки, как друзья.

- Ты не веришь, что мы можем быть вместе? – ухмыльнулся Кевин, вскинув брови.

- Нет, почему, верю. Просто все так быстро. – Мои глаза округлились. – А ты видел еще что-нибудь?

- К сожалению, пока что нет. Способность, скорее всего, только развивается, - ответил блондин.

- Ты рассказывал кому-нибудь, что видишь будущее?

- Только Эйдан знает, - промямлил мой собеседник. – Помнишь нашу первую встречу: когда я с тобой только познакомился и еще вышел с Эйданом за дверь? М?

- Да, - сказала я, проведя рукой по волосам.

- Когда мы вышли, я ему рассказал обо всем и просил пока что никому не говорить о моей проявляющейся способности: хотел, чтобы хранители узнали немного позже о ней.

- А почему ты рассказал именно Эйдану? – произнесла я, смотря в карие глаза Кевина. – Вы же друг друга ненавидите.

Да они терпеть друг друга не могут!

- Да, знаю. Но, не смотря на всю эту неприязнь, я поговорил с Эйданом. Он же, мол, хороший маг.

- Ты расскажешь хранителям про способность? – поинтересовалась я, положив голову на колени.

- Завтра собираюсь.

- Ладно. Иди спать, ты устал, - подметила я, смотря, как слипаются его веки.

- Ого. Ты за меня волнуешься?

- Нет, мне просто больно на тебя смотреть, - ухмыльнулась я.

- Хорошо, солнышко. – Он поднялся с места.

- Не называй меня так. - Я угрожающе подняла палец.

- Почему?

- Потому что так меня называть может только мама.

Он улыбнулся.

- Спокойной ночи, Мэлдент.

- А вот так уже лучше, - подметила я.

Эпилог

Кевин зашел в одну из комнат в коридоре и скрылся из виду. Я положила голову на спинку кресла и хотела на секунду сомкнуть глаза, но вдруг подорвалась от телефонного бряканья. Покинув кресло, я поспешила оглядеть гостиную недопонимающим взглядом. У Лео что, есть домашний телефон? Если да, то почему звонят так поздно?

Идя на источник звука, я добрела до платинового шкафа с книгами и увидела белый телефон, который разрывался в неприятном звуке. Подняв аккуратно огромную трубку, я поднесла ее к уху и еле слышно прошептала:

- Да?

- Ох, мне повезло. Это ты, - послышался язвительный голос на конце провода.

Я в нервозности намотала шнур на палец и сглотнула.

- Кто это говорит?

- Ты меня не помнишь? Это я: Фрэд.

Я чуть ли было не уронила трубку и не упала с места, но смогла сдержаться от этого. На лице у меня застыл ужас и страх; ладошки вспотели. Я думала, что Фрэд, возможно, сгорел в той комнате, вместе с другими клыкастыми. Боже, но как он выжил? Я же видела, что огонь был так близко к нему, что выбраться ему просто было невозможно!

- Что молчишь, маленькая стерва? – прошипел дампир. – Думала, я сдох?

- Как… как ты выжил? – тихо спросила я, оглядев гостиную, чтобы удостовериться, что никто не подслушивает.

- У каждого свои секреты.

- Зачем ты звонишь? – процедила я.

- Ты сделала выбор?

- Да.

 

От автора

Я разделила эту книгу на две части, чтобы она не получилась слишком большой. Так что, это еще не конец первой книги! Где-то осенью будет продолжение «Хранители вечности. Судьба и кровь» - часть 2.

Хочу поблагодарить моих дорогих читателей в группе, которые меня поддерживали. СПАСИБО ВАМ! Также, огромное «СПАСИБО» говорю моей подруге Ш. Елене, сестре К. Елене, за то, что верили в меня и не переставали мечтать вмести со мной!

Спасибо, родные…

 


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 180;