Глава 5. Продолжение истории. 14 страница



Я сжала руки в кулаки.

- Лучше бы вы дали мне умереть.

- Что? – Она, видимо, не понимала, что я имею в виду.

- Знаешь, - Я повернулась к подруге спиной, - если бы меня сейчас не было, у вас бы не имелось проблем на мой счет. Мне кажется, что я обуза, и вы просто делаете мне огромной одолжение: учите меня, пытаетесь подготовить к испытаниям, но… пользы все это не даст. – Обернувшись, я взглянула в глаза Сэм, которые выражали сочувствие. – У меня всего какой-то жалкий год и за этот короткий срок я не успею ничего! Вы просто тратите свое время на меня и пытаетесь хоть что-нибудь исправить, нагнать те годы… Вас учат практически с рождения всему, подготавливают к испытаниям, чтобы вы, наконец, стали хранителями и начали выполнять свой долг, а я… я просто никто по сравнению с вами, и пытаться чему-либо научить меня, вбить в мою пустую голову какую-либо информацию – бесполезно. – Мои глаза защипало от слез, но я сдержала их, чтобы не показывать свои эмоции.

- С чего ты взяла, что ты обуза? – Девушка подошла ко мне ближе. – Пойми, нам всем было тяжело и боязно, но мы как-то справлялись и не давали страху взять над собой верх. Ты сильная и ты справишься, просто надо поверить в себя и хорошенько постараться. Знаю, это несправедливо, то что нас учили с детства, а тебя начали обучать только недавно. Тебе тяжело и страшно, - я понимаю, но с этим ничего не поделаешь: мы – хранители всю жизнь будем жертвовать собой и когда-нибудь, да нас не станет. – Сэм надкусила губу и опустила взгляд на пол, на котором красовался ковер. – Мы не можем думать о будущем, придумывать, какое оно у нас будет или просто строить планы, потому, что каждый день, каждый божий день мы рискуем собой, ради спасения человеческих жизней! Это так паршиво, жить сегодняшним днем и думать, что возможно завтра тебя не станет… Знаю, тебе страшно и ты злишься на нас, но пойми, мы хотим помочь тебе, научить тебя всему, что мы знаем и умеем, хотя времени и вправду мало. Ты нам не обуза: мы сами взялись за твое обучение, потому что у Лео сейчас нет времени и тебя нам никто на плечи не скидывал, так что не думай так!

Я потерла лоб и задумалась над слова Сэм. Мне было немного тоскливо осознавать, что я будущий хранитель, что моя жизнь станет ужасной и невыносимой. Если я даже захочу провалить испытания, стать обычным человеком, - то я подведу всех хранителей и больше никогда не смогу посмотреть им в глаза. Наша судьба, наше предназначение - все это будто спланировано! Но почему, кто-то решает за нас? Почему первородные сделали ритуал проклятьем и навсегда привязали нас к нему? Чего они добивались?

- Я, наверное, ужасно нудная, - заметила я и еле заметно улыбнулась, хотя сама этого не хотела.

- Нет, - заверила Сэм и присела на край кровати. – Честно сказать, я впервые вижу такую девушку с сильной нервной системой. Другая любая бы на твоем месте уже бы взвыла и раскричалась, а потом бы позвонила в психушку, ты же – совершенно другая: знаешь о нас совсем недавно и немного, а уже начала тренироваться, не возмущаясь по этому поводу. – Моя подруга опустилась спиной на постель и будто в усталости выдохнула.

Я просеменила к постели и легла рядом с Сэм, смотря на персиковый потолок.

- Интересно, кто сказал, что я не возмущаюсь? – Я улыбнулась и повернула голову к своей подруге. Та ухмыльнулась и, закрывая рот ладошкой, провела ею до самых волос, затем посмотрела на меня.

- Мне так показалось. – В ее глазах блеснули смешинки, а на губы наползла легкая улыбка, которая выглядела немного усталой. – Знаешь, когда мне было лет девять, я тяжело заболела и не смогла посещать какие-либо тренировки своего верховного. Я была самым слабым звеном среди Эйдана и Питера: отставала от заданий, не могла научиться драться и правильно использовать магию, а тут еще и заболела, потом все пошло к чертям собачьим. Я не могла ходить, потому что чувствовала слабость и изнеможение и из-за этого мне запретили посещать тренировки. Несколько дней я лежала на кровати с головной болью, пока мои братья были на занятиях с Лео. Мне это надоедало. Я хотела подняться на ноги, хотела сделать несколько уверенных шагов, - но не могла: я сразу же падала на пол, потому что чувствовала, что моих сил не осталось даже для того, чтобы пройти пару метров. За эти дни я исхудала, так как ничего не ела: просто не было аппетита. Лео пытался мне помочь, давая всякие лекарства, - но этого было недостаточно. – Сэм выдохнула и посмотрела на потолок, где бегали теплые лучики света. – У нас тогда не было лечебного амулета. Лео пытался что-либо предпринять, даже раздумывал вылечить меня черной магией, но это бы к добру не привело, потому что наша магия содержит в себе отрицательную энергию, которая способна не вылечить человека, а наоборот – разрушить. Те амулеты, которые сделали для нас белые маги, - они уникальны, потому, что полностью состоят из чистой энергии и лишь тогда, когда они исчерпывают всю свою силу, - то нуждаются в том, чтобы их наполнили черной магией, которая опять-таки пробуждает в амулетах эту энергию заново. Конечно, тогда у нас не имелось при себе этой волшебной штуки, но Лео изо всех сил пытался вылечить меня примитивными средствами. Тогда ничего не помогало, и я стала думать о том, что скоро умру, что все мои воспоминания исчезнут, и я не стану помнить, кем я была. Мне было даже тяжело вдыхать воздух, но я старалась и этим самым продолжала игру со смертью. Моя кончина близилась: я чувствовала, что вот-вот и меня не станет. – Девушка положила руки на живот, все также смотря вверх. – Как-то раз, я проснулась рано утром и удивилась, что меня не мучает усталость. Я самостоятельно смогла сесть на кровати и затем, держась за спинку стула, попыталась встать и… у меня получилось! Конечно, было еще рано, где-то пять утра и я не хотела никого будить, поэтому отправилась в спортзал. Мне было немного тяжело передвигать ногами, но я старалась изо всех сил делать что-то похожее на шаги и, когда я подошла к боксерской груше, я осмотрела ее и, затем, намотав на руки бинты, стала делать маленькие удары по ней. Тогда не знаю даже, что на меня нашло, но мне хотелось, ужасно хотелось продолжать бить. В моей голове крутились воспоминания, в которых присутствовали мои братья во время тренировок; Их всегда хвалил Лео, заверял их, что они станут лучшими хранителями, а мне даже ни слово, ни говорил, потому что знал и видел, что я слаба и ничтожна. Он никогда не говорил мне того, что гордится мною: он лишний раз готов был лучше сказать это Питеру. Я тогда старалась, не покладая рук, но у меня почему-то ничего не получалось. Я наблюдала, что на меня с сожалением стали посматривать братья и верховный, что я, мол, отстающее звено, которое ничему не учится. Мне нередко намекал Лео, что я слабая, но я старалась не обижаться, потому что это действительно было так. Конечно, эти воспоминания так делали мне больно, душили изнутри, что я сказала себе: «Хватит! Я докажу, что на что-то способна!» И вот, удары по груше становились яростней, и тогда я поняла, что моя сила состоит из моих же эмоций; что нужно научиться полностью их контролировать, и тогда уже у меня что-нибудь да получится. Чем злее я была, - тем сильнее становились удары. – Сэм прикусила губу и посмотрела в мои глаза, которые выражали удивление. – Не знаю, сколько часов я била по этой груше, но помню точно, что мои руки все были в крови. Я, естественно, этого не замечала и продолжала боксировать, пока не упала от резкой боли в груди.

- Ты ведь тогда еще не выздоровела? – спросила я, смотря на поникшее лицо Сэм.

- Нет. Меня тогда отвезли в больницу, когда нашли в спортзале; оказывается, я была при смерти: если бы перетренировалась, - то меня бы неминуемо настигла бы смерть. Лео тогда оценил мой поступок и впервые назвал меня сильной. Конечно, когда меня положили в больницу, я чувствовала себя иначе: мне стало легче на душе, потому что я смогла доказать то, что хотела. – Сэм провела рукой по волосам.

- А что было потом? – поинтересовалась я.

Девушка улыбнулась, видимо от того, что я жажду продолжения ее истории. Она, повернувшись ко мне, легла набок и подперла рукой голову, исследуя мое лицо.

- Прошло два дня. Мне стало немного лучше, но не совсем. Дорогие лекарства ослабили боль, но я все равно продолжала чувствовать ее присутствие. Где-то к обеду ко мне явился Лео и сказал, что может вылечить меня, потому что добыл амулет белых магов. – Девушка цокнула языком и набрала в легкие больше воздуха. – Честно сказать, я этому не обрадовалась: понятия «жизнь» и «смерть» - стали для меня какими-то одинаковыми. Я знала, что не буду выбирать сама между ними двумя, так как была уверенна, что судьба сделает за меня выбор; и выбрала она жизнь. Лео вылечил меня, и я смогла встать на ноги почти сразу же. Спустя неделю, я уже тренировалась в спортзале: нагнала программу по боевым искусствам, овладела некоторыми видами оружий и через некоторое время, стала превосходить Эйдана. Конечно, до Питера мне было далеко, но я старалась, как могла. И вот, я уже не наблюдала на себе те жалкие взгляды, которые преследовали меня несколько лет, потому что я, наконец, смогла стать сильной, смогла доказать, что я хоть на что-то способна. – Сэм замолчала.

Я прокрутила всю историю своей подруге в голове и поняла одно: «Может быть и я смогу?» Сэм – девушка с сильным характером, но хрупкой натурой, смогла доказать всем, что способна на что-то. Она добилась того, чего хотела и ее, наконец, признали сильной. Я восхищаюсь этой девушкой: ее боевым духом, верой в себя и в других. Она смогла победить в себе слабую и немощную девочку, не смотря на то, что она была при смерти. Сэм верила в то, чего так желала – и это сбылось. Может быть, и у меня что-нибудь получится? Кто знает, как изменится моя жизнь через год, но я буду верить в лучшее: в то, что я смогу научиться хоть чему-то и наконец, пройти испытания.

Глава 11. Признание Кевина.

«Человек устроен так, что когда что-то зажигает его душу, все становится возможным».

Ж. Лафонтен

Мы болтали где-то полчаса, все также лежа на кровати. Я и совсем забыла о тренировке и обо всех проблемах.

Послышался стук в дверь, после чего она и открылась, и в комнату вальяжно вошел Кевин. Он был какой-то веселый и потрепанный. Наверное, уже успел поспать. Конечно, что еще мужикам от жизни надо? Блондин так-то вообще обнаглел: входит в спальню тогда, когда постучится в дверь три раза и, даже не услышав коронное: «Входите» запирается в комнату и начинает расхаживать по ней. Уж мне того случая хватило, когда он напугал меня в покоях Молли.

- Приперся, - буркнула моя подруга и громко цокнув, провела рукой по волосам. Скорее всего, Паркер уже успел ей надоесть.

Сузив кошачьи глаза и натянув глупую улыбку на лицо, Кевин посмотрел на нас и ухмыльнулся. Ему, наверное, показалось странным то, что мы с Сэм лежим в одной кровати, да еще почти, что совсем близко друг к другу. Что он там опять подумал?

- Можно к вам присоединиться? - Парень обошел постель и встал возле окна, закрывая спиной солнечный свет. Его волосы были до такой степени взъерошены, что мне хотелось и немедленно расчесать и привести в нормальный вид.

Я ухмыльнулась, а Сэм, наоборот – скривила лицо.

- Тебе что, заняться нечем? – разозлилась она и, с трудом подняв спину, села, подобрав под себя ноги.

Кевин, смотря на меня, не переставал улыбаться. Да что его смешило?

- Вампиры еще не выползли, дампиры пока что не лезут к людям, - значит, мне нечем заняться! – Он скрестил руки на груди и потопал к нам. – Оружие давно готово. - Парень посмотрел на Сэм и остановился. - Хочешь, могу притащить его сюда или разложить в гостиной?

Я переметнулась с лежачего положения на сидячие и стала взирать на блондина, который нередко посматривал на меня и всеми своими зубами улыбался, давая мне знать, что я являюсь либо причиной его столь веселого настроения, либо еще кем-то.

- А где оно сейчас? – поинтересовалась девушка.

- В комнате Эйдана. Я вытащил его из тех пакетов, которые валялись в углу. – Кевин ухмыльнулся и взглянул на меня. – Если хотите, можете остаться в его коморке: там темно, воняет и кто-то каждую полночь скребется по углам.

Я нервно хихикнула, когда вспомнила спальню своего друга. Конечно, в ней страшновато и душно, но если уж проветрить там все, убрать темные тряпки, - то, наверное, можно будет жить.

Сэм соскочила с кровати и направилась к двери.

- Тащи все в гостиную. – Она взялась за ручку и оглянулась. - Эви, я буду ждать тебя там. – Девушка удалилась из комнаты.

Я, поняв, что осталась с Кевином наедине, поспешила встать, но не успела: меня прервал его голос:

- Может быть, поговорим?

Я зажмурила глаза и прикусила губу. Влипла! О чем он хочет со мной поговорить? Боже, как я не люблю эти моменты. Вдруг мой приятель хочет побеседовать со мной о чем-то серьезном или личном? Ой, нет! Пора сваливать!

- У меня тренировка: я спешу, - протороторила я и быстрым шагом направилась к двери.

Кевин дернулся с места и, опередив меня, облокотился спиной об дверь. Он почему то не хотел меня выпускать: парень желал о чем-то поговорить или что-то спросить.

- Дай мне пройти, - приказала я, скрестив руки на груди. – Если не отойдешь, то я…

Блондин сощурил глаза, когда я замялась. Он, отойдя от прохода, начал подходить ко мне, а я, испугавшись, что он причинит мне вред или еще что, стала отпаивать назад, пока не столкнулась со стеной.

- Я не знаю, что ты задумал, но поверь, я буду кричать так, что мои крики услышат даже соседи с первого этажа. – Я не знала, что хотел мой приятель: рассказать что-то, спросить или сделать, но я все же насторожилась, потому что он начинал вести себя как маньяк.

Подойдя ко мне на близкой расстояние, он пристально посмотрел мне в глаза и уперся о стенку рукой, которая оказалась  почти рядом с моей головой. Его теплое дыхание щекотало мне шею; темно-карие глаза взирали на меня с какой-то надеждой и довериям.

- Я не сделаю тебе ничего плохого, - заверил он.

Мое сердце начало отбарабанивать бешеную мелодию, когда я поняла, что никуда не смогу уйти, пока не поговорю с ним.

- Тогда что тебе надо?

Кевин тяжело выдохнул и повернул голову к двери, чтобы удостовериться, что никто не зайдет. Он вел себя странно и немного пугающе, будто опасался кого-то или чего-то.

- Я никому не говорил о нашем поцелуе. – Он медленно повернул голову и прикусил губу, словно вспоминая тот момент. – Мне тогда показалось, что все было по-настоящему. Я не хотел отрываться от твоих губ; не хотел отпускать тебя, потому что тогда я понял, что ты мне не безразлична. Ты мне нравишься, Эви. Ты не такая, как обычные девушки, не такая как все.

Моя грудь сжалась и будто от нехватки воздуха, я открыла рот. Я не ожидала такого признания и откровения: тем более мне никто и никогда не говорил таких слов.

- Ч-что? – тихо спросила я, не отрывая взгляда от его глаз.

- Ты мне нравишься, - повторил он, затем ухмыльнулся. – Я ни разу в жизни не чувствовал себя так, как сейчас. Не знаю, что ты со мною сделала, но я перестал быть прежним. – В глазах парня блеснули огоньки. – Знаешь, ты мне с самого начала показалась необычной: твой наивный характер и скромность – всегда вызывали на моем лице улыбку, а твоя некая неуклюжесть и волнения по любому поводу, - делали тебя просто уникальной из всех девушек. Ты не похожа на других, и, наверное, поэтому, я чувствую к тебе симпатию. – Кевин приложил свои руки на мои щеки: их тепло разошлось по всему телу, и я почувствовала, прям как в тот раз, что мои ноги стали подкашиваться. – Я хочу быть с тобой, хочу целовать тебя в губы и каждое утро просыпаться с тобой в одной постели, несмотря на все проблемы и препятствия.

Я сглотнула подступивший к горлу комок и отвела удивленный взгляд. Я не могла поверить словам Кевина; не могла осознать, что все это происходило здесь и со мной. С Кевином я знакома совсем недавно, знаю о нем мало, а тут он признается, что я ему нравлюсь и делает намеки, чтобы начать отношения. На такое я даже понятия не имею, как реагировать и что отвечать. От своего приятеля я такого не ожидала, поэтому растерялась.

- Эви, ты меня слышишь? – Блондин убрал руки и немного наклонил голову в сторону, чтобы лучше видеть мое лицо.

Я вернулась в реальность и поняла, что нужно что-то ответить.

- Я не… Мне пора. – Я рванула к двери, даже не посмотрев на реакцию Кевина; Мое сердце бешено колотилось, а ладони вспотели от волнения. Мне было одновременно и стыдно, что я так обратилась с ним, и боязно за то, что и как будет складываться дальше. Мне, конечно, был симпатичен мой приятель, интересен, но я не знала его так хорошо, чтобы начинать встречаться; Может быть когда-нибудь, когда узнаю его получше, то смогу определиться с выбором: стоит ли начинать отношения или нет.

***

После того, как Кевин притащил в гостиную клинки, ножи и разные другие орудия для убийства, он кинул на меня недоброжелательный взгляд и удалился из квартиры, громко хлопнув дверью напоследок.

- Что это с ним? – поинтересовалась Сэм, которая сидела на диване и разглядывала ножи, лежащие на кофейном столике.

- Не знаю, - соврала я и завошкалась на месте.

Девушка взглянула на меня с каким-то подозрением, затем отвернула голову, будто понимая, что произошло между мною и Кевином.

- Пожалуй, начнем. – Сэм потерла ладони об колени и прожестикулировала рукой, чтобы я придвинулась к ней ближе. – Думая, ты знаешь, что это, - указала она на аккуратно разложенное оружие на столе, которое включало в себя ножи, клинки, деревянные колы и мини арбалеты. Орудия для убийства лежало строго по длине: на краю столика были маленькие ножи, после которых лежали чуть большей величины клинки, а уже за ними находились другие виды оружий. На некоторых рукоятях клинков виднелась разная вырезка, которая имела рисунки, символы, как-то связанные с хранителями.

Я качнула головой и вгляделась в клинок, который находился на середине стола.

- Язык ангелов?

Сэм удивленно выгнула брови и схватила то оружие, на которое упал мой взор.

- Да. Как ты узнала?

Я сощурила глаза, вспоминая и разглядывая символы на рукояти. Я видела их в книге хранителей, но не припоминала, что они значили.

- Лео показывал мне эти символы в книге, говорил, что это язык ангелов, - проговорила я, разглядывая сверкающее лезвие оружия.

- По сей день, мы остаемся правителями, которые осуществляют защиту людей от нечистых сил. Так велели наши предки, - пробежавшись глазами по знакам, сказала Сэм. – Знаешь, мы используем язык ангелов не просто так, а для защиты. Нечисть не может прочесть любой текст, написанный этим языком и даже не может прикоснуться к тому предмету, на котором есть символы ангелов; Поэтому, наши предки в самом начале написали этот текст в книге, чтобы никто из нечисти не смог дотронуться до нее. – Девушка вручила мне клинок; Я дрожащими руками взяла его и начала осматривать.

- А на всех оружиях имеются подобные символы? – спросила я и провела пальцем по лезвию.

- К сожалению, только на некоторых. Из наших предков мало кто знал язык ангелов, поэтому не всех хранителей они смогли ему научить. Эти оружия, которые имеют символы ангелов, достались нам по наследству. – Блондинка улыбнулась. – Сейчас хранителей, которые имеют подобные знания об этом языке, осталось очень мало. Наша семья, к сожалению, не знает этого языка, поэтому мы не способны вычеканивать символы ангелов на оружиях. Как видишь, перевод текста с книги знают все хранители, а вот сам язык – только единицы.

Я отдала клинок в руки Сэм и начала разглядывать другие виды оружий.

- Значит, если на рукояти оружия вычеканены эти символы, то нечисть не сможет к нему прикоснуться? – задала вопрос я.


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 159;