Индивидуально-типологические аспекты



Психологической коррекции поведения

Очевидно влияние психических состояний, возникающих у работ­ников в ходе профессиональной деятельности, на ее эффективность. Особенности такого влияния определяются видом состояния. В наиболее общем виде все многообразие психических состояний можно разделить на эмоциональные, функциональные и волевые (68, 159). Обычно, в цен­тре внимания психологических исследований находятся функциональные рабочие состояния. В результате накопилось довольно много проверен­ных данных по их диагностике и коррекции (83, 162, 361). Особенности индивидуально-типологического подхода в большей мере проявляются при обращении к двум другим видам состояний. Психические состояния можно характеризовать по трем параметрам (60, 68, 354): оценка (удовольствие - неудовольствие), активность (возбуждение - успокоение), сила (напряжение - разрешение). Функцио­нальные состояния в большей мере характеризуются параметром актив­ности, эмоциональные - оценки, а волевые - силы. Преимущественно оце­ночный характер эмоциональных состояний (чувств) обусловлен тем, что они отражают отношение субъекта потребностей к значимым для него объектам. Поэтому возникновение у специалиста негативного отношения к деятельности следует рассматривать с позиций удовлетворения его основных потребностей, в том числе, исходя из положений индиви­дуально-типологического подхода, из потребности к максимальной реа­лизации своих способностей, присущей, прежде всего, лицам функцио­нального психологического типа.

Как уже было экспериментально показано, профессии можно разделить на установочные и функциональные. Для установочных про­фессий целесообразно, чтобы специалисты были установочного психоло­гического типа с необходимым уровнем развития соответствующих спе­циальных способностей и мотивации, а для функциональных - функцио­нального психологического типа и достаточными общими способностями. Такое соответствие достигается профессиональным психологическим от­бором. Но это может оказаться недостаточным или неосуществленным.

У одних специалистов можно ожидать повышенную неудовлетво­ренность руководителями, коллегами, подчиненными. Эта неудовлетво­ренность всячески подчеркивается и демонстрируется. Для других более характерна повышенная неудовлетворенность условиями труда (прежде всего санитарно-гигиеническими), состоянием своего здоровья, постоян­ная неуверенность в себе.

Если исходить из положений индивидуально-типологического подхода, то такого типа поведение наиболее часто должно встречаться у лиц установочно-функционального и функционально-установочного типов, то есть одновременно обладающих достаточно высоким уровнем разви­тия мотивации и специальных способностей с одной стороны и общих способностей - с другой. Для таких людей особенно характерна неустой­чивость, импульсивность поведения, срывы, повышенная раздражитель­ность.

Чтобы проверить это предположение, было проведено исследо­вание, в ходе которого с помощью специальной анкеты (185) выяснялось отношение обследуемых к своей профессиональной деятельности и ее отдельным особенностям: содержанию труда, физической и психологиче­ской нагрузке, значению деятельности для выполнения более общих за­дач, перспективам продвижения по службе, возможности использования профессиональных знаний и навыков в другой деятельности, трудовой дисциплине, руководству, возможности полноценно отдыхать, наличию опасности для жизни и здоровья, товарищам по работе, жилищно-бытовым условиям.

Определение психологического типа обследуемых проводилось с помощью методики "Карта интересов". Общие способности определялись по шкале интеллекта 16-PF - опросника Кэттелла (176, 189). Мотивация определялась с помощью методики СПН (184, 187) и оценивалась как адекватная в случае ее соответствия ПВК. Всего было обследовано 664 военнослужащих срочной службы различ­ных частей Сухопутных войск и Военно-Морского флота. Из них 78 чело­век оказались с адекватной мотивацией и одновременно получили высо­кие оценки по шкале интеллекта. Средняя оценка общей удовлетворен­ности деятельностью этой группы оказалась ниже такого же показателя для остальных обследованных. Степень различия определя­лась с помощью критерия Стьюдента (100, 314) и выявилась значимой при уровне 0,95.

На втором этапе исследования из всего контингента обследован­ных были выделены контрастные группы представителей установочного и функционального психологического типов. Группы включали по 180 чело­век (примерно по 27% выборки). По результатам анкетирования сравни­вались между собой частоты выбора отдельных факторов, из перечис­ленных в анкете. Величина различий оказалась значимой на уровне 0,95 для большего числа случаев недовольства командирами при оценке дей­ствий и поступков; невнимательного отношения со стороны командиров у обследуемых с установочным психологическим типом.

Отсюда следует, что нашла подтверждение гипотеза о возраста­нии недовольства своей работой у лиц, обладающих одновременно вы­раженной адекватной мотивацией к деятельности и высоким уровнем об­щих способностей. Так же оказалось верным предположение о большем недовольстве взаимоотношениями с руководством у лиц с установочным психологическим типом.

Экспериментально не подтвердилось предположение о большем количестве жалоб со стороны лиц установочного типа на жилищно-бытовые условия, а также жалоб на деятельность вообще со стороны обследуемых функционального психологического типа. Это не должно отвергать корректности индивидуально-типологического подхода и может объясняться относительной молодостью обследуемых, так как из поло­жений индивидуально-типологического подхода следует, что возникнове­ние негативных психических состояний происходит при прошествии опре­деленного периода профессиональной деятельности.

Дополнительным подтверждением сделанных выводов могут слу­жить данные Б.Д.Карвасарского (115), свидетельствующие, что удовле­творенность выбранной профессией у больных неврастенией составила 84%, неврозом навязчивых состояний - 82%, больных истерией - 65% (следует напомнить, что неврастеники были отнесены к функциональному психологическому типу, а истерики и больные неврозом навязчивых со­стояний приближаются к функционально-установочному). Повышение по производственной линии зафиксировано у 51% больных неврастенией, 37% - истерией, 32% - неврозом навязчивых состояний. Частая смена характера и места работы наиболее характерна для больных истерией (соответственно 13 и 20%) и наименее - для больных неврастенией (3 и 10%).

Эти данные можно дополнить результатами исследования производствен­ного поведения акцентуированных личностей. Так, у лиц с истероидной, лабильной и гипертимной акцентуацией нередки ошибки в выборе про­фессии и высока вероятность ее частой смены. Психастеническая акцен­туация проявляется в заниженной профессиональной самооценке, сни­жающей адекватность постановки профессиональных целей. В случае неадекватного выбора специальности представители данного типа испытывают затруднения при реализации решения о смене рабо­ты, особенно в условиях повышенной ответственности (259).

Поэтому можно считать допустимым вывод о корректности поло­жении индивидуально-типологического подхода, объясняющих причины и прогнозирующих вероятность возникновения у специалистов негативных отношений к своей профессиональной деятельности. Это, в свою оче­редь, открывает возможность для использования более адекватных мето­дов их коррекции.

Понятно, что прямой перенос опыта клиники неврозов на практи­ку психолога в сфере трудовой и общественной деятельности недопус­тим, но частично можно использовать результаты клинических исследо­ваний.

В большей мере коррекция негативных состояний реализуема для лиц функционального и функционально-установочного типа, так как в этих случаях возникновение состояний обусловлено в первую очередь психогенными факторами, нарушением значимых жизненных отношений.

Наиболее адекватными средствами коррекции негативных состоя­ний для лиц функционально-установочного типа являются методы кау­зальной терапии, направленные на выявление и устранение причин воз­никновения расстройств. Основным направлением каузальной терапии является патогенетическая личностноориентированная (реконструктная) психотерапия (115, 116). Наиболее эффективно она реализуется в форме психоанализа (337) и рациональной терапии (95, 230).

У специалистов функционального психологического типа наибо­лее вероятно возникновение негативного отношения к работе из-за об­щего переутомления, обусловленного недостаточным уровнем общих способностей. В этом случае наиболее адекватным средством преодоле­ния такого состояния является метод аутогенной тренировки (169, 273).

Определенную пользу способны принести психотерапевтические методы представителям установочно-функционального психологического типа. А-Е.Личко (168) связывает их эффективность с избирательностью использования типа психотерапии в зависимости от вида психопатии. Так, гипертимный подросток "идет" на контакт, если чувствует доброжела­тельное отношение к себе, а при неустойчивом типе полезней оказывает­ся директивный стиль психотерапии. При психотерапии лиц установочно-функционального типа важнейшей целью оказывается восстановление и активизация их позитивных свойств, обеспечивающих компенсацию нега­тивных тенденций личности.

При реализации психотерапевтических воздействий немаловажное значе­ние приобретают индивидуальные особенности самого психолога. По мнению Н.Н.Обозова (57), психолог-консультант может быть двух типов:

лидер и ведомый. Лидер-консультант характеризуется уверенностью, серьезностью, устойчивостью, во всех вопросах ведет за собой консуль­тируемого, опекает его, дает строгие и требующие обязательного испол­нения рекомендации. Он оказывает наибольшее влияние и эффективнее работает с зависимыми, покорными, мягкими и неуверенными в себе людьми. Консультант ведомого типа более универсальный, одна­ко не всегда эффективный в работе с покорными, неуверенными в себе людьми, нуждающимися в сильной и уверенной поддержке, в безапелля­ционных рекомендациях. Ведомый консультант отличается мягкостью и любезностью, тактом и дипломатичностью. Люди проникаются доверием к его рекомендациям, ибо считают, что мягкий и добрый человек не мо­жет дать плохого совета. Понятно, что в категориях индивидуально-типологического подхода лидера-консультанта можно отнести к устано­вочному психологическому типу, а ведомый - больше к функциональному.

В настоящее время для целей коррекции поведения широко ис­пользуется социально-психологический тренинг. "Тренинг может рассмат­риваться как многофункциональный метод психологического воздействия на человека в целях обучения, развития профессионально необходимых качеств и свойств личностных характеристик" (262, с. 46).

Одной из предпосылок эффективной тренерской работы является ее разностороннее диагностическое обеспечение. По мнению Б.Д-Парыгина (250), диагностика может преследовать цели: во-первых, оценки уровня удовлетворенности ходом тренинга в той или иной кон­кретной группе; во-вторых, совершенствования технологии и техники тре­нинга с учетом результатов их эффективности в различных группах, в-третьих, уточнения намеченной цели и средств ее достижения в процессе проведения тренинга; в-четвертых, для формирования такой целенаправ­ленной программы социально-психологического тренинга, которая бы целиком определялась результатами предварительной диагностики ряда существенных параметров экспериментальной группы. В то же время от­мечается, что диагностика еще не стала необходимой и общепринятой предпосылкой тренерской деятельности.

Это определяет необходимость экспериментальной проверки возможностей индивидуально-типологического подхода в повышении ре­зультативности социально-психологического тренинга. Конкретно опреде­лялась действенность тренинговых процедур для представителей разных психологических типов.

Из разнообразных методов социально-психологического тренинга была выбрана программа, основанная на концепции М.Форверга (334). В соответствии с ней боша определена общая схема тренинга (рис.7) и по­добраны конкретные процедуры (6, 23, 33, 207, 344, 373).

В тренинге участвовало 62 человека (5 тренинговых групп). В ос­новном это были специалисты среднего звена управления промышленного объединения: мастера участков, руководители цехов, работники различ­ных отделов и служб управления. Цель тренинга заключалась в повыше­нии коммуникативной компетенции участников. Занятия проводились в специально выделенное для этого время в загородном пансионате. На первом этапе занятий осуществлялось формирование состояния рабо­тоспособности участников тренинга. Проводилось представление участни­ков друг другу, выяснялись их ожидания и психические состояние. Опре­делялись цели тренинга и устанавливались общие нормы взаимодействия, среди которых основные - безопасность информации (полученная информация не должна использоваться вне занятии), право на свободное высказывание и собственную точку зрения, необходимость говорить только правду, а если этого нельзя сделать - то промолчать, невозможность обсуждения поведения отсутствующих участников, прин­цип "здесь" и "сейчас" и т.п.

Формированию "рабочего" состояния членов тренинговой группы предназначался и второй этап занятий - лабилизация. Ее цель заключает­ся в стимулировании у участников критического взгляда на свое поведе­ние, желания его совершенствовать. С этой целью проводилась ролевая игра "Аварийная посадка в пустыне". Участники игры должны были вы­работать общее мнение о пути выхода из предложенной кризисной си­туации. Процесс обсуждения решения фиксировался с помощью видео­техники. Во всех случаях в установленное время решение не было найде­но. Причины этого, поведение отдельных участников группы определя­лось при обсуждении видеозаписи. В результате выявлялись общие и ин­дивидуальные направления совершенствования навыков общения.

На следующих этапах тренинга проводились ознакомление и практическая отработка навыков и приемов эффективного слушания со­беседника, самоконтроля за собственным состоянием в ходе общения, аргументированного вербального воздействия на слушателя. Каждый раз тренер знакомил участников тренинга с предлагаемыми приемами. После чего в ходе общего обсуждения эти приемы оценивались с точки зрения их эффективности. Затем все участники пытались реализовать новые приемы в ходе общения "по кругу". Такая процедура называется "Сухое плавание". "Полусухое плавание" заключалось в отработке приемов в тройках. Уровень усвоения навыков проверялся и корректировался в спе­циальных ролевых играх. В ходе занятий для регулирования функцио­нального состояния участников тренинга использовались различные пси­хотехнические игры.

На заключительном этапе занятий подводились его общие итоги, выяснялись субъективные впечатления участников.

Такова самая общая схема проделанной работы. Кроме того про­водилось определение психологического типа участников тренинга с ис­пользованием методики "Карта интересов".

При сравнении показателей субъективной удовлетворенности от проведенного тренинга получены в целом более высокие оценки у лиц функционального психологического типа. Но следует сказать, что эти различия не достигли уровня статистической значимости. Очевидно, это все-таки не препятствует рекомендовать тренинговые процедуры коррек­ции психических состояний прежде всего для лиц функционального пси­хологического типа.

Сделать такой вывод позволяют имеющиеся данные о том, что эффек­тивность тренинга снижается, если в группу включены лица с повышенной ригидностью, чрезмерной лабильностью и сниженным интеллектом (262), а также имеющих завышенную и заниженную само­оценку (250).

Если говорить о коррекции негативного отношения к деятельно­сти, возникающего у специалистов, одновременно обладающих высоким уровнем общих способностей и профессиональной мотивации, то из ин­дивидуально-типологической концепции следует казалось бы парадок­сальное предложение. Следует использовать оба проверенных способа коррекции предполагая, что в результате специалист осознает их непри­емлемость для себя. Тогда возрастает его понимание, что выход из соз­давшегося положения зависит только от него, его выбора, его воли. По­нятно, что эффективность такой рекомендации проверить эксперимен­тально довольно сложно, но она является следствием положений концеп­ции, адекватность которой для других элементов психологического обес­печения деятельности доказана.

В целом оценивая эффективность индивидуально-типологического подхода при коррекции психических состояний, можно сделать следую­щие выводы:

1. Применение индивидуально-типологического подхода способно повысить целенаправленность и обоснованность коррекционной работы.

2. Можно говорить о повышении качества коррекционных воз­действий, но это следует подтвердить в дальнейших экспериментальных исследованиях.

 


Дата добавления: 2018-02-15; просмотров: 221;